Создание таких МБР было серьезной угрозой паритету стратегических ракетных вооружений и вызвало необходимость создания новых и совершенствования существующих ракетных комплексов. Просто создать «хорошую» ракету невозможно — прежде всего надо определить, для каких целей она предназначена. Эти цели определяются военной доктриной государства. При стратегическом планировании были разработаны три возможных сценария участия в ракетно-ядерном конфликте: предупреждающий, ответно-встречный или гарантированный ответный удар. Исследования, проведенные в ЦНИИмаше под руководством Ю. А. Мозжорина и в КБ «Южное» под руководством М. К. Янгеля, показали, что в основу стратегии развития ракетно-ядерных сил должна быть положена концепция «гарантированного ответного удара». То есть вновь создаваемые комплексы должны иметь такие характеристики, чтобы не только выдержать упреждающий массированный удар, но и сохранить возможность оставшимися силами нанести ответный удар возмездия.

 

Правильность этого выбора подтвердило время. Исходя из данной стратегии, под руководством М. К. Янгеля были выработаны основополагающие принципы создания перспективных стратегических ракетных комплексов:

  1. Повышение защищенности стартовых позиций при несении боевого дежурства. Это обеспечивалось повышением стойкости шахтной пусковой установки (ШПУ), ракет и боевых блоков к поражающим факторам ядерного взрыва, а также оснащением ракетного комплекса средствами преодоления противоракетной обороны противника (ПРО).
  2. Увеличение эффективности ответного удара, которое достигалось применением разделяющихся головных частей индивидуального наведения и значительным повышением точности стрельбы.
  3. Сокращение сроков создания стартовых сооружений и постановки ракет на боевое дежурство за счет внедрения прогрессивных технологий.
  4. Увеличение гарантийных сроков пребывания ракеты на боевом дежурстве.
  5. Обеспечение автономности ракетных комплексов во время боевого дежурства и независимости их от стационарных государственных энергосистем.

 

Основные направления развития ракетных комплексов стратегического назначения, предложенные ЦНИИмаш и КБ «Южное», были представлены в вышестоящие органы. Альтернативная концепция была разработана в ЦКБМ (бывшее ОКБ-52) под руководством В. Н. Челомея и поддерживалась Министерством общего машиностроения. Эта концепция отвергала необходимость повышения защищенности ШПУ, использования РГЧ индивидуального наведения, применения бортовых ЦВМ в системе управления. Предлагалось развертывание нескольких тысяч относительно простых ракет УР- 100 в шахтных установках существующей конструкции без повышения их защищенности. Фактически предлагалось создать множество целей, часть которых, уцелевшая после первого удара противника, нанесет ответный удар. Дешевле, проще, быстрее — такие основные козыри этой концепции.

 

Противостояние между главными конструкторами М. К. Янгелем и В. Н. Челомеем переросло в конфронтацию в конце 1960-х. Главный конструктор ЦКБМ В. Н. Челомей был оппонентом по всем основным предложениям Ю. А. Мозжорина и М. К. Янгеля. Это противостояние впоследствии было названо «спором века».

Макет ракеты 15А16 в ТПК на территории ЮМЗ
Макет ракеты 15А16 в ТПК на территории ЮМЗ

В августе 1968 г. Военно-промышленная комиссия (ВПК), информированная о ходе поисковых работ в КБ «Южное», приняла неординарное решение. Конструкторскому бюро, возглавляемому М. К. Янгелем, совместно с кооперацией соразработчиков было предложено создать свой вариант модернизации легкой ракеты на базе ракеты УР-100 В. Н. Челомея. Приказ на разработку вышел 8 августа 1968 г., а срок выполнения аванпроекта — 15 сентября 1968 г. КБ со своей задачей справилось. Аванпроект модернизированного комплекса МР-УР100 (15А15) был одобрен в целом и получил рекомендации по совершенствованию отдельных характеристик. В ходе проектных работ, с учетом предложений и рекомендаций ВПК, были найдены реальные возможности дополнительного улучшения характеристик комплекса.

Компоновочная схема ракеты МР УР-100
Компоновочная схема ракеты МР УР-100

Проект ракетного комплекса МР-УР100, выполненный в КБ «Южное», оказал влияние и на проект В. Н. Челомея. Теперь уже ракетный комплекс дальней перспективы УР-100Н становится для ЦКБМ приоритетной работой и прямым конкурентом МР-УР100. Конкуренция между разработчиками стимулировала улучшение тактико-технических характеристик комплекса и форсирование темпов работ. Окончательное решение по выбору ракеты легкого класса было перенесено на стадию летных испытаний.

Ракета 15А15 в ШПУ
Ракета 15А15 в ШПУ.

Вопрос о выборе направления развития стратегических ракетных вооружений оставался нерешенным. Председатель ВПК Л. В. Смирнов и секретарь ЦК КПСС по обороне Д. Ф. Устинов инициировали рассмотрение этого вопроса на Совете обороны СССР под председательством Л. И. Брежнева. 27 августа 1969 г. состоялся Совет обороны СССР. Выступали главные конструкторы, после изложения их концепций началось обсуждение. В заключительном слове Л. И. Брежнев сказал: «…Предусмотреть существенное повышение защищенности стартовых сооружений, чтобы обеспечить гарантированный ответный удар. Новое поколение должно оснащаться РГЧ с индивидуальным наведением боеголовок на цели». В затянувшемся споре была поставлена точка: на самом высоком государственном уровне официально одобрили и приняли стратегию сдерживания, предложенную М. К. Янгелем. Это давало «добро» работам М. К. Янгеля над новыми ракетными комплексами МР-УР100 и Р-36М.

Защитное устройство ШПУ
Защитное устройство ШПУ

В октябре 1971 г. ушел из жизни М. К. Янгель. Главным конструктором КБ был назначен В. Ф. Уткин. Он сумел воплотить в реальных изделиях революционные идеи и проекты ракетной техники, рожденные гением М. К. Янгеля, и сохранил верность принципам и выработанной стратегии. Летные испытания ракеты проводились на Байконуре в 1972 г. Программа испытаний была завершена в установленные сроки. Практически одновременно закончились испытания и конкурировавшего проекта В. Н. Челомея — УР-100Н.

 

Высокий уровень основных тактико-технических характеристик, изящество компоновки ракеты МРУР100 были достигнуты благодаря использованию принципиально новых технических решений.

 

КБ М. К. Янгеля было определено головным разработчиком не только ракеты, но и всего ракетного комплекса в целом. Ракета проектировалась совместно с ШПУ. Находясь в ТПК, она подвешивалась в шахте с использованием двух амортизационных поясов. При старте ракета выталкивалась из ТПК пороховыми газами, двигаясь внутри ствола миномета аналогично мине. Газы вырабатывались пороховыми аккумуляторами давления. Таким образом была реализована идея минометного старта. Двигатель первой ступени запускался на высоте 15–20 метров над поверхностью земли. Такой старт делает ненужным обратный кольцевой газоход, а высвобождающихся объемов шахты достаточно для наращивания стенок ствола внутрь и размещения амортизационных устройств для ТПК с ракетой при сейсмическом воздействии возможного ядерного взрыва. Применение минометного старта позволило уменьшить общие габариты шахты и использовать для новых ракет уже существующие шахтные установки, имевшие больший, чем требовалось при минометном старте новой ракеты, диаметр ствола. Такие шахты укреплялись за счет применения высокопрочных стальных стаканов, изготавливаемых в заводских условиях. При этом был достигнут предельно высокий коэффициент использования ракетой МР-УР100 объема ШПУ. Этот показатель до сих пор не превзойден ни на одном современном ракетном комплексе шахтного базирования.

 

Шахтная пусковая установка ракеты МР-УР100 имела минимальный уровень энергопотребления за счет отсутствия энергопотребляющих систем регулирования температурно-влажностного режима. Необходимый микроклимат обеспечивался сплошной термоизоляцией по наружной поверхности сооружения и термозащитой крыши ШПУ. Внутри пусковой установки находились лишь пассивные средства осушивания воздуха — кассеты с сорбентом, которые заменялись при выполнении регламентных работ. Конструкция ракеты имела целый ряд особенностей.

Боевой блок РГЧ ракеты 15А15
Боевой блок РГЧ ракеты 15А15

Ракета проектировалась при жестких ограничениях на габариты. Диаметр первой ступени составлял 2,25, а второй — 2,1 метра. На обеих ступенях баки горючего и окислителя были объединены в единые топливные емкости, которые разделялись промежуточными днищами из триметаллического листа. Этот новый уникальный материал был получен впервые из трех листов металла с помощью сварки взрывом. Приборный отсек ракеты был выполнен как единый герметизированный контейнер, что позволило уменьшить массу аппаратуры систем управления (СУ), длину бортовой кабельной сети, повысить надежность СУ и упростить технологию сборки и эксплуатации.

 

Кроме того, приборный отсек стал объектом двойного использования. При работе I и II ступеней он функционирует как управляющее звено в контуре управления полетом ракеты, а после отделения РГЧ обеспечивает ее управление полетом и разведение боевых блоков (ББ). СУ ракеты была разработана на базе БЦВМ с автоматизированным измерением погрешностей командных приборов, автоматическим вводом соответствующих поправок в полетное задание за минимальное время после получения команды на пуск и позволяла произвести перенацеливание в процессе предстартовой подготовки. СУ также размещалась в едином герметичном приборном отсеке.

 

Еще одно нестандартное конструктивное решение — аэродинамический обтекатель, состоящий из двух полуоболочек, которые складывались под действием пружинных приводов и принимали форму остроугольногого конуса после выхода ракеты из ШПУ. Такое решение позволило уменьшить аэродинамические потери энергетики ракеты, увеличить массу полезной нагрузки на ~50 кг и, совместно с другими усовершенствованиями, увеличить количество ББ с трех до четырех. Нестандартным решением была также твердотопливная двигательная установка разведения ББ.

Основные тактико-технические характеристики ракет МР-УР100 и МР-УР100 УТТХ
Основные тактико-технические характеристики ракет МР-УР100 и МР-УР100 УТТХ
Основные тактико-технические характеристики ракетных комплексов 15ПО15 и 15ПО16
Основные тактико-технические характеристики ракетных комплексов 15ПО15 и 15ПО16

В результате применения этих и других конструктивных решений ракета МР-УР100 по уровню массового совершенства является уникальным образцом и сейчас, а высокий уровень основных тактико-технических характеристик МР-УР100 был отмечен Государственной комиссией.

 

Таким образом, в результате «спора века», повлекшего прорывы во многих проектных направлениях, заказчик получил ракетные комплексы с более высокими характеристиками, чем были предложены в самом начале разработки. Вот что пишет в своих воспоминаниях Ю. А. Мозжорин: «Конечно, разработка двух новых ракетных комплексов, по нашему мнению, была излишней роскошью. Достаточно было ограничиться первым (МР-УР100). Однако в их параллельном создании был и определенный положительный момент.

 

Атмосфера острейшего соперничества двух сильнейших конструкторских бюро позволила в сжатые сроки успешно преодолеть все проблемы в разработке перспективных технологий создания ракет с РГЧ индивидуального наведения и обеспечить высокую их защищенность. При этом лидером был комплекс МРУР100».

 

Комплекс МР-УР100 был принят на вооружение 30 декабря 1975 г. (одновременно с УР-100Н), а уже в 1976 г. было принято постановление правительства об улучшении его тактико-технических характеристик при минимальных доработках. Модернизация касалась в основном РГЧ и ступеней разведения. Первая и вторая ступени использовались без доработок. Ступени разведения и РГЧ заменялись новыми на уже заправленных компонентами топлива ракетах, стоящих в ШПУ на боевом дежурстве. Модернизированная ракета получила название МР-УР100 УТТХ (индекс 15А16). Впервые в практике ракетостроения на ракете МР-УР100 УТТХ была применена система «Меридиан», позволяющая определить направление истинного меридиана и обеспечивающая прицельный пуск ракеты после ядерного воздействия.

 

В ходе летных испытаний было проведено 19 пусков, из них 16 были успешными. Летные испытания подтвердили увеличение боевой эффективности комплекса примерно в 2,5 раза по сравнению с МР-УР100 и позволили Госкомиссии рекомендовать его к принятию на вооружение. Комплекс с ракетой МР-УР100 УТТХ был принят на вооружение в 1980 г. К 1983 г. все ракеты МР-УР100 были заменены на ракеты МР-УР100 УТТХ. Общее количество развернутых ракет составило 150 единиц.

 

Наряду с комплексом МР-УР100 УТТХ КБ «Южное» разрабатывало ракетные комплексы третьего поколения с жидкостными ракетами тяжелого класса, применяя новый тип старта и другие перспективные конструкторские решения.

 

О разработке тяжелой ракеты, наблюдая пуск которой, А. А. Гречко произнес пророческие слова: «Очень хорошая ракета, она нам очень нужна, и я уверен, что она будет жить долго», — мы расскажем в следующей статье.

 

Продолжение цикла

 

История боевых ракет КБ «Южное». Боевые ракеты третьего поколения. Часть 2

История боевых ракет КБ «Южное». Боевые ракеты четвертого поколения. Тяжелая жидкостная ракета 15А18М (SATAN)

 
 

 

Список использованной литературы

 

1. Призваны временем. Т. 1. От противостояния к международному сотрудничеству/под общ. ред. С. Н. Конюхова. Днепропетровск: [б.и.], 2004. 768 с.: рис., табл., фотоил.

2. Призваны временем. Т. 2. Ракеты и космические аппараты Конструкторского бюро «Южное»/под ред. С. Н. Конюхова. Днепропетровск: [б.и.], 2004. 227 с.: ил.

3. Шестьдесят лет в ракетостроении и космонавтике/ под ред. А. В. Дегтярева. Днепропетровск: Арт-Пресс, 2014.