Хотя в начале 1990-х гг. последние серийные советские бронепоезда БП-1 (о них — в НиТ № 5 2018 г.), созданные для защиты железнодорожных магистралей, расположенных вблизи советско-китайской границы, были отправлены «на запасные пути», где постепенно и приходили в негодность, однако с началом чеченских кампаний о бронепоездах вспомнили снова. Дело в том, что для обеспечения выполнения боевых задач, да и просто поддержания повседневной жизнедеятельности, войскам ежесуточно требуются боеприпасы, топливо, продовольствие и другие не менее важные материалы, а это многие и многие тысячи тонн грузов. Ни автомобильный, ни авиационный транспорт с такими объемами справиться не в состоянии — необходимы железнодорожные перевозки. Соответственно перед Федеральной Службой железнодорожных войск (с 9 марта 2004 г. ее сменило Командование Железнодорожных войск Вооруженных Сил Российской Федерации) были поставлены следующие задачи:

  • восстановление, ремонт и поддержание железнодорожной инфраструктуры на территории Чечни в рабочем состоянии;
  • разминирование и боевое охранение, а также сопровождение военных транспортов и эшелонов на опасных участках железной дороги;
  • осуществление обороны и охраны мест дислокации железнодорожных подразделений.

Дело осложнялось тем, что все это приходилось выполнять в условиях постоянного противодействия со стороны незаконных вооруженных формирований, для которых железная дорога стала одним из главных объектов осуществления диверсий, обстрелов военных эшелонов. Неудивительно, что для наиболее сложных заданий по обеспечению бесперебойной работы железнодорожного транспорта в районах ведения боевых действий (проведение разведки маршрутов, разминирование, сопровождение и боевое охранение воинских эшелонов) стали использоваться своеобразные бронепоезда. Первый подобный бронепоезд привел в Моздок в декабре 1994 г. генерал железнодорожных войск Н. Кошман. Бронепоездом его можно было назвать лишь формально, да и в документах он именовался специальным поездом. Он включал несколько платформ, которые были загружены ремкомплектом для ведения восстановительных работ на путях и мостовых переправах, а проблема его оборонительного вооружения была решена путем установки на платформу БМП-2. Таких «артиллерийских платформ» было две, кроме собственно БМП-2, на платформе было также оборудовано укрытие из мешков с песком и шпал, в котором размещались огневые точки для пулеметов и автоматических гранатометов АГС-17. Поезд обеспечивал продвижение частей второго эшелона вдоль дороги и восстановление путевого хозяйства, линий электроснабжения, связи и сигнализации, разрушенных боевиками. Для безопасности после каждого рейса на ночь его отводили в тыл.

***

В ходе второй чеченской кампании спецпоезда применялись уже в более широких масштабах. С одной стороны, к моменту начала кампании железнодорожная инфраструктура Чечни находилась в полном упадке и требовала восстановления. Хозяйство было разграблено или разрушено, а движение поездов через эту республику прекратилось еще в ноябре 1994 г. С другой стороны, по словам полковника Е. Федорова (в тот период начальника штаба Оперативной группы Железнодорожных войск в Северо-Кавказском регионе), командование российских войск прекрасно понимало, что с началом боевых действий противник сразу же развяжет «рельсовую войну» на магистралях. А выставление дозоров или блокпостов вдоль «нитки» потребует привлечения слишком большого количества солдат и офицеров при сомнительном результате. Поэтому и припомнили обширный отечественный опыт применения бронепоездов. Как в Советской, так и в Российской армии бронепоезда использовались во всех войнах и почти во всех вооруженных конфликтах. Не остались они в стороне и в данной кампании.

 

На Северный Кавказ с Дальнего Востока отправили оставшийся там подвижной состав серийного советского бронепоезда БП-1. Полностью восстанавливать в первоначальном виде бронепоезд БП-1 не стали, так как по многим своим характеристикам он не подходил для местных условий и выполнения специфических задач. До восстановления его подвижной состав оставался в резерве, а затем отдельные вагоны включались в специальные поезда, которые срочно формировались в Моздоке.

 

По воспоминаниям ветеранов, до 2000 г. на вооружении железнодорожных войск в Чечне имелось два специальных поезда — «Казбек» и «Дон», получившие тактические номера СП-1, СП-2. Первый базировался в Кизляре, второй в Моздоке.

 

В состав СП-2 входило несколько платформ, загруженные рельсами, шпалами и инструментом для ремонта пути («контрольные платформы»), прицепленные в голове и хвосте поезда. На головной платформе был устроен блиндаж из шпал, в котором располагались наблюдатели. Команда саперов размещалась в крытом вагоне, в оконечностях которого были устроены бронеотсеки. Между двух платформ с установленными на них БМП-2 размещались товарный вагон с кухней, платформа с автомобильной радиостанцией и два плацкартных вагона для личного состава. В бронебункерах на платформах устанавливались 12,7-мм пулеметы, гранатометы АГС-17 и зенитные артиллерийские установки ЗУ-23-2. Бронирование тепловоза (как правило, это был ТЭМ2) ограничивалось только кабиной машинистов. Остальные элементы спецпоезда по возможности защищались по бортам мешками с песком, шпалами, бревнами, скрепленными железными скобами, а также железными или бронированными плитами, соединенными между собой сваркой. Экипаж составлял около 100 человек — ремонтники, минеры, саперы, стрелки, экипажи и расчеты огневых средств.

БМП-2 на открытой платформе спецпоезда «Байкал»
БМП-2 на открытой платформе спецпоезда «Байкал». Только ходовая часть дополнительно прикрыта «экраном» из бревен

К 2002 г. были сформированы следующие специальные поезда — «Амур», «Байкал» и «Терек». В сентябре 2005 г., по словам начальника Оперативной группы Железнодорожных войск в Северо-Кавказском регионе генерал-майора В. Лещишина, на вооружении Объединенной группировки войск (ОГВ) находилось четыре спецпоезда. Один из них — «Дон» — предназначался для ведения крупных строительно-восстановительных работ. А основной задачей экипажей других поездов — «Амура», «Байкала» и «Терека» — было сопровождение поездов и воинских эшелонов на особенно опасном участке Моздок — Гудермес — Ханкала, проведение инженерной разведки, разминирование путей и прилегающей местности, а также участие в ликвидации последствий диверсий на железной дороге.

 

Через определенный период, по графику, разработанному командованием Железнодорожных войск РФ, происходила ротация спецпоездов — выполнившие боевые задачи спецпоезда переводились в резерв. Постоянно на боевом задании находилось два-три спецпоезда, а резервные поезда отправлялись на охраняемую базу спецпоездов в районе Ханкалы, где личный состав занимался боевой учебой, введением в экипаж личного состава, прибывшего для ротации (срок службы экипажей составлял не более трех месяцев, по истечении которых происходила ротация), подготовкой материальной части к выполнению боевых задач. Эта база была также оборудована всем необходимым для производства обслуживания и мелкого ремонта материальной части и вооружения.

 

Специальные поезда не были типовыми по своему устройству и существенно отличались друг от друга. Разнились они по составу и количеству платформ, вооружению, установленному на них, и пр. Все зависело от состояния ремонтной базы, на которой строился данный спецпоезд, и наличия там необходимых материалов. Как выразился один из офицеров штаба ОГВ: «Каждый из бронепоездов являлся оригинальным «произведением» железнодорожных войск».

Спецпоезд «Байкал» на задании
Спецпоезд «Байкал» на задании. Видно самодельное укрытие из шпал на платформе позади БМП-2

Тем не менее в составе спецпоездов были и общие элементы (правда, некоторые могли меняться в зависимости от характера выполняемых задач или же вообще отсутствовать): две-три платформы с балластом из заполненных песком мешков, рельс и шпал (устанавливались спереди и сзади состава для защиты от фугасов и мин нажимного действия); одна-две платформы с установленными на них ЗУ-23-2; одна-две платформы с БМП-2 или танком Т-62; платформа с передвижной радиостанцией, смонтированной на грузовике; тепловоз; вагон с необходимым запасом материальных средств («каптерка»); один-два пассажирских плацкартных вагона для отдыха экипажа и личного состава приданных подразделений в местах базирования или охраняемых войсками железнодорожных станций; четырехосный бронированный вагон с оборудованными в нем бойницами для ведения огня.

«Самодельный» броневагон спецпоезда «Байкал», 2002 г.
«Самодельный» броневагон спецпоезда «Байкал», 2002 г.
Бронекоробка собрана из крупных листов стали. На крыше видны две вращающиеся башенки для ведения огня из автоматических гранатометов или пулеметов
«Самодельный» броневагон спецпоезда «Байкал», 2002 г.
Тот же броневагон спецпоезда «Байкал». Хорошо видна полукруглая площадка, на которой устанавливался пулемет (угол обстрела около 160 град.)

Последний из перечисленных вагонов, например, в составе спецпоезда «Байкал» был полностью «самодельным» и непохожим на другие. На четырехосной платформе из крупных листов стали была собрана частично закрытая сверху бронекоробка. В ее бортах были сделаны амбразуры для стрельбы из личного оружия, также имелись четыре специальные площадки, на которых устанавливались пулеметы (с углом обстрела около 160 град.). В торцах бронекоробки были сделаны двери, а на крыше смонтированы две вращающиеся башенки для ведения огня из автоматических гранатометов (АГС-17) и пулеметов (в том числе и крупнокалиберных).

Тепловоз ТЭМ2 спецпоезда № 2
Тепловоз ТЭМ2 спецпоезда № 2 — забронирована сбоку только кабина машиниста

Вероятно, наиболее совершенным, с технической точки зрения, был спецпоезд «Терек», в состав которого, кроме прочего, было включено достаточно много бронеплощадок от серийного бронепоезда БП-1. В первую очередь использовалось несколько танковых платформ, имевшие на одной стороне штатную бронерубку для укрытия личного состава (эти укрытия имели закрывающиеся бойницы для ведения огня из стрелкового оружия). На таких платформах устанавливались не только танки Т-62, но и БМП, грузовики с радиостанцией или даже устраивались дополнительные укрытия из шпал. Также в состав «Терека» входили бронированный штабной вагон и зенитная платформа от бронепоезда БП-1.

Платформа спецпоезда «Терек»
Платформа спецпоезда «Терек» с установленной на ней радиостанцией на базе автомобиля ЗиЛ-131
штабной броневагон спецпоезда «Терек»
В состав спецпоезда «Терек» были включены броневагоны советского бронепоезда типа БП-1. На фото — штабной броневагон. Ханкала, 2003 г.
Зенитный броневагон БП-1 в составе спецпоезда «Терек»
Зенитный броневагон БП-1 в составе спецпоезда «Терек», вооруженный двумя ЗУ-23-2
Десант покидает спецпоезд «Терек»
Десант покидает спецпоезд «Терек»

Штабной вагон был полностью бронирован (выполнен герметичным и имел фильтровентиляционные установки), а находящийся в нем личный состав имел возможность вести огонь через закрывающиеся амбразуры. По краям вагона были сделаны две открытые площадки, на которых штатно должны были устанавливаться 23-мм зенитные автоматы. Однако на спецпоезде «Терек» над площадками были смонтированы две прямоугольные башни из шпал, в которых устанавливались автоматический гранатомет и пулеметы.

Зенитный броневагон в составе спецпоезда «Терек»
До ноября 2002 г. зенитный броневагон спецпоезда «Терек» вместо одной из ЗУ-23-2 вооружался 12,7-мм пулеметом «Утес»2

На зенитной платформе в средней части располагалась бронированная рубка для экипажа и боекомплекта, а по краям на площадках устанавливались две спаренные зенитные установки ЗУ-23-2 (до ноября 2002 г. вместо одной из ЗУ-23-2 стоял 12,7-мм пулемет НСВ «Утес»). Чтобы обеспечить зенитным установкам возможность ведения огня по наземным целям с необходимыми углами склонения, часть бортов (примерно 1/2 высоты ограждения площадки) могла откидываться на петлях.

Танковая платформа спецпоезда «Терек»
Танковая платформа спецпоезда «Терек» (взята из подвижного состава БП-1), весна 2003 г. На платформе танк Т-62 из состава 42-й гвардейской мсд. За кормой танка видно бронированное укрытие с бойницами
Установка ЗПУ-23-2 на платформе одного из спецпоездов
Установка ЗПУ-23-2 на платформе одного из спецпоездов. За установкой видно укрытие из шпал
Платформа для перевозки танков БП-1 в составеспецпоезда «Терек»
Платформа для перевозки танков БП-1 в составе спецпоезда «Терек». Хорошо видно бронированное укрытие на одном из ее торцов

***

Кроме упомянутых спецпоездов, принадлежащих железнодорожным войскам, в ходе второй чеченской кампании использовалось еще несколько эрзац-бронепоездов других силовых ведомств. Это были бронепоезда войсковой группировки — «Железный Капут» и «Летучий Голландец» (сформирован после подрыва «Железного Капута» в июне 2000 г.), каждый день курсировавшие по маршруту Ханкала — Грозный. А также бронепоезд «Козьма Минин» Внутренних войск МВД РФ, созданный сотрудниками ОМОНа «Ястреб» Волго-Вятского ГУВД на транспорте. Отсюда и его название — в честь знаменитого земляка из Нижнего Новгорода и построенного здесь в годы Великой Отечественной войны одноименного бронепоезда, громившего немецких захватчиков. Основной задачей «Козьмы Минина» была перевозка личного состава МВД РФ и небольших объемов материальных средств. Дело в том, что после того, как в августе 2002 г. в Ханкале боевики сбили вертолет Ми-26, перевозивший 160 человек, из которых в живых остались 11 , перевозки военных по воздуху были запрещены. Поезд базировался в Моздоке, а его экипаж составляли бойцы ОМОНа ГУВД (сменяемые через каждые три месяца).

Вагон спецпоезда «Железный капут»
Вагон спецпоезда «Железный капут»

Основным вооружением «Козьмы Минина» были ЗПУ-4 (счетверенная зенитная установка с 14,5-мм пулеметами КПВТ) и закрепленная на платформе БМП-2. ЗПУ-4 устанавливалась в центральной части открытой платформы. На обеих оконечностях платформы из шпал, бревен, досок и стальных листов были устроены укрытия, в которых мог размещаться боезапас и личный состав. Установленная на другой платформе БМП-2 не имела дополнительной защиты, за исключением мешков с песком, прикрывших лишь опорные катки, но в тыльной части платформы для личного состава было устроено укрытие (из шпал и металлических листов). Еще на одной платформе было построено подобие долговременного огневого сооружения (также из шпал и металлических листов), через амбразуры в его стенах могли вести огонь АГС-17 и пулеметы. В состав поезда «Козьма Минин» входили также несколько пассажирских (плацкартных) и крытых товарных вагонов для перевозки личного состава и грузов.

Специальный поезд на стоянке
Специальный поезд на стоянке
Специальный поезд на стоянке
Специальный поезд на стоянке. Видны платформы с танком и БМП, с ЗУ и радиостанцией (под тентом), а также бронированный командирский вагон

***

С начала второй чеченской кампании (1999 г.) железнодорожные линии подвергались постоянным ударам боевиков. Чаще всего нападения происходили на тех участках, где дорога пролегала близко к «зеленке». Предварительно минировалось железнодорожное полотно, а рядом устраивалась засада. При прохождении спецпоезда производился подрыв фугаса (вместе с основным фугасом устанавливались также противопехотные мины и мины-ловушки), с таким расчетом, чтобы в первую очередь вывести из строя локомотив. Но даже в случае подрыва тепловоза бронепоезд представлял собой серьезную силу, поэтому боевики старались нанести максимальный урон его экипажу, ведя огонь по вагонам и ремонтникам. За полное выведение из строя специального поезда диверсионной группе выплачивалось 100 тысяч долларов. Были определены немалые премии за головы солдат и офицеров железнодорожных войск.

Вагон спецпоезда МВД РФ «Козьма Минин»
Вагон спецпоезда МВД РФ «Козьма Минин»
Специальный поезд на станции Моздок, 2008 г.
Специальный поезд на станции Моздок, 2008 г.
Российский специальный поезд, Южный военный округ, 2008 г
Российский специальный поезд, Южный военный округ, 2008 г

Для противодействия таким нападениям была выработана специальная тактика. Впереди спецпоезда посылалась бронедрезина с саперами. За ней на небольшой скорости (не более 5 км/ч) двигался специальный поезд, а за ним на определенном расстоянии шел охраняемый поезд. При этом движение осуществлялось исключительно в светлое время суток. Данная тактика весьма похожа на ту, которая была выработана еще французами в период войны в Индокитае (см. НиТ № 1 2018 г.)

 

К 2005 г. бойцами Оперативной группы Железнодорожных войск в Северо-Кавказском регионе было обнаружено и уничтожено более 2 тыс. взрывных устройств. Но, к сожалению, часть взрывов предотвратить не удалось. Как вспоминал полковник Е. Федоров, в феврале 2000 г. в районе Гудермеса боевикам удалось пустить под откос половину спецпоезда (вероятно, это был «Казбек»). В марте 2002 г. на самодельном фугасе подорвался спецпоезд «Байкал» (перегон Солкушино — Червленая), в результате было потеряно два вагона. А в ходе разведки места подрыва саперами спецпоезда было обнаружено и обезврежено еще три неразорвавшихся фугаса! В сентябре того же года на 2150-м километре спецпоезд «Байкал» был обстрелян из крупнокалиберного пулемета и подствольных гранатометов. Пострадали платформы с БМП-2, ЗУ23-2 и радиостанцией, но потерь среди личного состава не было. В июне 2004 г. на взрывном устройстве, установленном боевиками на перегоне Алпатово — Ищерская, подорвалась платформа зенитных установок спецпоезда «Амур». Погиб сержант. На место происшествия был срочно направлен спецпоезд «Байкал». Специалисты восстановительного взвода спецпоезда оперативно отремонтировали поврежденный участок, и «Амур» в сопровождении «Байкала» в назначенное время прибыл на станцию Моздок.

Командирский и зенитный броневагоны, а также контрольные платформы спецпоезда
Командирский и зенитный броневагоны, а также контрольные платформы спецпоезда на станции Невинномысск, 2012 г.

Только в 2004–2005 гг. в Чечне было совершено свыше 30 диверсионно-террористических актов на железных дорогах, в том числе 16 раз обстреливались спецпоезда из стрелкового оружия и гранатометов. А в общей сложности в период с 1999 по 2005 гг. было обнаружено и уничтожено более 2 тысяч взрывных устройств.

***

В 2008 г., после завершения активной фазы контртеррористической операции в Чечне, количество задействованных здесь спецпоездов было сокращено. В январе 2009 г. «Амур», «Терек» и «Байкал» были выведены из Чеченской республики и законсервированы на Северной базе ГСМ в Георгиевске Ставропольского края. А в рамках реформы, инициированной тогдашним министром обороны России А. Сердюковым, было принято решение к 2015 г. окончательно снять спецпоезда с вооружения.

Подвижной состав специального поезда (вероятно, «Амур») на запасных путях в части ЖДВ, Невинномысск, 2013 г
Подвижной состав специального поезда (вероятно, «Амур») на запасных путях в части ЖДВ, Невинномысск, 2013 г
Подвижной состав специального поезда (вероятно, «Амур») на запасных путях в части ЖДВ, Невинномысск, 2013 г
Подвижной состав специального поезда (вероятно, «Амур») на запасных путях в части ЖДВ, Невинномысск, 2013 г
Подвижной состав специального поезда (вероятно, «Амур») на запасных путях в части ЖДВ, Невинномысск, 2013 г

Однако назначенный в 2012 г. новый министр обороны России С. Шойгу, который во время контртеррористической операции на Северном Кавказе возглавлял МЧС, еще тогда отмечал работу спецпоездов как полезную и перспективную. Это кардинальным образом повлияло на их дальнейшую судьбу. Было принято во внимание и то, что спецпоезда могут быть чрезвычайно эффективны в локальных асимметричных и гибридных войнах — против банд террористов, для обеспечения безопасности железных дорог, для поддержки саперов и вывоза раненых. В результате было решено сохранить их в составе МО России.

Зенитный броневагон российского специального поезда
Зенитный броневагон российского специального поезда, вооружение — две ЗУ 23-2
Специальный поезд, 2014 г.
Специальный поезд, 2014 г.

В августе 2016 г., спустя семь лет после вывода из Чечни, два восстановленных спецпоезда «Амур» и «Байкал» отдельных восстановительных железнодорожных батальонов Южного военного округа были задействованы в масштабных учениях по материально-техническому обеспечению войск. В ходе учений железнодорожники возвели наплавной мост через Волгу длиной около 400 метров, по которому проехали воинский эшелон и спецпоезд «Амур».

огонь по мишеням с платформы бронепоезда «Байкал»
Расчет зенитного орудия ЗУ-23-2 ведет огонь по мишеням с платформы бронепоезда «Байкал». Ученья, Южный военный округ, 2016 г.

Как заявил представитель штаба Южного военного округа, в ходе учений поезда отрабатывали задачи по охране и обороне от разведывательно-диверсионных групп условного противника восстановленных железнодорожных мостов через водные преграды. Один из поездов прибыл из Невинномысска, другой дислоцировался в Волгограде. Каждый состав был вооружен двумя зенитными установками ЗУ-23-2, в качестве десанта на них размещался стрелковый взвод со штатным вооружением, в том числе пулеметами и гранатометами. Однако в военное время вооружение специальных поездов будет усиливаться установленными на платформах танками и боевыми машинами пехоты.

Спецпоезд «Амур» на наплавном мосту
Спецпоезд «Амур» на наплавном мосту. Южный военный округ, 2016 г.

Интересно, что, по имеющейся информации, вновь привлекается к службе и спецпоезд внутренних войск МВД «Козьма Минин», который долгое время не использовался, находясь на стоянке. По мнению экспертов, возвращение «Козьмы Минина» к службе может быть связано с продолжающейся минной войной на Северном Кавказе и необходимостью проверять железнодорожные пути на предмет заложенных бомб. В 2013 г. МВД (Северо-Кавказское окружное управление материально-технического снабжения МВД) заказало оснащение спецпоезда системой «Камыш», обеспечивающей защиту от радиоуправляемых взрывных устройств. «Камыш» генерирует радиопомехи типа «белый шум» в диапазоне частот от 20 до 2 тыс. МГц, не позволяя привести в действие радиоуправляемое взрывное устройство в радиусе 20 м. Кроме того, должен быть отремонтирован резервный дизель-генератор, восстановлены изношенные конструкции и пополнены комплекты запасного имущества и принадлежностей.

 

Как видим, и в XXI в. российские военные считают бронепоезда «проверенной и хорошо зарекомендовавшей себя техникой», способной эффективно выполнять специфические задачи в районах железнодоСхемы специальных поездов рожных путей в условиях локальных конфликтов или контртеррористических операций, и не бросают их «на запасных путях». «Мобильные и хорошо вооруженные бронированные поезда пригодятся и в будущем для выполнения специальных задач», — считают в Минобороны РФ.

Схемы специальных поездов
Схемы специальных поездов

Статьи по теме

Стальные исполины. Начало большого пути бронепоездов

 

За Веру, Царя и Отечество! «Хунхуз» и другие бронепоезда царской России

За Веру, Царя и Отечество! Бронепоезда царской России. Часть 2

 

На фронтах гражданской войны. Бронепоезда «Красных». Часть 1

На фронтах гражданской войны. Бронепоезда «Красных». Часть 2

На фронтах гражданской войны. Бронепоезда «Красных». Часть 3

На фронтах гражданской войны. Бронепоезда «Красных». Часть 4

На фронтах гражданской войны. Штурмовые бепо. Бронепоезд «Власть советам» и первая женщина-командир

 

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.