Было очевидно, что послевоенной Советской армии также были необходимы самоходные гаубицы, способные, в отличие от буксируемых, не отставать от танков в ходе быстрых, сокрушительных ударов и стремительных рейдов по тылам противника. Соответственно, с конца 1940-х гг. в СССР велись исследовательские работы по определению возможного облика будущих самоходных гаубиц. Правда, шли они ни шатко, ни валко, а тем временем армия эксплуатировала парк САУ еще военного выпуска. Ситуация еще ухудшилась с приходом к власти Н. С. Хрущева, который бросил все ресурсы страны на создание ракетной техники. Казалось, что время артиллерии и танков безвозвратно прошло, а все задачи на поле боя можно решить с помощью ракетного оружия. Развитие ствольной артиллерии практически остановилось — в ГРАУ (Главное ракетно-артиллерийское управление Министерства обороны) даже отсутствовал специальный отдел, занимавшийся соответствующими вопросами.

Буксируемая 122-мм гаубица Д-30 (на первом плане)и самоходная 122-мм гаубица 2С1 «Гвоздика» (на заднем плане)
Буксируемая 122-мм гаубица Д-30 (на первом плане) и самоходная 122-мм гаубица 2С1 «Гвоздика» (на заднем плане)

Тем временем на Западе самоходная артиллерия продолжала развиваться и совершенствоваться. Правильность такого подхода наглядно продемонстрировал боевой опыт армии Израиля. В многочисленных конфликтах 1950-х–1960-х гг. израильская армия для огневой поддержки своих механизированных частей применяла различные типы несамоходных артиллерийских орудий, однако вскоре стало очевидным, что такая артиллерия не успевает за высокомобильными силами, движущимися по пустыне. Поэтому в Израиле начался массовый переход на самоходную артиллерию — было приобретено большое количество старых американских 105-мм самоходных гаубиц «Прист», превращались в самоходки и танки-старички «Шерманы», с которых снимались башни, а вместо них в открытых рубках устанавливались гаубицы.

 

В США к началу 1960-х гг. была завершена разработка целой линейки самоходных орудий — 105-мм самоходной гаубицы М108, 155-мм самоходной гаубицы М109, 175-мм самоходной пушки М107 и 203-мм самоходной гаубицы М110. В Великобритании в 1964 г. была принята на вооружение 155-мм самоходная гаубица Abbot, а Франция заменяла свои 105-мм самоходные гаубицы Мк 61 более мощными 155-мм АМХ-13F3.

Самоходное орудие СУ-100П
Самоходное орудие СУ-100П
Вооружение 2С1 — 122-мм гаубица, устанавливалась во вращающейся башне
Вооружение 2С1 — 122-мм гаубица, устанавливалась во вращающейся башне

К середине 1960-х гг. серьезное отставание СССР от стран НАТО в создании самоходно-артиллерийских систем стало вопиющим. Однако работы по созданию самоходной артиллерии в СССР смогли возобновить только после отставки Н. С. Хрущева.

 

В 1965 г. под Львовом, были проведены масштабные армейские учения, в ходе которых применялись артиллерийские установки времен Второй мировой войны. Их результаты наглядно показали несоответствие находящихся на вооружении Советской Армии самоходных артиллерийских установок требованиям современного боя. Необходимо было наверстывать упущенное. Усилиями НТК ГРАУ, которым в то время руководил генерал-лейтенант А. А. Григорьев, уже в 1965 г. была разработана концепция новых типов самоходных установок. Советскую армию предлагалось оснастить линейкой артсистем различного назначения, начиная со 122-мм гаубицы и заканчивая 203-мм орудием и 240-мм самоходным минометом. Тактико-технические требования к будущим САУ различного назначения подготовил НИИ-3 Сухопутных войск. Итогом всех этих работ стало постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 609–201 от 4 июня 1967 г. В соответствии с ним для ликвидации отставания советской самоходной артиллерии от стран НАТО для сухопутных войск Советской Армии создавалась целая гамма различных САУ, в том числе 122-мм САУ 2C1 «Гвоздика» (2С2 «Фиалка» для ВДВ), 152-мм САУ 2СЗ «Акация», 240-мм самоходный миномет 2С4 «Тюльпан». Они должны были обладать сопоставимой с танками и БМП мобильностью и обеспечивать постоянную огневую поддержку наступающих мотострелковых и танковых подразделений. Позже за этими смертоносными машинами с названиями нежных садовых растений закрепилось прозвище — «цветочная серия».

122-мм самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика»на параде в Москве, 7 ноября 1986 г.
122-мм самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика» на параде в Москве, 7 ноября 1986 г.
Батарея САУ 2С1 на огневой позиции.Машины стоят в отрытых укрытиях
Батарея САУ 2С1 на огневой позиции. Машины стоят в отрытых укрытиях

Проработка конструкции 122-мм САУ началась в профильном Всесоюзном научно-исследовательском танковом и дизельном институте (ВНИИ-100). Рассматривалось три варианта. Один — на базе шасси «Объекта 124» (созданного еще в 1947 г. для самоходки СУ-100П и имевшего для своего времени превосходные маневренные качества, позже это шасси использовалось в зенитном ракетном комплексе «Круг»). Второй — на базе многоцелевого транспортера-тягача МТ-ЛБ, выпускавшегося ХТЗ (о МТ-ЛБ мы рассказывали в НиТ №№ 5, 6 2014г.). И последний вариант — на базе только что запущенной с серийное производство боевой машины пехоты БМП-1. В качестве вооружения для всех вариантов была принята 122-мм гаубица с баллистикой буксируемой гаубицы Д-30, находящейся на вооружении и хорошо себя зарекомендовавшей.

 

По результатам работ было выяснено, что шасси «Объекта 124» имеет избыточные грузоподъемность и массу, соответственно такой САУ практически невозможно было обеспечить плавучесть, а возможность форсировать водные преграды вплавь было одним из требований военных. Шасси МТ-ЛБ не хватало устойчивости при стрельбе, а уровень нагрузок на ходовую часть превышал допустимые пределы. Самым оптимальным вариантом представлялось шасси боевой машины пехоты БМП-1, однако большая потребность армии именно в БМП и довольно высокая стоимость такого шасси поставили крест на такой возможности. К тому же подобный вариант не поддерживал и Главный конструктор БМП-1 П. П. Исаков.

Задняя дверь в корпусе 2С1,через которую загружается боекомплект
Задняя дверь в корпусе 2С1, через которую загружается боекомплект
Внутреннее устройство кормовой части корпуса, видны крепления для укладки выстрелов
Внутреннее устройство кормовой части корпуса, видны крепления для укладки выстрелов

В результате пришлось остановиться на шасси многоцелевого транспортера-тягача МТ-ЛБ. Но не обычного, а с удлиненной ходовой частью, имевшей не 6, а 7 опорных катков. Такое шасси уже ранее прорабатывалось на Харьковском тракторном заводе (ХТЗ им. С. Орджоникидзе) для размещения командно-штабных машин различного уровня и установки различных комплексов вооружения, получив внутризаводское обозначение «изделие 10» (впоследствии было принято на вооружение под наименованием МТ-ЛБу). Использование удлиненной ходовой части позволило не только снизить нагрузку на опорный каток и улучшить ходовые качества (увеличилась плавность хода) — более вместительный корпус дал возможность оптимизировать компоновку боевого отделения.

 

Полученные во ВНИИ-100 наработки и легли в основу опытно-конструкторских работ над 122-мм самоходной гаубицей «Гвоздика» (индекс ГРАУ — 2С1). Главным разработчиком 2С1 был назначен ХТЗ (завод относился к Министерству сельскохозяйственного машиностроения СССР, и как тут не вспомнить старый анекдот о «мирном советском тракторе, ответным огнем с которого был уничтожен вражеский танк»). Артиллерийской частью занималось ОКБ-9 (Уралмаш) под руководством главного конструктора генерал-лейтенанта Ф.Ф. Петрова. Здесь для самоходки испытали опытную гаубицу Д-12, которой после доработок был присвоен внутризаводской индекс Д-32 (индекс ГРАУ — 2А31).

Загрузка снаряда в лоток
Загрузка снаряда в лоток
Ящик со 122-мм выстрелами
Ящик со 122-мм выстрелами

Благодаря тому, что шасси и пушка не разрабатывались «с чистого листа» удалось построить новую 122-мм САУ в весьма сжатые сроки. Уже в августе 1969 г. первые четыре опытных машины поступили на полигонные испытания. Но здесь конструкторов ожидал весьма неприятный сюрприз, едва не кончившийся трагически. После проведения серии из восьми выстрелов экипаж, находившийся в боевом отделении, получил сильное отравление продуктами сгорания пороховых зарядов, его пришлось госпитализировать. Это стало результатом высокой загазованности боевого отделения. При стрельбе из буксируемых гаубиц Д-30 на открытом пространстве данной проблемы не возникало — пороховые газы уносились в сторону ветерком, однако в стесненном, замкнутом объеме боевого отделения просачивающиеся туда после выстрела пороховые газы представляли реальную опасность для экипажа. Положение не спасало и установленное на стволе гаубицы эжекционное устройство.

 

ТТХ проектов 122-мм самоходной гаубицы,выполненных ВНИИ-100

База

Объект 124

MT-ЛБ

Объект 765

Экипаж, чел.

4

4

4

Боевая масса, т

22,2

15,84

15,16

Марка орудия

Д-30

Д-30

Д-30

Боекомплект, выстр.

100

60

60

Пулемет

1 x 7,62-мм ПКТ

1 x 7,62-мм ПКТ

1 x 7,62-мм ПКТ

Марка двигателя

В-59

ЯМЗ-238

УТД-20

Мощность двигателя, л. с.

520

240

300

Максимальная скорость

по шоссе, км/ч

63-70

60

65

Запас хода по шоссе, км

500

500

500

 

За снижение загазованности взялись с разных сторон. Конструкторы машины рассматривали различные варианты улучшения вентиляции боевого отделения — увеличенный эжектор, улучшенную вентиляцию, устройство выброса гильз. Артиллеристы же занялись самим орудием. В соответствии с приказом Министерства оборонной промышленности СССР от 11 декабря 1967 г., для самоходки 2С1 была разработана модификация гаубицы Д-16 с картузным заряжанием (порох вкладывался в камору без гильзы — в зарядном картузе). Д-16 получила полуавтоматический поршневой затвор (на Д-32 стоял клиновой) и заряды в картузах вместо гильз. Однако испытания выявили неудобство работы с пеналами зарядов, кроме того, не лучшим образом работал новый пневматический досылатель. Поэтому появился модернизированный вариант гаубицы — Д-16М. На нем был увеличен объем каморы для размещения большего заряда и использовался снаряд с улучшенной аэродинамикой. В результате дальность стрельбы осколочно-фугасным снарядом увеличилась на 3 км (до 18 км).

 

Результаты работ над картузными вариантами 122-мм гаубицы были рассмотрены и проанализированы в 3 ЦНИИ в рамках НИР «Развитие». Вывод был неутешительным — так как разработать и наладить выпуск надежных и безопасных зарядов в жестком картузе или сгорающей гильзе в то время было нереально, то дальнейшие работы над гаубицей Д-16 были признаны нецелесообразными и в 1972 г. эту тему закрыли.

САУ 2С1 ведет огонь
САУ 2С1 ведет огонь
Самоходка морской пехоты покидает с десантный корабль
Самоходка морской пехоты покидает с десантный корабль

Проблему загазованности боевого отделения 2С1 в конце концов удалось решить за счет применения более мощного эжектора и гильз с улучшенной обтюрацией (обтюрация — обеспечение герметизации канала ствола при выстреле). После завершения всех видов испытаний и устранения замечаний 14 сентября 1970 г. постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР № 770-249 самоходная гаубица 2С1 была принята на вооружение. Надо сказать, не все это приветствовали — отдельные высокопоставленные советские военачальники из Главного бронетанкового управления (ГБТУ) возражали против серийного производства САУ, считая, что САУ — это «испорченный» танк, и предлагая направить освободившиеся средства на производство танков. Чтобы поставить точку в этом споре, были даже организованы специальные учения в Прикарпатском ВО, в ходе которых сравнивалось поражение типичных целей дивизионом самоходных орудий и взводом танков. 

 

Серийное производство САУ 2С1 началось на ХТЗ в 1971 г. и продолжалось до конца 1991 г. Кроме СССР, 2С1 выпускались по лицензии в Польше с 1971 г. и в Болгарии с 1979 г. Специалисты ХТЗ оказали большую помощь болгарам в налаживании производства САУ, за что завод в 1975 г. даже был награжден высшим болгарским орденом — орденом Димитрова. САУ болгарской сборки попадали и в некоторые артиллерийские части Советской армии, правда, по воспоминаниям служивших на них артиллеристов качество их изготовления все же уступало советским, и, соответственно, их надежность была хуже. Всего за годы производства было изготовлено более 10 тыс. самоходок 2С1.

САУ 2С1 демонстрирует свою отличную проходимость
САУ 2С1 демонстрирует свою отличную проходимость
Боевой путь самоходных гаубиц 2С1 начался в Афганистане —взвод 2С1 из состава 395-го мсп совершает маршпо руслу реки Андараб, провинция Баглан, 1984 г.
Боевой путь самоходных гаубиц 2С1 начался в Афганистане — взвод 2С1 из состава 395-го мсп
совершает марш по руслу реки Андараб, провинция Баглан, 1984 г.

В Советской армии самоходная гаубица 2С1 «Гвоздика» начала поступать на вооружение артиллерийских дивизионов танковых и мотострелковых (на БМП) полков для замены буксируемых 122-мм гаубиц М-30 и Д-30. Дивизион состоял из трех батарей, в каждой из которых было по шесть самоходок, всего 18 САУ, а общее число их в дивизиях первого эшелона могло достигать 54. Помимо сухопутных войск 2С1 поступали на вооружение морской пехоты ВМФ. САУ «Гвоздика» была авиатранспортабельной – ее могли брать на борт самолеты Ан-12, Ил-76 или Ан-124. При перевозке самолетом для уменьшения высоты самоходку можно было заставить «присесть» — приподняв и закрепив с помощью специальных устройств ее опорные катки. Озаботились и возможностью десантирования 2С1 парашютным способом. Для этого в 1972 г. была принята на вооружение парашютная платформа 4П134, которая имела полетную массу с грузом до 20,5 т. Система в составе платформы 4П134, парашютной системы ПС-9404-63Р и САУ 2С1 прошла полный цикл испытаний, но на вооружение ВДВ так и не поступила, так как специально для десантников была готова 122-мм САУ 2С2 «Фиалка».

САУ «Гвоздика» в ходе одного из учений.Хорошо виден поднятый стопор стволаи внутренняя часть люка механика-водителя
САУ «Гвоздика» в ходе одного из учений. Хорошо виден поднятый стопор ствола и внутренняя часть люка механика-водителя
САУ 2С1 «За Бендеры» Приднестровской гвардиина огневой позиции, июнь 1992 г.
САУ 2С1 «За Бендеры» Приднестровской гвардии на огневой позиции, июнь 1992 г.
САУ 2С1 в Чечне. Вторая чеченская война,зима 1999–2000 гг.
САУ 2С1 в Чечне. Вторая чеченская война, зима 1999–2000 гг.
Иракская САУ захваченная силами международнойкоалиции в ходе сухопутной наступательной операциипо освобождению Кувейта — «Меч пустыни», 1991 г.
Иракская САУ захваченная силами международной коалиции в ходе сухопутной наступательной операции
по освобождению Кувейта — «Меч пустыни», 1991 г.

***

Каково же было внутреннее устройство «Гвоздики»? Самоходная гаубица создавалась по башенной схеме, с задним расположением боевого отделения. Кроме боевого отделения, имелось еще два — управления и моторно-трансмиссионное. Моторно-трансмиссионное отделение располагалось в передней части корпуса по правому борту, слева от него находилось отделение управления с местом механика-водителя и органами управления шасси.

 

Корпус машины, сваривался из стальных броневых катаных листов, толщиной до 20 мм. Это обеспечивало экипажу защиту от пуль и осколков. Броня «держала» винтовочную пулю Б-32 калибра 7,62 мм с расстояния 300 м. Корпус был полностью герметичен, что позволяло машине преодолевать водные преграды вплавь. Движение на плаву осуществлялось с помощью перемотки гусениц. САУ могла преодолевать водные преграды шириной до 300 м при высоте волны до 150 мм.

 

Основное вооружение машины — 122-мм гаубица Д-32 была установлена в башне. Ее ствол оснащался двухкаморным дульным тормозом и эжекционным устройством для продувки канала ствола. Гаубице обеспечивались углы обстрела по вертикали в диапазоне от — 3 до +70° и круговой обстрел в горизонтальной плоскости. Перевод гаубицы из походного положения в боевое занимал не более 2 минут. Боекомплект САУ составлял 40 выстрелов. Обычно это были 35 осколочно-фугасных и 5 кумулятивных снарядов, но могли также использоваться и другие боеприпасы: химические, агитационные, дымовые, осветительные. Снаряды могли оснащаться различными типами взрывателей. Боекомплект внутри машины располагался следующим образом: 16 снарядов вдоль боковых стенок корпуса и 24 — вдоль боковой и задней стенок башни (здесь обычно хранились снаряды для кумулятивных боеприпасов). Для облегчения заряжания гаубицы был предусмотрен механизм досылания электромеханического типа. Прицельная скорострельность при стрельбе с использованием выстрелов из боеукладки, прямой наводкой составляла 4–5 выстр./мин, а при стрельбе с изменением угла возвышения орудия падала до 1,5–2 выстр./ мин. При стрельбе снарядами, складированными на грунте, их подача внутрь боевого отделения осуществлялась через большую кормовую дверь с помощью транспортировочного устройства (лоток, установленный в кормовой части корпуса на поперечных направляющих).

 

Слева от орудия в башне располагалось место наводчика с прицельными приспособлениями, а позади него — командира САУ. Справа от орудия — сиденье заряжающего. Для предохранения экипажа машины от ударов откатными частями гаубицы во время стрельбы ее казенная часть отделялась от экипажа неподвижным и откидным ограждениями.

 

Над местом командира на крыше башни была установлена поворотная башенка с люком. Система управления огнем САУ включала комбинированное прицельное приспособление ТКН-3Б, которое можно использовать в любое время суток, а также двух перископических прицелов ТНПО-170А. Все они размещались в командирской башенке. Наводчик располагал панорамным прицелом 1ОП40 (использовался для стрельбы с закрытых позиций) и прицелом ОП5-37, который применялся во время стрельбы прямой наводкой.

 

В движение САУ 2С1 приводил V-образный восьмицилиндровый дизель ЯМЗ-238В Ярославского моторного завода, мощностью 300 л. с. Коробка передач имела 11 передних скоростей и две задние.  

 

Продолжение следует