Помимо моря пловцы-диверсанты германского ВМФ действовали и на реках. Для оснащения таких групп помимо ласт и дыхательных приборов была создана и соответствующая спецтехника – так называемая мина-торпеда, которая представляла собой удлиненной формы алюминиевый баллон, наполненный взрывчатым веществом. Балластировка такой речной мины обеспечивалась с помощью газа (чаще всего аммиака), количество, которого дозировалось таким образом, чтобы снаряд, имея 30—40 гр. положительной плавучести, держался у самой поверхности воды. Диверсанты могли без особого труда тянуть за собой этот практически невесомый подрывной заряд в нужном направлении. Два человека, как правило, плыли впереди и тянули за собой на линях мину, в то время как третий держался сза­ди и правил, чтобы «сигара» (так боевые пловцы называли мину-торпеду за ее сигарообразную форму) не уклонялась от правильного курса. Подрыв заряда обычно производился не у поверхности воды, а на речном дне у самого осно­вания объекта. Несложное кнопочное управление облегчало пловцам работу. При нажатии на первую кнопку откры­вался клапан затопления, и мина-торпеда погружалась. Вторая кнопка включала заранее установленный на определенное время часовой механизм взрывателя.

 

пловцы, люди, команда
команда, люди, немецкие пловцы
Пловцы соединения «К»

 

Для применения этого необычного оружия была подготовлена группа боевых пловцов численностью в 30 человек, входившая в состав диверсионно-штурмового соединения «К» – от «кляйнкампффербанд» (Kleinkampfverbande – в переводе с немецкого буквально «соединение малого боя»; полное оригинальное название – Kommando der Kleinkampfverbande der Kriegsmarine). В середине июня 1944 года пришел приказ о проведении первой диверсии. К этому времени союзникам удалось провести весьма удачную наступательную операцию. Форсировав реку Орн и канал, соединяющий Орн с морем, англичане создали плацдарм и вскоре перебросили на него свыше 10 000 человек, ввиду чего над немецкой обороной на Западе нависла серьезная угроза. Снабжение английских войск осуществля­лось по двум уцелевшим большим мостам через Орн и Орнский ка­нал. У мостов союзники сосредоточили столько зенитной артиллерии, что всякое нападение немецкой авиации было обречено на провал. Штурмовые группы пехоты также не смогли пробраться к ним по суше. Оставался лишь путь по воде, поэтому пришлось просить флот выделить две группы своих пловцов-диверсантов.

схема, река Орн, канал
Форсировав реку Орн и канал, соединяющий Орн с морем, англичане создали плацдарм

Утром 22 июня доставили две торпеды, предназначенные для подрыва мостовых быков. Старт обеих групп пловцов – в реке и в канале – назначили на 23 часа. Незадолго до этого следовало спустить торпеды на воду, что являлось тяжелой задачей, поскольку не было никаких такелажных приспособлений, а изделия весили как-никак по 800 кг. Передний край англичан проходил на расстояния 500—700 м от пунктов выхода диверсантов на задание. К 22 часам 40 минутам торпеды на специальных тележках доставили на берег и подготовили к спуску. Часовые механизмы взрывателей привели в действие так, чтобы в 5 часов 30 минут обе мины должны были взорваться.

 

С берега реки Орн тележку удалось столкнуть вполне удачно: она легко поддалась усилиям людей и вскоре вместе с по­груженной на нее торпедой исчезла под водой. Однако торпеда, которая должна была всплыть, так и не появилась на поверхности. Нисколько не лучше обстояло дело и со спуском тор­педы в Орнском канале. Она также оказалась слишком тяжелой, вода не держала ее. Как же это могло произой­ти? Ведь торпеда должна была быть тщательно балластирована так, чтобы вода едва-едва ее покрывала. Несомненно, такой расчет был сделан в Научно-исследовательском испытательном центре ВМФ. Но кто-то допустил всего лишь одну «маленькую ошибочку»: торпеды рассчитывались на соленую морскую воду. Этот «кто-то» не учел, что в Орне, как и во всякой реке, – пресная вода, имеющая меньшую выталкивающую силу.

спуск, мина-торпеда, вооружение
Спуск на воду мины-торпеды

Пловцы решили исправить положение подручными средствами. И им удалось с помощью быстро доставленных канистр из-под бензина вер­нуть торпедам плавучесть. Эти наполненные воздухом же­лезные коробки действовали, как понтоны, прикрепленные в достаточном количестве по бокам торпеды. И вот, наконец, торпе­да, накренившись на один бок, всплыла на поверхность. «Понтоны» частично высовывались из воды. От глаза внимательного наблюдателя они бы не укрылись, тем бо­лее что в движении оставляли на воде мелкие волны. Все это имело очень мало общего с тем идеальным слу­чаем, когда ничто, буквально ничто, кроме замаскирован­ного специальной краской лица диверсанта, не выглядывало из воды. С немалым опозданием обе группы, наконец, отправились в путь вместе со своими минами-торпедами и их временным допол­нительным оснащением.

 

Первая группа имела задачу: подвести торпеду ко второму по счету мосту в Орнском канале. Для этого следовало, не обнаруживая себя, миновать первый мост, который тоже находился в руках противника, но ввиду своей малой грузоподъемности не пред­ставлял интереса как объект диверсии. Расстояние до главного моста – около 12 км. Предстояло закрепить тор­педу на дне канала в непосредственной близости от сред­него быка. Затем вернуться в свое расположение тем же путем.

мина-торпеда, сопровождение, пловцы
Пловцы сопровождают речную торпеду

Диверсанты осторожно поплыли у поверхности воды, стре­мясь тянуть торпеду возможно более плавно, чтобы уменьшить рябь на воде. Через некоторое время они увидели прямо перед собой первый мост, атаковать который не следовало. Разглядеть какие-либо детали в этом мраке было трудно. Удалось лишь расслышать до­носившиеся с моста шаги часового. Около 1 часа 30 минут, когда мост остался уже далеко позади, пловцы вдруг услышали в непосредственной близости от себя разрывы снарядов. Им пришлось прижаться к берегу, чтобы укрыться от осколков. Полежав там до конца артналета, диверсанты отдохнули.

 

Проплыв еще око­ло 100 м, они увидели при тусклом свете Луны очертания моста, совершенно не пострадавшего от артиллерийского налета. Обнаружив в темноте контуры главного быка, диверсанты совсем медленно, делая ластами по три-четыре движения в минуту, подплы­ли к нему, включили кислородные приборы и осторожно, чтобы не выдать себя, погрузи­лись. Дно канала было здесь песчано-галечным, и им без труда удалось закрепить небольшие якоря, которым предстояло удерживать торпеду на месте. Она была оставлена приблизительно в метре над грунтом, в непосредственной близости от быка. Убедив­шись в том, что часы взрывателя идут, немцы проплыли под водой некоторое расстояние в обратном направлении и вынырнули.

опора, речная торпеда, мост
Пловцы прикрепляют речную торпеду к опоре моста

Затем все три пловца без дальнейших приключений вернулись по тому же маршруту к товарищам, ждавшим их на окраине города Каи. Между тем все были немало удивлены, так как не ожидали возвращения группы всего через 4 часа после старта. Если тут не было ошибки, то тройка добилась совершенно феноменального результата. Ведь туда и обратно нужно было проплыть как-никак 24 км, причем половину пути с грузом!

 

Вся ситуа­ция показалась еще более странной, когда стали известны детали диверсии. Что все это могло значить? Донесение пловцов о том, что торпеда укреплена, согласно приказу, у второго моста на его средней опоре, никаких сомнений вызвать не могло. Однако мо­жет быть, этот второй мост был совсем не тот, который подлежал уничтожению? Спешно принесенная карта подтвердила возникшие подозрения – на канале имелся третий мост! Он находился на нейтраль­ной полосе, то есть еще ближе двух других, о которых шла речь раньше. Немедленно сравнили топографическую кар­ту с оперативной схемой, по которой действовали пловцы. Оказалось, что на схеме были нанесены лишь два моста из трех... Теперь уже нельзя было ничего изменить. Пловцы оставили торпеду у второго моста, который следовало тоже миновать. Их вины в этом не было, они считали до двух, как и было приказано. Но зато, очевидно, «кто-то» в штабе не сумел сосчитать до трех. Ровно в 5 часов 30 минут мост в прямом смысле этого слова взлетел на воздух, но этот успех практически ничего не дал немецкому командованию.

река Орк, мост, канал
Мост через Оркский канал

Не менее драматично, хотя и в ином аспекте, развивались события, связанные с действиями второй группы пловцов, которая имела задачу взорвать главный мост через реку Орн. Их выход еще больше задержался, зато у них име­лось то преимущество, что они могла, пользуясь течением, зна­чительно быстрее добраться до цели. А о возвращении назад против течения, решили в штабе, можно подумать уже после выполнения задачи... Однако группа не пробыла в воде и минуты, когда один из троицы стремительно бросился к берегу, вылез на сушу и разрыдался. Мужество окончательно покинуло его, нервы не выдержали. Оставшиеся боевые пловцы после краткого обмена мнениями решили идти даль­ше вдвоем. Первый поплыл у носа торпеды, второй – у кормы. Вскоре диверсанты исчезли из поля зрения товарищей, стоявших на берегу.

 

диверсанты, часы, сверка
проверка, снаряжение, команда
Диверсанты сверяют часы и проверяют снаряжение перед выходом на задание

Без особых приключений они спокойно плыли час за часом вниз по течению. Затем – правда, намного раньше расчетного времени – наткнулись на препятствие. Это бы­ли деревянные надолбы, установленные англичанами для то­го, чтобы задерживать дрейфующие мины и другие подобные подрывные средства. Сразу же за надолбами уходили ввысь массивные контуры моста. Надолбы удалось преодолеть без особого труда. Потом пловцы погрузились под воду у центрального мо­стового быка и с помощью якорей закрепили торпеду. Че­рез несколько минут все было готово, часовой механизм взрывателя запущен, и они сразу же от­правились в обратный путь.

 

Тут стало ясно, почему удалось подойти к це­ли так быстро: течение Орна было много сильнее, чем им сказали при инструктаже. На протяжении 15 минут пловцы, напрягая все силы, плыли против потока, чтобы выйти из района моста, но он все время оставался в поле зрения. Попробовали идти по дну, но и у дна те­чение было не менее сильным. Вскоре пловцы поняли, что до наступления дня им ни только не добраться до немецкого переднего края, но даже не выйти из района, контролируемого противником. Опять «кто-то» в штабе не удосужился заглянуть в лоцию реки. Оста­вался один выход: пересидеть день в укрытии, отложив возвращение на следующую ночь. Вскоре, перед самым рассветом, они нашли в крутом берегу глубокую яму, достаточно скры­тую кустами от наблюдения и показавшуюся им пригодной в качестве убежища. Пловцы быстро юркнули в нее, буквально на секунду опоздав заме­тить, что дно ямы покрыто толстым слоем чего-то липкого, и в тоже мгновение в нос ударил характерный «аромат». Однако появившийся в этот момент на берегу английский патруль, отсек все пути к отступлению.

мост, диверсия, разрушение
Ремагенский мост после диверсии

Итак, они попали в отхожее место. Когда кто-нибудь, как говорится на солдат­ском жаргоне, «сидит в дерьме», то это значит, что дела его очень и очень плохи. Диверсанты, с которыми эта неприят­ность случилась в буквальном смысле, скоро поня­ли, что «попасть в дерьмо» в данной ситуации стало для них большой удачей. Ровно в 5 часов 30 минут мощный взрыв потряс землю. Сомнений не было: мина-торпеда точно в назначенную минуту обрушила на мост всю силу своего 500-килограмового заряда и надолго вы­вела сооружение из строя. Целый день многочисленные поисковые команды англичан охотились по обоим берегам реки за диверсантами, обыскивали каждый кустик, непрерывно швыряли в воду гранаты, стреляли по всем подозрительным предметам, но в собственную уборную если и заглядывали, то совсем с другой целью...

 

День 23 июня 1944 года – самый продолжительный день в году – стал самым длинным в жизни несчастных диверсантов. Вероятно, редко когда два человека столь страстно жаж­дали наступления ночи. Когда она, наконец, пришла, пловцы покинули свое укрытие, соскользнули в реку и, прежде всего, как следует «ополоснулись». Потом они сно­ва отыскали подходящее место для выхода на берег, осто­рожно прошли 400 м по суше до русла канала, чтобы, пользуясь здесь отсутствием течения, по нему вернуться в расположение немецких войск. Эта хорошая идея пришла им в голову в течение дня, и поэтому нельзя сказать, что критическое положение, в котором они находились, убило всякую способность мыслить. Особенно если учесть, что такой план действий не пришел в голову немецким штабистам, обдумывающим его в гораздо более комфортных условиях. Через 4 часа спокойного плавания пловцы, которых уже считали пропавшими и внесли в список потерь, доложили командованию о выполнении задания и своем благополучном возвращении. Этот трагикомический случай после войны стал широко известен и послужил сюжетом для нескольких приключенческих книг и даже стал основой одного «крутого» боевика, однако в кино преподносился он совсем в другом контексте.

пловцы, возвращение, задание
Возвращение с задания

Таким образом, итог первой речной диверсии германских боевых пловцов был следующий: взорваны два моста на занятой противником территории, все диверсанты вернулись в свое расположение, правда, двое – лишь через сутки, притом с серьезной «моральной травмой». Однако, не смотря на это, достигнутый результат можно было считать полным успехом, но в данном случае не благодаря, а вопреки усилиям горе-руководителей.

бронетанковая дивизия, захват моста
9-я американская бронетанковая дивизия захватила людендорфский железнодорожный мост

7 марта 1945 года тактическая группа 9-й американской бронетанковой дивизии овладела на реке Рейн, в районе города Ремагема, людендорфским железнодорожным мостом. Мост был в полной исправности. На всем протяжении Рейна имеется очень мало мест, которые были бы столь удобны для переброски крупных сил, как район Ремагема. Поняв свой просчет, немцы, применяя самые разнообразные средства, попытались мост разрушить. Они совершили 383 воздушных налета, выпустили шесть ракет ФАУ-2, непрерывно обстреливали Ремаген тяжелой артиллерией, применив даже сверхтяжелое 540-мм орудие. Но все было тщетно, тогда решили обратиться за помощью к ВМФ, с просьбой использовать боевых пловцов-подрывников.

 

К этому времени на вооружение пловцов-диверсантов были приняты новые экспериментальные мины. Своим внешним видом они походили на обычную торпеду длиной 8 метров и диаметром 65 сантиметров. Мина-торпеда делилась на три отсека. В центральном отсеке находилось около 700 килограмм взрывчатки и детонатор, соединенные проводом с воспламенителем замедленного действия и предохранителем. Носовые и кормовые отсеки представляли собой полые камеры, заполненные специально обработанным хлопком. В каждом из отсеков имелся быстродействующий клапан, позволяющий в кратчайшее время заполнить отсеки водой. Для обеспечения лучшей плавучести в носу крепилось что-то вроде покрышки длиной 2,5 м. Благодаря покрышке сопровождающие мину-торпеду пловцы получили возможность более свободно управлять ею.

воздушный налет, Ремаген, мост
Воздушный налет Люфтваффе на людендорфский железнодорожный мост

Мост покоился на двух мощных кирпичных быках. Поскольку имелось только четыре мины, две из которых требовалось оставить про запас, взрыв необходимо было осуществить только двумя минами. Каждую из этих мин-торпед с помощью шести пловцов, плывущих по течению реки, следовало подвести к правому быку моста таким образом, чтобы по обе стороны быка встало по одной торпеде. Затем при помощи небольшого специального ключа следовало отвернуть пробку, закрывающую отверстие в носовой части покрышки. Торпеды погрузятся на глубину 1,2 м. Осталось только вынуть предохранительную чеку: часовой механизм с заводом до 18 часов обеспечит взрыв детонатора. Задача была нелегкой, так как ни у кого не было сомнений в том, что противник принял все меры по защите моста. Взрыв было приказано осуществить в ночь с 16 на 17 марта.

 

16 марта в 6 часов утра пловцы закончили снаряжение двух мин и установили их бок о бок на длинном двухосном прицепе. Сначала мины нужно было доставить по дороге до поселка Лойтердорф, где их предстояло снять с прицепа и спустить на воду. В 9 час. 15 мин. торпеды прочно закрепили на прицепе. Легкие скафандры находились в грузовике, инструменты, кинжалы, часы-компасы – розданы пловцам. Небольшая колонна тронулась в путь: впереди легковая машина, за ней небольшой грузовик с шестью пловцами, затем тягач с прицепом, автокран и в хвосте – грузовик с остальными людьми и снаряжением. Командир группы лейтенант Шрайбер сел рядом с шофером тягача. Дождь, который лил всю ночь, сильно разрушил дорогу. Учитывая характер груза, колонна шла очень медленно. Когда до пункта назначения оставалось меньше трех километров, пловцов обогнал небольшой броневик. Один из сидевших в нем военных в звании майора резким движением руки подал знак остановиться. Пришлось подчиниться. «За вашей колонной, – отчеканил майор, – движется рота танков «Тигр». Они должны выйти на исходный рубеж. Поскольку танки идут с большой скоростью, остановите колонну и примите как можно правее!» Все доводы о том, что дорога в этом месте очень плохая и проходит по краю косогора, были отвергнуты. Майор не намеревался ждать, пока моряки проедут опасный участок. Чинопочитание в крови любого немецкого офицера, поэтому тягач осторожно подвели к правому краю дороги и поставили у обочины на самой кромке откоса. Через несколько минут головной танк поравнялся с прицепом и пошел дальше. Колонну обогнали уже почти все бронированные машины, как вдруг случилась беда. Грунт под прицепом начал неожиданно оседать, и он завалился на бок. Мины были сорваны с креплений и повреждены, по мнению специалистов, их ремонт занял бы не менее двух суток.

эмблема, команда, рыба
Эмблема соединения «К»

На совещании в штабе группы армий доложили о том, что произошло с минами-торпедами, на которые возлагались такие надежды. Ждать двое суток было невозможно, поэтому приняли решение использовать боевых пловцов, вооружив их пакетами с пластитом. В ночь с 16 на 17 марта группа пловцов в количестве 10 человек была спущена на воду в 10 км вверх по течению от моста. Диверсанты изготовили из молочных бидонов нечто вроде буев. К каждому бую прочными веревками привязали по четыре заряда в 3 кг. Заряд имел форму сосиски и помещался в водонепроницаемом чехле. Взрыв обеспечивал детонатор с часовым механизмом. Было решено, что пловцы оденут водолазные костюмы с ластами и полумаски. Кислородные приборы были бесполезны, поскольку малые глубины не позволяли долго плыть под водой.

диверсанты в плену, схватка, поражение
Диверсанты, некоторые после драматичной схватки с противником, были взяты в плен
немецкий плавец, поражение, плен
Немецкий боевой пловец, взятый в плен

 Однако громоздкие бидоны, в отличие от практически незаметных мин-торпед, совсем не способствовали скрытному проникновению к объекту атаки. Подвергнутые жестокому обстрелу, лишь двое из всей группы сумели добраться до цели, но их заряды только слегка повредили мост. Остальные диверсанты, некоторые после драматичной схватки с противником, были взяты в плен. Самое удивительное, что Ремагенский мост, так и не разрушенный немцами, рухнул в воды Рейна сам. Это произошло во второй половине следующего дня. В тот момент на мосту находилось около 200 американских инженеров и рабочих, производивших ремонтные и профилактические работы. Неожиданно мост треснул, заскрежетал металл, раздался грохот. После недолгой конвульсии он рухнул в воду, унеся с собой жизни 28 американцев, еще 47 человек получили травмы. Мощная инженерная конструкция не выдержала всех тех взрывов и сотрясений, которые ей пришлось испытать за прошедшие дни.

повереждения моста, немецкие плавцы, Людендорф
Повреждения людендорфского моста от действий немецких боевых пловцов

В последние 20 лет в России появилась целая плеяда хорошо прикормленных различными зарубежными фондами «писателей» и «историков» новой волны. Они всячески превозносят немецких генералов, доведших свою страну и армию до катастрофы. Зато советских военачальников, эту войну выигравших, всячески порочат, со вкусом смакуя их истинные и мнимые ошибки. Если вам, уважаемые читатели, придется встретиться с таким «знатоком», то бросьте эти факты прямо в его наглую, откормленную на иностранные подачки физиономию. Увы, халтурщики, а иногда и откровенные придурки с «большими погонами» есть во всех армиях и флотах мира, но не они определяют их лицо.

 

ЛИТЕРАТУРА

  • Беккер Кайюс. Немецкие морские диверсанты во Второй мировой войне. – М., 1958.
  • Беккер Кайюс. Люди из отряда «К». Диверсионный корпус немецких ВМФ во Второй мировой войне. – М. 1961.
  • Бру В. Подводные диверсанты. – М., 1957.
  • Гагин В.В. Сверхмалые подводные лодки. – Воронеж, 1996.
  • Демочкин Ю.А. Специальное оружие флота. – Екатеринбург, 1998.
  • Колпаков A.M. Некоторые вопросы использования диверсионных сил и средств // Воен. мысль. 1987. – № 5. – С. 56-63.
  • Купавин Т.А. Морские диверсанты и разведчики. // Независимая газета. 28.07.2006.
  • Миллер Дон. Подводный спецназ: история, операции, снаряжение, вооружение, подготовка боевых пловцов. – Минск, Изд. «Харвест», 1998.
  • Тарас А.Е., Бешанов В.А. Люди-лягушки. История подводных диверсионных сил и средств. — Москва: АСТ, 2000.
  • Уотс Н., Ригтерс Дж. Боевые пловцы: Пер. с исп. Л.: ЦНБП ВМФ, 1981.
  •  Широков С.А. Секреты подводных диверсантов. // Солдат удачи. 2000. - № 3. - С. 29-30.
  • Фэйн Ф. Д., Мур Д. Боевые пловцы. — М.: Издательство иностранной литературы, 1958.
  • Aurland К. Measurment of local blood flow with hydrogen gas / K. Aurland, B. W. Bower, R. W. Berlinger // Circ. Res. 1964. – Vol. 14, №2. – P. 164-187.

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.