Удивительное многообразие типов оружия являлось одной из особенностей вооружения тех лет. Это было характерно для любой страны, в том числе и для России. У каждого рода войск был свой особый вид огнестрельного оружия: полки мушкетерские и гренадерские были вооружены пехотными ружьями, унтер-офицеры этих полков — нарезными ружьями с тугой загонкой пули. Гладкоствольные егерские ружья и штуцера получала егерская пехота. Вооружение кавалерии было еще более пестрым. Здесь были драгунские, кирасирские, гусарские и конно-егерские ружья. Наряду с ними на вооружении были кавалерийский штуцер и мушкетон (тромблон). Кроме того, у каждого всадника непременно была пара седельных пистолетов.

,русское пехотное ружье образца 1826 года, трехгранный штык (вид справа)
Русское пехотное ружье образца 1826 года. Рядом — трехгранный штык (вид справа)

Оружие тех времен было разнокалиберное. Это вносило значительные трудности в его эксплуатацию. В России только в драгунских полках ружья были 17 калибров! Еще хуже дело обстояло в пехоте, где в одном полку зачастую встречались ружья четырех-пяти различных калибров. Наряду с этим в войсках попадались и трофейные образцы оружия, несшие службу наравне с отечественными. Особенно много было прусских и шведских ружей периода Семилетней войны 1756 — 1763 годов.

 

Усовершенствование дульнозарядного кремневого оружия, в первые годы XIX столетия, шло по пути уменьшения его веса и сокращения действия отдачи при выстреле. В первую очередь это достигалось за счет укорочения ствола и большей искривленности приклада. Подобные улучшения в кремневом оружии повысили его эксплуатационные качества.

 

 

Русское оружие в начале XIX столетия прошло проверку боем во время Отечественной войны 1812 года. Русский народ, поднявшийся на защиту своего Отечества, наголову разгромил французских захватчиков. Нанеся поражение армии Наполеона в сражениях на Бородинском поле, под Тарусой, Малоярославцем, Красным, на Березине, русские солдаты продемонстрировали всему миру выдающуюся отвагу, самоотверженность, умение владеть своим оружием.

 

В России пехотные ружья образца 1805 и 1808 годов были самым массовым  стрелковым оружием. Вооружение пехотинца и гренадера тех времен не уступало многим иностранным образцам: французскому, прусскому, саксонскому, австрийскому и английскому.

 

Конструкция ружья с ударно-кремневым замком в XIX столетии не претерпела изменений. Ствол попрежнему делался из железа, а ложа из ореха или березы. Дульную часть ствола венчал собою длинный трехгранный штык. Прицельные приспособления, как и в прошлом, практически отсутствовали, лишь невысокая медная мушка и прорезь в приливе казенной части ствола служили для приблизительного наведения ружья в цель. Вероятность попадания при стрельбе из кремневых ружей и пистолетов была сравнительно небольшой: считалось нормальным, если 75% пуль, выпущенных из ружей на 100 шагов, поражали цель. Эффективность огня пистолета была еще ниже, а попадание в цель с лошади на расстоянии 30 шагов считалось чистой случайностью. И все-таки возможность поражения цели из кремневого оружия с весьма неблизкого расстояния сбрасывать со счетов нельзя.

 

Нарезное оружие по сравнению с гладкоствольным отличалось лучшей меткостью и кучностью стрельбы, однако оно ввиду трудоемкости заряжания не имело широкого распространения. Например, в егерских полках нарезными штуцерами вооружа-лись лишь 12 стрелков на всю роту. Последний образец такого оружия был введен в России в 1805 году.

 

Русское ударное нарезное ружье образца 1854 года
Русское ударное нарезное ружье образца 1854 года

Неудобство применения длинноствольных ружей в кавалерии обусловило конструктивные особенности оружия для данного рода войск. И действительно, манипуляции с длинным ружьем на скачущей во весь опор лошади крайне затруднительны. Возникла необходимость оружейным мастерам всех стран создавать и выпускать для кавалеристов малогабаритное оружие. Например, драгунские и кирасирские ружья образца 1809 года были длиной всего 94,2 см, а гусарские еще короче — 63,75 см. Естественно, что укорочение стволов повлияло на меткость стрельбы. Так, на расстоянии 160 шагов в мишень 1,8 × 1,2 м по-падало только 50% пуль. С увеличением расстояния процент попадания быстро уменьшался. Например, с 240 шагов поразить цель могли менее 25% выпущенных пуль. Действенность выстрелов была выше только у кавалерийского штуцера, взятого в 1803 году на вооружение кирасирскими, драгунскими и уланскими полками. Достигалось это в результате правильного полета пули, разгоняемой пороховой энергией по нарезному стволу, со-общающему ей вращательное движение. Меткость такого штуцера вдвое превышала меткость драгунских и кавалерийских ружей. Однако нормы снабжения этим оружием в войсках были ограниченными. Так, в каждом эскадроне кирасирских, драгунских и уланских полков штуцера выдавались только 16-ти рядовым, тогда как остальные солдаты вооружались карабинами, ружьями и мушкетонами.  

Люттихский двухнарезной штуцер образца 1843 года, состоявший на вооружении в России. Рядом штык-тесак
Люттихский двухнарезной штуцер образца 1843 года, состоявший на вооружении в России. Рядом штык-тесак

Обязательным вооружением каждого кавалериста была пара седельных пистолетов. В боях с наполеоновскими захват-чиками русские воины использовали образец пистолета с кремневым замком, утвержденным в 1809 году.

 

 

 

В начале XIX столетия производство ручного стрелкового оружия было сосредоточено на Тульском, Сестрорецком и Ижевском оружейных заводах.  Самым крупным из них был Тульский, проектная мощность которого  в те времена составляла 100 000 ружей в год. Но ввиду недостатка производственных мощностей и устаревшего оборудования завод до 1806 года выпускал не более 45 000 ружей ежегодно. 

 

Назревавшая война с Францией заставила военное министерство в 1810 году резко увеличить программу выпуска стрелкового вооружения, но она из-за бюрократической волокиты царских чиновников оказалась непосильной. И вместо 146 000 запланированных ружей в войска и арсеналы было передано только 99 000.

 

Во время Отечественной войны 1812 года крестьяне, объединяясь в партизанские отряды, не давали покоя французам, чьи фуражирные экспедиции заканчивались, как правило, безрезультатно. Тысячи захватчиков нашли свою смерть от карающей “дубинки народной войны”. Значительным резервом было ополчение, формировавшееся во многих российских городах. Самоотверженно, не покладая рук трудились рабочие оружейных и пороховых заводов, обеспечивая армию вооружением и боеприпасами. К примеру, только туляки ежемесячно выпускали 10 000 новых и чинили 3000 поврежденных ружей. К производству военного оружия были привлечены 19 частных тульских мануфактур, которые каждый месяц изготавливали до 3000 ружей. Напряженно трудились рабочие Сестрорецка и Ижевска, направившие в армию для разгрома врага 18 614 ружей и 1200 пар пистолетов.

 

Русские оружейники, руководствуясь опытом наполеоновских войн, внесли некоторые изменения в образцы армейского кремневого оружия, которые коснулись, прежде всего, ствола, ложи и прицельных приспособлений. Так, новые русские пехотные ружья, подготовленные инспектором оружейных заводов генералом Штаденом и генералом польской службы Бонтаном в 1826 и 1828 годах, имели стволы на 9 см короче прежних образцов. Кроме этого, целиться из новых ружей стало удобнее, так как на казеннике появились подобие целика и холка с прорезью, а мушку с ложевого кольца перенесли на ствол. Эти нововведения свидетельствовали о начавшемся процессе совершенствования прицельных приспособлений. За счет увеличения скоса приклада в новом оружии удалось ослабить действие отдачи в плечо стреляющему, и солдаты, с трудом переносившие отдачу старых ружей, больше всего остались довольны именно последним новшеством. Общая длина ружей образца 1826 и 1828 годов, благодаря удлинению штыка, осталась прежней. 

Русская 6-линейная винтовка образца 1856 года. Рядом трехгранный штык
Русская 6-линейная винтовка образца 1856 года. Рядом трехгранный штык

В том же 1828 году для различных родов кавалерии были утверждены сразу четыре новых образца: драгунское, кирасирское, гусарское и конно-егерское ружья. Все они имели гладкий ствол и заряжались с дульной части. Спустя пять лет кавалеристы получили еще один образец — карабин образца 1833 года. 

 

В середине XIX века ружья с кремневыми замками морально устарели, и лишь только когда достижения в области химии и об-щего развития техники позволили осуществить на практике некоторые принципиальные новшества — открылись широчайшие возможности для дальнейшего развития стрелкового оружия. 

 

Первым таким новшеством  выступало оружие с более совершенным воспламенительным устройством — ударно-капсюльным замком, который начал внедряться на Западе в 30-х годах XIX столетия. Ударный капсюльный замок обладал рядом преимуществ перед кремневым и быстро завоевал все-общее признание. Однако русское военное министерство, боясь больших экономических затрат, упрямо цеплялось за кремневое оружие. Причем не только продолжало использовать его в войсках, но даже разрабатывало новые образцы с кремневым замком.

Ударный капсюльный замок. Рядом капсюли-воспламенители
Ударный капсюльный замок. Рядом капсюли-воспламенители.

В 1839 году, когда многие западноевропейские армии уже перевооружались единственно прогрессивным в то время ударно-капсюльным оружием, в России утверждались новые образцы оружия, которые по-прежнему снабжались архаичными кремневыми замками. Все усовершенствование вновь принятых на вооружение образцов заключалось в утолщении верхней мушки, а в остальном ружья, карабины и пистолеты 1839 года выпуска были практически идентичны с оружием более ранних выпусков. 

 

В России XIX столетия не развились и казнозарядные системы с кремневыми замками. Признание среди них получило толь-ко ружье полковника Джона Галла, принятое на вооружение ис-ключительно американской армией в 1819 году и четверть века выпускавшееся государственной фабрикой в городе Гарперс-Ферри.

 

 

Новый качественный толчок в развитии огнестрельного оружия дало изобретение инициирующего взрывчатого вещества. На то время главнейшая из взрывчатых веществ — гремучая ртуть — была открыта английским химиком Э. Хоардом в 1799 году. Обладая повышенной чувствительностью к механическим ударным воздействиям, она заменила собой затравочный порох. Первый ударный замок был изобретен в 1807 году Александром Форсайтом из Шотландии. Это изобретение послужило базой для развития металлических патронов, казнозарядных ружей и другого современного оружия. В замке А. Форсайта на месте привычного огнива размещался небольшой поворотный магазин с гремучей смесью, где после каждого его опрокидывания на полку попадало немного гремучей ртути, по которой и ударял курок кремнево-батарейного типа с маленьким молоточком, воспламеняя ее. Образовавшаяся струя огня проникала через затравочный канал в ствол и поджигала основной заряд пороха, выталкивающий пулю.

игольчатая винтовка Дрейзе образца 1841 года, момент накалывания воспламеняющего состава
Игольчатая винтовка Дрейзе образца 1841 года. На схематическом разрезе казенной части винтовки показан момент накалывания воспламеняющего состава
 

 

Замки Форсайта и его последователей быстро внедрились и в охотничьем оружии. Но размещение гремучей ртути в ружей-ном замке таило в себе неприятности, связанные с ее высокой чувствительностью к различным механическим воздействиям и, в первую очередь, ударам. Опыты по применению ударных составов проводились в разных странах независимо друг от друга, вследствие чего оружейники отделили инициирующее взрывчатое вещество от замка и разместили в металлическом (медном) колпачке — капсюле, созданном Эггом в 1818 году.  Это изобретение военные вновь оценили не сразу, полагая, что руки у солдат слишком грубы и не способны манипулировать с маленькими капсюлями.

 

Дольше всех этого мнения придерживались в России, которая последней оценила выгоды ударного оружия. Не решаясь оставить значительные запасы кремневых оружий, царское правительство пошло на компромисс и решило переделать его в ударно-капсюльное. Подражая буквально во всем французам, переделки кремневого оружия в капсюльное мастера России позаимствовали, естественно, во Франции. С 16 августа 1844 года все имеющиеся кремневые образцы подвергались осно-вательной реконструкции, одновременно было прекращено и их изготовление. На русских заводах развернулось производ-ство образцов, снабженных только ударными замками. Однако выпускавшееся оружие преимущественно было гладкостволь-ное, потому как нарезным ружьям в России уделялось все еще явно недостаточное внимание, хотя их боевые качества были, безусловно, выше. Перед Крымской войной 1853-1856 годов в войсках имелось на вооружении лишь 4%  штуцеров от общего количества огнестрельного оружия.

 
кавалерийский двухнарезной штуцер образца 1849 года, стрелковое оружие русской армии
Кавалерийский двухнарезной штуцер образца 1849 года. Россия
 

 

Солдаты девяти русских стрелковых батальонов, оснащенных нарезным оружием и предназначавшихся для ведения “цельной стрельбы”, эксплуатировали капсюльные штуцера трех различных систем: люттихский, Гартунга и Эрнрота. Первые два имели в стволе пару диаметрально противоположных нарезов и заряжались с дула цилиндрической пулей полковника Куликовского, которая своими ушками вставлялась в нарезы, а потом шомполом досылалась к заряду.   

 

Кучность боя штуцеров была неодинакова. Так, лучшими показателями обладал люттихский образца 1843 года.  Из 100 выпущенных пуль на дистанции 640 шагов (426 м) в мишень размером 3,5 × 1,5 м попадало не менее 60.

 

Впервые преимущество нарезного оружия над гладкоствольным проявилось во время Крымской войны в сражении на реке Альма в сентябре 1854 года. Пользуясь дальнобойным нарезным стрелковым оружием, французы и англичане выводили из строя русскую пехоту и прислугу артиллерийских орудий. Так, на левом фланге они перестреляли практически всех офицеров, сидевших верхом на лошадях. В центре, стоявшие в плотных батальонных колоннах Углицкий и Казанский пехотные полки, чтобы избежать потерь от губительного штуцерного огня, залегли. На правом фланге английские стрелки нанесли огромный урон артиллерийским расчетам. Ответный огонь русских из гладкоствольных ружей был бесцельным: пули попросту не долетали до неприятеля. 

 

Единственное преимущество русских было в рукопашной схватке. Русские солдаты штыковой атакой неизменно опро-кидывали врага. Победа на Альме дорого обошлась англо-французским войскам, так как они потеряли только убитыми 4300 человек. После боя герцог Кембриджский, командовавший одной из английских дивизий, печально заметил: “Еще одна такая победа, и у Англии не будет армии…”. 

 
Английская винтовка Энфилда образца 1853 года. Рядом — трехгранный штык
Английская винтовка Энфилда образца 1853 года. Рядом — трехгранный штык

Кульминационным моментом войны была 350-дневная героическая оборона Севастополя. Возглавляемые адмиралами На-химовым, Корниловым, Истоминым, его защитники, испытывая нужду в боеприпасах и продовольствии, под непрерывным ар-тиллерийским обстрелом отбили несколько яростных штурмов неприятеля. Только 18 июня 1855 года войска англичан, французов и турок оставили перед бастионами Севастополя свыше 7000 человек.

 

И все же, несмотря на мужество русского народа, Россия в этой войне потерпела поражение. Горький опыт Крымской войны заставил русское военное руководство в ходе боевых действий обратить свой взор к нарезному оружию.

 

В 1854 году был взят на вооружение образец пехотного нарезного ружья с бельгийской расширительной пулей. Слабые производственные мощности и невысокая производительность оружейных заводов России тормозили оснащение армии этим оружием. Новые дальнобойные ружья выпускались в количестве, едва достаточном для вооружения застрельщиков пехот-ных рот.

 

В противоположность русской армии англо-французские войска располагали мощными нарезными ружьями системы Тувенена и Притчетта-Энфильда. Превосходством своего вооружения в особенности отличалась английская армия, которая целиком была оснащена энфильдским ружьем образца 1853 года. Стрельба из него велась расширительной пулей, которая под действием пороховых газов несколько распиралась в донной части и плотно вжималась в нарезы. Такая пуля обладала от-логой траекторией полета и хорошей кучностью. К устройствам, с помощью которых достигалось раздавание пули, необходимое для вдавливания при выстреле в нарезы, были каморные системы Дельвиня и Тьерри и стержневая система Тувенена.

 

Во французской армии наибольшее распространение получил стержневой штуцер образца 1846 года полковника Тувенена, которым полностью вооружился личный состав легкопехотных и частично линейных пехотных полков. 

 

 

Эта система, вслед за Францией, была принята в 40-е годы XIX столетия в Бельгии, Пруссии, Баварии и Саксонии. Простота заряжания тувененского штуцера была очевидной: пуля меньшего, чем диаметр канала ствола, размера легко входила в него. Продвинутая затем шомполом до казны, где был ввернут стержень, она осаживалась на нем и заполняла собой нарезы. Пуля, выброшенная во время выстрела силой пороховых газов, имела правильное вращение, которое обеспечивало ей хорошую меткость на довольно больших дистанциях.

 

Проблема свободной досылки пули при заряжании нарезного оружия была прекрасно решена с появлением продолговатых саморасширяющихся пуль. Одними из них были пули Минье, которые имели сзади конусное углубление, закрытое легким железным колпачком. Пуля вставлялась в ствол свободно, а во время выстрела раздавалась и плотно шла по нарезам. Увеличение диаметра пули происходило в результате вдавливания пороховыми газами в ее конусное углубление своеобразного клина — железного колпачка. Идея применения таких пуль была подхвачена в разных странах. В усовершенствовании пуль Минье принимал участие даже русский царь Николай I. Но, хотя его пуля оказалась значительно лучше пули Минье, практического применения она не получила, так как испытания ее затянулись, а жизнь поставила на очередь решения новых задач — создание, например, казно-зарядного оружия.

Французский стержневой штуцер Тувенена образца 1842 года. Рядом штык-ятаган. Острие штыка отведено от оси канала ствола для удобства заряжания
Французский стержневой штуцер Тувенена образца 1842 года. Рядом штык-ятаган. Острие штыка отведено от оси канала ствола для удобства заряжания

Но имелись и недостатки в конструкции нарезного оружия, которые заключались в трудоемкости заряжания штуцера лежа или стоя на колене, а удары шомпола быстро расшатывали стержень. Кроме того, неудобство очистки околостержневого пространства приводило к быстрой порче ружья. Однако эти недостатки нарезных ударно-капсюльных систем не повлияли на общую тенденцию развития ручного огнестрельного оружия. Стало очевидным, что будущее бесповоротно принадлежит нарезному оружию, и Крымская война лишний раз доказала это. 

 

С 1853 года солдаты стали обучаться “цельной” стрельбе, которой до этого момента занимались исключительно мало, несмотря на утверждение в 1848 году “Наставления для стрельбы в цель”. Среди офицеров, для улучшения стрелковой подготовки, стали организовываться спортивные состязания, которые оказывали положительное влияние на представителей офицерского корпуса, буквально заставляя их учиться метко стрелять. Первое такое состязание в русской армии было проведено в феврале 1856 года, на котором офицеры оспаривали награду — призовое оружие в стрельбе из штатной капсюльной винтовки.  13 января 1858 года были утверждены “Правила для стрельбы в цель и состязаний гг. офицеров в войсках гвардии”, по которым победитель награждался императорским призом, то есть первоклассным именным оружием.

 

Вся послевоенная деятельность русских оружейных мастеров была направлена на устранение недостатков стрелкового оружия, выявившихся на полях сражений Крымской войны. В одном из докладов Главного артиллерийского управления военному министерству говорилось: “Россия не может, да и не должна отставать от других первостепенных европейских держав в деле радикального перевооружения своей армии …”. В этом докладе обращалось особое внимание на необходимость вооружения всех родов войск нарезным оружием.

 

В 1856 году в русской армии была взята на вооружение касюльная стрелковая винтовка, и с тех пор этот термин прочно вошел в военный лексикон. Винтовка имела уменьшенный калибр (15,24 мм) и укороченный ствол, что сделало ее легче и удобнее. Прицел этого нового образца допускал ведение огня на дистанцию 853 м! Но, к сожалению, скорострельность винтовки оставалась прежней — ведь она, как и ее предшественники, заряжалась  с дула. Этой винтовкой прежде всего решили вооружить стрелковые батальоны и застрельщиков стрелковых полков. Наконец, после долгих споров, спустя два года нарезное оружие было введено во всей пехоте, а вслед за ней винтовки утвердились и в кавалерии

 
Винтовка Генри образца 1860—1861 годов,  с подствольным магазином и продольно-скользящим затвором, управляемым рычагом
Винтовка Генри образца 1860—1861 годов, с подствольным магазином и продольно-скользящим затвором, управляемым рычагом

В 1859-1860 годах для драгун и казаков были введены укороченные и облегченные образцы, отличительной особенностью оторых было отсутствие привычной спусковой скобы, неудобной для конного строя.

 

Дульнозарядные капсюльные пистолеты ввиду низкой скорострельности не обеспечивали безопасности офицера в бою, поэтому русское правительство вынуждено было заказать более совершенное многозарядное оружие за рубежом. Им являл-ся револьвер, в поворачивающемся барабане которого размещалось сразу несколько зарядов.

 

Такое оружие было изобретено еще в XVII столетии, однако признание к нему пришло значительно позже. Несомненно, большая заслуга в этом принадлежит американскому предпринимателю Самюэлю Кольту. Этот ловкий делец, приписав себе авторство на изобретение малоизвестного оружейника Джона Пирсона, наладил массовое производство револьверов его конструкции. Кольт даже сумел получить патент на это оружие. Используя выгоды машинного производства, он с 1835 года выпустил несколько моделей револьверов. Первая модель была названа “Патерсон” по названию города, где он был выпущен. Револьверы Кольта представляли собой новое скорострельное оружие, преимущества которого перед однозарядными пистолетами были неоспоримы. Отличительной особенностью его был вращающийся барабан с расположенными в его каморах несколькими зарядами (пятью или шестью).

 

Чтобы сделать ряд выстрелов из револьвера, стрелку достаточно было лишь по-следовательно взводить курок и нажимать на спуск. В 1847 году кольтовские револьверы были уже на вооружении в армии США. Год спустя в городе Гартфорде, штат Коннектикут, Самюэль Кольт основал оружейную фабрику, которая вскоре благодаря деятельности одаренного механика Эллиса Рота превратилась в огромное оружейное предприятие. Здесь выпускались армей-ские и флотские револьверы, а также многочисленные типы карманных револьверов. Но на этом С. Кольт не остановился и в Лондоне основал дочернее предприятие своей фирмы, которое производило оружие для английской армии и флота, а также для канадской милиции. Свои капсюльные револьверы Кольт продавал во всем мире, в том числе и в России, которая после Крымской войны купила их крупную партию. Но все же надо констатировать тот факт, что револьверы Кольта не смогли вытеснить из системы вооружения однозарядные ударные пистолеты, которых в войсках было подавляющее большинство.

 

Необходимость быстро стрелять, особенно в решительные моменты боя, воплотила в стрелковое оружие различные хитро-умные устройства и механизмы. Оружейники еще не могли изменить сам принцип заряжания оружия с дульной части, поэто-му они решили сократить до минимума время, затрачиваемое на надевание капсюля перед выстрелом. Так появилась капсюльная обойма, представлявшая собой ленту с вделанными в нее капсюлями. Изобрел ее сугубо штатский человек, зубной врач из Вашингтона Эдвард Мейнард. 

 
Американская винтовка Ремингтона образца 1857 года, приспособление Майнарда
Американская винтовка Ремингтона образца 1857 года с приспособлением Майнарда для автоматической подачи к затравочному стержню “лепешек” ударно-воспламеняющего состава, объединенных лентой из тонкой меди. Продвижение этой ленты осуществляется при каждом взведении курка (подобно тому, как в современных детских пугачах осуществляется продвижение бумажной ленты с пистонами)

 

Значительное увеличение скорострельности огнестрельного оружия в 60-е годы XIX века стало возможным только в результате заряжания его с казенной части. Манипулировать с казнозарядным ружьем было куда легче и безопаснее, ведь заряжать его можно было в любом положении. Заряжание с казенной части имело ряд и других преимуществ. Благодаря луч-шему врезанию пули в нарезы возрастала меткость стрельбы. Редкое применение шомпола способствовало живучести ружейного ствола, а удобство и простота ухода за ним обеспечивали его длительную работоспособность. Все государства начали как можно быстро перевооружаться казнозарядным оружием. Это были винтовки талантливых оружейников: Вильсона, Шарпса, Дрешлера, Ларженю, Малерба, Линднера и других.

 
Капсюльные казнозарядные винтовки:А — Майнарда; Б — Пери; В — Гвина и Кэмпбелла; Г — Грина (крышка приспособления Майнарда открыта. Видны свернутая спиралью лента с воспламеняющими “лепешками” и подающий храповик); Д — Шарпа; Е — Бенджамена.
Капсюльные казнозарядные винтовки: А — Майнарда; Б — Пери; В — Гвина и Кэмпбелла; Г — Грина (крышка приспособления Майнарда открыта. Видны свернутая спиралью лента с воспламеняющими “лепешками” и подающий храповик); Д — Шарпа; Е — Бенджамена.

 

В 60-х годах XIX столетия начались преобразования и в русской армии. Созданная под председательством герцога Меклен-бургского оружейная комиссия военного министерства, с целью выбора для русской армии малокалиберного казнозарядного ружья, испытала великое множество иностранных и отечественных систем. Одной из первых была опробована конструкция американца Грина, представившего на суд комиссии кавалерий-ский карабин, заряжающийся с казны бумажным патроном с цилиндросферической пулей. При заряжании с казны возникла проблема плотного запирания канала ствола во время выстрела. Грин попытался решить эту проблему так: для производства выстрела применялись две пули, из которых при выстреле одна вылетает, а другая, осаживаясь назад и раздаваясь при этом от удара о передний обрез затвора, герметически запирает казну. Однако испытания в войсках 3000 драгунских ружей Грина показали неудовлетворительное действие механизма. Бывали случаи, когда вторая пуля так сильно расплющивалась, что протолкнуть ее вперед даже посредством шомпола было невозможно.

Двухпульная система Грина - одна из попыток достижения обтюрации. А – положение перед выстрелом; Б – задняя пуля, во время выстрела сыгравшая роль обтюратора, с помощью стержня с рукояткой продвигается вперед; В – после открывания затвора в патронник вводится патрон с пулей, расположенной позади порохового заряда
Двухпульная система Грина - одна из попыток дости-жения обтюрации. А – положение перед выстрелом; Б – задняя пуля, во время выстрела сыгравшая роль обтюратора, с помощью стержня с рукояткой продвигается вперед; В – после открывания затвора в патронник вводится патрон с пулей, расположенной позади порохового заряда
 
Подобные недостатки были свойственны двухпульной винтовке Жиле-Труммера, предоставленной оружейной комиссии в 1859 году. Эта винтовка, как и ружье Грина, дальше опытного образца не пошла. Двухпульная система оказалась приемлемой только в короткоствольном оружии. В 1863 году русские офицеры получили пистолет, созданный Жиле и Труммером по такой же схеме. 
 

 

 

Россия, в стремлении не отстать от Европы, принимает для своей армии “казнозарядку” системы англичанина Терри, усовершенствованную в 1866 году мастером из Тулы И.Г. Норманом. Им было внесено в конструкцию около двадцати различных изменений. 15 ноября 1866 года образец Терри-Нормана был принят на вооружение под наименованием: “Капсюльная скорострельная винтовка образца 1866 года”. Она заряжалась бумажным патроном, а воспламенение заряда осуществлялось старым капсюльным способом. В целях экономии средств было принято решение переделывать по системе Терри-Нормана имеющиеся в войсках и арсеналах дульнозарядные винтовки образца 1856 и 1858 годов. При переделке в казенную часть ствола ввинчивалась ствольная коробка со скользящим затвором. Во время заряжания канал ствола запирался его поворотом за предусмотренную для этого откидную рукоятку. В сравнении с иностранными казнозарядными образцами оружия винтовка Терри-Нормана была далека от совершенства.

 
Капсюльная казнозарядная винтовка Терри — Нормана, состоявшая на вооружении в России образца 1866—1867 годы. Затвор продольно-скользящий с поворотом вокруг продольной оси. Рукоятка при закрытом затворе, откидываясь вперед вниз, закрывает собой окно ствольной коробки
Капсюльная казнозарядная винтовка Терри — Нормана, состоявшая на вооружении в России образца 1866—1867 годы. Затвор продольно-скользящий с поворотом вокруг продольной оси. Рукоятка при закрытом затворе, откидываясь вперед вниз, закрывает собой окно ствольной коробки
 
Дальнейшим шагом для улучшения стрелкового вооружения в русской армии и, прежде всего, увеличения его скорострельности было принятие на вооружение в 1867 году игольчатой винтовки системы англичанина Карле. Для стрельбы из нее использовался бумажный патрон полковника Вельтищева. Новая винтовка обладала повышенной скорострельностью. Стрелок в полном боевом снаряжении делал из нее до 10 выстрелов в минуту. В этом ружье капсюль, пуля и пороховой заряд были соединены воедино, образуя так называемый унитарный патрон. Капсюль располагался в специальном шпигеле, в который своим донцем входила пуля. Он накалывался длинной заостренной иглой, пронизывающей бумажную гильзу с порохом.
 
 
 
 
Винтовка Карле, принятая в России, была несколько модернизирована по сравнению с прусским образцом Дрейзе 1841 года. Так, был введен кожаный обтюратор, препятствующий прорыву пороховых газов, иглу во избежание частых поломок укоротили. Однако устранить все недочеты игольчатой системы не удалось. Производство ружей Карле было поручено Тульскому, Ижевскому и Сестрорецкому заводам. К этому делу военное министерство привлекло и частных заводчиков из Петербурга, Киева, Лиепаи и Тулы. Изготовление игольчатых винтовок было делом трудоемким и дорогим, поэтому их было изготовлено всего 213 000 экземпляров. Эти винтовки состояли на вооружении Сибирского, Туркестанского, Оренбургского военных округов и пяти кавказских дивизий. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 годов небольшое число винтовок Карле применялось в боевых действиях. С ними русские солдаты шли на штурм турецких крепостей Карс и Ардаган, участвовали в обороне Баязета и Авлиар-Аладжинском сражении.
 
Игольчатая винтовка Карле образца 1867 года, состоявшая на вооружении в России
Игольчатая винтовка Карле образца 1867 года, состоявшая на вооружении в России
 
Итак, заряжание с казенной части позволило значительно повысить скорость стрельбы. Ружейный огонь, игравший ранее вспомогательную роль, стал доминирующим на поле боя. Его губительное действие влияло на тактику использования войск, рождались и совершенствовались новые боевые порядки. Необходимость метко стрелять заставила уделить большое внимание стрелковой подготовке личного состава. Созданные в XIX столетии капсюльные и игольчатые винтовки стали дальнейшим шагом вперед в деле совершенствования стрелкового вооружения. Однако это оружие было временной мерой. Причиной, тормозившей распространение казнозарядного  капсюльного и игольчатого оружия, было применение недостаточно мощного и надежного бумажного патрона. Оружейники долгое время ло-мали голову над тем, как повысить его качество. В конце концов, их труд увенчался успехом, когда на смену бумажному пришел унитарный металлический патрон.

 

Дальнейший расцвет скорострельного казнозарядного оружия был тесно связан с этим изобретением.

Бумажные (неунитарные) патроны:А, Б — к кремневым ружьям; В, Г — к капсюльным нарезным ружьям, заряжающимся с дула (В — так называемый голландский патрон с прикрепленным к нему капсюлем. При заряжании ружья капсюль отделяется от патрона и надевается на затравочный стержень замка); Д, Е, Ж — к капсюльным казнозарядным ружьям (винтовкам)
Бумажные (неунитарные) патроны: А, Б — к кремневым ружьям; В, Г — к капсюльным нарезным ружьям, заряжающимся с дула (В — так называемый голландский патрон с прикрепленным к нему капсюлем. При заряжании ружья капсюль отделяется от патрона и надевается на затравочный стержень замка); Д, Е, Ж — к капсюльным казнозарядным ружьям (винтовкам)

Статья была опубликована в февральском номере журнала "Наука и техника" за 2009 год

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Новости о науке, технике, вооружении и технологиях.

Подпишитесь и будете получать свежий дайджест лучших статей за неделю!