Но ранней весной 1916 г. главный инженер и технический директор предприятия Роберт Телен сам решил сделать истребитель, подключив начальника проектного отдела Шуберта и инженера Гнедига. Они могли просто уменьшить Альбатрос C I с мотором Мерседес D III мощностью 160 л. с. или со 150-сильным Бенц Bz III, убрав заднюю кабину, но Телен решил все переделать. Вряд ли у него был какой-то расчет, для этого просто не было времени — в апреле самолет уже совершил первый полет. Наверное, интуиция подсказала конструкторам, что простой путь ведет в тупик.

 

Фюзеляж опытного Альбатроса L 15 получил обтекаемую форму, выбранную по теории пограничного слоя профессора Прандтля. Его проектирование Телен начал с капота, закрыв им почти весь блок цилиндров. На разведчике он облегал картер мотора, и из него выходил голый вал винта, а для истребителя сделали большой кок — он, капот и остальной фюзеляж сливались в «каплю Прандтля», но сплюснутую с боков.

 

Не забыли и о местной аэродинамике, «одев» рукава подачи лент к пулеметам в обтекатели, и даже ступенька, врезанная в левый борт фюзеляжа, закрывалась подпружиненной крышкой — рифленой, чтоб сапог не скользил. Летчик вдавливал ее носком обуви, а когда снимал ногу, она возвращалась в вертикальное положение, закрывая отверстие. Так было сделано и на других самолетах, например, на Роланде D I, но впервые, вероятно, именно на Альбатросе L 15, и это решение применяется до сих пор.

 

Профессор Прандтль учил, что идеально обтекаемое тело должно быть округлым спереди и заостренным сзади, но Телен «утолстил» хвостовую часть фюзеляжа, убрав в нее тросы и качалки руля направления, а на руле высоты снаружи остались только качалки («кабанчики») и крепящиеся к ним концы тросов. Мидель Альбатроса L 15 получился больше, чем у C I, но сопротивление снизилось.

 

Фюзеляж разведчика был прост, как табуретка, — рама почти прямоугольного сечения обшивалась листами фанеры, небольшая кривизна которым придавалась, когда они крепились к ее верхним и нижним дужкам гвоздями и клеем. На истребителе оставили те же шесть еловых лонжеронов и шпангоуты, но фанеру обшивки двойной кривизны пришлось предварительно кроить и формовать, обдавая паром на деревянном болване и высушивая на нем же.

 

Продолжение статьи читайте в новом номере журнала "Наука и техника" 


Понравилась статья? Не забудьте поделиться ею: