Роботам встать в строй! Современные наземные боевые робототехнические комплексы США и России

Рубрика: РОБОТОТЕХНИКА
2506

Не секрет, что в последние десятилетия во всем мире стремительно расширяется применение роботов. Особенно наглядно эта тенденция проявляется в сфере производства. По имеющимся оценкам, в мире в 2014 г. использовалось более 200 тыс. промышленных роботов, причем всего за один год их количество выросло на 15 %. Роботизация промышленных предприятий значительно повышает эффективность и гибкость рабочих процессов, позволяет наращивать темп производства — при необходимости роботы способны работать в режиме 24/7, они не требуют перерывов и отпусков.

 

Естественно, что такими выгодными рекрутами заинтересовались не только промышленники. Военные также рады поставить роботов в строй. Роботизация военной техники стала одним из основных направлений развития средств вооруженной борьбы. Ведущие державы мира активно ведут работы по разработке, производству и применению роботизированных комплексов и боевых роботов, надеясь достичь преимуществ в вооруженном конфликте.

 

При упоминании о военных роботах первое, что приходит в голову, это антропоморфные роботы-терминаторы из фантастических фильмов, которые благодаря собственному интеллекту способны действовать абсолютно автономно. Но пока, к сожалению, такая картинка не соответствует действительности. Помимо того, что современные антропоморфные роботы очень дороги, создание солдата-робота, который бы обладал интеллектом в той или иной степени, требует решения целого вороха задач в области кибернетики, теории систем управления, а также разработки новых материалов и источников энергии. Поэтому в наши дни реальные военные роботы — это автоматизированные или дистанционно управляемые аппараты/платформы.

 

В современный роботизированный комплекс, кроме самого управляемого аппарата, входит и устройство, с которого ведется управление. При этом важнейшей характеристикой является степень автономности аппарата, т. е. его способность действовать самостоятельно (в соответствии с заложенной программой), без участия человека-оператора, чтобы робот не «умирал» в случае потери связи с оператором. Боевые роботы аналогично родам войск подразделяются на три крупные группы: наземные, летающие и плавающие (надводные и подводные). Но в данном материале мы сосредоточимся лишь на наземных боевых роботах, которые могут передвигаться самыми разными способами: на колесах, на гусеницах и даже «на ногах». Условно их классифицируют по назначению — боевые, разведывательные, инженерные, обеспечения/логистики. Также существует градация и по весовой категории — на легкие, средние и тяжелые.

 

В США, стране, занимающей лидирующие позиции в вопросах разработки и применения автономных систем военного назначения в рамках программы министерства обороны — «Интегрированная дорожная карта развития безэкипажных систем на период 2009– 2034 гг.», предусматривается создание и передача в войска около 200 типов наземных роботов. К 2030 г. доля безэкипажных образцов военной техники может достичь до 30 % от общего состава боевых машин. На уровне бригады планируется применение безэкипажных машин различного назначения — боевых (для разведки и поражения целей), машин обеспечения, а также портативных (для боевых действий в населенных пунктах). При этом, по оценкам американских военных, боевые возможности таких «роботизированных бригад» должны вырасти в 2–2,5 раза.

 

Однако американская стратегия предусматривает постепенный и осторожный подход к внедрению определенных типов безэкипажных систем. На первом этапе должны разрабатываться «опционально пилотируемые» транспортные средства вместе с рядом логистических моделей и систем взаимодействия «человек — машина», в так называемых «смешанных конвоях», в которых за пилотируемыми транспортными средствами следовали бы автономные машины, выполняющие задачи логистической поддержки. Лишь когда такие технологии будут достаточно отработаны, американские вооруженные силы будут готовы широко внедрять боевые бронированные роботизированные комплексы. Пока ни один из разрабатываемых видов таких машин нельзя назвать действительно «автономным» или способным самостоятельно передвигаться по полю боя и принимать решения. С 2004 г. в U.S. Army Research Laboratory работают над системой SS-RICS интеллектуального управления боевой машиной, или системой элементарного «солдатского интеллекта», который сделает боевую машину полноценным элементом подразделения. Например, командир сможет отдавать такой машине команды голосом. Но пока современный уровень развития технологий подразумевает выполнение значительной части боевых задач человеком: от выбора направления движения до оценки боевой ситуации и принятия решения открыть огонь. В дальнейшем предполагается сначала сократить число дистанционных операторов на одного робота, а затем создать систему, в которой один человек мог бы одновременно управлять несколькими роботами, а в перспективе, по мере развития технологий с использованием искусственного интеллекта, предполагается, что один человек сможет контролировать деятельность целого взвода роботов. Причем решение открыть огонь на поражение всегда будет принимать человек.

 

Подобная осторожность при введении в строй робототехники вполне обоснована. Так, например, в 2007 г. на испытательном полигоне в Южной Африке произошел сбой в работе роботизированной артиллерийской установки, что привело к гибели 9 человек, и еще 14 военнослужащих получили ранения. Также в ходе применения американскими военными в Ираке боевого робота SWORDS (Special Weapons Observation Reconnaissance Detection System) в 2008 г. было зафиксировано несколько ситуаций, в которых робот вел себя непредсказуемо, — без всякой команды оператора поворачивал оружие в сторону своих, передвигался в ненужном направлении и т. д. К счастью, обошлось без «дружественного огня», и никто серьезно не пострадал. Тем не менее распространились слухи о том, что установленное на машины стрелковое оружие не контролировалось человеком, и доверие военных было подорвано. Роботов отправили производителю для поиска и устранения возможных ошибок.

 

В 2017 г. военное командование США инициировало очередную программу роботизированных боевых машин — RCV (Robotic Combat Vehicle). Предполагается, что это будут полностью автономные (или полуавтономные) роботизированные машины, на гусеничном или колесном шасси, с легким, средним или тяжелым вооружением. В рамках данной программы разрабатываются три типа роботизированных боевых машин:

  • RCV-L (Robotic Combat Vehicle-Light). Боевая машина на гусеничном или колесном шасси, массой менее 10 т, с легким вооружением;
  • RCV-M (Robotic Combat Vehicle-Medium). Боевая машина на гусеничном или колесном шасси, массой 10–20 т, с пушкой калибра 30–50 мм;
  • RCV-H (Robotic Combat Vehicle-Heavy). Боевая машина на гусеничном шасси, массой 20–30 т, фактически полуавтономный или автономный роботизированный легкийосновной танк, с тяжелым вооружением (105-мм или 120-мм пушка, 1–2 пулемета калибра 7,62 и/или 12,7 мм).

 

При этом новая техника должны быть авиатранспортабельной, отличаться ограниченной стоимостью и строиться на основе существующих компонентов.

 

***

 

Разработка боевых роботов успешно ведется не только в США, но и в других странах. В первую очередь в России, Израиле, Китае, Иране, Турции. Так, например, президент России в 2017 г. признал важность боевых роботов, отметив, что стране нужны собственные эффективные наработки в сфере робототехники для российских вооруженных сил. Соответственно, оснащение Российской армии робототехническими комплексами военного назначения стало одним из приоритетов деятельности военного ведомства. Министерство обороны создало ряд подразделений, в том числе Главный научно-исследовательский испытательный центр робототехники, в задачи которого входит разработка совместно с предприятиями военно-промышленного комплекса стандартов для робототехнических комплексов военного назначения. Согласно разработанной и принятой концепции развития и боевого применения робототехнических комплексов на период до 2025 г., доля роботов в общей структуре вооружения и военной техники Российской армии должна достичь 30 %. Здесь можно напомнить, что к началу 1940-х гг. Красная армия располагала двумя батальонами дистанционно управляемых танков — «телетанков», которые были использованы в ходе Советско-финской войны 1939–1940 гг. и в начале Великой Отечественной войны. А в 1980-х гг. дистанционное управление испытывалось на основных танках Т-80. На современном этапе в развитии российских наземных боевых роботов также делается акцент на создании именно ударных машин. Примером может служить разрабатывавшийся робототехнический комплекс «Алиса» на базе танка Т-72, который обеспечиваал дистанционное телеуправление танком на расстоянии до 2 км, а также возможность автоматического движения по шоссе со скоростью до 20 км/ч и по пересеченной местности со скоростью до 10 км/ч. Сегодня боевой танк-робот «Тачанка Б» создается на основе Т-14 (тяжелая гусеничная платформа «Армата»). Занимается этим 3-й ЦНИИ министерства обороны. Данная задача облегчается тем, что Т-14 даже в «пилотируемом» варианте напичкан электронными системами, отвечающими за управление огнем, работу средств связи и двигательной установки. По словам индустриального директора комплекса вооружений «Ростех» Б. Оздоева: «Из Т-14 можно сделать автономного боевого робота — большой и мощный беспилотный танк. Мы уже опробовали его в такой роли». Правда, о серийном производстве Т-14 в беспилотном варианте речь пока не идет, да и сам Т-14 пока никак не может выйти из стадии испытаний.

 

Российские боевые роботы должны действовать на самых опасных участках, заменяя здесь солдат и тем самым сберегая им жизнь. Однако решение такой амбициозной задачи столкнулось со значительными трудностями и техническими проблемами. Так, испытания одного из самых совершенных российских боевых робототехнических комплексов «Уран-9» в Сирии, в условиях, максимально приближенных к боевым, выявили многочисленные проблемы. Судя по отчету Центрального научноисследовательского института Министерства обороны РФ (апрель 2018 г.), были зафиксированы сбои в работе большинства ключевых компонентов комплекса, включая дальность устойчивого управления, огневую мощь, оборудование, работу ходовой части, оптики, электрики и других элементов. Оказалось, что наблюдение за полем боя через компьютерные мониторы пока не может заменить физическое присутствие в зоне боевых действий, а это затрудняет способность оператора быстро ориентироваться в происходящем вокруг и принимать решения. По итогам испытаний был сделан вывод, что данный боевой комплекс (а возможно, и другие российские системы) нуждается в существенной доработке, прежде чем его можно будет использовать в реальных боевых условиях. В результате в ближайшие 10–15 лет российские боевые наземные роботизированные комплексы планируется применять «при штурме неподвижных объектов и укрепленных районов». Кроме того, такие комплексы могут использоваться во взаимодействии с другими подразделениями для уничтожения бронированных и огневых средств противника, но «никогда не самостоятельно, поскольку их выход из строя может негативно сказаться на выполнении поставленной задачи общевойсковыми подразделениями».

 

По данным на 2017 г., в России робототехникой занималось 47 научно-исследовательских институтов, а объем финансирования работ составлял 640 миллионов рублей (10,1 млн долларов). Примерно треть из этих научно-исследовательских работ приходилась на создание алгоритмов управления, включая групповое взаимодействие, алгоритмы принятия решений и т. д. Например, сразу несколько направлений научной работы Санкт-Петербургского института информатики и автоматизации РАН имеют отношение к искусственному интеллекту. В мае этого года министр обороны РФ С. Шойгу в ходе всероссийского марафона «Новое знание» заявил о начале серийного производстве российских боевых роботов с искусственным интеллектом. По его словам, это «уже не просто экспериментальные образцы, а способные самостоятельно воевать роботы, которых можно показывать в фантастических фильмах». Правда, детали технологии он не раскрыл. Также, по заявлению начальника Главного штаба Сухопутных войск РФ В. Тонкошкурова, в Вооруженных Силах уже формируется первое подразделение с ударными роботами, в состав которого войдут пять робототехнических комплексов «Уран-9» (всего 20 боевых машин). А в апреле 2021 г. подмосковное машиностроительное предприятие «766-е управление производственно- технологической комплектации», где разрабатываются и выпускаются робототехнические комплексы различного назначения, отчитался о готовности очередной партии из пяти ударных робототехнических комплексов «Уран-9». В каждый комплекс входит один пункт управления, смонтированный на базе автомобиля КамАЗ, и четыре боевые машины. Правда, о степени их доработки на основании сирийского опыта не сообщалось.

 

Продолжение статьи читайте в июльском номере журнала "Наука и техника" за 2021 год.  Доступна как печатная, так и электронная версии журнала. Оформить подписку на журнал можно здесь.

 

В магазине на сайте также можно купить магнитыкалендарипостеры с авиацией, кораблями, сухопутной техникой.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.