Взрыв близ реки Подкаменная Тунгуска (правый приток Енисея), как показали приборы многочисленных обсерваторий, зафиксировавших ударную волну, произошёл 30 июня (по европейскому стилю) 1908 г. в 0 часов 13 минут по Гринвичу, приблизительно в 7 часов утра по местному времени. Ему предшествовали таинственные небесные явления. В различных точках планеты были замечены необычайно яркие зори и белые ночи, в тех широтах, где им быть не полагалось. Все эти явления имели место далеко к западу от района катастрофы. Самая западная точка, где они наблюдались – Бристоль, самая восточная – Красноярск.  Первый сигнал такого рода поступил 21 июня из французского города Моантуазона, начиная с 27 июня число мест где наблюдались светлые ночи стало нарастать, 30 июня (день взрыва) явление переросло в глобальную иллюминацию охватившую огромное, но тем не менее строго ограниченное пространство. Западной границей служило европейское побережье Атлантики. Экипажи находившихся тогда в открытом океане кораблей ничего подобного не видели. Не наблюдалась иллюминация и восточнее Енисея. Южной границей световых аномалий была линия Красноярск – Ташкент – Ставрополь – Вена – Бордо.  Характерное свечение ночного неба продолжалось ещё пару дней, затем быстро сошло на нет. 

Тунгусский метеорит упал в районе реки Подкаменная Тунгуска
Тунгусский метеорит упал в районе реки Подкаменная Тунгуска
Фото: © РИА Новости / Виталий Безруких

Ночная иллюминация взбудоражило весь  мир. Светлые ночи и сопровождавшие их явление – яркие пёстрые зори, появление в необычайно большом количестве серебристых облаков (особый вид облаков, формирующийся на высоте 50 – 80 км), изменение оптических свойств земной атмосферы, бурно обсуждались в научных журналах. Современники событий оставили весьма подробные и поэтические описания увиденного.

Осло: «Через мои оконные стёкла проникал удивительный матовый свет. Мягкий и блеклый световой глянец ласково струился по стоящему за моим окном остролистому клёну. Всё было погружено в сияющую белую тишину. Казалось, что сама природа замерла, любуясь собою и потрясённая своей красотой. Я встал с постели и окунулся в летнюю ночь, войдя в световой поток, не похожий ни на яркий дневной свет, ни на белые лучи тёплого солнца. Всё вокруг просматривалось необычайно отчётливо. Белые лодки сияли как солнце, как бы покоясь над водой в эфирной колыбели».

Берлин: «Около 22 час., в северо-западной стороне неба, там где зашло Солнце, была заметна лёгкая дымка, ограничившая около горизонта круговой сегмент зеленовато-голубого цвета, внутри которого находился второй, жёлто-красный. Цвет неба у самого горизонта был коричнево-красным. Всё явление в целом выглядело как роскошные, яркие сумерки. Поверхность сегмента была покрыта тонкой вуалью перистых вытянутых облаков. Постепенно внутренний сегмент скрылся, наружный же опускался всё ближе к горизонту, приобретая жёлто-красную окраску и постепенно перемещаясь на север. Около полуночи ещё была видна широкая красноватая кайма». 

Между тем главное событие – пролёт и взрыв небесного тела где-то севернее Иркутска, вызвало куда меньший резонанс. Хотя вспышку и грохот взрыва можно было видеть и слышать в радиусе 800 км, по-настоящему глубокое и неизгладимое впечатление он произвёл лишь на эвенков-оленеводов (погибло крупное стадо оленей и несколько пастухов) и на немногочисленных жителей фактории Ванавара, расположенной в семидесяти км к юго-востоку от эпицентра взрыва. Там в домах повылетали оконные стёкла и потрескались печи.  О космическом госте написали в сибирских газетах: «Голосе Томска», «Красноярце», «Сибирской жизни». Некоторое количество писем с описанием события по свежим следам поступило в иркутскую обсерваторию, имевшую широкую сеть респондентов. Но директор обсерватории А. Вознесенский по одному ему известным соображениям отказался от немедленной публикации этих материалов, так что до европейской научной общественности дошли лишь смутные слухи о величайшей катастрофе века.   Сразу после событий необычные световые явления конца июня 1908 г. никто не связывал с падением метеорита.  Директор Гейдельбергской обсерватории Макс Вольф наблюдавший повышенную яркость ночного неба в 1910 г. в связи с прохождением Земли через хвост кометы Галлея опубликовал работу, в которой отмечал определённое сходство этого явления с иллюминацией 1908 г. Но что показательно, астроном, занимавшийся проблемой неординарного свечения ночного неба в то время ничего о взрыве на Тунгуске не знал. Впервые рассматривать два эти феномена в комплексе предложил в 1922 г. Л. Кулик. А на тот любопытный факт, что свечение не только сопровождало падение метеорита, но и предшествовало ему, учёные вообще обратили внимание только в 1963 г.

 

Узкие научные круги в России были, как уже говорилось, о событии осведомлены. В числе тех, кто пытался организовать исследования по свежим следам событий, был, между прочим, и Владимир Афанасьевич Обручев, будущий автор нашумевших научно-фантастических романов «Плутония» и «Земля Санникова», в то время декан горного отделения Томского технологического института. Но сразу экспедицию не пробили, а потом… все мы хорошо знаем, что случилось потом. На некоторое время всем стало не до метеоритов. Первые два десятилетия место взрыва крайне редко посещалось людьми. Окрестное население испытывало перед ним суеверный страх, считая, что сожжённая и поваленная тайга – дело рук Огды, бога-громовержца эвенков.

 

Надо, однако, отдать должное молодой Советской республике, интерес к научным исследованиям проснулся у некоторых её полномочных представителей очень рано. Ещё не успела отгреметь гражданская война, а при Петербургском Музее минералогии уже был создан Метеоритный отдел (в 1935 г. он был преобразован в Комиссию по метеоритам). В 1921 – 1922 гг. удалось организовать ряд экспедиций для выявления и сбора обломков небесных тел. К концу 1922 г. коллекция Минералогического музея пополнилась сотнями находок. В их числе – 233 осколка каменного метеорита, упавшего в 1918 г. в Саратовской губернии. Только в 1922 г., находясь в экспедиции в Сибири, секретарь Метеоритного отдела Минералогического музея Леонид Алексеевич Кулик впервые услышал о падении большого болида 30 июня 1908 г. Первая экспедиция отправилась к месту взрыва в 1927 г.

Тайга в районе падения Тунгусского метеорита
Тайга в районе падения Тунгусского метеорита
Фото: © РИА Новости / Виталий Безруких

Тогда ещё никто особенно не сомневался, что Тунгусское космическое тело – обычный метеорит, просто очень большой. Такой большой, что, пожалуй, даже не метеорит, а целый астероид. Романтический поэт Эдуард Багрицкий написал в те годы красивую балладу о скрывающей в себе космическую тайну сибирской тайге:

Здесь ястреб гнездовья строит,
Здесь тайная свадьба сов, 
Да стынет в траве астероид, 
Хранимый забором лесов. 

Отправляясь в далёкий путь, исследователи рассчитывали найти в тайге метеоритный кратер и огромную (по самым скромным оценкам – 100 тыс. тонн) массу космического вещества – необозримый простор для космохимических и космофизических изысканий. Но к тому клубку загадочных и противоречивых обстоятельств, который представляет из себя Тунгусская проблема, они готовы не были.

 

Когда экспедиция Кулика прибыла на место событий, она обнаружила там тысячи гектар поваленного и обожжённого леса и никаких признаков собственно метеорита. Поскольку местность там заболоченная, а с момента падения прошло двадцать лет, поначалу сделали вывод, что космический гость мог затонуть, погрузится в болотистый грунт. Принялись искать астроблему (метеоритный кратер) и нашли несколько воронкообразных образований, которые можно было счесть за таковую. Но более тщательные геологические исследования показали, что все эти воронки имеют карстовое происхождение (следствие протаивания вечной мерзлоты).

Вывал деревьев в районе тунгусского события. По материалам экспедиции Л. Кулика, 1927
Вывал деревьев в районе тунгусского события.
По материалам экспедиции Л. Кулика, 1927
Фото: Wikipedia

Впрочем, территория, охваченная катастрофой, была весьма обширна, местность – труднопроходима, а первые экспедиции – малочисленны, так что исследователи не могли в ту пору составить себе сколько-нибудь цельную картину происшествия.  Они вновь и вновь отправлялись в тайгу, в надежде обнаружить, в конце концов, и кратер (или кратеры), и фрагменты метеорита. Попутно, они составляли картину катастрофы, опрашивая свидетелей   и фиксируя произведённые небесным телом разрушения. Помимо отсутствия прямых следов падения вскоре обнаружились и другие несуразности. Так полосы поваленного леса, странным образом огибали участок, где деревья стояли на корню, но были обожжены  от макушки до корня. Удовлетворительной карты зоны разрушений, охватывающих площадь более 2000 кв. км., напомним, тогда ещё не было, и объяснить такое расположение повреждений не удалось. Вообще весь куликовский период исследований, продолжавшийся до Великой Отечественной войны (Леонид Алексеевич погиб в 1942 г.), дал очень много вопросов, и почти никаких ответов. Тем не менее, в этот период было собрано огромное количество бесценного материала, в том числе воспоминания местных жителей, непосредственных свидетелей катастрофы. Например, такое:

«Во время пахоты паров, в завтрак я сидел на крыльце дома на фактории Ванавара и лицом был обращён на север. Только я замахнулся топором, чтобы набить обруч на кадушку, как вдруг на севере над тунгусской дорогой Василия Ильича Онкоуля небо раздвоилось, и в нём широко и высоко над лесом появился огонь, который охватил всю северную часть неба. В этот момент мне стало так горячо, что словно на мне загорелась рубашка, причём жар шёл с северной стороны. Я хотел разорвать и сбросить с себя рубашку, но небо захлопнулось, и раздался сильный удар. Меня сбросило с крыльца сажен на три… Я лишился чувств, но выбежавшая из избы жена ввела меня в избу. После удара пошёл такой стук, словно с неба падали камни или стреляли из пушек, земля дрожала, и когда я лежал на земле, то прижимал голову, спасаясь, чтобы камни не проломили голову. В тот момент, когда раскрылось небо, с севера пронесся мимо горячий ветер, как из пушки, который оставил на земле следы в виде дорожек и повредил лук. Потом оказалось, что многие стёкла в окнах выбиты, а у амбара переломило железную закладку для замка у двери.»

Или такое: «Когда Огды стрелял, я на Южной Чуне рыбачил. Смотрю, аж глазам больно стало, а по небу огненная стрела с круглой головой летит. А сзади у неё будто хвост из перьев торчит. Потом не видно её стало. Гром какой-то раздался, и ещё много раз. Буря поднялась. Вода в реке Чуне закачалась – то один берег зальёт, то другой. Испугался я. Бросил лодку и сети, в чум убежал. Смотрю – а чума моего нет – ветром унесло».  

Хотя куликовский период и не был богат научными выводами, собранные тогда данные смогли хотя бы отчасти интерпретировать следующие поколения учёных.

 

В 1946 г. будущий корифей советской научной фантастики, а тогда ещё сравнительно молодой начинающий писатель Александр Казанцев опубликовал в журнале «Вокруг света» небольшой рассказ, о том, что Тунгусский метеорит, был ни чем иным, как кораблём космических пришельцев, который взорвался высоко в воздухе в следствие неполадок в атомном двигателе. Это объясняет и отсутствие наземных фрагментов, и фантастическую мощность взрыва. Публика принялась активно обсуждать выдвинутую писателем версию. Научно-академическая общественность отреагировала на гипотезу Казанцева, как и положено научно-академической общественности: дескать, безответственное фантазирование, компрометирующее серьёзную научную проблему. Писателю, конечно, можно, а серьёзному учёному тут и говорить не о чём. Но как выяснилось позже, говорить было о чём.

Картосхема места события. Из журнала Вокруг света, 1931
Картосхема места события.
Из журнала Вокруг света, 1931
Фото: Wikipedia

Когда к концу 50-х годов под руководством геофизика К. П. Флоренского (сына  знаменитого богослова) провели, наконец, более-менее удовлетворительное картографирования района Тунгусской катастрофы, стало совершенно очевидно – причиной взрыва не могло быть столкновение метеорита с земной поверхностью, так как взрыв действительно произошёл на значительной высоте, по предварительным оценкам – 5 – 8 км. Этим и объясняется странное, на первый взгляд, чередование повреждений. Ближе к эпицентру взрыва (или, вернее, к проекции эпицентра на земную поверхность) деревья стоят на корню, так как взрывная волна шла здесь вертикально вниз. На некотором удалении от эпицентра, волна шла под углом, и деревья здесь сломаны, или вырваны с корнем. Этот вывод ныне неопровержим для всех исследователей Тунгусской проблемы, но до 1946 г. никто из учёных не высказывал предположения, что взрыв произошёл высоко в воздухе. Приоритет выдвижения этой версии принадлежит Александру Казанцеву. Что касается другой гипотезы писателя, об атомной природе Тунгусского взрыва, то с позволения читателя мы остановимся на ней несколько позже.

 

Общая площадь леса, разрушенного в следствии Тунгусской катастрофы, составляет 2150 кв. км. Поваленные деревья можно увидеть в 35 км от эпицентра. Общие контуры вывала представляют собой не круг, как это было бы в случае взрыва точечного или шарообразного заряда, а как бы распластавшуюся на земле бабочку с двумя симметричными в первом приближении крыльями.  Когда уже в 90-е годы попытались создать компьютерную модель взрыва, сходная, но не точно идентичная картина получалась, если заряд был шнуровидный, и к тому же, неравномерный, с усилением на конце.  Казалось очевидным, что ось симметрии бабочки, является проекцией траектории полёта космического гостя, однако детальное изучение вывала показало – всё не так просто. Деревья в районе катастрофы имеют различные повреждения: они вывернуты с корнем, сломаны, обожжены, предположительно, ураганной волной раскалённых газов. Некоторые имеют на себе следы лучевого ожога и электрических разрядов. Так вот при составлении подробных карт, каждого из этих повреждений выяснилось – оси симметрии их распространения  не всегда совпадают, и которая из осей может считаться проекцией траектории, на сегодняшний момент неизвестно. Для объяснения этого факта выдвинули ряд версий, например о смещении ударной волны сильным стратосферным ветром, но всё это лишь гипотезы, и при том не объясняющие всех аспектов проблемы.

 

С выяснением траектории полёта вообще возникли большие сложности. Когда стали анализировать материалы по опросу свидетелей пролёта болида, выяснилось, что из массы свидетелей выделяются две большие группы, показания которых прекрасно согласуются внутри группы, но при этом находятся в противоречии между собой. Объяснений может быть два: либо они рассказывают про два разных события (лето 1908 г. было богато крупными болидами, а опросы проводились через много лет после происшествия), либо метеорит менял направление полёта.

 

Кроме того, карта вывала изобилует всякого рода выемками, островками уцелевших деревьев и тому подобных странностей, которые не могут быть объяснены рельефом местности и наводят на мысль об анизотропности (направленности) взрыва, а также о том, что взрыв, возможно, был не один.

 

 Наиболее согласованным со всеми известными фактам представляется следующий сценарий: во время полёта Тунгусское космическое тело на 20 – 25 градусов изменило угол наклона и азимут движения. На высоте 5-8 км произошло взрывообразное выделение энергии, эквивалентное 10 – 50 мегатонн тротила.   После этого тело не прекратило своего существование, а проследовало дальше, оставив следы баллистической волны.

 

Такова наиболее приемлемая, но далеко не единственная модель поведения метеорита, составленная на основе оставленных им следов. Существует, например, модель, согласно которой разрушения произвело несколько тел, двигавшихся по разным траекториям и столкнувшихся в эпицентре. Такой экзотический сценарий представляется маловероятным, но физической картине взрыва не противоречит.

 

Факт изменения траектории льёт воду на мельницу гипотезы об искусственном происхождении тунгусского феномена, но не является его строгим доказательством. Возможны и естественные объяснения. Объект мог, к примеру, изменить аэродинамические свойства в процессе разрушения. Из его недр могла вырваться струя раскалённых газов, которая сработала, как реактивный двигатель. В общем, версий может быть множество, но ни одна из них не достоверна в полной мере. Все существующие на данный момент модели воспроизводят картину катастрофы лишь в грубом приближении.

 

Со времени знаменитой публикации Казанцева активно обсуждался вопрос о возможной атомной природе Тунгусского взрыва. Новое дыхание эта версия получила тогда, когда всплыла информация о том, что в момент катастрофы Иркутская обсерватория зафиксировала возмущение магнитного поля Земли, точно такое же, какое возникает при высотных ядерных испытаниях.  Известные науке взрывы крупных метеоритов в атмосфере таким эффектом не обладали. Это серьёзный аргумент, но, опять-таки, не строгое доказательство того, что Тунгусский взрыв был атомным. Если на данный момент у учёных нет другого объяснения геомагнитного возмущение, это не значит, что со временем оно у них не появится.

 

Уровень радиации в зоне катастрофы, как установлено, находится в пределах нормы, что, в свою очередь, не является железным аргументом против атомной версии. Во-первых, если взрыв произошёл на высоте 8 км, количество радиоактивных осадков непосредственно в месте проведения исследований могло быть не так уж и велико. Во-вторых, первые изыскания на предмет наличия радиоактивности были проведены через 50 лет после взрыва, так что следы могли и не сохранится. Одно не вызывает сомнений: в Тунгусской зоне присутствовал какой-то мутогенный фактор. На это указывает ряд признаков: ускоренный рост леса после катастрофы, часто встречающаяся трёххвойность у сосен, голубоватый оттенок хвои, некоторые изменения в морфологии местных муравьёв.  В целом, вопрос об атомной природе Тунгусской катастрофы остаётся на сегодня открытым.

 

Открытым остаётся и другой вопрос: где космическое вещество? То, что объект взорвался на многокилометровой высоте, является ответом только в глазах обывателей. Известны и другие случаи, когда крупные метеориты взрывались, войдя на громадной скорости в земную атмосферу. Довольно часто бывает, что учёные, обнаружившие метеоритный кратер, не находят в нём самого метеорита. Он взорвался при столкновении с Землёй. Но это не означает, что метеоритное вещество исчезло бесследно. После взрыва оно продолжает существовать в виде аэрозольного облака. Затем облако оседает, составляющее его капли застывают в виде микроскопических шариков, металлических или силикатных, в зависимости от состава метеорита. Эти застывшие аэрозольные капли называют сферулами, они могут сохраняться в почве миллионы лет. По наличию в почве сферул, учёные часто устанавливают, что то, или иное геологическое образование с высокой вероятностью является древним метеоритным кратером.

 

В 1957 г. выяснилось, что в Тунгусской зоне сферулы имеются. Их обнаружил, исследуя под микроскопом образцы, вывезенные с места событий ещё Л. Куликом, известный космохимик А. А. Явнель. Сообщение вызвало большой энтузиазм, и все силы были брошены на исследования почв в районе катастрофы. Работу проделали колоссальную, зону поиска, и без того не маленькую, пришлось значительно расширить, ведь аэрозольное облако могло отнести ветром.  Метеоритное вещество было обнаружено, но в количестве явно меньшем, чем можно было ожидать, судя по силе взрыва. К тому же возникли серьёзные сомнения в том, что это действительно метеоритное вещество, потому что (вот уж не повезло, так не повезло), в самом эпицентре Тунгусского взрыва, как выяснилось, находится жерло палеовулкана. Этот потухший 200 миллионов лет назад вулкан попортил много крови исследователям, так как тоже мог быть источником аэрозольных выбросов экзотического химического состава. Теперь при обнаружении в окрестностях сферул надо было ещё доказать, что они имеют отношение к метеориту.

 

Было проведено послойное исследование местного торфа и смолы деревьев, переживших катастрофу, и доказано, что наибольшая концентрация микроскопических шариков приходится на слои, близкие по времени 1908 г. На это скептики нашли, что возразить. Возможно, говорят они, сферулы находились в почве Тунгусской зоны и раньше, но в результате взрыва они взметнулись в воздух, а затем вновь медленно осели.  Но даже если все эти микроскопические шарики являются веществом Тунгусского метеорита, судя по их концентрации в почве, масса космического гостя не превышала несколько тонн. Но если судить по силе взрыва, масса должна была быть в сотни раз больше! При условии, разумеется, что Тунгусский метеорит был обычным каменным астероидом.

Вид на зону Тунгусской катастрофы с горы Фаррингтон
Вид на зону Тунгусской катастрофы
с горы Фаррингтон
Фото: retrobazar.com

В 60-е гг. астрономы достигли больших успехов в изучении комет, и в следствии этого возникла новая версия тунгусских событий лета 1908 г. Наиболее популярной теперь стала гипотеза, что таинственное небесное тело, врезавшейся в землю, было кометой. Этим и объясняется малое количества вещества. Ведь ядро кометы представляет собой глыбу замёрзших газов, небольшой плотности, напоминающую снежный ком. Когда комета взорвалась, газы попросту испарились, а небольшие твёрдые включения, вроде вмёрзшей в лёд космической пыли и образовали те несколько тонн метеоритного вещества, которое всё же удалось обнаружить в тайге. Очень кстати вспомнились и работы Макса Вольфа, указывающие на сходство световых явлений лета 1908 г. на эффекты, сопровождавшие прохождение Земли через кометный хвост. 

 

Знания учёных о том, как должно вести себя врезавшееся в земную атмосферу кометное ядро, к счастью, носят чисто теоретический характер. Было выстроено множество моделей взрыва. Например, такая: космический лёд, из которого состоит голова кометы, будучи прозрачен для излучения, является средой, допускающей передачу тепла с поверхности тела (при горении его в атмосфере) в его глубокие слои. При достижении критической температуры фазного перехода, лёд вскипает во всём объёме. Происходит тепловой взрыв.

 

Была также опубликована весьма обстоятельная работа, в которой высказывалось предположение, что процесс разрушения кометного ядра в атмосфере может спровоцировать спонтанный термоядерный синтез, идентичный тому, какой имеет место при взрывах водородных бомб, что объясняет возникновение геомагнитного возмущения.

 

Долгое время кометная гипотеза Тунгусского происшествия была весьма популярна и чуть не стала общепринятой. Потом в ней тоже стали находить слабые места. Так картина иллюминации 1908 г. лишь в грубом приближении соответствовала картине прохождения планеты через кометный хвост. Масса эффектов имевших место в 1908 г. в 1910 не наблюдались. Кроме того, с точки зрения кометной гипотезы очень трудно объяснить строгую территориальную локализацию явлений.

 

Далее, начала вызывать сомнение возможность проникновения кометного ядра так глубоко в атмосферу.  Проведенные расчёты показали, что это довольно-таки хрупкое космическое тело, испытывая на себе колоссальное давление, должно было разрушиться уже на высоте 22 км.  Правда, затем эти расчёты были подвергнуты критике. Согласно новой модели, разрушение должно было состояться на высоте 11 – 15 км. Но, во-первых, это тоже многовато, во-вторых, ещё неизвестно, чьи расчёты точнее.

Тунгусский болид. Рисунок Н. И. Федорова
Тунгусский болид. Рисунок Н. И. Федорова

В связи с перечисленным, в конце XX в. наметился некоторый ренессанс астероидных теорий. Исследователи пытались создать убедительную модель многократного дробления и испарения каменного космического тела Сторонники астероидной и кометной гипотез так и не пришли к единому мнению.  Тем временем, всё больше солидных учёных склонны считать «несолидную» гипотезу о техногенном происхождении Тунгусского метеорита полноправной версией. Так в 1967 г. А. В.Золотов, пытаясь рассчитать траекторию движения предполагаемой кометы, пришёл-таки к выводу об искусственности взорвавшегося над тайгой объекта. А академик Н. В. Васильев, заместитель председателя Комиссии по метеоритам и космической пыли СО Российской Академии наук, заместитель директора по научной работе Тунгусского государственного заповедника, хотя и не считал инопланетную версию высоковероятной, но находил нужным подчеркнуть, что «из всех эпизодов столкновительной астрономии Тунгусский феномен является единственным, по крупному счёту подозрительным на предмет контакта с внеземной разумной жизнью».