А для конструкторов того времени переход на единый главный калибр отнюдь не был очевидным. Главная причина заключалась в скорострельности. Да, башни главного калибра существенно изменились. Теперь для произведения выстрела их уже не обязательно надо было возвращать в диаметральную плоскость и придавать определенный угол возвышения, при котором происходило досылание новых снарядов и зарядов. Новые конструкции башен позволяли заряжать орудия при любом угле поворота башен и при любом угле возвышения. Существенным шагом вперед стала башня, центр тяжести которой совпадал с осью вращения. Теперь при развороте орудия корабль не получал крена. Наконец, широкое применение автоматики и бездымных порохов дало возможность еще более повысить скорострельность.

 

Однако аналогичные процессы шли и для башен среднего калибра, но с небольшим опережением. А кроме того, более легкие заряды и снаряды давали возможность всегда иметь чуть большую скорострельность, чем для главного калибра. Поэтому выбор, что предпочесть: дополнительные четыре 305-мм орудия или, при этом же весе, шесть-восемь орудий «второго главного» калибра, был не настолько очевиден. «Второй главный» калибр при большем количестве этих орудий и их более высокой скорострельности давал зачастую даже больший вес выбрасываемого металла, чем 305-мм калибр.

 

Но если в разгар «дредноутской» лихорадки французы на своих «Дантонах» использовали 240-мм калибр, скорее, из «идейных» соображений, то Австро-Венгрия и Япония имели уникальный опыт «деэволюции». Их новейшие броненосцы предполагались с единым главным калибром, но, по ряду причин, обе страны в итоге предпочли промежуточный калибр, получив корабли, которые в печати получили прозвище «полудредноуты».

 

В мае 1904 г., всего через две недели после спуска на воду «Эрцгерцога Фридриха», военно-морская секция Австро-Венгерского военного министерства начала разработку броненосца следующего поколения. Впрочем, законное основание для этого они получили лишь год спустя, когда главком флота Рудольф Монтекукколи предложил новую судостроительную программу. В соответствии с ней флот должен был включать 12 броненосцев, четыре броненосных крейсера, восемь быстроходных крейсеров-скаутов, 18 крупных эсминцев, 26 миноносцев и шесть субмарин. Что касается броненосцев, то в наличии имелось лишь шесть кораблей этого класса в строю или постройке, а также три броненосца береговой обороны. Остальные корабли были настолько старые (еще барбетные или даже с центральной батареей), что просто нуждались в замене.

 

Продолжение статьи читайте в новом номере журнала "Наука и техника"