«Пешка», прошедшая ад. Часть 1

Рубрика: Военная авиация
3437

Накануне Великой Отечественной войны в СССР был разработан ряд образцов военной техники, кото рые не только выдержали ее первые тяжелейшиесражения, но и смогли дойти до победы, сохраняя превосходство над таким же вооружением противника. И среди боевых самолетов невозможно не вспомнить Пе-2 — основной советский бомбардировщик тех лет. Его называли «Пешкой», но он подчас был сродни ферзю на шахматной доске, останавливая наступление врага и проламывая его оборону, ведя за собой остальных. Самолеты Пе-2 бомбили вражеские войска на поле боя и в оперативном тылу, разрушали мосты, укрепления и другие объекты, требующие особой точности удара, ходили в разведку, в том числе далеко за линию фронта и в открытое море, топили суда противника. Это было нелегко — и в 1941-м, и в 1945-м, но «Пешка» прошла сквозь весь этот ад и дошла до Берлина. И, чествуя победителей, не забудем и экипажи Пе-2 — и тех, кто выжил, и не вернувшихся из полета.

 

В «СПЕЦТЕХОТДЕЛЕ НКВД»

 

В мае 1937 г. президент Чехо-Словакии Бенеш сообщил Сталину, что приглашенные на войсковые маневры командующие военных округов СССР Тухачевский, Уборевич и Якир тайно встретились с представителями делегации Германии. По данным его разведки они в сговоре с другими членами политического, промышленного и военного руководства СССР и с руководством фашистской Германии готовят военный переворот.

 

Некоторые историки считают, что это была провокация, осуществленная Бенешем для ослабления СССР, однако его страна в таких играх заинтересована отнюдь не была. Конечно, он мог сделать это под давлением Франции или Англии, но в то время кризис в его отношениях с Гитлером уже начался, и те уже дали понять, что помогать не будут, а Москва, наоборот, усилила военное сотрудничество с Прагой. Врать ему смысла не было.

 

А был ли переворот в СССР возможен вообще?

 

Гражданская война закончилась лишь за 16 лет до этих событий, но по всей стране продолжалась вооруженная борьба с порожденным ею организованным бандитизмом и с разномастным подпольем. Споры между фракциями ВКП(б) обострились настолько, что возникли опасения, а не будет ли кто-то искать поддержку за границей, в том числе и в Германии. Отношения со странами оси Берлин — Токио — Рим, при всей их внешней благопристойности, определялись боевыми действиями, которые вели советские добровольцы против таких же формирований Германии и Италии в Испании, а также с японской регулярной армией в Китае.

 

Угрозу сочли серьезной, и был отдан приказ о карательных мерах. Начав разбираться с руководством промышленности, следователи НКВД выявили его связи с подозреваемыми в командовании Вооруженных Сил, но это ничего не доказывало — они ведь обязаны общаться по работе. Зато были документально установлены многочисленные должностные нарушения — систематический срыв планов, халатность, прогулы и недобросовестное отношение к служебным обязанностям, умышленное искажение отчетности, превышение полномочий, выразившееся в незаконном распоряжении финансами, в том числе и в личных интересах. Компромата хватало, но на судах главным доводом стали не документы, а признания обвиняемых, которые тут же выдавали соучастников и тех тоже арестовывали.

 

Под следствие попало и руководство опытного конструкторского бюро по самолетостроению № 156 во главе с его руководителем и по совместительству главным инженером — первым заместителем начальника Главного управления авиапромышленности Наркомоборонпрома А. Н. Туполевым. Он был осужден за то, что «возглавлял антисоветскую вредительскую организацию в авиационной промышленности, как сам лично, так и через своих подчиненных проводил диверсионную вредительскую работу, направленную на ослабление обороноспособности Советского Союза». Кроме того, он «…с 1924 г. являлся агентом французской разведки…».

 

Туполева взяли 21 октября 1937 г., и через неделю он подписал признательные показания на себя и своих подчиненных. И если на кое-кого было что-то вполне конкретное, то в чем можно было обвинить начальника сектора тяжелых бомбардировщиков Владимира Михайловича Петлякова, совершенно непонятно. По крайней мере, его личной вины в затяжке руководимой им разработки тяжелого бомбардировщика АНТ-42 не нашли, тем не менее во «вредители» записали. Уж если и были в 1937-м безвинно осужденные, то Петляков — один из них.

 

Он был арестован 29 октября 1937 г., 1 ноября подписал признательные показания и оказался в тюрьме в Болшево под Москвой.

 

Летом 1938 г. все следственные действия с арестованными конструкторами были закончены, приговоры вынесены, и встал вопрос, что же с ними делать. Подсказали они сами — четверо арестантов предложили разработку самолетов новых типов: Мясищев заявил готовность сделать принципиально новый высотный дальний бомбардировщик, Туполев — бомбардировщик пикирующий, Томашевич — мощный фронтовой истребитель, а Петляков — истребитель дальний и высотный.

 

Для их разработки в Болшево на территории спецтюрьмы НКВД было организовано Особое техническое бюро (ОТБ) НКВД под командованием майора госбезопасности Кравченко. Но самолет невозможно разработать лишь «на листе бумаги», в отрыве от производства, и ОТБ переводят на специально отгороженный участок в здании ОКБ завода № 156 в Москве.

 

Для проведения утвержденных работ там сформировали четыре Специальных технических отдела — СТО. Отделы нумеровались по мере прибытия на новое место. Первой приехала группа Петлякова, став Спецтехотделом 101, но все его называли сотым, что постепенно закрепилось и в документах. Следующим прибыл Мясищев (отдел 102), но с Туполевым произошла заминка — многие подчиненные Петлякова и Мясищева заявили, что работать с ним под одной крышей не будут. Его отдел все же вновь появился на заводе № 156, получив номер «103», а последним перевели осужденного по другим статьям Томашевича — его группа стала 110-й. Эти же шифры присвоили и создаваемым самолетам.

 

Между тем в апреле 1939 г. явно переусердствовавший главный исполнитель репрессий нарком внутренних дел Ежов сам был арестован и 5 февраля 1940 г. расстрелян. Отношение руководства страны к происходящему изменилось, оно увидело свои ошибки и пыталось их исправить, но тут же начало следующую кампанию по «чистке рядов» — уже под руководством нового главы НКВД Л. П. Берия. Впрочем, героев нашего повествования это уже не коснулась. Как бы то ни было, осужденные специалисты «простаивать» были не должны и лес валить — тоже. Они должны работать по специальности.

 

Продолжение статьи читайте в майском номере журнала "Наука и техника" за 2019 год.  Доступна как печатная, так и электронная версии журнала. Оформить подписку на журнал можно здесь.

 

На нашем сайте вы можете приобрести уникальные монографии-фотоальбомы Анатолия Верстюка, посвященные эскадренным миноносцам. В магазине на сайте также можно купить магнитыкалендарипостеры с авиацией, кораблями, сухопутной техникой.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.