Таким образом, построено уже более 110 самолетов Су-34. Это уже вторая партия многоцелевых машин этого типа, переданная ВКС России в ходе выполнения предприятием Государственного оборонного заказа на 2017 г. Восстановление серийного производства боевых самолетов не только положительно сказалось на деятельности НАЗ им. В.П. Чкалова, но и на всей жизни Новосибирска. Авиазавод – одно из главных предприятий  зауральского мегаполиса и от успешной его работы зависит благосостояние работников и их семей – жителей города.

 

На сегодня в планах НАЗ, ПАО «Сухой» и ОАК довести общее число самолетов Су-34 в частях ВКС России не менее чем до 150 машин и ожидается, что заказ будет увеличен еще как минимум на 50 самолетов. Это загружает предприятие заказами как минимум до 2020 г. и позволит продолжить замену фронтовых бомбардировщиков Су-24М – машин поколения III+ еще советской постройки. Самолеты Су-24 в первой модификации «без буквы» уже сняты с вооружения ВКС РФ и вскоре очевидно придет срок менять и фронтовые разведчики Су-24МР.

Монтаж агрегатов силовой установки и других систем на очередном серийном бомбардировщике Су-34 в цехе Новосибирского авиазавода
Монтаж агрегатов силовой установки и других систем на очередном серийном бомбардировщике Су-34 в цехе Новосибирского авиазавода
Фото: topwar.ru

Самолет Су-34 относится к поколению боевых машин, обозначаемому как IV++. Это означает, что в дополнении к таким обязательным для поколения IV свойствам, как расширенный диапазон высот и скоростей полета, улучшенная маневренность в т.ч. у земли, значительный радиус действия с нормальной и максимальной боевой нагрузкой, а также способность работать в любых погодных условиях днем и ночью с непосредственным обнаружением цели добавились новые боевые свойства.

 

Во-первых, это сверхманевренность и дальнейший рост дальности полета благодаря переходу на аэродинамическую схему «продольный интегральный триплан с ПГО». Переднее горизонтальное оперение дает дальнейшее снижение статической устойчивости самолета, что снижает его балансировочное сопротивление и на крейсерских режимах, и при маневрировании. ПГО создает дополнительные управляющие моменты, позволяющие тяжелой машине выполнять фигуры пилотажа, недоступные обычным самолетам, даже легким. Если сравнивать Су-34 и лучший аналогичный самолет НАТО F-15E «Страйк Игл» поколения IV+, то российская машина оказывается лучше именно за счет прогрессивной аэродинамики.

 

Во-вторых, новое прицельно-навигационное оборудование позволяет обнаруживать любые наземные, морские (прием в перспективе – даже подводные), а также воздушные цели и применять по ним широкий набор высокоточного оружия. По автономности (независимости от внешних систем навигации и целеуказания), точности и радиусу поражения Су-34 также заметно превосходит F-15E, который ориентирован прежде всего на взаимодействие со спутниковой системой GPS и в случае подавления ее сигналов становится «слепым».

 

Также важным преимуществом Су-34 является то, что он сохранил возможность применения неуправляемого оружия, о важности которого в локальных конфликтах и в возможной войне между технологически развитыми державами писал наш сайт. 

 

В отличие от Су-24, который был вооружен только оборонительными ракетами «воздух-воздух» малой дальности, новый фронтовой бомбардировщик может применять УР средней и повышенной дальности Р-27Э и Р-77. Он не уступает здесь американскому F-15E с ракетами AIM-120C AMRAAM и имеет все возможности вести наступательный воздушный бой. А при его переходе в ближнюю фазу, что как показывает опыт войн во Вьетнаме, на Ближнем Востоке и в Югославии, весьма вероятно, Су-34 будет иметь преимущество за счет лучшей маневренности, а также качеств ракеты Р-73М с прогрессивной системой динамического управления и широкоугольной ГСН.

Изготовление силовой панели для бомбардировщика Су-34 на обрабатывающем центре DMU 340P
Изготовление силовой панели для бомбардировщика Су-34 на обрабатывающем центре DMU 340P
Фото: topwar.ru

Как и F-15E, самолет Су-34 имеет бортовые средства автоматизированного обмена информацией и управления боевым порядком. Надо думать, что американская система Link 16, которая сейчас внедряется и на F-15E, может иметь большие возможности по охвату района и количеству обслуживаемых самолетов, но преимущество российского бомбардировщика, как сказано выше, заключается в автономности действий. Он не зависит в такой степени от внешнего или предварительного целеуказания, а может сам искать цели. Его РЛС имеет большую дальность работы при сравнимой разрешающей способности, а многоканальная оптическая аппаратура встроенная, а не подвесная, как на «Страйк Игле». Чтобы F-15E мог сам найти и поразить наземную цель с малой радиолокационной контрастностью (а таких большинство в типовой боевой операции) ему надо взять на передние подфюзеляжные узлы подвески два больших контейнера – LANTIRN и FLIR, иначе экипаж ничего не сможет. А эти узлы подвески можно было бы использовать для дополнительного вооружения.

 

Традиционно достоинством современных боевых самолетов США называют пониженную радиолокационную заметность. Однако операция против Сербии в 1999 г. не подтвердила решающей важности этого свойства, что ставит под сомнение целесообразность приводящихся ныне в США работ по снижению эффективной поверхности радиоотражения на самолете F-15SE «Сайлент Игл». Размещение на таком самолете закрытого отсека вооружения может несколько повысить крейсерскую скорость полета, но неизбежно снизит остальные боевые качества. Что же до ЭПР уже выпускающихся серийно Су-34 и F-15E, то российский самолет, очевидно, даже с большим числом несущих плоскостей и отклоняемых аэродинамических поверхностей имеет здесь некоторое преимущество на основных наиболее опасных ракурсах обнаружения благодаря интегральной компоновке планера.

 

И наконец, расширение функций. Наш сайт уже писал об оснащении Су-34 новыми средствами РЭБ () и разведки. Наличие таких самолетов дает ВКС России значительные преимущества перед НАТО, т.к. при всем том бурном развитии, которое сейчас переживает беспилотная авиация именно в решении этих задач, ей пока еще очень далеко до пилотируемого самолета в одном важнейшем качестве – способности гибко, быстро и адекватно отреагировать на внезапное изменение тактической обстановки. Пока БПЛА-разведчики все еще работают по принципу «пылесоса», собирая в свой «мешок» всю увиденную информацию и не выделяя нужное сразу. В результате  искомый объект «тонет» в потоке ничего не значащих данных и может быть просто не обнаружен. К тому же БПЛА чаще всего не успевает оперативно развернуться и произвести доразведку цели, даже если оператор успеет ее заметить на пульте, а в большинстве случаев он вообще работает автономно и операция разбирается только после полного «слива» очередной порции данных на КП, что занимает минимум несколько секунд, а то и минуты. То же самое и с противодействием противнику – «беспилотка» стала самой легкой целью для войсковой ПВО. Так что пилотируемые разведчики, самолеты РЭБ и подавления ПВО рано списывать со счетов. Все это эффективно может делать Су-34.