Наиболее интересные из них  — «сферопланы» А. Г. Уфимцева. Собственно, это один и тот же аппарат, в 1909—1910 гг. прошедший цикл модернизаций и перестроек, в результате чего, например, площадь крыла у него увеличилась вдвое. Были и другие изменения. Вообще, «Сфероплан» содержал ряд смелых для своего времени новаторских идей   — так что, может быть, как раз с круглым крылом Уфимцеву и не следовало бы экспериментировать: при более традиционной форме его самолет практически наверняка бы не только полетел, но и привлек внимание других авиаконструкторов, оказал влияние на их грядущие разработки. А так  — даже финальный вариант «Сфероплана», подготовленный к полету летом 1910 г., все же стартовал неудачно. Он был вполне достоин того, чтобы подняться в воздух (другое дело  — насколько хорошо бы летал!), его конструкция поддавалась улучшению, нужно было внести лишь минимальные доработки  — но… Самолет, стоявший на открытой площадке, был разрушен внезапным порывом ветра ураганной силы. Это, видимо, оказалось последней каплей: восстанавливать его Уфимцев уже не стал.

Вторая модель «Сфероплана» Уфимцева
Вторая модель «Сфероплана» Уфимцева

Любопытно, что последняя версия «Сфероплана» оказалась словно бы зеркальной копией английского самолета Ли и Ричардса. В британской конструкции летчик располагался над крылом, в российской  — под; «тарелка» Ли и Ричардса при первом старте норовила заваливаться назад, а «сфера» Уфимцева   — вперед; англичане, выяснив базовые недостатки своей модели, успели их ликвидировать, а Уфимцеву на это не было отпущено времени…

«Русский моноплан» Школина.
«Русский моноплан» Школина. Вид спереди: к фотографу обращено не хвостовое оперение, а нос!

Еще один примечательный самолет в тех же 1909—1910 гг. был создан (точнее, почти создан) Л. В. Школиным. Назывался он «Русский моноплан» и представлял собой… тарелку не тарелку, но крайне необычную конструкцию, почти центросимметричную в плане. Причем, похоже, симметричность ее возрастала по мере того, как «Русский моноплан» продвигался от первоначального замысла к воплощенной в металле (бамбуке, тросах, полотне) машине. К сожалению, окончательно достроен он не был: на финальном, уже фактически предстартовом этапе «спонсор» (некий фабрикант Балин) вдруг прекратил финансирование  — и, можно сказать, «зажилил» в свою пользу почти готовую машину. Очень вероятно, что это и было его изначальной целью. Но если так  — то, даже «кинув» изобретателя, воспользоваться аппаратом без его помощи он не сумел. Иначе о полетах наверняка стало бы известно: ведь «Русский моноплан», повторим, напоминал скорее не летающую тарелку, а… летающий крест! Применительно к 1910-м годам появление в небе такого аппарата вызвало бы куда большую волну слухов, чем любой из «тарелочных» эпизодов эпохи пришельцебоязни.

«БИЧ-2 («Парабола») Черановского: фотография
БИЧ-2 («Парабола») Черановского: фотография
«БИЧ-2 («Парабола») Черановского: схема
БИЧ-2 («Парабола») Черановского: схема

Если же говорить о действительно летавших «самолетах-НЛО»  — то их создание приходится уже на двадцатые-тридцатые годы. Прежде всего оно связано с именем Бориса Ивановича Черановского.

Фотография БИЧ-7а
Фотография БИЧ-7а (рубеж 1929—1930 гг.)
Схема БИЧ-7а
Схема БИЧ-7а (рубеж 1929—1930 гг.)

На заре своей авиаконструкторской деятельности, т. е. фактически еще до завершения Гражданской войны, он увлекся идеей аппарата «тарелочного» в собственном смысле слова: круглого в плане. Но после первых опытов переключился на «параболоиды». Иногда они проходят как бы по ведомству истории планеризма, что едва ли правильно: Черановский действительно «обкатывал» большинство своих изобретений в планерном варианте, но лишь потому, что оснастить самолет мотором в ту пору было крайне сложно. Впоследствии практически все его «параболоиды» были снабжены моторами. Часть из них, правда, уклонилась от «параболы» к «треугольнику», и вообще эти машины создавались в рамках модных тогда экспериментов со схемой «летающее крыло». Но выглядели они крайне «неопознаваемо», особенно для глаза, привычного к традиционным самолетным контурам.

БИЧ-14: первый из двухмоторных параболоидов
БИЧ-14 (по другой нумерации — БИЧ-10): первый из двухмоторных параболоидов
БИЧ-20: класс «летающая блоха».
БИЧ-20: класс «летающая блоха». Этот крохотный и необычайно верткий самолетик, с совершенно непривычными очертаниями и манерой полета, конечно, должен был оставлять у наблюдателей чрезвычайно странное впечатление!

Многие из этих конструкций (за ними закрепилось общее название БИЧ. Наиболее известны БИЧ-7 и БИЧ-7а, БИЧ-11, БИЧ14, БИЧ-20) успешно летали, эксперименты с ними явно имели большое будущее. Но их создатель так и не был пропущен в высшую лигу советских авиаконструкторов, в результате ему постоянно приходилось ставить на свои машины не те двигатели, под которые они были рассчитаны,   — а «то, что дают». Эффективность от этого, разумеется, снижалась.

 

Крайне интересно, что в вопросе двигателей Черановский тоже проявлял тягу к новым формам. Например, он очень рано пытался сделать ставку на реактивные двигатели. БИЧ-11, летавший сперва в виде планера, а потом как легкий самолет с поршневыми моторами, вообще-то был задуман и построен именно под реактивные двигатели; не случайно его испытывал (в варианте планера) молодой С. П. Королев, уже тогда интересовавшийся ракетным принципом…

«ХАИ-Авиавнито-3»
«ХАИ-Авиавнито-3»

Черановский, конечно, был не единственным советским конструктором, разрабатывавшим самолеты подобного типа. Кроме него, на этой ниве особо отметилась харьковская школа (вообще, в Харькове уже с начала 1880-х функционировал Воздухоплавательный отдел при Русском техническом обществе  — и как раз на одном из его заседаний Л. В. Школин делал сообщение о конструкции «Русского моноплана»). Планер П. Г. Бенинга «Осоавиазимовец ХАИ», построенный в 1933 г. на Харьковском фотомузыкальном заводе (!), оказался первым безмоторным аппаратом, на котором были выполнены все фигуры высшего пилотажа. В результате «Осоавиазимовец ХАИ» отправился в турне по Европе, демонстрировался на Копенгагенской и Парижской авиационных выставках 1934 г.  — и оказал влияние не только на советскую авиационную мысль. А аппарат «ХАИ-Авиавнито-3», относящийся к категории «планеролетов»( Распространенный в 30-е гг. класс аппаратов, представляющих собой по сути моторные планеры: авиационный двигатель использовался лишь для взлета (причем взлет с полной загрузкой был возможен только при помощи самолета-буксировщика) и, эпизодически, для набора высоты на маршруте. Основную часть дистанции планеролет должен был преодолевать как планер, экономя горючее.), который в 1936 г. без сбоев совершил ряд пассажирско-грузовых рейсов, оказался вообще первым (да как бы и не единственным!) самолетом   — по современной классификации именно так,  — типа «летающее крыло», успешно работавшим на стандартной авиалинии. Он оказался настолько перспективным, что стало ясно: в классе планеролетов этой машине тесно, пора конструировать на ее основе настоящий серийный самолет с мощными двигателями. И работы уже начались, но, как обтекаемо сообщает монография под общей редакцией Симакова, Шаврова и Старостина (1975 г.), «закончить их по ряду причин не удалось».

«Осоавиазимовец ХАИ» Бенинга
«Осоавиазимовец ХАИ» Бенинга

В «ряде причин» основной была, так сказать, хронологическая: тридцать шестой год подходил к концу, начинался тридцать седьмой…

 

Этим же «рядом причин» объясняется прекращение работ над БИЧ-17: первым (и, как оказалось, последним) из параболоидов Черановского, изначально строившимся как боевой истребитель. К счастью, деятельность самого Черановского была прекращена не так радикально, как эти работы,  — и в дальнейшем он еще вернулся к конструированию самолетов.

БИЧ-17: фотография модели.
БИЧ-17: фотография модели. Истребитель был построен уже более чем на половину — но…

А вот другому авиаконструктору, харьковчанину К. А. Калинину, повезло меньше: в связи с тем же «рядом причин» оборвалась не только его деятельность, но и жизнь. А ведь он был конструктором самого большого из успешно летавших «нестандартных» самолетов эпохи: экспериментального бомбардировщика ВС-2, он же К-12, он же «Жар-птица» (впрочем, под это сказочное существо был закамуфлирован лишь один из десятка построенных самолетов, участвовавший в Тушинском авиапараде 1937 г.  — и произведший там подлинный фурор). Причем «Жар-птица» вообще-то мыслилась как первый этап создания сверхскоростного высотного бомбардировщика, который должен был выглядеть еще «неопознанней», еще более фантастически…

«Жар-птица» перед вылетом
«Жар-птица» перед вылетом на Тушинский авиапарад

Впрочем, конструкции самолетов 1937 и последующих годов  — тема другой статьи. Среди них тоже было достаточно много таких, которые заставляют вспомнить об НЛО.


Понравилась статья? Не забудьте поделиться ею: