Тактические и оперативно-тактические ракеты второго поколения

 

Указанный период был наиболее «ракетным» во всей истории американской армии — она одновременно эксплуатировала сразу пять типов тактических и оперативно-тактических ракет: «Першинг» 1, «Сержант», «Лакросс», «Онест Джон» и «Литтл Джон». Интересно, что все они (за исключением, пожалуй, «Першинга» 1) не разрабатывались в рамках доктрины «массированного возмездия» — их проектирование началось раньше. Но эти типы ракетно-ядерного оружия были весьма удачно «вмонтированы» в систему вооружений, предусматривавшуюся новой доктриной: «Першинг» 1 стал оружием уровня группы армий, «Сержант» — корпусным средством, «Онест Джон» и «Лакросс» — дивизионным; наконец, «Литтл Джон» был принят для воздушно-десантных дивизий. Пять указанных ракет относятся ко второму поколению американских ТР и ОТР. Но в этой части статьи мы рассмотрим лишь четыре последних типа — «Першинг» 1 в техническом и тех- нологическом отношении был предшественником «Першинга» 2, ракеты третьего поколения, поэтому он будет рассмотрен в следующей части.

Необходимо сделать еще одно отступление, дабы разобраться с терминологией. В США вплоть до рубежа 80-х и 90-х гг. прошлого века не выделяли понятия оперативного искусства как отдельной отрасли военного искусства. Применялись лишь термины стратегии и тактики, причем в смысле, отличающемся от принятого в советской военной науке. Американцы при разграничении стратегии и тактики принимали во внимание не столько масштаб действий, сколько поставленные цели: стратегия — это действия, преследующие глобальные цели, а тактика — конкретный способ реализации принятой стратегии. Поэтому все перечисленные ракеты в американской терминологии именовались тактическими (TBM — Tactical Ballistic Missile), подразделяясь на классы малой дальности (short range) и средней дальности (medium range).

 

Первый массированный ответный удар должны были выполнить, главным образом, авиация и ракеты «Першинг» 1. Целями при этом были группировки войск в ГДР, Чехословакии, Польше и в западной части территории СССР, а также ключевые узлы и линии коммуникаций. Для выполнения этой задачи следовало применить мощные боеголовки мегатонного класса. Это влекло за собой неминуемые жертвы среди мирного населения и разрушение множества невоенных объектов — но подобные действия по территории противника считались вполне оправданными. Для этого требовались ракеты с дальностью стрельбы 600-700 км, что позволяло наносить удар из глубины собственной группировки (350-400 км) на всю глубину района сосредоточений войск первого эшелона Организации Варшавского договора (около 250 км).

 

Когда танковые группировки ОВД входили на территорию ФРГ и Австрии, войска НАТО приступали к сдерживающим боевым действиям в полосе прикрытия шириной 150-250 км — именно на таком расстоянии от границы дислоцировались основные соединения их сухопутных войск (это обеспечивало возможность маневра после определения направлений главных ударов противника). Пока войска территориальной обороны сражались в полосе прикрытия, пытаясь сдержать продвижение танковых армад противника, армейские корпуса выполняли удары по противостоящим им группировкам, используя ракеты с боеголовками средней и малой мощности — дабы минимизировать потери среди собственного гражданского населения. Для этого корпус должен был располагать ракетами с дальностью стрельбы порядка 150 км, что позволило бы осуществлять пуски из-за своих первых эшелонов на ту глубину полосы прорыва, на которую уже вклинились бы войска противника. Эту задачу должны были выполнять ракеты «Сержант».

 

После вступления в соприкосновение с противником наступал черед ракетно-ядерных средств дивизионного уровня. Для таких ракет достаточной считалась дальность стрельбы порядка 50 км — это позволяло поражать дивизии второго эшелона вражеских армий, находящиеся на расстоянии 30-40 км от переднего края. Ракеты «Онест Джон» и «Лакросс» должны были обеспечить выполнение такого задания.

 

Характерно, что при нанесении контрудара применение ядерного оружия предполагалось в весьма ограниченном масштабе — ведь предварительно войска противника уже должны были быть разгромлены. Ядерные удары следовало наносить только для изоляции поля боя — по выдвигающимся к переднему краю резервам.

 

Доктрина «массированного возмездия» радикально меняла роли родов оружия на поле боя. В войнах прошлого основные боевые действия вели пехота (кавалерия), а затем — танковые и механизированные войска, артиллерия же была средством их поддержки. В новой войне ракетные войска и артиллерия стран НАТО (и прежде всего США) должны были стать, благодаря обладанию ядерным оружием, тем родом войск, который нес бы на себе основную тяжесть боевых действий. От эффективности ракетно-ядерных (и авиационных) ударов зависел успех всей кампа- нии, а в конечном итоге — и войны. Поэтому период второй половины 50-х и 60-х гг. стал наиболее интересным этапом в развитии американских ТР и ОТР.

 

Оперативно-тактическая ракета «Сержант»

 

С начала 50-х гг. армия США проявляла интерес к твердотопливным ОТР, призванным заменить на уровне армейского корпуса жидкостную ракету «Корпорал», сложную в обслуживании и с длительным циклом предстартовой подготовки. Твердотопливная ракета сокращала этот цикл в несколько раз, что позволяло уменьшить время пребывания комплекса на позиции и, следовательно, снизить его уязвимость. Кроме того, учитывалось, что цели для ОТР имеют ограниченно подвижный характер (скопления войск, полевые командные пункты и пр.) — НАТОвские нормативные документы указывали, что такие цели остаются на одном месте от нескольких часов до двух суток. Поэтому уменьшение длительности предстартовой подготовки позволяло более оперативно реагировать на данные разведки и поражать такие цели.

Корабль типа «Юаньван» (Yuang Wang)
Корабль типа «Юаньван» (Yuang Wang) за работой 

Проблема создания твердотопливных ракет относительно большой дальности в начале 50-х гг. представлялась довольно сложной. Дело в том, что в таких ракетах топливо размещается непосредственно в камере сгорания. По мере выгорания топлива свободный объем камеры увеличивается, а давление в ней и, соответственно, тяга двигателя — падает. Поэтому решение задачи прицеливания для ракеты, движущейся по баллистической траектории с уменьшающейся тягой двигателя было чрезвычайно трудным. Даже введение системы управления ракетой не решало проблему — на существующем в то время техническом уровне ни одна система управления попросту не могла справиться с задачей.

 

Тем не менее, в 1951 г. армия США инициировала исследовательские работы по созданию твердотопливной ОТР для замены только что принятой на вооружение ракеты «Корпорал». Программу совместно осуществляли фирма «Тиокол» и Лаборатория реактивного движения (JPL — Jet Propulsion Laboratory) Калифорнийского технологического института. Результатом стало создание экспериментальной ракеты XSSM-A-13 «Гермес» А-2.

 

Специалисты «Тиокола» и JPL подошли к проблеме создания твердотопливной ракеты с другой стороны — вместо создания сложной системы управления, эффективность которой была под вопросом, они попытались добиться равномерности тяги двигателя. Оказалось, что проблему падения тяги твердотопливного двигателя по мере выгорания топлива можно решить относительно просто. Поскольку эффективность топлива зависит от площади поверхности горения, следовало лишь спрофилировать заряд таким образом, чтобы по мере выгорания топлива увеличивалась поверхность горения. Для этого в заряде топлива проделали отверстие в форме многолучевой звезды переменного сечения. Так ценой некоторого усложнения технологического процесса изготовления двигателя удалось добиться стабильности тяги. Первый твердотопливный двигатель, изготовленный по такой схеме, имел тягу около 2 тс и с успехом был испытан в 1953 г. После этого армия обратилась к JPL, Редстоунскому арсеналу, а также к фирме «Дженерал Электрик» с запросом предложений по разработке твердотопливной ОТР. В январе 1955 г. победителем конкурса объявили JPL. Первоначально ракета получила индекс XSSM-A-27, но уже в июне 1955 г. он был изменен на ХМ15. Одновременно ракете присвоили обозначение «Сержант».

 

Новое изделие JPL представляло собой одноступенчатую баллистическую ракету обычной аэродинамической схемы. В конической носовой части находилась боеголовка W-52 с регулируемой в пределах 40-150 кт мощностью, за ней — инерциальная система управления, а всю цилиндрическую часть корпуса ракеты занимал заряд твердотопливного двигателя. К хвостовой части крепились четыре стабилизатора, снабженные рулями с сервоприводом. Благодаря размещению топлива непосредственно в камере сгорания и сравнительно малогабаритной боевой части конструкторам удалось создать ракету с меньшими, чем у «Корпорала», габаритами, но большей дальностью полета (140 км против 120 км).

Ракета MGM-29 Sergeant в полете
Ракета MGM-29 Sergeant в полете

В походном положении ракета перевозилась расстыкованной на трех полуприцепах. Сборка в полевых условиях считалась довольно трудоемкой процедурой и занимала порядка 30 минут. Пусковая установка также находилась на полуприцепе. Перед стартом откидывались две широкие опоры с боков полуприцепа-ПУ и одна сзади, образовывая своеобразную треногу. Ракета подвешивалась снизу под направляющей — такое решение характерно для корабельных ракетных комплексов, но крайне редко применяется в наземных ПУ (для них типичным является размещение ракеты сверху направляющей). Стартовый угол составлял 75°. Цикл вычисления данных и ввода их в процессор системы управления ракеты посредством специального компьютера требовал 44 минуты. Параллельно производилась проверка других систем ракеты и предварительный подогрев двигателя. То есть, весь цикл предстартовой подготовки занимал примерно час с четвертью — по современным меркам много, но сравните с 9 часами для «Корпорала»!

 

За три минуты до старта пусковой расчет занимал места в укрытии. После пуска аэродинамические рули направляли ракету на заданную траекторию. Обычно в ракетах с ЖРД грубая наводка осуществлялась путем выключения двигателя в нужной точке траектории, после чего ракета по баллистической кривой направлялась к цели, а инерциальная система могла подкорректировать траекторию. Но твердотопливный двигатель в отличие от ЖРД нельзя выключить до выгорания топлива. Поэтому конструкторы «Сержанта» применили необычное для ракет устройство — аэродинамические тормоза. Раскрывшись в соответствующий момент, они полностью нивелировали тягу работающего двигателя, создавая сопротивление порядка 16 тс. В момент остановки двигателя тормоза автоматически убирались. Инерциальная система наведения «Сержанта» была довольно точной, обеспечивая круговую вероятную ошибку в пределах 150-200 м (при полигонных пусках; в полевых условиях этот параметр возрастал до 300 м).

 

Испытательные пуски опытных образцов ракеты начались уже в 1956 г. Военные были удовлетворены их результатами, и встал вопрос о выборе подрядчика для серийного выпуска «Сержанта» — ведь JPL не располагала собственными производственными мощностями. Контракт достался фирме «Сперри», в 1959 г. изготовившей первую партию ракет для войсковых испытаний. В апреле 1961 г. ракету приняли на вооружение под индексом М15, но уже в 1962 г. в соответствии с новой единой системой обозначений его сменили на MGM-29A . Общий объем выпуска составил 473 ракеты (64 опытных и предсерийных, а также 409 серийных). Интересно, что за период испытаний и службы было проведено 177 пусков, из них только 3 оказались неудачными.

Ракетный комплекс MGM-29 Sergeant в музее артиллерии США
 
Ракетный комплекс MGM-29 Sergeant в музее артиллерии США
Ракетный комплекс MGM-29 Sergeant в музее артиллерии США

Первой частью, получившей новые ракеты, стал 3-й дивизион 38-го артполка, дислоцированный в учебном центре Форт-Силл (шт. Оклахома). Он оказался и единственной частью «Сержантов», размещенной на территории США. Помимо него, в 1962-1964 гг. было сформировано еще шесть дивизионов. Четыре из них были дислоцированы в ФРГ: 5-й дивизион 77-го АП (Бабенхаузен) и 3-й дивизион 80-го АП (Дармштадт) входили в состав 36-й группы полевой артиллерии (ГрПА) 5-го армейского корпуса, 5-й дивизион 73-го АП (Эрланген) — 35-й ГрПА 7-го армейского корпуса, а 1-й дивизион 68-го АП (Ансбах) — 210-й ГрПА того же 7-го корпуса. В Италии (Виченца) разместили 5-й дивизион 30-го АП, а в Южной Корее — 3-й дивизион 81-го АП. Все дивизионы имели в своем составе штабную батарею и две огневые, являющиеся полностью автономными и способные выполнять боевые задачи в отрыве от штаба.

 

Помимо США, ракетами «Сержант» предполагалось вооружить армии союзников по НАТО. Первоначально собирались сформировать три дивизиона в составе армии ФРГ и один — в бельгийской, но последнюю сочли еще «незрелой» для столь серьезного оружия, и все четыре «союзнических» дивизиона — 150-й, 250-й, 350-й и 650-й — были сформированы в составе бундесвера, достигнув боеготовности к 1965 г. Немецкие дивизионы были более многочисленными, чем американские: в их огневых батареях было по два пусковых взвода вместо одного, то есть, дивизион располагал не двумя ПУ, а четырьмя.

 

В середине 1970 г. американские части «Сержантов», дислоцированные в ФРГ, прошли реорганизацию — остались только два дивизиона, но «спаренных», четырехбатарейных: 5-й дивизион 73-го АП (Крайлсхейм) в составе 5-го АК и 5-й дивизион 77-го АП (Висбаден) — 7-го АК. В 1972 г. началась замена «Сержантов» но- выми ракетными комплексами «Ланс». С вооружения армии США в ФРГ «Сержанты» сняли в 1976 г., в Южной Корее — в 1977 г., а бундесвера — два года спустя.

Баллистическая ракета малой дальности MGM-18 Lacrosse
 
Баллистическая ракета малой дальности MGM-18 Lacrosse
Баллистическая ракета малой дальности MGM-18 Lacrosse

Как и многие другие американские разработки в области ракетного оружия, «Сержант» использовался и в космических исследованиях — правда, не в виде самостоятельного изделия, а как составляющая ракеты-носителя «Джюно» I. Эта четырехступенчатая ракета представляла собой довольно сложную конструкцию. Ее первой ступенью была ракета «Редстоун», вторая состояла из 11(!) уменьшенных двигателей ракеты «Сержант», третья — еще из трех таких же двигателей, четвертая ступень, неотделяемая от полезной нагрузки, — из одного. Естественно, надежность столь сложной системы оставляла желать лучшего — из шести осуществленных запусков успешными оказались только три. Но именно «Джюно» I 31 января 1958 г. вывела на околоземную орбиту первый американский искусственный спутник Земли «Эксплорер» 1.

 

Более успешным оказался другой ракетоноситель, созданный с применением технологии «Сержанта» — четырехступенчатый «Скаут», в котором доработанный «Сержант» под обозначением «Кастор» был второй ступенью. Первый успешный запуск «Скаута» состоялся 16 февраля 1961 г., когда на орбиту был выведен спутник «Эксплорер» 9. «Скаут» находился в эксплуатации вплоть до 1994 г. Состоялось 148 его пусков, из них 121 был успешным.

 

Тактическая управляемая ракета «Лакросс»

 

Эта ракета имела длинную и извилистую историю создания, но самую короткую историю службы среди всех американских ракет. Разработка «Лакросса» началась в 1947 г. по заказу Корпуса морской пехоты США (КМП). Морпехам требовалась ракета небольших габаритов, способная обеспечить поддержку частям КМП, когда те продвинутся от плацдарма в глубь территории противника, выйдя за пределы зоны действия корабельной артиллерии. Концепция предусматривала создание именно управляемой ракеты, способной с высокой точностью поражать узлы сопротивления противника — это позволило бы морской пехоте отказаться от традиционной артиллерийской подготовки, а значит — существенно уменьшить потребности в переброске артиллерии и боеприпасов на плацдарм. Контракт на разработку ракеты, получившей обозначение SSM-N-9 «Лакросс», был подписан с Корнелльской лабораторией аэронавтики (CAL — Cornell Aeronautical Laboratory) из Буффало, шт. Нью-Йорк.

Пуск ракеты MGM-18 Lacrosse
Пуск ракеты MGM-18 Lacrosse

Поскольку «Лакросс» предназначался для поражения точечных целей, конструкторы создали что-то вроде многократно увеличенной противотанковой ракеты. «Лакросс» получил Х-образное стреловидное крыло относительно большого размаха в средней части ракеты и классическое оперение — в хвостовой. Для ракеты предусмотрели радиокомандную систему наведения. Однако, поскольку дальность стрельбы «Лакросса» должна была составлять не менее 20 км, цель находилась вне поля зрения оператора, да и ракета выходила за пределы этого поля. Поэтому для слежения за ракетой предполагалось применить РЛС, а координаты цели должны были быть заранее известны (например, передаваться по радио специальной разведывательной группой).

 

Разработка «Лакросса» велась на протяжении около двух лет. Но в 1949 г. в ходе очередного межвидового «междусобойчика» в вооруженных силах США Объединенный комитет начальников штабов принял решение, в соответствии с которым все разработки управляемых ракет класса «земля-земля» передавались в ведение армии. КМП мог принять на вооружение подобное оружие, но его созданием и отработкой отныне должны были заниматься армейцы. Армия же отнюдь не горела желанием возиться с ненужной ей системой, и в марте 1950 г. программа создания ракеты «Лакросс», успевшей сменить индекс на SSM-G-12, была закрыта.

 

Казалось бы, на системе можно ставить жирный крест. Но три месяца спустя началась война в Корее. Уже в первых боях оказалось, что и армии вовсе не помешало бы высокоточное оружие, способное поражать точечные цели на глубину 25-30 км. 31 августа 1950 г. министр обороны распорядился возобновить работы по созданию «Лакросса». Индекс ракеты вновь изменился на SSM-A-12.

Ракета MGR-1A Honest John на пусковой установке M289
Ракета MGR-1A Honest John на пусковой установке M289
Ракета MGR-1A Honest John на пусковой установке M386
Ракета MGR-1A Honest John на пусковой установке M386

Создание ракеты шло довольно медленно. Только к январю 1953 г. определились с силовой установкой — выбрали твердотопливный двигатель ХМ10 фирмы «Тиокол» (до того рассматривалась возможность применения ЖРД). Пришлось помучиться и с системой управления. Долго не удавалось довести устройство, переводящее данные РЛС в прямоугольную систему координат, возникали проблемы и с бортовым процессором ракеты, преобразующим радиосигналы управления в команды для рулей. Испытания системы управления проводились с апреля 1953 г. по январь 1954 г. с применением ракеты воздушного базирования RV-A-22 «Ларк», а в апреле 1954 г. состоялся первый пуск опытной ракеты XSSM-A-12. В апреле 1955 г. в качестве производителя серийных ракет выбрали фирму «Мартин», но первый пуск «Лакросса», собранного этой фирмой, состоялся лишь в январе 1957 г. К тому времени индекс ракеты вновь изменился — теперь она обозначалась ХМ4. Прошло еще два года до того, как букву «Х», обозначающую опытный характер изделия, убрали — в июле 1959 г. ракету приняли на вооружение армии США как М4 «Лакросс». А месяц спустя от «Лакросса» отказался инициатор ее разработки — Корпус морской пехоты. Общий объем производства составил 1194 ракеты (включая 107 опытных и предсерийных). В 1962 г. ракета вновь сменила обозначение на MGM-18A.

 

Дальность стрельбы серийной ракеты оказалась меньше из начально закладывавшейся в тактико-технические требования — всего 19 км. «Лакросс» комплектовался фугасной БЧ Т-34 массой 245 кг либо ядерной W-40 с мощностью, регулируемой в диапазоне 1,7-10 кт. Система наведения обеспечивала КВО 20-50 м.

 

«Лакросс» был довольно компактной системой — в огневой взвод входили всего четыре автомобиля — два трехосных 2,5-тонных и два джипа. На одной машине находилась пусковая установка, на которой и перевозилась ракета, пуск которой производился под углом 70° к горизонту. На втором грузовике смонтировали радар слежения за ракетой и антенну передачи команд. Один из джипов нес устройство оптического слежения — оно могло применяться в том случае, если цель находилась в пределах видимости. Наконец, на втором джипе находился компьютер и рабочее место оператора.

 

Батарея состояла из двух огневых взводов, а в дивизионе двухбатарейного состава было всего четыре пусковые установки. Армия США в 1959-1960 гг. развернула на территории ФРГ пять дивизионов «Лакроссов» (2-й дивизион 22-го АП, 4-й дивизион 28-го АП, 5-й дивизион 33-го АП, 5-й дивизион 39-го АП и 5-й дивизион 42-го АП). Все они входили в состав корпусной артил- лерии 5-го и 7-го АК, но в ходе боевых действий должны были придаваться дивизиям.

 

Карьера «Лакросса» оказалась короткой. В годы, когда ракета поступала на вооружение, доминировала идея о решающем значении массированных ядерных ударов. Для этого отнюдь не требовались сложные в эксплуатации высокоточные ракеты для поражения точечных целей — ведь гораздо более простые «Онест Джоны» накрывали целые участки поля боя со скоплениями таких точечных целей. Не было смысла атаковать одиночными ракетами «Лакросс» с обычными БЧ, например, позиции отдельных артбатарей, когда одной ракетой «Онест Джон» можно было поразить весь дивизион. А для ядерной БЧ система наведения «Лакросса» была излишне сложной — было бы достаточно КВО порядка 200-300 м. К тому же радиокомандная система наведения оказалась уязвимой для помех — так что в условиях реального поля боя «Лакросс» мог оказаться бесполезным, более того — представлять опасность (в случае срыва наведения) для собственных войск и мирного населения.

 

В 1963 г. была предпринята попытка модернизировать комплекс «Лакросс» за счет замены уязвимой системы наведения иной, более помехозащищенной. Но эта задача была признана труднореализуемой и неэффективной с экономической точки зрения. А в феврале 1964 г. приняли решение о снятии «Лакросса» с вооружения. Так завершилась история оригинального комплекса высокоточного оружия, разрабатывавшегося в течение 12 лет, но состоявшего на вооружении менее пяти лет. Теперь задачи огневой поддержки дивизий возлагались исключительно на дивизионы ракет «Онест Джон» и ствольную артиллерию.

 

Тактическая неуправляемая ракета «Онест Джон»

 

До конца 40-х гг. представление американских генералов о характере операций сухопутных войск в будущей войне не отличались от шаблонов времен Второй мировой. Считалось, что ядерное оружие будет применяться исключительно авиацией и только в стратегических целях. Но уже в начале 50-х гг., за несколько лет до разработки доктрины «массированного возмездия», взгляды на роль ядерного оружия кардинально изменились. Теперь тактическое ядерное оружие рассматривалось как необходимое средство дивизионного уровня, призванное обеспечить нанесение ударов на глубину 15-25 км (до 15 км била дивизионная артиллерия). При этом основными целями должны были стать вторые эшелоны наступающих дивизий противника. В мае 1950 г. были подготовлены соответствующие тактико-технические требования к тактической ракете дивизионного звена. Требуемая дальность стрельбы (18 км) и мощность ядерной боеголовки (20 кт) обусловили отказ от системы управления — даже неуправляемая ракета вполне обеспечивала необходимую точность (отклонение до 300 м по дальности и 50 м — боковое). Впоследствии эта ракета успешно вписалась и в новую доктрину «массированного возмездия», поскольку задачи огневых средств дивизии в этой доктрине не изменялись.

Пуск ракета MGR-1A Honest John с полигона на Гавайях
Пуск ракета MGR-1A Honest John с полигона на Гавайях

Первоначально разработку нового изделия хотели поручить Редстоунскому арсеналу, но тот был загружен созданием гораздо более сложной ракеты «Редстоун». В конце 1950 г. контракт на проектирование был подписан с фирмой «Дуглас», а 2 августа 1951 г. заказчик утвердил проект ракеты под обозначением М31 «Онест Джон». Ракета была простой до примитивизма, что и отразилось в одном из ее официальных наименований: «762-мм артиллерийская ракета» — аналогичном наименованиям неуправляемых ракет реактивных систем залпового огня. М31 состояла из надкалиберной боевой части, корпуса ракеты с твердотопливным двигателем и крестовидного стабилизатора. Двигатель М6, разработанный фирмой «Геркулес», развивал тягу 411 кН. Помимо него, за БЧ находились еще два малогабаритных твердотопливных двигателя М7 с соплами, направленными под углом к оси ракеты — они придавали ракете в полете вращение, дополнительно стабилизируя ее. Максимальная дальность стрельбы достигала 25 км, минимальная — 6 км. Комплектовалась М31 ядерной боеголовкой W-7 мощностью 20 кт — такой же, как у «Корпорала». Хранилась и транспортировалась ракета М31 разобранной на три части — БЧ, двигатель и стабилизатор. Процедура сборки перед пуском была очень простой и занимала не более 5 минут. Запуск осуществлялся с направляющей балочного типа, установленной на шасси трехосного автомобиля «Интернешнел» М139С (индекс ПУ М289) или M139F (М386; имела более короткую направляющую и была принята на вооружение в сентябре 1957 г.). Перед пуском осуществляли грубую наводку, устанавливая автомобиль в направлении цели. Точная наводка по азимуту осуществлялась поворотом ПУ (в пределах нескольких градусов в каждую сторону), а по дальности — подъемом ПУ на определенный угол. Углы наводки вычислял простой аналоговый компьютер на основе введенных координат цели и ПУ. Перед пуском расчет снимал блокировку ракеты на направляющей и удалялся в укрытие, после чего можно было давать команду на пуск.

 

Темпы разработки «Онест Джона» были поистине стахановскими (особенно если сравнить с «Лакроссом»): первые пуски опытных экземпляров провели в 1952 г., в январе 1953 г. начался серийный выпуск ракет М31, а в конце года они попали в строевые части. «Онест Джон» стал поистине массовым ракетным комплексом: двухбатарейные (иногда трехбатарейные) дивизионы ввели в состав всех американских пехотных и танковых дивизий. Каждая огневая батарея имела две ПУ, таким образом, в дивизии имелось 4-6 пусковых установок. В первую очередь их получили дислоцированные в ФРГ дивизии 5-го АК (3-я танковая, 5-я и 8-я пехотные) и 7-го АК (1-я ТД, 1-я и 3-я ПД), а также предназначенного для переброски в Европу в угрожаемый период 3-го АК (2-я ТД и 4-я ПД). Помимо регулярной армии, с 1964 г. «Онест Джоны» поступали на вооружение и некоторых частей Национальной гвардии.

 

Значительное количество комплексов «Онест Джон» поступило на вооружение армий союзников США. Так, по двухбатарейному дивизиону таких ракет получили 10 из 12 дивизий бундесвера (четыре танковые и шесть мотопехотных; без ракет остались только горнопехотная и воздушно-десантная дивизии). В каждой из четырех дивизий Британской Рейнской армии (БРА), дислоцированной в ФРГ, была сформирована батарея тактических ракет в составе трех огневых взводов (3 ПУ «Онест Джон»). Кроме того, командованию БРА подчинялся 50-й ракетный полк четырехбатарейного состава (12 ПУ). Три группы, вооруженные ракетами «Онест Джон», сформировали в составе французских сухопутных войск — все они дислоцировались в южной части ФРГ. В конце 1959 г. «Онест Джоны» появились на вооружении в Италии — ими укомплектовали два дивизиона 3-й ракетной бригады. В начале 60-х гг. батарея (две ПУ) «Онест Джонов» появилась в датской армии — в Ютландской пехотной дивизии, а по одному двухбатарейному ввели в состав бельгийского и голландского армейских корпусов. Наконец, во второй половине 60-х гг. такие ракеты были поставлены в Турцию, Грецию, Норвегию и Канаду. Таким образом, в Европе находилось примерно 130 ПУ «Онест Джон», а также около 1000 ракет к ним. Запас ядерных боеголовок был несколько меньше, и все они находились под американским контролем. Эксплуатация ракет союзниками особых проблем не вызывала, хотя иногда случались казусы. В начале 70-х гг. бельгийский расчет, участвуя в показательных учениях, в присутствии множества делегаций забыл снять блокировку ракеты. В итоге пусковая установка превратилась в автомобиль с ракетным двигателем. Не успев набрать приличной скорости, он врезался в ближайший лесок…

 

Помимо европейских союзников, «Онест Джоны» передавались также Японии, Южной Корее и Тайваню. Для этих государств применение ядерного оружия не рассматривалось даже теоретически, поэтому единственным вариантом снаряжения ракет была фугасная БЧ массой 680 кг. Кроме того, в 1964 г. для «Онест Джона» была принята кассетная химическая БЧ М190, содержащая 52 суббоеприпаса М139. Каждый из них представлял собой шарик диаметром 11 см, снаряженный 590 г зарина — газа нервнопаралитического действия. Химические БЧ состояли на вооружении только армии США.

 

В ходе выпуска ракет «Онест Джон» было последовательно внедрено ряд модификаций. Уже в 1954 г. на смену базовой модели пришла ракета М31А1 с доработанным двигателем М6А1. С конца 1956 г. выпускалась ракета М31А1С, а с 1959-го — М31А2 с двигателем М6А2. Общий объем выпуска М31 всех модификаций составил примерно 7800 единиц.

Пуск ракеты MGR-1B Honest John
Пуск ракеты MGR-1B Honest John

В 1954 г., практически сразу же после принятия «Онест Джона» на вооружение, развернулись работы по увеличению дальности стрельбы. Ключевую роль в этом сыграла фирма «Геркулес», разработавшая новый твердотопливный двигатель, развивавший гораздо большую тягу (685 кН), но при этом имевший меньшие габариты и массу, чем М6. Благодаря этому дальность стрельбы удалось увеличить почти вдвое — до 48 км. Также возросла и скорость ракеты, что положительно отразилось на точности стрельбы: на дистанции до 25 км этот параметр превосходил аналогичный показатель М31. Ракета получила и новую ядерную боевую часть W-31 той же мощности, что и W-7, но дополнительно снабженную временным и высотным взрывателями. Это позволяло осуществлять подрыв БЧ на некоторой высоте над поверхностью, тем самым увеличивалось воздействие радиоактивного излучения и электромагнитного импульса. Действие ударной волны вблизи эпицентра было несколько слабее, но ее в меньшей мере гасили естественные препятствия. В 1959 г. новую ракету приняли на вооружение под обозначением М50 «Усовершенствованный Онест Джон» (правда, в документах слово «усовершенствованный» в большинстве случаев опускалось) и начались ее поставки в армию США, а затем и союзникам. Позже появился и модернизированный вариант М50А1. Производство М50 завершилось в 1965 г., а его объем составил 7000 единиц. В 1962 г. ракеты «Онест Джон» получили новые индексы: М31 (всех модификаций) — MGR-1A , M50 — MGR-1B, M50A1 — MGR-1C.

 

Переход в конце 60-х гг. к новой военной доктрине «гибкого реагирования» существенно снизил роль тактического ядерного оружия. Ракеты «Онест Джон» с 1973 г. заменялись новыми тактическими управляемыми ракетами «Лэнс». Но эти комплексы вводились в корпуса, дивизии же остались без собственных ракетно-ядерных средств. В регулярных частях армии США «Онест Джон» был снят с вооружения в 1979 г. До 1982 г. такие ракеты эксплуатировались в Национальной гвардии. К 1985 г. и в армиях союзников ракеты «Онест Джон» были выведены из числа носителей ядерного оружия. В неядерном же варианте они эксплуатировались армиями Греции, Турции и Южной Кореи до конца 90-х гг. прошлого века.

 

«Онест Джон» стала первой баллистической ракетой с ядерной БЧ, принятой на вооружение в США. Она же оказалась завидной долгожительницей, по сроку эксплуатации в строевых частях уступив лишь межконтинентальной баллистической ракете «Минитмен».

 

Тактическая неуправляемая ракета «Литтл Джон»

 

Успешные результаты испытаний простой и дешевой ракеты «Онест Джон» побудили американских военных в мае 1953 г. заказать создание еще более легкой ракеты для воздушно-десантных войск. Первоначально изделие именовалось «Онест Джон Джуниор», а в августе 1953 г. получило название «Литтл Джон». Разработку ракеты осуществлял Редстоунский арсенал. В июне 1955 г. проект был готов, а ровно год спустя состоялся первый пуск уменьшенного макета ракеты длиной 3,81 м, лишенной боеголовки, служащего для испытаний двигателя. Макет обозначался ХМ47, а после принятия «Литтл Джона» на вооружение серийные М47, выпущенные небольшой партией, использовались в учебных целях.

Пуск ракеты MGR-1B Honest John
Пуск ракеты MGR-1B Honest John

Боевой вариант «Литтл Джона» — М51 — был несколько длиннее и представлял собой уменьшенную копию «Онест Джона». Ракета комплектовалась БЧ W-45 с мощностью, регулируемой в пределах 1-10 кт и твердотопливным двигателем М26 фирмы «Аллегени Баллистикс». Так же, как и «Онест Джон», М51 разбиралась на три части — БЧ, двигатели и стабилизатор. При этом все три части, включая и ядерную БЧ, могли сбрасываться с парашютом. Пуск осуществлялся с легкой ПУ на одноосном прицепе, буксируемом джипом. Процедура предпусковой подготовки и наведения были аналогичны «Онест Джону».

 

Испытания ХМ51 начались в декабре 1958 г. и успешно завершились в октябре следующего года. Уже в конце 1959 г. фирма «Эмерсон Электрик» начала серийное производство ракет. В общей сложности было изготовлено около 500 М51, с 1962 г. получивших индекс MGR-3A.

 

Согласно предназначению, ракеты «Литтл Джон» поставлялись, в первую очередь, в 82-ю и 101-ю воздушно-десантные дивизии (ВДД). В каждой из них сформировали по одному двухбатарейному дивизиону (по 2 ПУ в батарее). Кроме того, такие ракеты получили и некоторые другие части — например, дислоцировавшийся на о. Окинава 1-й дивизион 157-го АП. Но карьера «Литтл Джона» оказалась короткой. Дело в том, что воздушно-десантные дивизии предназначались, в первую очередь, для действий за пределами Европейского ТВД в региональных конфликтах. А возможность применения в таких конфликтах ядерного оружия считалась близкой к нулю. Поэтому в 1967 г. ракетные части воздушно-десантных войск сократили до одного дивизиона — 377-го, разделенного между двумя дивизиями: батарея «А» вошла в 101-ю ВДД, а «В» — в 82-ю. А в 1967 г. «Литтл Джон» был окончательно снят с вооружения.

Тактико-технические характеристики БР «Сержант», «Лакросс», «Онест Джон» и «Литтл Джон»
 

(Продолжение следует)

 

Покупайте новые номера журнала "Наука и техника" в нашем интернет-магазине. У нас Вы также можете заказать книгипостеры, календаримагниты с авиацией, бронетехникой и многое другое. 


Понравилась статья? Не забудьте поделиться ею: