Наследники Люфтваффе

Рубрика: Авиационный каталог
564

Сразу после подписания немецким командованием перемирия 11 ноября 1918 г. в расположение его войск стали прибывать французские, английские и американские инспекторы для описи имущества и вооружения, подлежавшего реквизиции. Среди прочего они отобрали 2 000 исправных самолетов, из которых особо отметили тяжелые бомбардировщики, а также истребители — бипланы Фоккер D VII и монопланы D VIII, первоначально именовавшиеся E V. Проигравшая войну Германия принудительно разоружалась.

 

Подписанный после бурных дебатов 28 июня 1919 г. и вступивший в силу 10 января 1920-го Версальский мирный договор запрещал Германии иметь армию, флот и боевую авиацию, даже на гражданские аэропланы налагались ограничения. Самолетостроителям было невыгодно перепрофилировать производство, и тогда они стали предлагать свои услуги «на стороне». Даже державы-победительницы оказались в них заинтересованы, не говоря уже о таких странах, как Дания, где авиация была в зачаточном состоянии. Именно там, на заводе «Данск-Аэро Индустрие» стала строить свои самолеты немецкая фирма «Каспар», куда перешел с разорившегося сразу после перемирия завода «Ганза-Бранденбург» инженер Эрнст Хейнкель. Среди его истребителей, о которых мы уже вспоминали на страницах «Авиакаталога», были вполне приличные машины, особенно морские, но собранный в 1924 г. в Дании Каспар CJ 14 при всех своих рекордных показателях скорости и скороподъемности оказался неудачным.

 

Хейнкель винил во всем дирекцию фирмы, которая не нашла производственной базы лучше и удобнее, менеджеры в ответ утверждали, что его самолет просто слишком маленький и примитивный для новейшего сверхмощного английского мотора Армстронг-Сиддли «Ягуар» Mk.III. И обе стороны были правы — Дания предпочла купить истребители у англичан, и CJ 14 остался в единственном экземпляре, как и сделанный на его основе учебный CS 14, потому что Хейнкель не смог довести их до ума в тех условиях, в которые поставило его руководство фирмы, что привело их к разрыву.

 

Фирма «Каспар» прекратила конструкторскую деятельность в 1928 г., так и не сделав ни одного серийного самолета, а Хейнкель организовал собственное авиастроительное предприятие. Он не был единственным, кто пытал счастья за пределами «второго рейха»: кто-то, как он, Юнкерс и Дорнье, вернулся в Германию, но Антон Герман Герард Фоккер покинул ее в числе первых и навсегда. Теперь он даже представлялся на английский манер именем Энтони.

 

НОВОСЕЛЬЕ ЭНТОНИ ФОККЕРА

 

За годы войны заводы Фоккера в Германии сдали 3 342 самолета, абсолютное большинство которых было оплачено, немало принесли акции моторостроительной фирмы «Оберурсель», оружейных заводов и роялти за выпуск его конструкций по лицензиям. Как уроженец Нидерландов он имел право перевести свои личные деньги в голландские банки и стал делать это еще летом 1918 г., а как только война окончилась, начал отправлять туда и имущество фирмы. Следующим шагом были смена гражданства и одновременно брак с Элизабет фон Морген, дочерью немецкого генерала, у которого оказались нужные связи в Берлине. Фон Морген-старший становится управляющим фирмы «Фоккер» в Германии, имитируя ее бурную деятельность, а на самом деле вывозя все, что только можно, в Голландию.

 

Это прямо противоречило и условиям перемирия, и немецким законам о границах, к тому же вопросы к Фоккеру оказались у налоговой службы Германии. Как Фоккер и фон Морген обошли таможенников и контрольную комиссию Антанты, один бог знает — по мнению историка П. Лимана, автора книги Fokker Aircraft of World War One (Crowood Aviation Series, The Crowood Press, UK, 2000), пересечь границу беспрепятственно со всем скарбом помогли взятки. А с налоговой инспекцией эмигрант не спорил, но всячески тянул время. Под предлогом своего свадебного путешествия Фоккер на судебный процесс по взиманию с него недоимок не явился. Его «медовый месяц» растянулся на три года, и когда он все же согласился выплатить задолженность частями за пять лет, в погруженной в пучину финансового кризиса Веймарской Республике 5 млн марок уже ничего не стоили.

 

Тем временем на его личной яхте, которая вроде бы должна была бороздить Тихий океан со счастливыми молодоженами на борту, а на самом деле курсировала через Боденское озеро, реки и каналы, а также в диппочте посольства Нидерландов уходила в Голландию конструкторская документация. На грузовиках по шоссе и на пяти арендованных фон Моргеном железнодорожных эшелонах было вывезено 220 готовых самолетов Фоккер C V, D VII, D VIII и др., 400 авиадвигателей, огромное количество приборов, комплектующих и пулеметов, станки, инструмент, а также различные материалы — алюминий, стальные трубы, резина, перкаль... В 1918 г., когда Фоккер все это получал на выпуск самолетов для немецкой военной авиации, это имущество в сумме стоило несколько десятков миллионов полновесных кайзеровских марок.

 

Формально фирма оставалась в Германии, в Герризе, и работала — фон Морген был ее директором, Рудольф Плац — главным инженером, а некто Хортер — коммерческим представителем. Но все ее счета уже были в «Объединенном банке Голландии и колоний», а на старом месте остались только «стены», и эта троица как раз и занималась продажей последней недвижимости.

 

В Нидерландах Антон Фоккер зарегистрировал компанию «Голландский Авиазавод» (Nederlandsche Vliegtuigenfabriek) — до поры он не хотел раздражать своей слишком известной в то время фамилией ни местные власти, ни новых друзей, которыми успел обзавестись, ни старых в Германии.

 

О последних стоит сказать особо — среди них были презанятные персонажи. Бывшая элита «Люфтваффе кайзеровского разлива» Герман Геринг, Эрнст Удет, Бруно Лерцер и другие его приятели сменили кабины истребителей на митинговые трибуны, войдя в числе первых в новую силу, ставшую вскоре известной под немецкой аббревиатурой НСДАП — Национал-социалистическая рабочая партия. Из всех ее определений отвечало действительности лишь первое — это была ультранационалистическая организация, опиравшаяся на крупный капитал и ставившая целью добиться реванша в его интересах, подчинив Германии военным путем как минимум Восточную Европу до Урала. Париж, Лондон и Вашингтон на эти планы смотрели благосклонно, но заодно нацисты призывали уничтожать евреев, а вот это уже возможным спонсорам могло сильно не нравиться. Фоккеру приходилось вести себя очень осторожно — выручало лишь то, что пока НСДАП была маленькой партийкой, на которую не обращал внимания почти никто, кроме немецкой полиции, традиционно не любившей бузотеров и хулиганов. Потому со старыми приятелями можно было отношений пока не разрывать.

 

Продолжение статьи читайте в апрельском номере журнала "Наука и техника" за 2021 год.  Доступна как печатная, так и электронная версии журнала. Оформить подписку на журнал можно здесь.

 

В магазине на сайте также можно купить магнитыкалендарипостеры с авиацией, кораблями, сухопутной техникой.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.