«Ромбы» — от пятерки до девятки

Рубрика: Бронекаталог
548

Не страшусь ничего.

Девиз британского Танкового корпуса

 

К маю 1917 г. новые британские танки Мк IV начали в значительных количествах прибывать во Францию. С ростом численности танков был реорганизован и «тяжелый отряд пулеметного корпуса», как из соображений секретности того времени именовалось танковое подразделение британской армии. 28 июля 1917 г. на его базе был сформирован Танковый корпус.

 

Штат Танкового корпуса, утвержденный Главным командованием, включал 864 тяжелых танка («ромба»), 610 легких или, как тогда говорили, «маневренных» танков, а также 24 653 солдата и офицера. Кроме боевого применения танков, Танковый корпус должен был производить контроль формирования, подготовки и обеспечения танковых частей и, что очень важно, осуществлять выработку принципов их боевого применения. Этим с энтузиазмом занялся возглавивший штаб Танкового корпуса майор Джордж Фуллер, впоследствии ставший известным военным теоретиком. Он смог быстро оценить преимущества нового рода оружия и с тех пор стал активным сторонником его превращения в самостоятельный род войск и «пророком механизированной войны».

 

После результатов не слишком удачного применения танков в ходе битвы на Сомме (15 сентября 1916 г.), и особенно в Ипрском сражении (31 июля 1917 г.), где британская армия послала танки в атаку на совершенно неподходящей для этого местности, изобиловавшей болотами и перелесками, именно в штабе британского Танкового корпуса летом 1917 г. созрел план наступления, в котором танки смогли бы полностью продемонстрировать свои тактические возможности. Дж. Фуллер хотел отправить машины в бой в таких обстоятельствах, в которых они могли бы проявить все свои преимущества, добившись безоговорочного успеха. Поэтому для проведения операции был выбран участок фронта на немецкой оборонительной линии Гинденбурга, в районе города Камбрэ. Местность здесь была удобной для продвижения танков — твердый грунт, небольшое количество канав и воронок. Кроме разумного выбора местности, план танковой атаки содержал и несколько тактических новинок. Так, для достижения внезапности полностью отказались от предварительной артиллерийской подготовки — разрушить проволочные заграждения противника должны были сами танки. Также предусматривалось, что танки будут применяться массированно и в тесном взаимодействии с пехотой.

 

На первом этапе наступления намечалось в первый же день прорвать позицию противника на всю ее глубину, а на втором — развить успех конницей и пехотой, которые должны были овладеть позициями в оперативной глубине.

 

Британцам удалось скрытно сосредоточить в намеченном районе сильную ударную группировку: 378 боевых и 98 специальных танков (практически весь Танковый корпус), более 1 000 орудий, восемь пехотных дивизий, один кавалерийский корпус. На участке прорыва в 12 км, на один километр немецкого фронта приходилось по 32 британских танка.

 

В приказе командира Танкового корпуса генерала Эллиса, отданном накануне наступления, говорилось: «Завтра танковый корпус будет иметь случай, которого он дожидался уже несколько месяцев, действовать с надеждой на успех в первой линии боевого порядка». Утром 20 ноября 1917 г. генерал лично возглавил танковую атаку, находясь в танке Mk IV («самка») с собственным именем «Хильда» батальона H, шедшего в центре боевого порядка. В традициях британского флота он даже поднял над танком свой флаг. Правда, «Хильда» уже при прохождении первой линии германской обороны провалилась в окоп возле Рибекура, и Эллису пришлось ее покинуть. Однако оставшиеся британские танки рвали проволочные заграждения, как нитки, наматывая на гусеницы километр за километром. К вечеру они продвинулись в глубину почти на 10 км. Были прорваны все три позиции германской обороны, захвачено около 8 000 пленных и 100 орудий. Успех был обеспечен не столько «массой танков», сколько их рациональным применением в тесном взаимодействии с другими родами войск. Правда, за успех пришлось заплатить потерей 280 танков (более половины принявших участие в атаке). При этом только около полусотни были подбиты вражеским огнем, основная же часть вышла из строя по техническим причинам (самым слабым местом оказалась трансмиссия, часто разрушались гусеничные ленты).

 

Злую шутку с британцами сыграло то, что после успешного прорыва у них практически не оставалось резервов — британский атакующий клин расплылся. Немцы же оперативно подтянули к участку прорыва свежие части и сначала остановили британцев, а спустя несколько дней перешли в успешное контрнаступление, вернув обратно территорию и в качестве бонуса захватив около 100 танков Mk IV (в основном неисправных). Бережливые немцы отремонтировали эти трофеи и в дальнейшем даже сформировали из них несколько танковых батальонов. Кстати, с появлением танков по обе стороны фронта встал вопрос об их быстрой идентификации. Британцы стали наносить на танки цветные полосы — белая-красная-белая. Для опознавания пехотой и артиллерией они рисовались в передней части бортов, а для авиации — на крыше. Немцы наносили на бортах танков крупные кресты.

 

Продолжение статьи читайте в мартовском номере журнала "Наука и техника" за 2019 год.  Доступна как печатная, так и электронная версии журнала. Оформить подписку на журнал можно здесь.

 

На нашем сайте вы можете приобрести уникальные монографии-фотоальбомы Анатолия Верстюка, посвященные эскадренным миноносцам. В магазине на сайте также можно купить магнитыкалендарипостеры с авиацией, кораблями, сухопутной техникой.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.