Создание ракет «Тор» и «Юпитер» отнюдь не решало главной проблемы — как «достать» территорию вероят­ного противника (читай — СССР) с территории США.

 

И хотя в первой половине 50-х гг. наиболее подходящи­ми для этой цели считались крылатые ракеты, работы в области межконтинентальных баллистических ракет (МБР, английская аббревиатура ICBM — Inter-Continental Ballistic Missile) также велись. Ведущую роль в этой обла­сти играла фирма «Конвэр» (до 1954 г. официально име­новавшаяся «Консолидейтед Вулти»), уже имевшая опыт создания баллистической ракеты по программе МХ-774, закрытой в 1947 г. Результаты пусков опытных образцов МХ-774 послужили основой для дальнейших теоретиче­ских исследований под руководством Карла Дж. Боссарта, проводимых «Конвэром» за счет фирмы. После испы­тания советской атомной бомбы и начала войны в Корее баллистические ракеты большой дальности вновь попа­ли в сферу интересов американских военных, и в январе 1951 г. «Конвэр» получила контракт на разработку МБР по программе МХ-1593. В сентябре того же года будущей ракете присвоили наименование «Атлас».

 

SM-65 «АТЛАС»

 

Программа МХ-1593 дала мощнейший импульс развитию ракетной промышленности США - если к ее началу тема­тикой баллистических ракет на «Конвэре» занималась группа всего из десяти человек, то к 1960 г. «Конвэр Астронотикс» (ставшая к тому времени отделением концерна «Дженерал Дайнэмикс») на­считывала 12000 занятых! В программе производства «Атласов» задействовали 30 крупных субподрядчиков, 500 мелких и 5000 поставщиков из 32-х штатов США. Но все начиналось с маленькой группы Боссарта...

запуск ракеты, ракета SM-65A, ракета 
 Атлас
Запуск ракеты SM-65A «Атлас» А

При разработке «Атласа» широко применялся опыт создания ракеты по программе МХ-774, в частности, концепция несущих баков, обеспечивавших жесткость обшивки ракеты благодаря наддуву. Правда, по мере расходования топлива давление в ба­ках падало, но, поскольку ракета поднималась все выше и выше, уменьшалось и давление окружающего воздуха. Такое решение позволяло существенно увеличить дальность полета ракеты за счет снижения массы ее конструкции.

 

Проектирование «Атласа» находилось еще на самой начальной стадии, когда 1 ноября 1952 г. в США состоялось испытание пер­вого термоядерного заряда. Опытный его образец вместе с необ­ходимой арматурой весил 65 тонн - что исключало применение его в качестве головной части ракеты. Однако ученые обещали в дальнейшем существенно снизить массогабаритные характе­ристики водородных зарядов. В любом случае такой заряд был бы существенно тяжелее обычного ядерного, однако применение термоядерных боеприпасов сулило существенные преимущества: их мощность, исчисляемая мегатоннами (то есть, тысячами кило­тонн) позволяла поражать большие площадные цели или же за­щищенные объекты даже при относительно невысокой точности.

 

Уже в начале 1953 г. для «Атласа» была предусмотрена тер­моядерная боевая часть. Ее возросшая масса нивелировала вы­игрыш в массе ракеты, полученный благодаря применению баков с наддувом в качестве несущего элемента, - а значит, падала дальность полета. Единственным выходом виделся переход к многоступенчатой схеме. В настоящее время такая схема повсе­местно применяется в ракетах большой дальности и космических носителях, но в первой половине 50-х гг. она была еще не отра­ботанной, а ее практическая реализация виделась довольно про­блематичной. В частности, американские специалисты опасались, что могут возникнуть проблемы с запуском второй ступени ракеты на высоте - в разреженной атмосфере. Поэтому для «Атласа» вы­брали т.н. «полутораступенчатую» схему - когда двигатели обеих ступеней запускались на земле, в момент старта. Двигатели пер­вой ступени, развивавшие значительную тягу в течение короткого времени, впоследствии сбрасывались, и ракета продолжала полет на двигателях второй ступени. Подобная схема применялась и в знаменитой «семерке» - МБР Р-7 конструкции С.П. Королева. Еще одним интересным решением, заложенным в конструкцию «Атла­са», стало применение единого топливного бака и бака окислителя для обеих ступеней. В качестве топлива применялся керосин, оки­слителя - жидкий кислород.

 

Первоначально предполагалось применить пять жидкостных ракетных двигателей - два первой ступени и три второй. Однако инженеры фирмы «Конвэр» от этого были отнюдь не в восторге, считая, что комбинация из пяти ЖРД будет трудноуправляемой и характеризоваться слишком высокой вероятностью отказа (на­помним, что Р-7 имела в общей сложности 20 ЖРД!). Идеальным было бы применение на второй ступени единственного двигателя, но ЖРД нужной тяги в США попросту не существовало. Помощь пришла со стороны конструкторов термоядерных боеприпасов – 1 марта 1954 г. была взорвана бомба «Браво» мощностью 15 Мт - вдвое большей, чем у первого водородного заряда, но значитель­но меньших габаритов и массы. Теперь боевую часть можно было значительно уменьшить в размерах, а значит - применить во вто­рой ступени лишь один ЖРД. В декабре 1954 г. «Конвэр» предста­вил окончательный проект «Атласа», а 14 января следующего года был подписан контракт на постройку ее прототипов.

 

В пятидвигательной конфигурации «Атлас» должен был иметь дальность полета 6000 миль (9650 км) и нести боевую часть массой 8000 фунтов (3630 кг). В трехдвигательном ис­полнении масса боевой части уменьшалась до 1500 фунтов (680 кг) - почти в 100 раз меньше, чем в самом первом термо­ядерном заряде. Именно такое уменьшение габаритов зарядов дало мощный импульс проектированию МБР, до 1954 г. ведшемуся в США, что называется, ни шатко, ни валко.

 

Отработка конструкции

 

Первоначально, в соответствии с практикой, принятой в то время в ВВС США, «Атлас» рассматривался как беспилот­ный бомбардировщик и имел обозначение ХВ-65. В 1955 г. его сменили на «ракетный» индекс SM-65 (SM - Strategic Missile). Отработка конструкции осуществлялась поэтапно - с целью све­дения к минимуму технического риска. Первая опытная партия ракет «Атлас» А, имевших обозначение X-11 (тоже «самолетное», применяемое для экспериментальных летательных аппаратов; применялось также обозначение SM-65A), представляла собой, фактически, макеты, снабженные лишь стартовыми двигателями XLR-89-1 суммарной тягой (в вакууме) 154730 кгс. Изготовили 12 экземпляров Х-11, первые три из которых использовались для на­земных статических испытаний. 11 июня 1957 г. состоялся первый пуск «Атласа» А. Ракета успешно поднялась со стартовой площад­ки комплекса на мысе Канаверал, но около минуты спустя один из стартовых ускорителей оторвался, и, чтобы избежать падения ракеты на населенные районы, ее пришлось взорвать. При втором пуске 25 сентября 1957 г. ракету пришлось уничтожить через три минуты после старта. Несмотря на эти неудачи, ракетно-ядерная гонка сверхдержав диктовала темп: 5 октября 1957 г., на следую­щий день после запуска советского «Спутника», министр обороны США отдал приказ о развертывании межконтинентальных балли­стических ракет - четырех эскадрилий, вооруженных «Атласами», и четырех - «Титанами». Все эти части, сведенные в 1-ю дивизию стратегических ракет, должны были достичь боеготовности к де­кабрю 1962 г. Также в соответствии с этим приказом на авиабазе Ванденберг в южной Калифорнии создавался учебный центр под­готовки ракетчиков.

 

Проблемы со стартовыми ускорителями «Атласа» удалось решить к концу 1957 г. 12 декабря состоялся первый успешный пуск - ракета преодолела дистанцию 990 км (напомним, что на Х-11 маршевый двигатель не работал - действовали лишь старто­вые ускорители). Последний из восьми запусков «Атласа» А состо­ялся 3 июня 1958 г. А месяц спустя, 9 июля, была запущена первая ракета Х-12 (она же «Атлас» В, она же SM-65B) в конфигурации с тремя двигателями: двумя стартовыми XLR-89-5 суммарной тягой 154730 кгс и маршевым XLR-105-5 тягой 37000 кгс. По «традиции», испытание оказалось неудачным, но уже 2 августа 1958 г. «Атлас» В преодолел дистанцию в 4130 км. В ходе последующих пусков дальность полета постепенно увеличивалась. В общей сложности состоялось девять пусков Х-12 по баллистической траектории, из них пять удачных. 28 ноября 1958 г. удалось достичь максималь­ной дальности полета 10450 км. Таким образом, задача создания межконтинентальной баллистической ракеты была решена.

 

Еще один пуск «Атласа» В (седьмой по счету) стал первой по­пыткой применить эту ракету для запуска космических аппаратов. 18 декабря 1958 г. с ее помощью был выведен на орбиту спутник SCORE (Signal Communications by Orbiting Relay Equipment) - пер­вый в мире спутник связи, применявшийся для экспериментов с ретрансляцией радиосигналов. Кроме того, с его борта тран­слировали (в магнитофонной записи) рождественское обращение президента США Дуайта Д. Эйзенхауэра.

 

Третьей серией прототипов «Атласа» стали ракеты SM-65C («Атлас» С), на которых собрали воедино все элементы системы управления, отрабатывавшиеся поначалу в отдельности. Первый пуск «Атласа» С состоялся 23 декабря 1958 г. Из шести состояв­шихся запусков успешными были только три, но это не помешало признать ракету годной к принятию на вооружение.

 

Первая боевая МБР

 

Вначале 1959 г. началось производство МБР SM-65D «Ат­лас» D - первого серийного варианта «Атласа», а 29 июля 1959 г. состоялся первый пуск этого изделия. Если прототипы «Ат­ласа» испытывались с полигона на мысе Канаверал, то SM-65D запустили с авиабазы Ванденберг, где велось развертывание первой эскадрильи этих ракет - 576-й стратегической ракет­ной эскадрильи СРЭ, англ. аббревиатура SMS - Strategic Missile Squadron), входившей в состав 704-го стратегического ракетного крыла (СРКр, англ. аббревиатура SMW - Strategic Missile Wing). Хотя эта часть рассматривалась как учебная, а ее первоочередной задачей была подготовка расчетов для других эскадрилий, 31 ок­тября 1959 г. она встала на боевое дежурство, располагая шестью ракетами SM-65D (в двух стартовых комплексах по три ПУ). Таким образом, 576-я СРЭ стала первым в мире стоящим на боевом де­журстве войсковым подразделением, вооруженным межконтинен­тальными баллистическими ракетами. В СССР четыре ракеты Р-7 были поставлены на боевое дежурство лишь в 1960 г., а разверты­вание массовых МБР Р-16 началось только в 1961 г.

запуск ракеты, ракета SM-65A, подъем ракеты
Подъем и пуск ракеты «Атлас» D, 1960 г.

Однако в своей первоначальной конфигурации комплексы «Атлас» D не были эффективным оружием. Пусковые позиции на Ванденберге представляли собой открытые площадки, незащи­щенные не только от поражающих факторов ядерного взрыва, но и от обычного оружия. Сама база находилась слишком близко от океанского побережья, что делало ее уязвимой от ракет относи­тельно небольшой дальности, состоящих на вооружении советских подлодок. На позиции «Атлас» D не мог находиться в заправлен­ном состоянии, поскольку высокое давление в топливных баках быстро вело к появлению опасных утечек. Поэтому от получения команды на пуск до старта ракеты проходило примерно 20 ми­нут, из них 15 мин занимала заправка. Очередные ракеты с того же комплекса могли запускаться с интервалом 5 мин. Это делало невозможным пуск ракет до того, как МБР противника достигнут своих целей. Расчет строился на следующем: обнаружение пуска ракет противника происходило через 5-10 минут после их старта, еще 5-10 минут требовалось на прохождение информации и при­нятие решения президентом США о применении ядерного оружия. С учетом времени на подготовку ракеты это дает 30-40 минут до пуска первой ракеты с комплекса и 40-50 минут - до пуска тре­тьей. А подлетное время МБР противника составляло 30-35 минут. И сомневаться в том, что одними из их главных целей будут базы «Атласов», не приходилось... Единственным шансом в такой обста­новке было бы применение своих ракет первыми, а не в ответ на удар противника.

 

Ракета SМ-65D комплектовалась боевым зарядом W-49 мощ­ностью 1,44 Мт - таким же, как на ракетах «Тор» и «Юпитер». Раке­ты ранних выпусков имели отделяемую головную часть Мк2 массой 1680 кг, поздних - облегченную Мк3 (1100 кг). Круговая вероятная ошибка составляла порядка 1 км, что позволяло поражать лишь площадные цели - прежде всего, крупные города. Этого никогда не признавали официально, но единственной целью для «Атласов» с авиабазы Ванденберг могла быть Москва.

 

Еще одним недостатком SМ-65D была радиокомандная систе­ма управления, требовавшая мощных радаров, отслеживающих траекторию полета ракеты, и наземных станций передачи команд. Эта система была крайне уязвимой для помех, а после выхода ра­кеты за пределы радиуса действия следящих радаров ее полет стабилизировался лишь гироскопами. Правда, данное решение рассматривалось лишь как временное - по­просту к моменту принятия на вооружение первой серийной модификации «Атласа» инерциальная система наведения еще не была готова.

 

Еще в июне 1958 г. началось строитель­ство стартовых позиций второй эскадрильи «Атлас» D. Для нее выбрали авиабазу Уор­рен, находящуюся в окрестностях города Шайенн (шт. Вайоминг), практически в центре территории США. Такое местораспо­ложение существенно снижало уязвимость стартовых позиций, выводя их за пределы досягаемости многих видов советского ядерного оружия. В дальнейшем все стар­товые позиции американских МБР распола­гались именно в этом районе - в централь­ной и центрально-северной части США.

 

Были предприняты меры и для усиления защищенности самих ракет на стартовых позициях - теперь они размещались в на­земных железобетонных укрытиях, прозван­ных «саркофагами». В таком «саркофаге», способном выдержать давление ударной волны до 5 атмосфер, ракета располагалась горизонтально. Укрытие имело две пары стальных ворот и раздвижную крышу. Пуск ракеты осуществлял­ся непосредственно из укрытия - после подъема в вертикальное положение и заправки. Первый пуск SM-65D из «саркофага» состо­ялся 22 апреля 1960 г. 8 августа того же года стартовые комплексы 564-й СРЭ были переданы Стратегическому авиационному коман­дованию, войдя в подчинение 389-го СРКр, а уже 2 сентября эска­дрилья была объявлена боеготовой. В ее состав входили два стар­товых комплекса по три «саркофага», разнесенных друг от друга на расстояние 200 ярдов (около 180 м), и одному командному пункту.

запуск ракеты, ракета SM-65D, первый пуск
Запуск ракеты SM-65D «Атлас» D

7 марта 1961 г. на авиабазе Уоррен достигла боевой готовности еще одна эскадрилья SM-65D - 565-я. Она имела три стартовых комплекса (9 ПУ) с «саркофагами» нового типа (с измененным спо­собом открывания крыши). Комплексы были разнесены на рассто­яние 20-30 миль, что исключало накрытие всех их одним ядерным взрывом. Такую же компоновку имели и позиции третьей строевой эскадрильи ракет «Атлас» D, поставленной на боевое дежурство 30 марта 1961 г. на авиабазе Оффут (у г. Омаха, шт. Небраска) - 549-й СРЭ 385-го крыла. На той же авиабазе находился коман­дный пункт Стратегического авиационного командования (САК) и дислоцировались самолеты ЕС-135 Looking Glass - воздушные командные пункты САК, созданные на базе лайнеров Боинг 707. С февраля 1961 г. эти самолеты начали круглосуточное боевое дежурство в воздухе. На борту каждого из них находился расчет, возглавляемый генералом, который должен был взять на себя управление стратегическими силами ВВС США в случае, если на­земные средства управления и командные пункты будут уничтоже­ны ядерным ударом противника (Post Attack Command and Control System - «система контроля и управления после атаки»).

 

К середине 1961 г. ВВС США имели на боевом дежурстве 30 ракет «Атлас» D на трех базах - Уоррен (15), Оффут (9) и Ванден- берг (6; здесь стартовые позиции комплекса В оборудовали «сар­кофагами», а на комплексе А оставались открытые площадки). На Ванденберге находился и штаб 1-й дивизии стратегических ракет, до 21 июля 1961 г. осуществлявшей управление всеми частями «Атласов». Затем эскадрильи SM-65D передали в подчинение 15-й воздушной армии САК, объединявшей стратегическую авиацию, дислоцированную в западной части США. Дивизию же реорга­низовали в 1-ю стратегическую воздушно-космическую дивизию (SAD - Strategic Aerospace Division), возложив на нее задачи ис­пытаний новых ракет и подготовки расчетов ракетных комплексов. Таким образом, МБР были включены в единую структуру управ­ления со стратегическими бомбардировщиками - в отличие от СССР, где для МБР создали даже отдельный вид вооруженных сил (Ракетные войска стратегического назначения). В 1962 г. в рамках стандартизации системы обозначений ракетной техники в аме­риканских вооруженных силах ракеты «Атлас» D вместо SM-65D получили индексы PGM-16D (запускаемые с открытых площадок) и CGM-16D (запускаемые из «саркофагов»).

 

Реализация потенциала

 

Несмотря на определенные технические проблемы и пре­жде всего - низкую надежность, «Атлас» D, по мнению американских военных, отвечал поставленным перед МБР тре­бованиям. Но у системы оставалась «ахиллесова пята» - весьма уязвимая радиокомандная система наведения. 24 апреля 1958 г., когда испытания опытных образцов «Атласа» еще шли, но были все основания надеяться на их успешное завершение, было при­нято решение об адаптации для этой МБР инерциальной системы наведения, разрабатывавшейся фирмой «Бош Арма» для ракеты более тяжелого класса «Титан». Параллельная разработка двух си­стем наведения превышала возможности конструкторского отдела «Бош Арма», но, поскольку МБР «Титан» находилась, образно гово­ря, еще «в пеленках», приоритетной признали создание системы для «Атласа».

 

Модификация ракеты с новой системой наведения получила обозначение SM-65E «Атлас» Е. Помимо инерциальной системы наведения, она получила новую силовую установку МА-3 (МА-2 обозначался комплекс двигателей, устанавливаемый на «Атла­се» D, а МА-1 - на «Атласе» В/С). Тяга ее была такой же, как у предшественника, но надежность удалось существенно повысить. Вместо единой системы турбонасосов подачи топлива и окисли­теля для двигателей первой и второй ступеней теперь применили отдельные. Применили и новую головную часть Mk4 с зарядом W-38 мощностью 3,75 Мт. Пытаясь повысить живучесть системы,изменили конструкцию стартового «саркофага», сделав его заглубленным - по сути, над поверхностью земли выступала лишь сдвижная крыша. Такое укрытие было способно выдержать давление ударной волны до 25 атмосфер.

транспортировка ракеты, системы наведения, ударная волна
Транспортировка ракеты SM-65D «Атлас»D

Отработка новых элементов, предназначенных для «Атласа» Е, проводилась постепенно. 8 марта 1960 г. состоялся первый пуск ракеты БМ-65О, снабженной инерциальной системой наведения. 11 октября того же года была запущена ракета «Атлас» Е с новой силовой установкой и системой наведения, а 15 ноября состоя­лись испытания головной части Мк4 - для этого использовали ракету «Атлас» D. Наконец, 24 февраля 1961 г. был произведен первый пуск полностью укомплектованной ракеты «Атлас» Е. Пуск осуществили с новой ракетной базы Фэрчайлд (шт. Вашингтон), где уже велось формирование первой эскадрильи, получавшей на вооружение БМ-65Е - 567-й СРЭ. Поскольку штатные «саркофаги» к тому времени еще не были готовы, ракету запустили с времен­ной открытой позиции. 7 июня 1961 г. состоялась первая попытка запуска «Атласа» Е из «саркофага», завершившаяся неудачей - ра­кета взорвалась на старте, полностью уничтожив пусковую уста­новку. Несмотря на это, поставки SМ-65Е продолжались, и 11 ноября 1961 г. 567-я СРЭ была объявлена боеготовой. Первый же успешный пуск «Атласа» Е со штатной пусковой установки состо­ялся лишь 28 февраля 1962 г. К тому времени боеготовыми числи­лись уже три эскадрильи БМ-65Е (с 1962 г. - PGM-16Е): помимо 567-й СРЭ развернули 548-ю эскадрилью на авиабазе Форбс (шт. Канзас), а на базе Уоррен в дополнение к двум эскадрильям «Атла­сов» О сформировали 566-ю СРЭ с «Атласами» Е.

 

Все эскадрильи БМ-65Е имели по 9 пусковых установок, но, в отличие от стартовых комплексов БМ-65D, сгруппированных в «кусты» из трех ПУ и одного командного пункта, теперь каждая ПУ имела свой собственный командный пункт. Это, во-первых, позволило рассредоточить огневые позиции на значительно боль­шей площади, а во-вторых - дало возможность осуществлять за­лповый пуск всех ракет эскадрильи (их предстартовая подготовка осуществлялась одновременно).

 

В комплексе «Атлас» Е не удалось, однако, устранить еще один весьма существенный недостаток - уязвимость пусковых установок. Даже железобетонные наземные «саркофаги» не мо­гли противостоять достаточно близкому ядерному взрыву. Таким образом, ракеты «Атлас» О и Е могли рассматриваться лишь как оружие первого удара - в случае превентивного удара противника большинство их позиций с высокой долей вероятности были бы уничтожены.

 

В поисках решения вновь обратились к «младшему брату» «Атласа» - ракете «Титан». Эта МБР изначально проектировалась с расчетом на базирование в подземных шахтах. Правда, старт непосредственно из шахты в конце 50-х гг. считался еще слишком сложным в техническом отношении и рискованным - перед пуском заправленная ракета на стартовом столе поднималась из шахты. В начале 1960 г. было принято ре­шение о развертывании по такой схеме и ракет «Атлас». Новая модификация SM-65F «Атлас» F (с 1962 г. - HGM-16F) отличалась от «Атласа» Е лишь деталями топливной си­стемы, рассчитанной на заправку при нахо­ждении в шахте.

 

Шахта для «Атласа» имела глубину 53,37 м и диаметр 15,86 м. Шахта выдер­живала давление до 100 атмосфер, и для ее уничтожения требовалось прямое попа­дание ядерным зарядом или взрыв термо­ядерной боеголовки в непосредственной близости. Оборудование шахты обеспечи­вало довольно небольшой интервал от мо­мента открытия крышки шахты до пуска ра­кеты - всего две минуты. Хотя постоянное нахождение ракеты в заправленном состоя­нии было противопоказанным, в кризисной ситуации SM-65F могла пребывать в таком состоянии некоторое время (несколько дней или даже недель), что обеспечивало суще­ственное уменьшение времени реакции.

 

Первый пуск SM-65F с наземной пусковой установки состо­ялся 6 августа 1961 г. и оказался неудачным. Но вторая попытка, предпринятая 22 августа, завершилась успехом. Год спустя, 1 ав­густа 1962 г., состоялся первый пуск с шахтной позиции. К тому времени строительство стартовых позиций для «Атласов» F шло полным ходом, и уже 9 сентября 1962 г. была объявлена боего­товой первая эскадрилья с такими ракетами - 550-я СРЭ на базе Шиллинг (шт. Канзас). К концу года были развернуты еще пять таких частей: 551-я СРЭ (Линкольн, Небраска), 577-я (Алтус, Ок­лахома), 578-я (Дайс, Техас), 579-я (Уокер, Нью-Мексико) и 556-я (Платтсберг, Нью-Йорк). Эскадрильи SM-65F включали по 12 пу­сковых установок.

стартовый бункер, системы наведения, пуск ракеты
Ракета «Атлас» E поднята из стартового бункера и готова к пуску

Уже в конце октября 1962 г. пять развернутых к тому време­ни эскадрилий «Атласов» F в связи с Карибским кризисом были приведены в повышенную боеготовность - их ракеты находились в шахтах в заправленном состоянии. Опыт эксплуатации жидкост­ных ракет на шахтных позициях вскрыл ряд проблем. В частности, пары топлива и окислителя при контакте со стальной облицовкой стен шахты приводили к образованию углеводородов (например, метана), в результате чего создавалась угроза взрыва. Весьма опасной была процедура заправки раке­ты: утечку топлива в шахте было весьма трудно обнаружить, а взрывоопасная концентрация паров достигалась очень быстро. В этом отношении невезучей оказалась 579-я СРЭ: в ней при заправ­ке топливом ракет произошло три взрыва (1 июня 1963 г., 13 февраля и 9 марта 1964 г.). В результате шахты № 1, 2 и 5 были полностью разрушены и впоследст­вии не восстанавливались, а количество ракет, находившихся на боевом дежур­стве в 579-й эскадрилье, уменьшилось до девяти. Из других частей пострадала лишь 577-я СРЭ - в ней одна шахта была разрушена взрывом 14 мая 1964 г.

 

Карьера «Атласов» в частях Страте­гического авиационного командования оказалась непродолжительной - на сме­ну им шли более удобные в эксплуатации твердотопливные МБР «Минитмэн». Уже 24 мая 1963 г. было при­нято решение о снятии с вооружения ракет «Атлас» D и Е. 1 мая следующего года сняли с боевого дежурства 576-ю СРЭ, а до 1 ок­тября - все остальные эскадрильи, вооруженные ракетами моди­фикации D. 4 января 1965 г. было отменено боевое дежурство всех ракет «Атлас» Е, а вывод этих ракет со стартовых позиций завер­шился к концу марта. Ненадолго пережили их и ракеты шахтного базирования - 12 апреля 1965 г. была снята с позиции последняя ракета «Атлас» F из состава 551-й СРЭ. В общей сложности изгото­вили около 350 МБР «Атлас», а максимальное число одновременно развернутых на позициях составляло 129 единиц.

сравнительная таблица, длина ракеты, диаметр ракеты

Гораздо дольше служили «Атласы» в качестве ракет-носителей. Именно такая ракета 20 февраля 1962 г. вывела на околоземную орбиту корабль «Меркюри» («Френдшип» 7) с Джоном Гленном на борту, ставшим тем самым первым американским астронавтом. В дальнейшем была создана целая гамма ракет-носителей семейст­ва «Атлас», последняя модификация которого - «Атлас» V - будет использоваться для запусков спутников до 2020 года!

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.