В свете этого, работа командира танка по поиску, идентификации и классификации целей является задачей не просто трудной, но и, в условиях скоротечности и информационной насыщенности современного боя - задачей крайне сложной технически, сопровождаемой высокими психологическими нагрузками. Грамотный и опытный оператор зачастую выявляет и идентифицирует цели, руководствуясь, главным образом, не столько техническими возможностями СУО, сколько магическим сплавом тактического опыта и интуитивного\подсознательного восприятия быстро меняющейся картины боя, т.е. - мониторится не всё видимое поле зрения, а места расположения потенциальных целей, выгодные в тактическом плане для их размещения, голова в шлемофоне, на долю секунды мелькнувшая в растительности, демаскирует даже идеально укрытую машину. Но — во-первых, грамотных и опытных специалистов всегда не хватает, это аксиома, а во-вторых — грамотный и опытный противник зачастую будет работать на «слом шаблона», размещая свою технику не в идеально предназначенных для этого местах (которые, зачастую, накрываются огнём «для профилактики»), а руководствуясь непредсказуемыми и парадоксальными решениями.

комплекс активной защиты «Меиль Руах»
 

Таким образом, логичным шагом было бы создание системы, расширяющей человеческие возможности в области поиска и идентификации целей: быстродействие и разрешающая способность в различных диапазонах современной военной оптроники (оптика плюс электроника) превосходит человеческие возможности уже не в разы, а на порядки. Создание некоего “импланта”, усиливающего возможности оператора напрашивается само собой.

 

Лидирующие позиции в данной сфере занимают израильтяне: комплекс активной защиты "Меиль Руах", которым оснащён танк Merkava Mark IV Мем имеет в своём составе подсистему, которая позволяет обнаруживать позиции противотанковых средств. Разработчик не конкретизирует принцип обнаружения, но, судя по тому, что засечка позиций осуществляется лишь после выстрела или пуска ракеты – можно предположить, что в основу подсистемы положен принцип использования детектора ультрафиолетового излучения, источником которого является открытое пламя. Форс пламени, вылетающий из дульного среза пушки или пускового контейнера противотанкового комплекса – вполне может засекаться современными средствами обнаружения на рабочих дистанциях танковой пушки.

 

Вышеупомянутая подсистема подключена к СУО Barak Zoher (иврит. сверкающая молния), что позволяет не только автоматически передавать координаты выявленных позиции противника в «Махшев Месима» (иврит. компьютер целеуказаний), но и обмениваться этой информацией с другими танками своего подразделения.

Merkava Mark IV Мем
Merkava Mark IV Мем, вид изнутри

«Махшев Месима», являющийся итерационным развитием обычного баллистического вычислителя, является устройством оперирующим искусственным интеллектом, которое собирает информацию, как от электрических и оптических датчиков и систем танка, навигационного оборудования, а при помощи интегрированной в СУО боевой информационно-управляющей системы "Цаяд" (иврит. Охотник) - и от внешних источников (целеуказания из оперативной сети - «системы цифрового поля боя»), анализирует и представляет её командиру танка в реальном времени в порядке приоритетности по степени угрозы и актуальности.

 

Таким образом, процесс поиска - обнаружения цели и подготовка к стрельбе происходит за несколько секунд. После идентификации угрозы компьютер по полученным координатам цели решает баллистическую задачу и передаёт выработанные для стрельбы данные приводам наведения оружия. Командир не только получает достоверные данные, но еще и рекомендации по оптимальной алгоритмике действий: на экране командирского монитора высвечивается увеличенное изображение объекта, от которого исходит угроза, даются рекомендации по оптимальному выбору типа оружия. В принципе, СУО уже позволяет реагировать на огонь противника автоматически, без привлечения человека, но из этических соображений пока право нажатия кнопки электроспуска делегированы командиру танка.

 

Подведём итоги: уже сегодня мы имеем все предпосылки для начала «войны машин» - технологические возможности создания полностью автономных боевых платформ уже не просто реализованы в опытных экземплярах, но и их базовые системы серийно производятся и ими оснащены линейные подразделения. С учётом того, что постулаты человеческой морали не является чем-то незыблемым — думается, уже в ближайшее время мы увидим некий прорыв развитии современных систем вооружения.