Перестройка, «мышленье», консенсус…

 

В 1985 году, после прихода к власти, Михаилом Сергеевичем Горбачевым была начата программа «перестройки» советского государства. Вокруг ее целей и содержания до сих пор ведется много споров и существует целый спектр мнений.

 

В результате политики «перестройки» к концу 90-х годов прошлого века, из-за действий команды Горбачева, Советский Союз утратил массу важнейших позиций в различных стратегических областях и был поставлен перед необходимостью колоссальных расходов, требовавшихся для приведения вооруженных сил в соответствие ряду новых международных договоров. При этом все эти утраты и появившиеся проблемы практически никак не компенсировались новыми преимуществами для Советского Союза или сменой позиций США.

 

Первый блин комом

 

Во второй половине 1980-х гг. наш военно-морской флот подвергался давлению с двух сторон. В первую очередь он оказался одной из жертв «гласности», во вторую — сложившейся обстановки во внешней политике.

 

Как вспоминает адмирал флота Владимир Чернавин, последний Главнокомандующий ВМФ СССР: «У нас некоторые есть такие знатоки Военно-морского флота, которые особенно в начале перестройки на всех программах говорили, что наши подводные лодки плохие, американские хорошие, что нужно было не строить, а сесть задуматься, решить все, а уж потом строить… Во время перестройки у нас появились отщепенцы, которые по телевидению говорили о том, что какие у нас плохие подводные лодки, как за ними производится слежение, как эти лодки являются только целью, их не надо было вообще строить, как плохо у нас в ВМФ и как хорошо у американцев и т. д. … На публику это производило отрицательное впечатление. Среди них было два подводника. По лодкам они писали статьи и выступали по телевидению. Наши лодки не имеют военной значимости, она шумная, она такая, экипаж плохой, командиры плохие, высшее руководство ничего не соображает. И поэтому за каждой лодкой цепляется американская лодка и осуществляет ее слежение, бросает ее только при возвращении в базу». И это только один из примеров того потока грязи, который в то время обрушивали на нашу армию и флот средства массовой информации.

Подводный ракетоносец К-140
Подводный ракетоносец К-140

С другой стороны, выше мы рассматривали, что во второй половине 1980-х годов шли интенсивные советско-американские переговоры о сокращении стратегических наступательных вооружений. Основным камнем преткновения стал вопрос о том, какие именно средства из ядерной триады (стратегическая авиация, межконтинентальные баллистические ракеты и баллистические ракеты на подводных лодках) сокращать и в каких количествах. Так же как и в США, в нашей стране каждый из родов войск, коих это касалось, отстаивал свои интересы и стремился доказать, что именно его вооружение должно сыграть ведущую роль в ядерной войне и поэтому должно остаться в неприкосновенности. Так считали и летчики (Стратегическая авиация), и ракетчики (РВСН), и моряки (ВМФ).

 

В отличие от своих коллег, имевших больше возможностей для тренировок по сценарию глобальной ядерной войны, военно-морской флот не имел опыта проведения ракетных стрельб полным боекомплектом, хотя мировой конфликт это предполагал. Самым большим достижением подводного флота был пуск осенью 1969 года восьми ракет с борта подводного ракетоносца К-140 под командованием капитана второго ранга Юрия Бекетова. В эпоху перестройки в Министерстве обороны СССР все чаще стали раздаваться голоса, что подводные лодки ненадежны, что восьмиракетный пуск был случайностью, а на самом деле лодка может отстрелить две, ну, в лучшем случае, три ракеты. А если это так, то и надо сокращать подводный флот, тем более что он требовал больше всего денег на свое содержание. Руководство флота, разумеется, с этим не соглашалось, но и доказательств своей правоты не имело.

 

К сожалению, в конкурентной борьбе как между родами войск, так и коллективами разработчиков не всегда использовались честные методы. Среди прочих свою долю нападок и кляуз получили и РПКСН пр.667БДРМ с комплексом Д-9РМ «Синева». Во время отработки ракетного комплекса и подводной лодки перед предъявлением на вооружение ВМФ проводились залповые стрельбы четырьмя ракетами, которые показали, что стрельбы всем боекомплектом возможны. Однако конкуренты забрасывали письмами разные инстанции, утверждая, что сданный на вооружение комплекс не выполняет требований по залповой стрельбе полным боекомплектом.

 

Были ли объективные причины для таких сомнений и нападок? Интересный вопрос. Конечно, запуск баллистической ракеты с подводной лодки, тем более именно в подводном положении, дело не самое простое. Подводная лодка, с которой стартует ракета, предварительно отдифферентовывается, ее вес делается равным весу вытесненной воды, и лодка движется на заданной глубине с заданной скоростью (эти параметры индивидуальны для каждого типа ПЛАРБ, но, как правило, это 50-60 метров и 3-5 узлов). После старта вес лодки не должен изменяться, в противном случае она либо всплывет на поверхность, либо начнет погружаться. Чтобы этого не случилось, разработчики ракет добиваются того, чтобы вес стартующей ракеты был равен весу замещающей ракету воды. Однако на практике вследствие конструктивных особенностей, технологических разбросов, различной солености воды возникает дисбаланс и силовое воздействие на корабль. Кроме того, при старте на лодку действуют динамические нагрузки, которые парируются рулями и системами лодки. В случае необходимости все ракеты должны быть запущены в кратчайшее время, а это требует проведения залповой стрельбы полным боекомплектом с минимальными интервалами — и колебания лодки после старта каждой ракеты увеличиваются, а экипаж лодки должен их парировать. Но тем не менее наши подводники и их техника — стратегические подводные ракетоносцы — были готовы к выполнению такой задачи, что и смогли успешно доказать.

Подводный ракетоносец К-140
 
Подводный ракетоносец К-140
Подводный ракетоносец К-140

В такой обстановке и родилась идея проведения операции с кодовым наименованием «Бегемот». Впервые осуществить задуманное попытались в 1989 году. Для выполнения операции была выбрана подводная лодка К-84 (позже «Екатеринбург») проекта 667БДРМ. Каждая из подобных лодок несет на себе шестнадцать баллистических ракет Р-29РМ. Один залп — и сто шестьдесят ядерных взрывов превратят территорию размером примерно с Францию в безжизненную пустыню, местами сияющую по ночам тусклым радиоактивным блеском... Старт обеспечивал второй экипаж. В декабре 89-го субмарина вышла в назначенный квадрат. Тогда на борту было свыше полусотни человек всевозможного начальства — только одних политработников пять душ. Многие ведь пошли за орденами «за успешное проведение».

 

И общая нервозность экипажа на субмарине из-за наличия огромного количества флотского начальства сыграла свою роль. Удалось выпустить только пять ракет, следующая ракета оказалась раздавлена давлением воды в результате выхода ПЛА за границы пускового коридора по глубине. Известный военно-морской эксперт Ю.В. Апальков указывает, что авария произошла при запуске второй ракеты. Как вспоминал Игорь Курдин, в 1990-1991 гг. командир подводной лодки К-84: «В процессе стрельбы произошел сбой в работе автоматики. Там кое-что не было предусмотрено. И люди попытались вмешаться в работу автоматики. Это привело к отмене всей стрельбы и даже к взрыву одной из ракет в шахте. Только благодаря тому, что замок люка шахты уже был открыт, лодка почти не пострадала, но моральный эффект от неудачи оказался сильным». При этом, когда лодка провалилась на глубину и вода раздавила ракету, кое-кто из начальства впоследствии очень быстро перебрался на спасательный буксир, что совсем не делает таким людям чести.

Баллистическая ракета подводных лодок Р-29 РМ
Баллистическая ракета подводных лодок Р-29 РМ

В других источниках указывается, что за несколько минут до старта, еще при закрытых крышках шахт, из-за отказа датчиков давления не отключился «поддув ракеты», что привело к нарушению целостности баков горючего и окислителя. В результате произошло быстротекущее возгорание (не взрыв). От резкого повышения давления в шахте была вырвана крышка шахты (конструктивно заложенное «слабое звено») и произошел частичный выброс ракеты.

 

Как бы то ни было, но первая попытка выполнить стрельбу полным боекомплектом окончилась неудачей. Но неудача не поставила точку в этой истории и не смогла остановить наших моряков.

 

«Генеральная репетиция апокалипсиса»

 

Ко второй операции «Бегемот» готовились два года. Владимир Чернавин, главнокомандующий ВМФ СССР, поручил эту миссию экипажу новейшего атомного подводного ракетоносца К-407, позднее ставшего «Новомосковском», под командованием капитана 2 ранга С.В. Егорова. Организацию операции «Бегемот» осуществляла специальная межведомственная комиссия, в состав которой вошли представители Министерства обороны и промышленности — разработчики ракеты, ракетного комплекса и подводной лодки. Техническим руководителем по системам подводной лодки был назначен академик С.Н. Ковалев, а по ракете и ракетному ком- плексу — Л.Н. Ролин. Главным контролером стал командир дивизии подводных лодок капитан 1 ранга В.М. Макеев.

 

Ракетный залп из-под воды требует сверхслаженной работы всего экипажа. Оплошность почти любого из членов экипажа может стоить общего успеха. И потому Сергей Егоров больше года гонял своих людей на тренажерах, пять раз выходил в море отрабатывать задачу. Из разрозненных воль, душ, интеллектов, сноровок Егоров сплел, смонтировал, создал отлаженный человеческий механизм, который позволял разрядить громадный подводный ракетоносец столь же лихо и безотказно, как выпустить очередь из автомата Калашникова. Отработка действий для различных ситуаций, как штатных, так и нештатных, велась до полного автоматизма. Мелочей в этом процессе не было. При ручном управлении в процессе залповой стрельбы можно допустить ошибку и сорвать залп. Чтобы этого не произошло, пуском ракет управляет автоматика, а на центральном посту размещается быстродействующее вычислительное устройство, которое прогнозирует и рассчитывает величину возникшего дисбаланса сил, действующих на подводную лодку, и выдает команды на его компенсацию. Для их четкого и своевременного выполнения требуется ювелирная работа всего экипажа. Судите сами: на залповой глубине открываются крышки шахт, они встают торчком, — и сразу же возрастает гидродинамическое сопротивление корпуса, снижается скорость; турбинисты должны немедленно прибавить обороты, чтобы выдержать заданные параметры хода. Все 16 шахт перед пуском заполняются водой, вес лодки резко увеличивается на многие тонны, она начинает погружаться, но ее надо удержать точно в стартовом коридоре. Значит, трюмные должны вовремя продуть излишек балласта, иначе лодка раскачается, уйдет, как говорят подводники, «в отмену». Ведь за несколько секунд до старта некоторые агрегаты включаются в необратимом режиме. В случае отмены старта они подлежат заводской замене, а это немалые деньги. Но самое главное — срыв боевой задачи. С каждым ракетным пуском вес лодки уменьшается и необходимо своевременно принимать балласт, чтобы удержаться в стартовом коридоре и продолжить выполнение пусков. Малейшая ошибка экипажа — и лодка провалится, электроника заблокирует пусковые системы, боевая задача выполнена не будет. Залогом успешной подготовки экипажа стал великий командирский труд, в этом и заключалась важная часть подвига Сергея Егорова.

Пуск баллистической ракеты Р-29 РМ
Пуск баллистической ракеты Р-29 РМ

В течение всей подготовки подводники пережили множество проверок и комиссий, которые, перекрывая друг друга, дотошно изучали готовность корабля к выходу на небывалое дело. Но все проверяющие могли только констатировать, что подготовка идет успешно, в полном соответствии с графиком, и причин для ее прекращения нет. Последним из Москвы (где вовсю бушевала перестройка, со всех сторон на флот сыпались обвинения, большей частью беспочвенные, и вдобавок продолжалась ведомственная борьба) прибыл начальник отдела боевой подготовки подводных сил ВМФ контр-адмирал Юрий Федоров. Он прибыл с негласной установкой — «проверить и не допустить» операцию «Бегемот». Так его напутствовал ВРИО главнокомандующего, который остался в августе вместо главкома, ушедшего в отпуск. Ему не хотелось брать на себя ответственность — слишком памятна была неудача первой попытки. Но Юрий Петрович Федоров, убедившись, что экипаж безупречно готов к выполнению задания и вероятность благоприятного исхода эксперимента велика как никогда, дал в Москву честную шифровку: «Проверил и допускаю». Сам же, чтобы его не достали гневные телефонограммы, срочно отбыл в другой гарнизон. Путь в море был открыт.

 

Для проведения операции «Бегемот» в подводную лодку были оперативно загружены 16 ракет, проведены комплексные регламентные проверки ракетного комплекса и систем подводной лодки, сделан доклад командующему флотом о готовности к выполнению залповых стрельб. В интересах сокращения затрат операция проводилась по плановой боевой подготовке экипажа подводной лодки и штатном полете только двух ракет. Ракеты, стартующие в залпе первой и последней, должны были выполнить полную программу полета и попасть в заданные точки прицеливания. Остальные ракеты, участвующие в залпе, должны были по всем параметрам старта полностью соответствовать боевым ракетам, но высота их полета могла быть произвольной. Вместе с экипажем на борт лодки поднялись только те, чье присутствие действительно было необходимо — контр-адмирал Леонид Сальников, командир дивизии капитан 1 ранга В.М. Макеев, генеральный конструктор корабля Сергей Ковалев, его заместитель по ракетному оружию И.И. Величко и ряд специалистов ГРЦ им. академика В.П. Макеева — Л.Н. Ролин, А.А. Кирьякевич, А.В. Попов, Н.Г. Лисеичев.

 

Затем лодка вышла в Баренцево море и заняла выделенный ей район на огневой позиции, ожидая разрешающего сигнала на проведение залповой стрельбы. В это томительное время все находятся в максимальном напряжении. Наконец загорается световое табло — приказ-разрешение экипажу выполнить ракетную стрельбу. Командир объявляет «учебную боевую тревогу, ракетную атаку» — и весь экипаж мгновенно приходит в движение, операторы занимают свои места и докладывают о готовности к стрельбе. «Все эмоции ушли куда-то в подкорку, — рассказывал Сергей Егоров, — в голове прокручивал только схему стрельбы. Конечно же, в моей судьбе от исхода операции «Бегемот» зависело многое. Мне даже очередное звание слегка придержали. Мол, по результату... И академия светила только по итогу стрельбы. За полчаса до старта — загвоздка. Вдруг пропала звукоподводная связь с надводным кораблем, который фиксировал результаты нашей стрельбы. Мы их слышим, а они нас нет. Сторожевик старенький, на нем приемник барахлил. Инструкция запрещала стрельбу без двусторонней связи. Но ведь столько готовились! И контр-адмирал Сальников, старший по борту, взял ответственность на себя: «Стреляй, командир!»

Схема пуска баллистической ракеты подводных лодок Р-29 РМ
Схема пуска баллистической ракеты подводных лодок Р-29 РМ

Итак, командир докладывает главному контролеру, что подводная лодка к ракетной атаке готова, и получает разрешение на стрельбу. 21 час 07 минут 6 августа 1991 года. И из глубин Баренцева моря взлетают на огненных столбах одна за другой шестнадцать баллистических ракет и уносятся в сторону берега! Палуба центрального поста как бы проседает — загорается транспарант «Есть старт первой ракеты», затем второй, третьей, четвертой... шестнадцатой! «Я верил в свой корабль, — вспоминает Егоров — верил в своих людей, особенно в старпома, ракетчика и механика. Верил в опыт своего предшественника — капитана 1 ранга Юрия Бекетова. Правда, тот стрелял только восемью ракетами, но все вышли без сучка и задоринки. Мне же сказали, что даже если тринадцать выпустим, то и это успех. А мы все шестнадцать шарахнули! Без единого сбоя. Как очередь из автомата выпустили». Но ведь пуля — дура. А что говорить про многотонные баллистические ракеты? «Нет, ракета — большая умница, с ней надо только по-умному. Погоны капитана 1 ранга Сальников вручил мне прямо в центральном посту. В родной базе нас встречали с оркестром. Поднесли по традиции жареных поросят. Но прожарить как следует не успели. Мы их потом на собственном камбузе до кондиции довели и на сто тридцать кусочков порезали, — чтоб каждому члену экипажа досталось».

 

Видеозапись этого знаменитого пуска сохранена в музее ЦКБ морской техники «Рубин» в Санкт-Петербурге. На ней, проклюнувшись из воды, оставив на поверхности моря облако пара, взмывает ввысь и скрывается в полярном небе первая ракета; через несколько секунд за ней устремляется с воем вторая, третья... пятая... восьмая... двенадцатая... шестнадцатая! Без единого сбоя. Облако пара тянется по ходу подводного крейсера. Раскатистый грозный гул стоит над пасмурным нелюдимым морем…

Пусковая шахта БР Р-29 РМ на К-407
Пусковая шахта БР Р-29 РМ на К-407

Обычно проведение подобных экспериментов сопровождалось (да и сейчас сопровождается) градом правительственных наград. Представили подводников к наградам и в тот раз: командира крейсера к Герою Советского Союза, старшего помощника — к ордену Ленина, механика — к Красному Знамени... Но через неделю — ГКЧП, Советский Союз упразднили, советские награды канули в историю. В результате моряки довольствовались только очередными звездочками на погонах. И хотя подводники заслужили большего, чем получили, в конце концов главное — это след в истории, а не очередные ордена и медали.

 

И только благодаря мужеству и настоящему, не показному патриотизму офицеров-подводников новая Россия смогла сберечь свой ракетоносный флот. Им не платили зарплату, их семьи замерзали в заполярных поселках, оставшихся без тепла, у них не было жизненных перспектив… Но они продолжали служить, спасая флот. Офицеры спасали Россию. А результаты пуска легли на стол стратегов Пентагона, ясно предостерегая их от попыток решить проблему советского ядерного потенциала первым обезоруживающим ударом.

 

РПКСН «Новомосковск» даже в беспоходное и бесславное для флота десятилетие девяностых несколько раз сумел прогреметь на всю страну. В 1997 году этот корабль совершил то, что не удавалось никому в мире — пустить ракету в цель с Северного полюса, с макушки планеты. В 1998-м ракета, запущенная с крейсера, вывела в космос искусственный спутник Земли! Дела воистину глобального масштаба. Давайте же отдадим должное первому командиру этого исторического корабля, офицеру, который все время нес службу по завету поэта-фронтовика: «Не надо ордена, была бы Родина».

 

Северные «дельфины»

 

В далеком ныне 1958-м году, уже более шестидесяти лет назад, в ЦКБ-18 под руководством главного конструктора А.С. Кассациера начались работы по созданию первой атомной подводной лодки 2-го поколения, вооруженной баллистическими ракетами. В отличие от ракетоносцев 1-го поколения, главной задачей которых было любой ценой обеспечить возможность ответного удара, пусть гораздо менее мощного, чем возможный удар нашего оппонента (к слову, эту задачу они успешно выполнили, чем уберегли страну от всепожирающего ядерного пламени), следующие «стратеги» создавались уже исходя из необходимости достижения паритета по ядерным вооружениям. Это предъявляло принципиально иные требования к совершенству и эффективности как самой подводной лодки, так и ее главного оружия — баллистического ракетного комплекса. С другой стороны, возросшее техническое могущество страны и меньшая требовательность к срокам создания (как раз и обеспеченная ракетоносцами 1-го поколения) позволили и детально исследовать различные варианты проектов, и тщательно проработать все детали.

К-407 «Новомосковск»
К-407 «Новомосковск» — атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 667БДРМ «Дельфин» (Delta-IV в термино- логии НАТО)

Все перечисленное выше не могло не сказаться на результатах. 28 августа 1966 г. на Северном машиностроительном предприятии состоялся спуск на воду (точнее, заполнение дока водой) первого ракетного подводного крейсера стратегического назначения К-137 пр. 667А «Навага». Главным конструктором ПЛАРБ являлся С.Н. Ковалев — создатель практически всех последующих советских стратегических ракетных атомоходов.

 

Лодка пр.667А водоизмещением около 7850 т вооружена 16 баллистическими ракетами Р-27 комплекса Д-5 с максимальной дальностью 2500 км, расположенными в два ряда позади ограждения рубки. Классическая схема подводного ракетоносца и боекомплект ракет, впервые реализованные в ВМС США, были повторены советскими, английскими, а позднее и французскими судостроителями. Впрочем, 16-ракетный боекомплект был обусловлен не стремлением к плагиату, а тем фактом, что длина стапелей, на которых должны были строиться подводные лодки, оптимальным образом подходила как раз под корпуса с 16 шахтами комплекса Д-5. При этом отечественные ракетоносцы в отличие от американских были двухвальными и имели два реактора. При создании корабля значительное внимание уделялось его гидродинамическому совершенству. В результате на испытаниях лодка выдала скорость 28.3 узла и по своим динамическим характеристикам фактически сравнялась со своими основными потенциальными противниками в «подводных дуэлях» — американскими противолодочными атомоходами типа «Thresher» («Permit») и «Sturgeon» (29-30 узлов). Лодки пр.667А стали первыми ракетоносцами, получившими на вооружение переносные ЗРК «Стрела» для обороны корабля в надводном положении от низколетящих самолетов и вертолетов. Значительное внимание в проекте 667А было уделено вопросам обитаемости и оформления помещений, при этом был реализован ряд мер по снижению акустического шума на боевых постах и жилых помещениях. По сравнению с атомными лодками первого поколения ПЛАРБ имела большую глубину погружения.

 

Пуск ракеты выполнялся из затопленной шахты только в подводном положении лодки при скорости 3-4 узла и волнении моря до 5 баллов. Первоначально стрельба производилась четырьмя последовательными четырехракетными залпами. Интервал между пусками в залпе составлял 8 с: расчеты показывали, что по мере отстрела ракет лодка должна постепенно всплывать и после старта четвертой ракеты залпа — выходить из допустимого «коридора» стартовых глубин. Однако реальные стрельбы выявили возможность осуществления первого восьмиракетного залпа. 20 декабря 1969 г. К-140 впервые в мире выполнила восьмиракетный залп под командованием капитана 2-го ранга Юрия Бекетова.

 

На флоте новые ракетоносцы стали именоваться ракетными подводными крейсерами стратегического назначения (РПКСН), что подчеркивало их отличие от ПЛАРБ пр.658. Своими размерами и мощью они производили огромное впечатление на моряков, ранее имевших дело со значительно менее «солидными» атомоходами 1-го поколения и «дизелюхами». Как несомненное достоинство новых кораблей моряками отличался значительно более высокий уровень комфорта, что очень важно при дальних походах.

Церемония вывода из эллинга подлодки «Новомосковск»,г. Северодвинск
Церемония вывода из эллинга подлодки «Новомосковск», г. Северодвинск

Благодаря технической целесообразности и перспективности решений, положенных в основу создания ПЛАРБ пр.667А и его ракетного комплекса, таких как компоновка ракеты, конструкция пусковой установки с амортизацией ракеты в шахте, автоматизация систем предстартовой подготовки и повседневного обслуживания, стало возможным поэтапное создание четырех (!) модификаций проекта, которые вооружались все более и более мощными ракетными комплексами. Последней из них стал проект 667БДРМ, к которому принадлежат и герои нашего рассказа.

 

Тут авторам могут возразить и сказать, что американская концепция «launch tube», которая предусматривала применение различных ракетных комплексов на одних и тех же подводных лодках, позволила добиться лучшего результата более дешевыми средствами. На это автор может ответить так: да, лодки оставались теми же самыми — но вот все бортовое оборудование ракетного комплекса, включая пусковые стаканы, заменялось новым. И хотя данные о стоимости подобной замены до сих пор засекречены (во всяком случае, автору не удалось их найти), но, учитывая высокую трудоемкость модернизационных работ, можно смело сказать, что подобное удовольствие явно не из дешевых.

 

Развитие вооружения подводных лодок в рамках данной концепции имело свои пределы — что и привело к замене американских ПЛАРБ 1-го («George Washington») и 2-го («Ethan Allen», «Lafayette») поколений на ПЛАРБ 3-го поколения «Ohio», при этом размеры как самой лодки, так и ее пусковых шахт были выбраны с учетом размещения в будущем более крупных и тяжелых ракет, что соответственно увеличило стоимость каждой лодки.

 

Наши конструкторы баллистических ракет опирались на возможности нашей же промышленности, а наши химики отставали от США в создании высокоэнергетических твердых (смесевых) топлив. Тем не менее выход был найден в использовании жидких топлив и заводской ампулизированной заправки. Детальнее этот вопрос будет рассмотрен в следующем разделе.

 

В определенной степени концепция «launch tube» применялась и у нас. Для примера приведем вооружение ПЛАРБ пр.667БДР: Р-29Р (1977 г.) с РГЧ ИН (3 БЧ) и МГЧ, Р-29РК (1982 г.) с новой РГЧ ИН (7 БЧ) и возможностью стрельбы с высоких широт, Р-29РКУ (1987 г.) с увеличенной дальностью стрельбы и усовершенствованной системой наведения, Р-29РКУ-1 (1990 г.) с увеличенной дальностью стрельбы.

 

Суммируя вышеизложенное, можно утверждать, что как американская концепция «launch tube», так и советская концепция последовательных модернизаций вполне обеспечивали оперативное использование последних научно-технических достижений и необходимый рост боевой эффективности. Учитывая принципиальную разницу в построении экономик и невозможность прямого сравнения стоимости, нельзя однозначно утверждать, что какая-либо из этих концепций лучше или хуже другой. Просто американская концепция почему-то гораздо лучше разрекламирована.

 

Нередкими являются и нападки на «мокрый» тип старта отечественных баллистических ракет — т.е. старт из ракетных шахт, заполненных водой. Основные замечания относятся к тому, что перед пуском необходимо заполнить шахту водой, что требует времени и демаскирует подводную лодку шумом воды в трубопроводах. Однако следует помнить, что, несмотря на «сухой» тип старта, шахты на американских ПЛАРБ также требуют выравнивания давления, которое производится сжатым воздухом. А ведь, в отличие от воды, этот сжатый воздух и оборудование для его дозирования (по жесткой программе, между прочим) приходится возить с собой. Да и процесс наддува шахты тоже не отличается особой тишиной, хотя и может быть тише процесса заполнения шахт водой. Кроме этого, отечественные ракетоносцы, как правило, превосходили своих коллег непосредственно в скорости выполнения стрельбы, что наглядно продемонстрировала операция «Бегемот». Поэтому в плане боевой устойчивости как «мокрый», так и «сухой» старт примерно равнозначны. Таким образом, различие в типе запуска в основном конструктивное и связано с технологическими решениями, а рассматриваемые нападки являются необоснованными.

К-407 «Новомосковск» в надводном положении
К-407 «Новомосковск» в надводном положении

Ракетный подводный крейсер стратегического назначения проекта 667БРДМ (шифр «Дельфин») стал последним кораблем «семейства 667», а также последним советским подводным ракетоносцем 2-го поколения (фактически «плавно перешедшим» в третье). Так же как и его предшественники, крейсер был разработан ЦКБ МТ «Рубин» под руководством генерального конструктора академика С.Н. Ковалева. Правительственное постановление о разработке нового подводного атомохода вышло 10 сентября 1975 г.

 

Конструкция нового корабля являлась дальнейшим развитием лодок 667-го семейства. Из-за возросших габаритов ракет, а также необходимости внедрения новых конструкционных решений по снижению гидроакустической заметности, на лодке пришлось в очередной раз увеличить высоту ограждения ракетных шахт и их обтекателя. Была увеличена также длина носовой и кормовой оконечностей корабля, возрос и диаметр прочного корпуса, обводы легкого корпуса в районе 1-го — 3-го отсеков были несколько «приполнены». В конструкции прочного корпуса, а также концевых и межотсечных переборок лодки использовалась сталь, полученная методом электрошлакового переплава и обладающая повышенными показателями пластичности.

 

Главная энергетическая установка подводной лодки включает два водо-водяных реактора ВМ-4СГ (по 90 мВт) и две паровые турбины ОК-700А. Номинальная мощность ГЭУ составляет 40 000 л.с. На борту корабля имеется два турбогенератора ТГ-3000, два дизель-генератора ДГ-460, два электродвигателя экономичного хода мощностью по 225 л.с. РПКСН имеет малошумные пятилопастные гребные винты с улучшенными гидроакустическими характеристиками. Для обеспечения винтам наиболее благоприятного режима работы, на легком корпусе установлено специальное гидродинамическое устройство, выравнивающее набегающий поток воды.

«Северный Дельфин»
«Северный Дельфин»

В отличие от своих предшественников, на лодке установлено радиотехническое вооружение, используемое для ПЛА 3-го поколения, и более совершенные системы обслуживания комплекса МБР. Для централизованного управления всеми видами боевой деятельности лодка оснащена боевой информационно-управляющей системой «Омнибус-БРДМ», осуществляющей сбор и обработку информации, решение задач тактического маневрирования и боевого использования торпедного и ракетно-торпедного оружия. На РПКСН установлен новый гидроакустический комплекс «СКАТ-БДРМ», по своим характеристикам не уступающий американским аналогам. Он имеет крупногабаритную антенну диаметром 8,1 м и высотой 4,5 м. Впервые в практике отечественного кораблестроения на проекте 667БДРМ применен стеклопластиковый обтекатель антенны, имеющий безреберную конструкцию (это позволило снизить гидроакустические помехи, воздействующие на антенное устройство комплекса). Имеется и буксируемая гидроакустическая антенна «Ласточка», в нерабочем положении убираемая в корпус. Навигационный комплекс «Тобол-М» обеспечивает необходимую точность применения ракетного оружия. Уточнение места кораб- ля посредством астрокоррекции производится с подвсплытием на перископную глубину с периодичностью один раз в двое суток. Подводный крейсер проекта 667БДРМ оснащен комплексом радиосвязи «Молния-ЛМ1» (или «Молния-МС2») и системой спутниковой связи «Цунами-БМ». Имеются две всплывающие антенны буйкового типа «Залом», позволяющие принимать на большой глубине радиосообщения, целеуказания и сигналы космической системы навигации. Для освещения окружающей надводной обстановки установлен радиолокационный комплекс МРКП-58 «Радиан».

 

Главным оружием «стратега» является комплекс Д-9РМ с шестнадцатью жидкотопливными трехступенчатыми МБР Р-29РМ. Ракета Р-29РМ имеет разделяющуюся головную часть, рассчитанную на четыре (по 250 кТ) или десять (по 100 кТ) боевых блоков индивидуального наведения с повышенной точностью стрельбы и увеличенным радиусом их разведения. В настоящее время на РПКСН развернуты ракеты с БЧ, оснащенными четырьмя боевыми блоками. Дальность полета ракет составляет 8300 км, что позволяет РПКСН пр.667БДРМ наносить удары по территории противника, не выходя из районов, находящихся под контролем собственных сил ПВО и ПЛО. Запуск всего боекомплекта может осуществляться одним залпом с глубины до 55 м, ограничения по погодным условиям отсутствуют. При этом возможен как подводный, так и надводный старт. Новый торпедно-ракетный комплекс с системой подготовки ТА «Пикша», установленный на подводной лодке проекта 667БДРМ, состоит из четырех 533-мм торпедных аппаратов с системой быстрого заряжания, обеспечивающих использование практически всех типов современных торпед, проти- володочных ракето-торпед и приборов гидроакустического противодействия. Боезапас торпедного комплекса составляет 18 единиц (торпеды САЭТ-60, 53-65К и ПЛУР 83Р, 84Р ПЛРК «Водопад»).

 

При создании подводной лодки были приняты меры по существенному снижению ее шумности, а также уменьшению помех работе бортовой и гидроакустической аппаратуры. Широко применен принцип агрегатирования механизмов и оборудования, которое размещено на рамах, амортизированных относительно прочного корпуса корабля. Кроме того, уровень первичных физических полей снижен за счет:

  •  усовершенствованной акустической защиты;
  • установки новых движителей (малошумных пятилопастных ВФШ), разнесенных в корму от прочного корпуса со специальным гидродинамическим устройством на легком корпусе, выравнивающим набегающий поток воды;
  • локальных звукопоглотителей, установленных в районе энергетических отсеков;
  • новых противогидролокационных и шумопоглощающих покрытий прочного и легкого корпуса с повышенной эффективностью;
  • использования многокаскадных систем амортизации главных и вспомогательных механизмов;
  • перевода потребителей забортной воды на промежуточный контур.

 

В результате по характеристикам гидроакустической заметности атомоход приблизился к уровню американских ПЛАРБ 3-го поколения типа «Ohio».

 

В проекте 667БДРМ реализованы мероприятия по дальнейшему улучшению условий обитаемости. Экипаж корабля получил в свое распоряжение солярий, сауну, спортивный зал и т. п. Усовершенствованная система электрохимической регенерации воздуха путем электролиза воды и поглощения углекислого газа твердым регене- рирующим поглотителем надежно обеспечивала концентрацию кислорода в пределах 25% и углекислого газа не выше 0,8%.

 

Строительство лодок проекта 667БДРМ было начато в Северодвинске в 1981 году. Флот получил, в общей сложности, семь атомоходов данного типа. Первым командиром головной лодки — К-51 — был назначен капитан 1-го ранга Ю.К. Русаков. В настоящее время РПКСН проекта 667БДРМ (известные на Западе под названием «Delta IV») являются основой морской составляющей стратегической ядерной триады России. Все они находятся в составе 3-й флотилии стратегических ПЛ Северного флота и базируются в бухте Ягельная. Для размещения отдельных лодок имеются и специальные базы-укрытия, представляющие собой надежно защищенные подземные сооружения, обеспечивающие как защиту кораблей во время стоянки, так и их ремонт, вплоть до перезарядки ядерных реакторов.

 

Список сокращений:

 

АБ — аккумуляторная батарея

АК —- астрокоррекция

АТГ — автономный турбогенератор

АЭУ — атомная энергетическая установка

БИУС — боевая информационно-управляющая система

БР — баллистическая ракета

БРВЗ — баллистическая ракета воздушного запуска

БРПЛ — баллистическая ракета на подводной лодке

БЧ — боевая часть

ВБАУ — выпускное буксируемое антенное устройство

ВВАБТ — выпускная всплывающая антенна буйкового типа

ВВР — водо-водяной реактор

ВМС — военно-морские силы

ВМФ — военно-морской флот

ВРИО — временно исполняющий обязанности

ВС СССР — Верховный Совет Союза Советских Социалистич. Республик

ВФШ — винт фиксированного шага

ГАК — гидроакустический комплекс

ГАС — гидроакустическая станция

ГДР — Германская Демократическая Республика

ГКЧП — Государственный комитет по чрезвычайному положению в СССР

ГЛОНАСС — ГЛОбальная Навигационная Спутниковая система

ГРЦ — государственный ракетный центр

ГТЗА — главный турбозубчатый агрегат

ГЭУ — главная энергетическая установка

ДГ — дизель-генератор

ДОВСЕ — Договор об ограничении вооруженных сил в Европе

ЖРД — жидкостный реактивный двигатель

ЗРК — зенитно-ракетный комплекс

ИКП — Итальянская коммунистическая партия

ИСЗ — искусственный спутник Земли

КБ — конструкторское бюро

КОВ — круговое вероятное отклонение

КГБ — Комитет Государственной Безопасности

КПСС — Коммунистическая партия Советского Союза

КРМБ — крылатые ракеты морского базирования

КСС — комплекс средств связи

НАТО — см. NATO

НК — навигационный комплекс

МБР — межконтинентальная баллистическая ракета

МВД — Министерство Внутренних Дел

МГЧ — моноблочная головная часть

МП — машиностроительное предприятие

МСЯС — морские стратегические ядерные силы

ПВО — противовоздушная оборона

ПЛ — подводная лодка

ПЛА — подводная лодка атомная

ПЛАРБ — атомная подводная лодка, вооруженная баллистич. ракетами

ПЛО — противолодочная оборона

ПЛРК — противолодочный ракетный комплекс

ПЛУР — противолодочная управляемая ракета

ПНР — Польская Народная Республика

ППУ — паропроизводящая установка

ПРО — противоракетная оборона

РВСН — ракетные войска стратегического назначения

РГЧ ИН — раздел. гол. часть с индивид. наведением (каждой боевой части)

РЛК — радиолокационный комплекс

РПКСН — ракетный подводный крейсер стратегического назначения

РТВ — радиотехническое вооружение

ОСВ — «Ограничение стратегических вооружений»

ОФИ — отдел фондового имущества

ПЛАРБ — атомная подводная лодка, вооруженная баллистич. ракетами

ПЛРК — противолодочный ракетный комплекс

ПЛУР — противолодочная управляемая ракета

ПРО — противоракетная оборона

РВСН — ракетные войск стратегического назначения

РГЧ — разделяющаяся головная часть

РГЧ ИН — разделяющ. гол. часть с индивид. наведением (боевых блоков)

РМСД — договор об уничтожении ракет малой и средней дальности

РПКСН — ракетный подводный крейсер стратегического назначения

СМП — Северное машиностроительное предприятие

СНВ — Договор о сокращении стратегических наступательных вооружений

СОИ — «Стратегическая оборонная инициатива»

СС (система) — спутниковой связи

ССЗ — судостроительный завод

СССР — Союз Советских Социалистических Республик

СФ — Северный флот

США — Соединенные Штаты Америки

СЭВ — Совет Экономической Взаимопомощи.

ТА — торпедный аппарат

ТК — телевизионный комплекс

ТРПКСН — тяжелый ракетный подводный крейсер стратегич. назначения

ЦКБ — центральное конструкторское бюро

ЦКБ МТ — центральное конструкторское бюро морской техники

ЭД — электродвигатель

ЯР — ядерный реактор

NATO — North Atlantic Treaty Organization

NSDD — National Security Decision Directives

SSN — Ship Submarine Nuclear