К концу пятидесятых годов советские бронепоезда времен войны были списаны (последний в 1958 г.) и утилизированы. Повезло только отдельным экземплярам, которые отправились в музеи и на киностудии страны. Но, как оказалось, история советских бронепоездов была еще не дописана. Горячая война сменилась холодной — на западных границах социалистического лагеря было неспокойно, чего стоил только Берлинский кризис (один из наиболее напряженных моментов холодной войны в Центральной Европе, вызванный ультиматумом Н. С. Хрущева от 27 ноября 1958 г.). А в начале 1960-х гг. и на восточных границах СССР отчетливо запахло порохом — накалилась обстановка на советскокитайской границе.

 

История советско-китайских отношений во второй половине XX в. носила противоречивый характер. Победа китайских коммунистов в гражданской войне в 1949 г. была воспринята как значительный успех в борьбе с империализмом, а КНР тогда считался важнейшим союзником СССР в деле строительства мировой системы социализма. Соответственно, в 1950-х гг. СССР развивал дружественные связи с КНР, в том числе активно осуществляя техническую помощь в индустриализации страны. Оказывалась помощь и военным снаряжением — так, например, 39-я армия чуть ли не бегом ушла из Порт-Артура, оставив в качестве подарка китайским друзьям все оборудование и запасы мощной военной базы.

 

С учетом того, что по ту сторону границы был «братский Китай», советские войска на Дальнем Востоке и в Забайкалье считались «тыловыми» и в послевоенные годы постоянно сокращались — 6-я гвардейская танковая армия из даурских степей перебралась на Украину, полки и дивизии расформировывались. Мало того, демонтировались укрепрайоны (УР), до минимума снизились запасы стратегических материалов.

Схема трасс Транссиба и БАМа
Схема трасс Транссиба и БАМа

Однако с начала 1960-х гг. отношения двух государств начали резко ухудшаться, во многом из-за личного противостояния Н. С. Хрущева и Мао Цзэдуна. Постепенно к идеологическим нападкам добавились и территориальные претензии. Учитывая, что СССР географически находился рядом с КНР и имел с этим государством протяженную сухопутную границу, средства пропаганды Китая настойчиво проводили идею захвата и порабощения китайской территории царской Россией и, соответственно, Советским Союзом. В 1966 г. в Китае началась «культурная революция», превратив страну, по сути, в военный лагерь. Вторая половина 1960-х гг. стала периодом наиболее острого противостояния СССР и Китая, к тому времени получившего в свое распоряжение и ядерное оружие.

Китайские военные угрожают советским пограничникам, остров Даманский, 1969 г
Китайские военные угрожают советским пограничникам, остров Даманский, 1969 г

Уже с 1967 г. советское руководство в спешном порядке предприняло ряд мер по укреплению советско-китайской границы. Но ситуация осложнялось тем, что единственной транспортной артерией, связывающей Дальний Восток с остальной страной, была Транссибирская железнодорожная магистраль. Эта железная дорога, построенная еще в начале XX в., на некоторых участках проходила в опасной близости от советско-китайской границы, и в случае вооруженного конфликта блокирование даже небольшого ее участка могло нарушить снабжение огромного региона. Во многом из-за опасения такого негативного сценария, 24 марта 1967 г. вышло Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР о возобновлении проектно-изыскательских работ в рамках строительства Байкало-Амурской железнодорожной магистрали (сокращенно — БАМ), параллельной Транссибу, но расположенной уже в «безопасном тылу». Трасса БАМ ответвлялась от Транссибирской магистрали в Тайшете, огибала с севера озеро Байкал и заканчивалась на берегу Тихого океана в Советской Гавани.

Страничка из китайского «комикса»
Страничка из китайского «комикса» — китайская пропаганда по-своему представляла финал спора за Даманский

В марте 1968 г. вспыхнул советско-китайский вооруженный конфликт в районе острова Даманский на реке Уссури. В бои, продолжавшиеся около двух недель, были втянуты не только советские пограничники, но и армейские подразделения со своей артиллерией и танками. Правда, один из четырех новейших танков Т-62, поддерживавших пограничников, провалился под лед и позже достался китайцам в качестве трофея.

 

Точку в этом вооруженном противостоянии поставили секретные на то время реактивные системы залпового огня «Град», огнем которых была практически уничтожена большая часть сосредоточенных для наступления в районе Даманского китайских подразделений.

две платформы с танками Т-55и бронированный тепловоз ТГМ1
Бронелетучка БТЛ-1 — две платформы с танками Т-55 и бронированный тепловоз ТГМ1
Схема бронелетучки БТЛ-1
Схема бронелетучки БТЛ-1 (вторая платформа с танком не показана)

На то время китайцам не удалось достичь поставленной ими цели — захвата острова Даманский, он был передан М. С. Горбачевым под юрисдикцию КНР согласно соглашения от 19 мая 1991 г. Но все же сосредоточенная у границ СССР мощнейшая северная группировка Народно-освободительной армии Китая (НОАК), включающая девять общевойсковых армий — 33 пехотные и 11 механизированных дивизий, плюс до 30 пехотных дивизий народного ополчения (до 4,3 тыс. танков и 10 тыс. орудий и ракетных установок), представляла собой серьезную угрозу. При желании китайцы могли бы поставить по роте вдоль всей границы с СССР через каждые 200–300 м. А в случае полномасштабных боевых действий наступающие фронты НОАК были способны в считанные дни выйти на свои оперативные рубежи, продвигаясь вперед с темпом до 200–250 км за сутки. Степной характер местности с малым числом рек и других естественных препятствий этому только благоприятствовал.

Бронированный тепловоз ТГМ1
Бронированный тепловоз ТГМ1. При необходимости он мог перевозить и десант, в бортах видны прикрытые крышками амбразуры для стрельбы из личного оружия
две бронелетучки БТЛ-1 в ходе учений
Кадр из документального фильма «Наследники победы» (1975 г.), на котором запечатлены две бронелетучки БТЛ-1 в ходе учений

Противостоявшие китайскому воинству силы Дальневосточного военного округа (ДВО) и Забайкальского военного округа (ЗабВО) выглядели гораздо менее внушительно. По сути, ЗабВО на то время располагал всего одним армейским корпусом — Борзинским.

 

Для исправления такого положения началась масштабная передислокация войск из центральных округов. На восток двинулись десятки эшелонов с войсками и боевой техникой, вдоль границы начали появляться новые гарнизоны. Для усиления приграничной полосы были сформированы 97-й и 114-й укрепрайоны (УР), штаб последнего располагался всего в 50 км от китайской границы у станции Шерловая Гора. Создаваемые опорные пункты и новые гарнизоны в этой малонаселенной местности зачастую отстояли друг от друга на десятки километров, а основной связью между ними были железнодорожные ветки, обеспечивавшие перегруппировку сил или подвоз резервов. Поэтому диверсии на перегонах, захват или разрушение многочисленных мостов и туннелей могли привести к изоляции опорных пунктов и развалу обороны всего района.

 

Укрепление каждого моста или разъезда, с размещением соответствующего военного гарнизона было нереально, да и вело к недопустимому распылению сил. Оставался вариант маневренного прикрытия железнодорожных объектов. Вот и вспомнили военные о бронепоездах и имеющемся обширном опыте их применения для охраны и патрулирования железных дорог. Но вот незадача, не осталось самих бронепоездов, все они были уже утилизированы.

 

В этой ситуации Министерству обороны пришлось инициировать разработку перспективного бронепоезда. Специализированных организаций, занимающихся проектированием бронепоездов, к тому времени также уже не было — и Управление бронепоездов НКПС, и Бронерембаза № 6 были давно расформированы. Поэтому после рассмотрения различных вариантов проектом нового бронепоезда поручили заняться Харьковскому заводу транспортного машиностроения им. Малышева.

 

Данное предприятие имело большой опыт в разработке как железнодорожной, так и военной техники. С одной стороны, завод долгое время специализировался на выпуске продукции для железнодорожного транспорта, будучи изначально Харьковским паровозостроительным заводом. И если до войны здесь строились паровозы, то в послевоенное время было освоено производство магистральных тепловозов. С другой стороны, завод имел громадный опыт производства бронетехники — танков Т-34, Т-44, Т-54, а также тягачей. Поэтому можно было ожидать, что с работами над новым проектом, объединяющим в себе черты бронемашины и железнодорожного транспорта, харьковские специалисты справятся.

 

Правда, в описываемый период локомотивное производство на заводе уже свернули (передав его на Луганский и Коломенский тепловозостроительные заводы), расчищая производственные площади для массового выпуска новейшего основного танка Т-64. Но для работ над бронепоездом на заводе был сохранен локомотивный конструкторский отдел. Учитывая, что военные требовали в кратчайшие сроки создать бронепоезд, имеющий разнообразное стрелковое и артиллерийское вооружение, для ускорения его разработки и строительства, а также для повышения надежности и упрощения эксплуатации в его конструкции решили использовать уже имеющиеся, хорошо отработанные узлы и агрегаты.

Боевая стрельба бронелетучки БТЛ-1 в ходе учений
Боевая стрельба бронелетучки БТЛ-1 в ходе учений
Платформа бронелетучки с танком Т-62
Платформа бронелетучки с танком Т-62. За кормой танка на платформе виден бронеотсек для десанта (до 8 человек)

1 марта 1970 г. Приказом № 029 Министра обороны СССР на вооружение была принята подвижная бронированная железнодорожная единица, получившая наименование «бронелетучка БТЛ-1» («бронированная тепловозная летучка, первая»). Она имела собственный локомотив и пару вагонов с вооружением (при необходимости добавлялись контрольные платформы). На основе нескольких бронелетучек мог формироваться и более крупный бронепоезд. Подобная схема формирования использовалась в немецких разведывательных бронепоездах времен войны — le.Sp и s.Sp (см. НиТ № 5, 2017), моторные броневагоны которых могли действовать как в составе бронепоезда, так и самостоятельно.

Танк Т-62 по аппарели покидает платформу бронелетучки
Танк Т-62 по аппарели покидает платформу бронелетучки

Основой бронелетучки БТЛ-1 был маневровый тепловоз ТГМ1 с максимальной скоростью поездного режима до 50 км/ч, уже хорошо освоенный в производстве (выпускался с 1956 г.). При переделке в локомотив бронелетучки серийный тепловоз получал бронирование, прикрывавшее основные элементы его конструкции, в том числе и колесные тележки. При необходимости бронированный ТГМ1 мог перевозить и десант. Два прикрытых броней отделения для десантников были сделаны по бокам корпуса, на месте бывших открытых площадок шедших вокруг двигательного отсека тепловоза, в их стенах имелись закрываемые бойницы для стрельбы из автоматов/пулеметов. В бронетепловозе укладывались 12 автоматов АК/АКМ, снайперская винтовка СВД, два ручных пулемета РПК, два ручных противотанковых гранатомета РПГ-7 с 40 выстрелами к ним, два ПЗРК «Стрела-2» с четырьмя ракетами.

Бронепоезд БП-1 на базе хранения под Читой, 1990-е гг.
Бронепоезд БП-1 на базе хранения под Читой, 1990-е гг.

Помимо тепловоза, в состав бронелетучки БТЛ-1 входило две платформы с артиллерийским вооружением. Изюминкой проекта было то, что это вооружение не было намертво привязано к бепо — на платформах размещались серийные танки, причем любого имеющегося типа. Такое решение давало сразу несколько преимуществ:

  • использование стандартных железнодорожных платформ и имевшихся в наличии танков сократило время разработки и создания новых броневагонов и бронепоезда в целом;
  • броневагон получался довольно компактным, низким по профилю, с мощным вооружением и мощной броней, при этом массу вагона можно было варьировать путем смены установленного на платформе танка;
  • использование танков в качестве артиллерии позволяло очень быстро заменять артиллерийское вооружение бронелетучки: достаточно было поставить на платформу другой танк (взамен поврежденного или в качестве замены на более новые танки в перспективе), при этом можно было использовать даже танки с поломанной ходовой частью, при условии, что башня и пушка находятся в рабочем состоянии;
  • установленные на железнодорожных платформах танки при наличии спускных аппарелей могли съезжать и двигаться своим ходом, что повышало боевой потенциал всего комплекса, обеспечивало БТЛ-1 большую гибкость применения и подвижность, а также частично компенсировало его привязанность к железнодорожному пути.
Штабной броневагон, из которого осуществлялось управление
действиями бронепоезда БП-1
Штабной броневагон, из которого осуществлялось управление действиями бронепоезда БП-1
Зенитная установка штабного броневагона ведет огонь
Зенитная установка штабного броневагона ведет огонь

Танковые платформы бронелетучки БТЛ-1 переделывались из серийных железнодорожных платформ. При переоборудовании платформы получали защиту бортов и колесных тележек. Для погрузки танков на одной из сторон платформы устанавливалась откидная аппарель. По ней танк мог заехать на платформу или спуститься с нее (платформы прицеплялись так, чтобы танк мог в любой момент спуститься на землю).

 

На противоположной от аппарели стороне платформы монтировались бронированные (толщина листов 16 мм) отсеки для перевозки дополнительного десанта (до 8 человек). В их стенках были предусмотрены люки для посадки и амбразуры для стрельбы из личного оружия. На крыше отсека устанавливалась командирская башенка с перископическими наблюдательными приборами. Связь с остальными членами экипажа бронелетучки и другими подразделениями осуществлялась при помощи двух радиостанций КВ- и УКВ-диапазонов. При необходимости эти десантные отсеки могли демонтироваться, освобождая часть платформы под груз. Штатный экипаж бронелетучки составлял 22 человека: командир бронелетучки; радист; санинструктор; локомотивная бригада — два машиниста; экипажи танков — 2 × 4 танкиста; десант — девять десантников. Весь личный состав, за исключением экипажей танков, размещался в бронетепловозе.

Штабной броневагон, из которого осуществлялось управление действиями бронепоезда БП-1
Бронированная платформа с плавающим танком ПТ-76
Бронированная платформа с плавающим танком ПТ-76. В состав бронепоезда БП-1 входили две такие платформы

По расчетам военных, возможности одной бронелетучки БТЛ-1 позволяли защищать участок железной дороги протяженностью до 100 км. Два танка и два отделения стрелков могли защищать один железнодорожный объект (мост, путепровод, разъезд и т. д.). При необходимости на помощь им должны были прийти другие бронелетучки.

Внутренность платформы танка ПТ-76
Внутренность платформы танка ПТ-76, видны аппарели, по которым танк сходил на грунт
Зенитная бронеплатформа
Зенитная бронеплатформа, здесь размещались спаренная и счетверенная установки 23-мм автоматических пушек

Впервые широкой публике работа бронелетучки БТЛ-1 в ходе учений с боевой стрельбой была продемонстрирована в 1975 г., когда в СССР к юбилею Победы в Великой Отечественной войне был выпущен в прокат документальный фильм «Наследники Победы».

 

Как уже упоминалось, бронелетучки могли использоваться как самостоятельно, так и в составе объединенного бронепоезда, получившего название — БП-1 («бронированный поезд, первый»). В его состав включалось пять бронелетучек БТЛ-1. Кроме них, БП-1 имел в своем составе и другие оригинальные бронеединицы.

 

Во главе БП-1 размещался бронированный тепловоз ТГ-20 (силовой частью к противнику). Максимальная скорость его поездного режима составляла 60 км/ч. Бронекорпус прикрывал все агрегаты тепловоза, в том числе и колесные тележки. Кабина тепловоза имела бойницы для стрельбы из личного оружия и была сделана двухъярусной: машинист располагался на своем обычном месте, а над ним было организовано рабочее место командира с командирской башенкой и наблюдательными приборами.

Лафет спаренной зенитной установки ЗУ-23-2
Лафет спаренной зенитной установки ЗУ-23-2, установленный на тумбе в зенитной бронеплатформе

Управление всеми действиями бронепоезда БП-1 должно было вестись из штабного вагона. Полностью бронированный вагон оснащался всем необходимым оборудованием для связи с экипажем поезда и другими подразделениями. Здесь размещались командир бронепоезда, штаб и узел связи. Штабной броневагон был выполнен герметичным и имел фильтровентиляционные установки. По краям вагона были сделаны две открытые площадки, на которых устанавливались 23-мм зенитные автоматы.

 

В состав бронепоезда входила и отдельная платформа с зенитным вооружением. В ее средней части располагалась бронированная рубка для экипажа и боекомплекта, а на площадках по краям устанавливались — с одной стороны счетверенная установка 23-мм автоматических пушек от ЗСУ-23-4 «Шилка» (или счетверенная 14,5-мм зенитно-пулеметная установка ЗПУ4), а с другой — спаренная зенитная установка ЗУ-23-2. Кроме артиллеристов, на площадке также располагались расчеты ПЗРК «Стрела».

Пара сцепленных бронированных тепловозов ТГ-20
Пара сцепленных (кабинами машиниста друг к другу) бронированных тепловозов ТГ-20

Помимо обычных танковых платформ, входивших в состав бронелетучек БТЛ-1, бронепоезд БП-1 оснащался дополнительно двумя платформами для танков ПТ-76. С целью дополнительной защиты этих легкобронированных плавающих танков, данные платформы имели вертикальные броневые борта (почти двухметровой высоты). ПТ-76, как и танки бронелетучек, при необходимости могли съезжать с платформ и выполнять поставленные задачи (как правило, разведывательные) отдельно от поезда.

 

Каждому бронепоезду БП-1 предполагалось придавать разведывательную роту с восемью бронетранспортерами БТР-40ЖД. После небольшой подготовки эти машины могли самостоятельно передвигаться по железной дороге. Для перевозки бронетранспортеров на большие расстояния бронепоезд имел четыре специальные платформы (на каждой платформе могло размещаться по два БТР-40 ЖД). Платформы оснащались аппарелями для погрузки бронетранспортеров, а также отбойниками для удаления с рельсового пути посторонних предметов и могли использоваться как контрольные платформы.

Место машиниста тепловоза ТГ-20
Место машиниста тепловоза ТГ-20
Кабина тепловоза была сделана двухъярусной
Кабина тепловоза была сделана двухъярусной — над местом машиниста располагалось рабочее место командира
Бронетранспортер БТР-40 ЖД
Бронетранспортер БТР-40 ЖД

Таким образом, стандартный состав боевой части бронепоезда БП-1 был следующим. Впереди шли контрольные платформы, загруженные рельсами и шпалами. Используя последние, ремонтная бригада, сопровождавшая бронепоезд, могла быстро восстановить путь. За платформами следовал бронированный тепловоз ТГ-20. За тепловозом располагались две бронелетучки БТЛ-1. Центральная секция бронепоезда состояла из штабного и зенитного вагонов, а также платформ с легкими танками ПТ-76. В хвосте состава шли еще три бронелетучки и контрольная платформа. Все танки и БТР, входящие в состав бронепоезда, могли передвигаться своим ходом и использоваться вне железной дороги. Помимо этих платформ, в зависимости от поставленных задач в состав бронепоезда могли включаться вагоны для личного состава, полевые кухни и т. д.

 

По имеющейся информации, было построено около 40 бронелетучек БТЛ-1 и дополнительные вагоны для четырех поездов БП-1. Соответственно, в начале 1970-х гг. в составе войск Забайкальского и Дальневосточного военных округов было сформировано четыре новые воинские части — отдельные бронепоезда. Автору известны номера только двух из них — 14-й (в/ч 13755, ст. Магдагачи) и 16-й (в/ч 45897, ст. Архара). Личный состав отдельного бронепоезда БП-1 как воинской части насчитывал 270 человек (мотострелковый взвод, зенитно-ракетный взвод, инженерно-саперный взвод, отделение тяги). Из них экипаж самого бронепоезда (его боевая часть) составлял 59 человек. Кроме боевой части, имелась и небоевая часть бронепоезда — база, предназначенная для размещения штаба, отдыха личного состава, хранения топлива, воды, боеприпасов, продовольствия, ремонтно-восстановительных средств, средств разведки и связи. В ее состав входил тепловоз, несколько пассажирских и грузовых вагонов и платформ, автодрезины, автомобили (семь грузовых и специальных автомобилей и мотоцикл).

Технические данные бронепоезда типа БП-1
 

Бронепоезда БП-1 находились в готовности по первому приказу выдвинуться в заданные районы. К счастью, несмотря на периодически обостряющуюся международную обстановку, в боях с китайцами им принять участие не пришлось. А после потепления советско-китайских отношений они были переведены в резерв. Там бронепоезда находились до начала 1990 г. В этот период обострилась обстановка в Закавказье, и было решено использовать бронепоезда в операции по подавлению беспорядков, разгоревшихся на этнической почве в Баку. Очевидно, припомнили опыт Бакинской операции Красной армии 1920 г., в которой существенную роль сыграл бронепоезд № 61 «имени III Интернационала». Однако ситуацию в городе удалось взять под контроль благодаря переброшенной туда по воздуху 103-й гвардейской дивизии ВДВ, и спешившие в солнечный Азербайджан из Сибири бронепоезда с половины пути были возвращены обратно, в места их постоянной дислокации. Кстати, выяснилось, что они не очень приспособлены для совершения столь длительных маршей.

бронетепловоз ТГ-20
Сохранившийся до наших дней бронетепловоз ТГ-20. Ставропольский край, станция Невинномысская, 2017 г.
Платформа для перевозки двух БТР-40 ЖД
Платформа для перевозки двух БТР-40 ЖД

После возвращения в Забайкалье поступил приказ — бронепоезда расформировать, а материальную часть передать Внутренним войскам. В составе Забайкальского военного округа оставили только один бронепоезд (без личного состава) в качестве будущего экспоната музея. Он простоял больше года на базе хранения в 40 километрах от Читы.

 

Еще раз про бронепоезда вспомнили, когда обострился вооруженный армяно-азербайджанский конфликт из-за Карабаха. Из Москвы поступила команда привести уже наполовину «музейный» бронепоезд в боевое состояние, сформировать экипаж и направить в район конфликта в Закавказье, для охраны железнодорожных путей и сопровождения народнохозяйственных грузов. Ценой неимоверных усилий приказ был выполнен, особенно большие проблемы доставила реанимация тепловоза ТГ-16, который был давно снят с производства. Те, кто их обслуживал, были давно уже на пенсии, а молодые машинисты этот тепловоз практически не знали. Когда бронепоезд в полной боевой готовности отправился по назначению, выяснилось, что он не может выдерживать среднюю скорость движения, установленную на железнодорожном транспорте, и создает массу помех и проблем для продвижения поездов с пассажирами и народнохозяйственными грузами. Тем не менее, несмотря на все сложности, бронепоезд БП-1 в полном составе прибыл в зону межнационального конфликта и, со слов офицеров оперативного управления штаба округа, показал себя с положительной стороны. Несколько раз поезд попадал под обстрел, однако ответный огонь не открывал, имея соответствующий приказ.

 

Выполнив последнюю боевую задачу, бронепоезд вернулся на свою базу. Однако в сложные 1990-е гг. он постепенно пришел в негодность, и сейчас восстановить БП-1 уже не представляется возможным. До настоящего времени сохранилось только несколько бронетепловозов и отдельных вагонов (очевидно, из тех, что были переданы Внутренним войскам). Так закончилась история единственных серийных послевоенных советских бронепоездов типа БП-1.

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.