Внешне M1A1 отличается от Ml 120-мм орудием с термоизоляционным кожухом, устройством выверки прицела и экстрактором пороховых газов, а также наличием корзины на тыльной стороне башни и двумя (вместо трех) вышибными панелями в крыше башни над боекомплектом; под гранатометами на наружных стенках башни монтируются контейнеры с запасными гранатами (по шесть гранат к каждому гранатомету). В 1982—1984 гг. было изготовлено и испытано 14 опытных M1A1. Три из них предназначались для проведения ходовых испытаний (пробег каждого в ходе испытаний достиг 10000 км). На трех проводились испытания вооружения (по 500 выстрелов из орудия каждого танка), еще на трех проверялась возможность эксплуатации машин в различных климатических условиях. На двух испытывалась новая ФВУ, и последние три опытных M1A1 исследовались в ФРГ на предмет совместимости в бою с танками «Leopard-2».

M1 «Abrams» cо 105-мм орудием
 
M1 «Abrams» cо 105-мм орудием
M1 «Abrams» cо 105-мм орудием

M1A1 (block 1). Работы по модернизации, а если называть вещи своими именами — по доводке, танка M1 Abrams проводились в 1982-1984 гг. Результатом этих усилий стало появление варианта M1A1. В том, что новейший танк с ходу пришлось дорабатывать, во многом виновата практиковавшаяся в 70-е годы в США система планирования «от конца», когда исходным пунктом для составления планов НИОКР является необходимое количество построенных изделий к заданному сроку. В 1976 г. был определен срок начала серийного производства перспективных танков — 1980 г. Многие специалисты считали, что за четыре года невозможно довести до требуемого уровня надежности сложную машину — достаточно вспомнить упоминавшиеся выше отчеты GAO, а это не единственные критические отзывы на программу XM1. Уровень надежности узлов и систем M1 Abrams стал отвечать требуемому только в 1984г., после значительных усилий на доводку, затраченных уже в ходе серийного производства. Как говорилось выше, в M1 Abrams имелось две крайне спорных вещи — двигатель и пушка. Турбина осталась, а вот насчет орудия возобладало здравое мнение — его заменили на германскую 120-мм гладкоствольную пушку, установку которой отработали на опытном M1 Abrams.

 

M1A1 SEP (System Enhancement Package) стал первым «абрамсом», который был принят на вооружение за пределами США. В ноябре 1988 г. США подписали с Египтом соглашение о совместном производстве в течение десяти лет 555 танков M1A1 — M1A2 SEP для египетских вооруженных сил, впоследствии количество заказанных машин уменьшено до 524. На машины, предназначенные для Египта, не устанавливалась броня из обедненного урана, зато опять рассматривался вопрос о замене турбины дизелем; замену не провели, прежде всего, по финансовым соображениям. Производство танков началось в 1992 г. на заводе № 200 в г. Абу-Заабаль недалеко от Каира. Часть узлов и агрегатов поставлялось из США (до 60%). Первые 25 танков для АРЕ были изготовлены в США.

M1IP «Abrams» во время
операции «Certain Challenge»
в 1988 г.
 
M1 «Abrams» cо 105-мм орудием
M1IP «Abrams» во время операции «Certain Challenge» в 1988 г. На нижнем фото танк демонстрирует возможности своей подвески по обеспечению полного контакта всех катков с землей

M1A2 (block 2). Танк M1A2 является торжеством германской концепции вооружения и СУО. Понадобилось почти пятнадцать лет, прежде чем армия США получила танк, аналогичный по эффективности использования орудия немецкому «Leopard-2». Основным недостатком M1 предыдущих вариантов считается ограниченная возможность самостоятельного поиска цели командиром, поскольку относительно небольшое увеличение и отсутствие стабилизации поля зрения прицела М919 не позволяют уверенно обнаруживать и идентифицировать цели при движении танка даже в условиях хорошей освещенности. Командир может вести обзор местности с помощью основного прицела GPS, однако в этом случае наводчик исключается из процесса поиска и становится «четвертым лишним», а время принятия решения на выстрел и прицеливания возрастает. Западногерманские специалисты еще в 60-е годы пришли к выводу, что командир танка хотя бы в дневных условиях должен быть в максимально возможной степени освобожден от подготовки данных для стрельбы, дабы сосредоточиться на поиске целей, управлении танком и танковым подразделением. Для осуществления этих функций у него необходимо устанавливать панорамный прицел, желательно со стабилизированным полем зрения и ночным каналом, независимым от канала наводчика. Такой прицел установлен на танках «Leopard-2». Ну а самое обидное для американцев стало то, что такое решение предусматривалось на MBT-70 и, позднее — на XM-803 (без ночного канала). Таким образом, на M1A2 круг замкнулся — «простого, дешевого и эффективного» танка не получилось, «упрощение» XM-803 завершилось «усложнением» M1.

 

На M1A2 перед люком заряжающего установлен панорамный тепловизионный наблюдательный прибор командира (обзор по азимуту 360°, по углу места — от -10° до +20°). Основной прицел наводчика обеспечивает независимую от пушки стабилизацию линии визирования и по углу места, и по азимуту. Лазерный дальномер заменен на более совершенный, работающий на углекислом газе; прибор ночного видения установлен у механика-водителя. Дальнейшему совершенствованию подверглась бортовая аппаратура. Внедрена навигационная система на основе приемников спутниковой навигационной системы, установлено измененное радиооборудование. Отдельные элементы системы управления огнем связаны военным интерфейсом НАТО MIL STD 1553В в единую информационную систему, которая служит для обеспечения организации взаимодействия и управления в бою, опознавания целей. Нововведения, внедренные на M1A2, увеличили его боевую эффективность по сравнению с M1A1 в наступлении на 54%, в обороне — на 100%.

M1А1 «Abrams»
 
M1А1 «Abrams»
M1А1 «Abrams» Основное его отличие от предшественника — новая 120-мм пушка М256

Первый M1A2 был переоборудован из M1A1 в сентябре 1990 г.; в испытаниях задействовали десять машин, переоборудованных из M1A1. Ограниченное серийное производство M1A2 началось в ноябре 1992 г., по май 1993 г. изготовили 67 машин (по другим данным 62). Всего для армии США было заказано 3000 танков M1A2, однако в связи с изменением политической ситуации в мире заказ аннулировали. В вариант M1A2 переоборудуется часть парка M1A1 (предусмотрено модернизировать в M1A2 998 танков M1A1).

 

В феврале 2000 г. в средствах массовой информации появились сообщения о возможном оснащении танков M1A2 комплексом активной защиты «Арена», разработанным Коломенским КБМ и предназначенным для обороны танка от атакующих его ПТУР и противотанковых гранат. Установка «Арены» на M1 Abrams связано с участием американской машины в конкурсе на основной боевой танк для вооруженных сил Турции. Одним из требований к перспективному турецкому танку являлось наличие комплекса активной защиты, а в настоящее время доведенных до стадии серийного производства зарубежных аналогов комплекса «Арена» не существует. Об «Арене» не договорились, в результате чего турки выбрали… германские «леопарды». Правда вопрос о покупке «абрамсов» до конца не снят — Америка может и умеет «додавливать» своих союзников на приобретение своих поделок. Чего стоит одна история «приобретения» Польшей истребителей F-16, полностью выработавших свой ресурс…

M1А2 «Abrams» с оборудованием для ведения боевых действий в городе
M1А2 «Abrams» с оборудованием для ведения боевых действий в городе

В настоящий момент прорабатывается несколько вариантов дальнейшей модернизации танков M1 «Abrams». Наиболее амбициозный из них — Tank Urban Survival Kit for M1A2 (или TUSK), что можно перевести как «Комплекс мероприятий для повышения защищенности танка М1А2». Этой программой намереваются улучшить боевые характеристики танка (особенно — защитные) при ведении боевых действий в городских условиях. Если в «открытом поле» американцы имели обычно минимальные потери, за счет осторожности, слаженности взаимодействия всех родов войск и достижения подавляющего преимущества на направлениях нанесения удара, то в стесненных условиях городского боя такое взаимодействие обеспечить практически невозможно. Опыт боев в Ираке и Чечне показал, что в городе танк в основном поражается не в фронтальную проекцию (наиболее защищенную), а в борт, крышу, тыл и даже в днище! Модернизация должна обеспечить установку элементов «активной» брони — на боковые проекции корпуса и защитных противокумулятивных решеток — в кормовой части, что должно усилить устойчивость танка против гранат РПГ. Предусматривается установка броневого щитка на башенный пулемет М240 и создание дистанционно управляемого боевого модуля с пулеметом М2 Browning, что позволит (теоретически) «отстреливать» вражеских гранатометчиков до выполнения ими своего «черного» дела. Впрочем стрелку за гашеткой М240 трудно позавидовать, т.к. в городских условиях он будет убит в первые же минуты боя. А бичом всех дистанционных систем вооружения тех же танковых пушек и спаренных пулеметов является ограниченный обзор. Ну ведь не «домашние кинотеатры» (с получением информации от наружных телекамер) будешь устанавливать внутри башни! А вот и не угадали! Именно такую систему наблюдения за «внешним миром» и планируется установить на «Абрамсы». Она будет включать в себя дистанционно управляемую видеокамеру, работающую в ИФ-диапазоне, ИФ-датчики движения и обнаружения с очками «ночного видения» и ЖК-монитор отображения получаемой информации. Смотрится это, конечно, футуристически, но как поведет себя вся эта электроника в бою, после попадания первого снаряда, американские специалисты предпочитают не распространяться… Как говорится, «на всякий случай» в кормовой части корпуса есть «телефонная будка», через которую пехотинцы, охраняющие танк (ну и словосочетание!), смогут связаться с экипажем и передать координаты обнаруженной ими цели… Напомним, в России для «охраны танков» предпочли создать специальный «телохранитель для танка» — БМПТ (см. «НиТ» №2 за 2007г.).

Модификации танка М1 «Абрамс»
 

Конкуренция и рынок сбыта

 

Первыми получателями M1 Abrams стали американские бронетанковые части, дислоцированные в Западной Германии. В июле 1981 г. в ФРГ был сформирован учебный центр для обучения личного состава эксплуатации и обслуживанию новой техники. Основной единицей бронетанковых войск США является батальон, состоящий из четырех рот танков M1 Abrams по 14 машин в каждой. В механизированную дивизию входят пять танковых батальонов, в бронекавалерийскую — шесть. В Европу традиционно отправлялись самые новые модели M1 Abrams, к примеру, в 1989 г. в континентальной части США лишь 3-й бронекавалерийский полк имел на вооружении M1A1, остальные танки этой модификации находились в ФРГ.

 

«Европейские» M1 Abrams неоднократно принимали участие в соревнованиях НАТОвских танкистов на приз Канадской армии (Canadian Trophy), показывая весьма неоднозначные результаты в очных соперничествах со своим главным конкурентом — немецким “Леопардом-2”.

 

В 1985 г. M1 Abrams, впервые участвовавший в соревнованиях, занял второе место. В 1987 г. взводы, выступавшие на M1, заняли первое и третье места, зато на следующих соревнованиях 1989 г. экипажи новейших M1A1 не поднялись выше седьмого места. Провалились M1 Abrams из-за системы управления огнем, точнее — отсутствия панорамного прицела командира. Американские экипажи оказались первыми в ночных стрельбах, но с треском проиграли «Leopard-2» упражнения по скоростному поражению целей. Командиры немецких танков отыскивали мишени гораздо быстрее, передавали цель наводчику, после чего, не дожидаясь выстрела, продолжали поиск очередных целей. Весь цикл обнаружение-поражение занимал в два раза меньше времени, чем на M1. В 1991 г. M1 Abrams в этих соревнованиях почему-то участия не приняли…

 

Всего на вооружение армии США поступило около 8000 танков M1 всех вариантов. Еше 403 танка M1A1 закупил корпус морской пехоты США.

 

Американцы много усилий приложили, чтобы начать экспорт M1 Abrams в третьи страны, союзные США. Первой такой попыткой стал конкурс 1981 г. на основной боевой танк для армии Швейцарии, который M1 опять-таки проиграл… «Leopard-2».

 

Первой страной, закупившей M1 Abrams, стал Египет. Конкурса как такового не проводилось — танки для армии АРЕ должны были закупаться на деньги, предоставляемые США в рамках безвозмездной военной помощи.

 

Поставки танков M1A2 в Кувейт (в 1992 г. заказано 218 экземпляров) и Саудовскую Аравию (в 1992 г. заказано 315 машин) также больше связаны с политикой. Во всех очных соревнованиях, в которых приоритет отдавался технике, а не политике, M1 Abrams упорно проигрывал «Leopard-2». Так было в Швейцарии, в Швеции, в Турции.

 

Приобретенные в 2007 году Австралией 59 «Абрамсов» модификации М1А1 прошли, по сути, «вне конкурса», благодаря сильнейшему лобби в государственной верхушке в вопросах поставок любой военной техники. Необходимо заметить, что поставленные танки представляли из себя «б/у» армии США.

 

Боевое применение  

M1 «Abrams» преодолевает заграждения при помощи минного трала
M1 «Abrams» преодолевает заграждения при помощи минного трала

Самой известной войной, в которой принимали участие M1 Abrams в XX веке, стала «Буря в пустыне». Как известно, события в Заливе начались летом 1990 г. с вторжения Ирака в Кувейт. США и их союзники при молчаливой поддержке тогдашнего руководства СССР решили устроить показательную порку Саддаму Хуссейну. Сосредоточение американских войск в районе Персидского залива началось уже в августе. В конце августа — начале сентября из США морем была переброшена 24-я механизированная дивизия, на вооружении которой находились танки M1 Abrams. Эта дивизия готовилась к ведению боевых действий в условиях пустыни, поэтому ее и отправили первой. Командующий миротворческими силами Норман Шваркопф посчитал необходимым усилить свои войска лучшими бронетанковыми соединениями, дислоцированными в Европе — 1-й бронекавалерийской и 3-й танковой дивизиями, а также другими соединениями 7-го армейского корпуса (2-й бронекавалерийский полк, 1-я танковая, 1-я пехотная дивизии). На вооружении танковых и механизированных батальонов корпуса состояли новейшие M1A1 со 120-мм пушками. Часть танков была оснащена урановой броней. Всего в Заливе американцы сосредоточили примерно 2000 танков M1 Abrams, 1233 из которых были M1A1НА с урановой броней.

«Абрамса в Ираке
Бездорожье — самый эффективный противник для «Абрамса» в Ираке

До начала сухопутной операции M1 Abrams привлекались к патрулированию саудовскокувейтской границы. Вторжение в Кувейт началось 24 февраля 1991 г., когда танкисты 1-й кавалерийской дивизии прорвали иракскую оборону. Во второй половине дня в бой были введены танки 3-й дивизии. Американцы наносили удар в северо-восточном направлении. Боевые действия продолжались всего пять дней, в ходе этого блицкрига неоднократно происходили танковые бои, где M1 Abrams мерялись силами с иракскими Т-59, Т-62 и Т-72. Информация о результатах этих боев крайне противоречива; то, что опубликовано на Западе о результативности экипажей M1 Abrams, весьма напоминает сказки «1000 и одной ночи». Хотя бы потому, что воздавалась хвала тепловизионным прицелам M1 Abrams, с помощью которых бравые янки «расстреливали» Т-72 на дистанциях порядка 3 км. В той же западной прессе (правда, через десять лет после войны) отмечалось, что обзорноприцельные системы боевых вертолетов АН-64А «Апач» работали крайне ненадежно (экипажи летали в очках ночного видения), а дальность, на которой было возможно определить тип цели, не превышала 2000 м. Причем даже на этой дальности летчики умудрялись поражать ракетами не только иракскую бронетехнику, но и свою.

 

Стоит отметить, что система TADS вертолета «Апач» построена на тех же физических принципах, что и прицел GPS танка M1 Abrams, только сложнее и совершенней, да и работает в несколько более комфортных условиях (на высоте 30 м пыли все-таки меньше, чем у самой земли). Речь о ночных системах здесь идет неспроста — дым от горящих нефтяных полей, песчаные бури и пыль от бронетехники очень сильно ограничивали видимость в светлое время суток. Экипажи вертолетов летали в очках ночного видения и днем и ночью, а наводчики M1 Abrams вынуждены были постоянно пользоваться тепловизионным каналом GPS. Конечно, и у экипажей Т-72 не было никакого тепловизионного прицела, однако если допустить, что дистанции реального боя завышены в два раза (а это весьма вероятно), то командиры иракских Т-72 вполне могли использовать преимущества своих танков — наличие независимого от наводчика оптического прицела и автомата заряжания. В любом случае данные о 18 уничтоженных «Абрамсах» против нескольких сот иракских Т-55, Т-62, Т-59, Т-69 и Т-72 вряд ли соответствуют действительности.

 

После операции «Буря в пустыне» в 1991 г., как и после ливанских событий 1982 г., американская пропагандистская машина раструбила о несовершенстве советской военной техники. В иностранных журналах публиковались десятки фотографий уничтоженных иракских танков в самых мрачных ракурсах. Приводились описания того, как доблестные американские танкисты расстреливали их из пушек «Абрамсов» с первого выстрела на дальностях более 3000 м. Никто не спорит, были случаи, когда иракские Т-72 уничтожались М1А1. Но вот ведь в чем загвоздка — по разным американским источникам цифры уничтоженных иракских танков разнятся на тысячи: от 500 до 4000, т.е. в 8 раз!!!

«Абрамс», рухнувший в ирригационный канал
«Абрамс», рухнувший в ирригационный канал

Анализ других статей в американских журналах, переводы которых у нас почемуто не публиковались, позволяет составить более реальную картину тех событий. У американских танкистов было преимущество в возможностях по обнаружению противника, благодаря использованию тепловизионных приборов. Эти приборы позволяли обнаруживать иракские танки ночью и в условиях плохой видимости (в тумане или при пыльных бурях) на дальностях свыше 3000 м. С этих дальностей и открывался огонь, и иногда действительно были случаи поражения иракских танков с первого выстрела. Почему иногда? Потому что через год после окончания войны в зоне Персидского залива появились сообщения о странных болезнях у кувейтских детей. Оказалось, что эти дети играли в пустыне с бронебойно-подкалиберными снарядами из обедненного урана от 120-мм пушек «Абрамсов», которых в этой пустыне потом насчитали несколько десятков тысяч! Другими словами, это те снаряды, которые не достигли своей цели. Было подсчитано, что на один уничтоженный иракский танк в среднем было израсходовано до 40 таких снарядов.

 

Действительно, иракским танкистам было тяжело бороться с новейшими американскими танками, так как стреляли они по ним из Т-72 все теми же устаревшими бронебойно-подкалиберными снарядами. Тем не менее иракцы боролись и этими снарядами с «Абрамсами» (танкисты других стран антииракской коалиции с иракскими Т-72 не сталкивались), лишний раз показывая миру высокую боевую мощь даже устаревших советских танков.

М1А1, потерянный в боях южнее Багдада
М1А1, потерянный в боях южнее Багдада. Экипаж успел покинуть горящую машину

Подтверждением тому, что потери от огня иракских танков «Абрамсы» несли, но тщательно их секретили (зачем же губить репутацию и так не очень продаваемого танка!) может служить такой пример. Весной 1993 г. в Военную академию им. М.В.Фрунзе прибыла делегация американских офицеров во главе с начальником штаба сухопутных войск армии США генералом К. Вуона. На встрече с офицерами академии он много рассказывал, как американские танкисты уничтожали иракские танки, и вообще как они лихо воевали. Но когда его спросили о количестве потерянных «Абрамсов» от огня иракских танков, то генерал смутился и отвечать отказался, ссылаясь на усталость.

 

В 1993 г. четыре M1 Abrams (M1A1) доставили в Сомали, где они в рамках миротворческой операции ООН «Возрождение надежды» должны были устрашать туземцев. В бою за все время операции танки использовались единственный раз — 7 января 1994 г. они огнем и броней поддерживали атаку на укрепленный пункт сепаратистов Мишеля Айдида. Также танки M1 Abrams задействованы в составе миротворческих сил на территории бывшей Югославии.

М1А1, уничтоженный попаданием ПТУР в башню
М1А1, уничтоженный попаданием ПТУР в башню на шоссе, в 15 км южнее Багдада

 

Пришлось M1 «Abrams» оказаться в роли «рабочей лошадки» в операции «Шок и трепет». В первые дни войны войскам пришлось наступать во время песчаных бурь. При этом современные танки коалиции имели значительное преимущество в обнаружении целей противника, т.к. оснащены тепловизионными прицелами, позволяющими вести наблюдение в таких условиях. На оставшихся в строю иракских танках (Т-55 и Т-72М), относящихся к разработкам середины 1950-х и конца 60-х гг. прошлого века, таких прицелов по-прежнему не было (эмбарго!), — они имели обычные инфракрасные прицелы ночного видения первого поколения, которые не позволяли наблюдать за местностью в условиях плохой видимости (запыленность, туман, снег и т.д.).

 

Солидное преимущество было у танков коалиции и в огневой мощи, и в защищенности. Мощные 120-мм пушки «Абрамсов» и «Челленджеров» и БПС с сердечниками из обедненного урана способны пробить лобовую броню Т-72М на дальностях до 2500 м, а Т-55 — до 3500 м. А вот пушки Т-55 и Т-72 не могли причинить вреда ни «Абрамсам», ни «Челленджерам» при стрельбе в лобовые проекции и на значительно меньших дальностях: снаряды, имеющиеся на вооружении танковых войск Ирака, проектировались еще для борьбы с «тонкошкурыми» М60. Лучший 125-мм БПС ЗВБМ9 из состава боекомплекта Т-72М иракских войск был снят с вооружения Советской Армии еще в 1973 г. (!!!), т.е. когда «Абрамса» еще и на чертежах не было!

 

Видимо, учитывая все это, иракское командование решило избежать открытых столкновений с танками коалиции и показанные американскими каналами иракские Т-55 боевых повреждений не имели, они были брошены иракскими танкистами при отходе. В последующем они уничтожались американскими или британскими саперами путем подрыва зарядами взрывчатки. А потом происходила потрясающая пиар-акция — американские фотографы и телеоператоры снимали результаты подрывов брошенных танков на пленку и демонстрировали публике как результат работы танкистов коалиции! Эта практика была отработана еще в «Буре в пустыне», хотя в то время многих интересовало: откуда было взяться стольким оторванным башням Т-72М, демонстрировавшимся в 1991 г.?

Попытка экипажа спасти воспламенившуюся машину
Попытка экипажа спасти воспламенившуюся машину

И все же были случаи, когда иракские танкисты вели огонь по танкам коалиции. На одной из фотографий изображен «Абрамс», у которого попаданием БПС выведена из строя ходовая часть: гусеница, направляющее колесо, все семь (!) опорных катков и ведущее колесо, разрушены прямым попаданием этого снаряда. Аккуратненько, посерединке всех катков, а также между направляющим и ведущим колесами снаряд унес с собой все, что смог. Учитывая, что иракские танкисты знали о том, что стрельба в лоб по «Абрамсу» для них бессмысленна, они вели огонь по ходовой части. Судя по причиненному ущербу, стреляли довольно точно, попасть в корпус и башню — это одно, а в переднюю проекцию гусеницы — это совсем другое.

 

В действиях бронетанковых сил коалиции заслуживает внимания и такой факт — вся бронетанковая техника двигалась исключительно по дорогам, несмотря на то, что зачастую борта подставлялись под огонь противника. Основных причин этому как минимум две: меньше поднимается пыли, на которую очень болезненно реагируют воздухоочистители M1 «Abrams», а вторая — боязнь нарваться на противотанковую мину. Противобортовых мин в Ираке не было, а мину нажимного действия поставить на дорогу, где толщина асфальтового покрытия около метра — проблематично. А дороги в Ираке построены на совесть, не то, что у нас. На гусеничной технике коалиции даже не были сняты асфальтоходные подушки, и, как результат, в тех случаях, когда механики-водители не справлялись с управлением и съезжали с дорог, танки надолго застревали на обочинах, многие — навсегда.

Танковая цель глазами ночного прицела «Абрамса»
Танковая цель глазами ночного прицела «Абрамса»

Некоторые американские журналы, более объективные, все же написали, что для уничтожения немногочисленных иракских Т-72 чаще всего использовались не «Абрамсы» — из-за большой вероятности понести потери, а ПТРК ТОY-2, которые применяли с дальностей более 3000 м, ближе к иракским танкам просто боялись подходить. В целях снижения эффективности стрельбы американских ПТУР на некоторых иракских танках устанавливался на башне постановщик помех китайского производства. Стрельба ракетами ТОY по таким танкам успеха не имела, поэтому для уничтожения одного иракского танка американцы выделяли не менее трех танков М1А1 при поддержке двух-трех БМП М2 «Бредли», при этом старались обойти его с тылу или хотя бы с фланга, в лоб, как правило, не стреляли. По возможности, для уничтожения иракских танков привлекалась авиация или мощная корабельная артиллерия. Именно на их долю приходится основное количество уничтоженных танков армии Ирака — чаще всего закопанных в землю по самые башни и превращенные в ДОТы. Большая же часть наиболее современных Т-72 были уничтожены при отступлении … самими иракскими танкистами. Были случаи, когда на поле боя оставались почти целехонькие Т-72. Это случалось тогда, когда в машинах не оставалось ни боеприпасов, ни взрывчатки для подрыва, ни топлива, и иракские танкисты подручными средствами разбивали прицелы и некоторые блоки, выводили из строя электропроводку.

 

Что касается М1А1, то опасения относительно его ГТД, высказывающиеся еще в период выбора прототипа, оказались вполне обоснованными. «Абрамсы» горели сами по себе, — возгоралось моторное отделение во время длительных маршей в условиях ближневосточной жары. Фильтры ГТД не выдерживали жестких («неевропейских») условий эксплуатации и «умирали» в течение нескольких дней. При этом надо заметить, что в том году зима и весна по ближневосточным меркам были относительно холодные, дневные температуры на конец марта и начало апреля не превышали +300 С. Ситуация была настолько катастрофической, что в Ирак пришлось вызывать представителей фирмы-производителя!

 

Во многих случаях возгорания внутри танков «Абрамс» боекомплект детонировал, правда, это не приводило к срыву башни. Объясняется это тем, что в боекомплекте «Абрамса» отсутствуют осколочно-фугасные снаряды (ОФС). Имеющиеся в боеукладках кумулятивные снаряды при детонации не создают достаточной ударной волны, которая срывает башню, а ограничиваются только пробоем брони в месте их расположения. При всем при том, что башня «Абрамса» в таких случаях остается на месте, от этого не легче, машина восстановлению не подлежит, днище и борта корпуса разворачивает основательно (конечно, развороченные Т-55 и Т-72 с оторванными башнями смотрелись «эффектнее», а дело-то и было только в том, что в составе боекомплекта находились осколочно-фугасные снаряды).

«Абрамс». г. Наджаф, август 2004 г.
Танк ломает стену здания, чтоб убедиться, что там нет снайпера. г. Наджаф, август 2004 г.

Но самым, пожалуй, невероятным шоком для американских танкистов было осознание того факта, что граната старенького РПГ-7 пробивает борт «Абрамса», что называется, «не задумываясь»… На многих уничтоженных «Абрамсах» противокумулятивные экраны пробивались гранатой ПГ-7ВЛ, и ее кумулятивной струи было достаточно, чтобы пробить бортовую броню. При этом экраны срывались с борта целиком.

 

На одной из фотографий хорошо виден след попадания ПТУР в боковую проекцию башни. Экипаж машины погиб, боекомплект в нише башни и корпусе сдетонировал. Были попытки американских военных обвинить Россию в поставке Ираку современных ПТРК «Корнет-Э», но доказательств никаких представлено не было, а для этого было достаточно хотя бы показать пусковые контейнеры использованных ракет. Но даже этого сделано не было. Впрочем, пару ПТРК «Корнет-Э» американцы могли бы перекупить у Греции или у ОАЭ, но они до этого не додумались. Для поражения в бортовые проекции танков «Абрамс» вполне достаточно и «Малютки», не говоря уже о «Фаготе» или «Конкурсе», которых у Ирака хватало. К тому же опытный оператор при стрельбе может запросто уложить ПТУР (и «Малютку», и «Конкурс» тоже) в крышу башни, т.е. в проекции, где танк наименее защищен. Американцы это прекрасно понимали и потому двигались вперед только при соответствующей авиационной поддержке.

 

Подложили свинью американцам и союзники: в репортаже телекомпании ВВС было показано, как американцы стреляли из ПТУР TOY-2 по брошенному Т-55 с дальности примерно в полтора километра. Камеру навели крупным планом на танк, и было хорошо видно, как первая ракета пролетела примерно в трех метрах левее цели, вторая с таким же отклонением, но правее. В конечном итоге саперы заложили в этот танк взрывчатку и подорвали его. Через несколько часов в американских новостях этот же танк уже показывали как победу американских танкистов…

Горящий «Абрамс»
Горящий «Абрамс», как результат нападения на конвой, пирнадлежащий иракской полиции. Багдад, март 2006 г.

Анализ и заключение

 

Итак, сравнивая М1 «Abrams» со своими потенциальными конкурентами и противниками, можно придти к нескольким выводам:

 

1. Основной боевой танк M1 «Abrams» является безусловно одним из самых совершенных танков последнего поколения в мировом танкостроении и значительно превосходит по своим боевым качествам и возможностям любые танки предыдущих поколений.

 

2. К преимуществам танка стоит отнести мощное 120-мм гладкоствольное орудие, эффективные противотанковые боеприпасы, весьма совершенные приборы наблюдения и прицеливания. Также танк отличает высокая энерговооруженность, большая скорость, солидный запас хода, простота обслуживания и ремонтопригодность, сильная бронезащита в лобовой проекции.

 

3. К недостаткам танка стоит отнести высокий силуэт (что вообще характерно для американской техники) и его большой вес (что характерно для всей западной техники); низкую надежность двигательной установки и ходовой части при эксплуатации в тяжелых условиях; слабое бортовое и тыльное бронирование; отсутствие навесной «активной» брони; неудачная система управления огнем; отсутствие системы активной защиты; высокая заметность в ИФ-диапазоне из-за ГТД.

 

4. Перспективы экспорта M1 «Abrams» следует признать не самыми радужными — в основном, в политически зависимые государства-союзники и при соответствующем дипломатическом давлении. Причем эти государства должны представлять а) либо исключительную ценность (как Египет), б) либо быть достаточно богатыми (как страны Персидского залива), в) либо полностью зависеть в своей оборонной политике от США (как Австралия). Когда эти условия не выполняются, «Абрамсы» практически 100% будут проигрывать своему основному конкуренту — «Leopard-2» или модернизированным («нафаршированным») танкам советского производства — Т-80, Т-84 и Т-90.