Начало эры дредноутов

Рубрика: Корабельный каталог
1358

Опыт Русско-японской войны изучался не только в России и Японии. Все морские державы мира срочно вносили коррективы в проекты строящихся кораблей и разрабатывали новые технические задания на их постройку, пытаясь устранить те просчеты и недостатки в проектах броненосцев, которые выявились в Цусимском сражении. Этот период в мировом кораблестроении характеризовался постепенным переходом к постройке линкоров с главной артиллерией из 8–12 орудий крупного калибра, кардинальным изменением в системе бронирования, стремлением повысить скорость за счет применения турбинных механизмов, повышением боевой остойчивости и непотопляемости на основе создания более рациональной конструкции корпуса и увеличения водоизмещения.

 

Ясно, что эти качественные изменения не могли произойти мгновенно. Действительно, еще перед Русско-японской войной наряду с крупным (305-мм) и средним (152-мм) калибром появился промежуточный калибр (203–254 мм), предназначавшийся для усиления артиллерийского вооружения броненосцев при бое на больших дистанциях. Например, «Кинг Эдвард VII» (HMS King Edward VII) в Англии или «Евстафий» в России. Однако опыт войны показал почти полную бесполезность в эскадренном бою 152-мм пушек, поэтому следующий этап в развитии кораблестроения характеризуется исчезновением средней артиллерии калибра 152-мм при сохранении крупного и промежуточного калибров («Лорд Нельсон» в Англии и «Андрей Первозванный» в России). Вскоре подобные корабли построили Австро-Венгрия («Радецкий») и Япония («Аки»), Италия («Витторио Эмманюель») и Франция («Дантон»). Так в ряде государств появился промежуточный тип линейного корабля — преддредноут, или, как их иногда называли, полудредноут (НиТ № 6 2018 г.).

 

Однако наличие двух калибров артиллерии было неудобным, поскольку не отвечало методам управления огнем из одного поста. Отличить всплески от падения в воду 305-мм и 254-мм снарядов даже с небольшого расстояния было практически невозможно. Поэтому наблюдение за падением залпов на больших дистанциях требовало одного, по возможности наиболее крупного, калибра. Учитывая довольно низкую скорострельность таких пушек, их нужно было ставить весьма много. Так переход к кораблям с единой артиллерией главного калибра стал неизбежен.

 

Как видите, не совсем верно считать, что переоценка ценностей в кораблестроении было следствием только обобщения опыта Русско-японской войны. Тенденции развития линейного флота в данном направлении четко просматривались еще с 90-х гг. XIX в., но, безусловно, именно Цусима стала мощным катализатором этих процессов. Кроме того, важную роль сыграли итоги боя в Желтом море. По его результатам стрельба по броненосцам 203–254-мм орудий на дальней дистанции была признана недостаточно эффективной. Однако по логике вещей первой построить «Дредноут» должна была не Англия, а ее основной соперник на море Германия. Великобритания же должна была цепляться за свое подавляющее превосходство в старых броненосцах и последней перейти на дредноуты. Люди так поступают всегда.

корабль дредноут, адмирал джон фишер, вмф британии
Сэр Д. Фишер (1841–1920) – человек, воплотивший в металл идею «Дредноута»

Данный случай оказался исключением, и заслуга в этом всецело лежит на первом лорде Адмиралтейства адмирале сэре Джоне Арбетноте Фишере (John Arbuthnot Fisher; 1841–1920). С 13 лет он служил на флоте, пройдя путь от самых низов до вершины британской военно-морской иерархии, получив негласный титул «обновитель британского флота». В 1891 г. Фишер стал контр-адмиралом, затем начальником морской артиллерии, после — третьим морским лордом — главным инспектором флота и командующим флотом в Вест-Индии. Его отличали кипучая энергия, ум, решительность, настойчивость, самодисциплина. В 1899 г. Фишер был назначен на престижный пост командующего Средиземноморским флотом. В августе 1903 г. он стал командующим Флотом Метрополии и прибыл в Портсмут. 21 октября 1904 г. Фишер заступил на пост первого лорда Адмиралтейства, а 4 декабря 1905 г. стал адмиралом флота. Благодаря его настойчивости и энергии королевский флот вырвался вперед в «дредноутной гонке» 1907–1914 гг. Фишера постоянно упрекали, что, вложив колоссальные средства в производство линкоров, он не подготовил легкие силы, но эти упреки справедливы лишь в ситуации, когда английский линейный флот намного превосходил германский. А именно этого Фишер и сумел достичь. Первая мировая война не стала триумфом английского флота: немецкие морские силы так и не были разбиты. Однако, как считают многие авторы, именно предвидения Фишера продлили существование Британской империи.

 

Опыт Русско-японской войны 1904–1905 гг. окончательно убедил военных моряков и кораблестроителей, что нужны новые корабли для линейного боя. Эти корабли должны быть быстроходными. Им не нужна средняя артиллерия. Ведь линейному кораблю приходится, во-первых, вести бой с такими же линкорами противника — для этого нужны мощные и дальнобойные башенные орудия большого калибра, и чем больше, тем лучше; во-вторых, отражать атаки миноносцев — для этого нужны многочисленные скорострельные пушки малого калибра; наконец, для новых линейных кораблей нужно усилить броневую и противоминную защиту. То есть они должны долго, упорно не поддаваться ударам противника: ни бронебойным снарядам, пробивающим броню; ни снарядам фугасным, взрывающимся при ударе о корпус корабля, уничтожающим незащищенные надстройки, ранящим и убивающим людей, вызывающим пожары; ни торпедам, которые ударяются в подводную незащищенную часть корпуса корабля и причиняют ему наиболее опасные повреждения.

 

Кораблестроителям стало ясно, что никакое улучшение классического броненосца совместить все эти качества в одном корабле не сможет. Нужен был очередной качественный скачек. В Англии для выработки тактико-технических требований к будущему линейному кораблю была создана под председательством первого морского лорда Д. Фишера специальная комиссия (Committee on Designs). По замыслу Фишера, коллегиальное решение приглашенных в комитет авторитетных специалистов должно было уменьшить неизбежный шквал критики и трудности с продвижением проектов новых кораблей. В состав комиссии вошли военные моряки, представители правительства, крупнейшие инженеры-кораблестроители, директора судостроительных заводов и кампаний. Комиссия высказала следующие соображения:

  1. Необходимо иметь на корабле как можно больше орудий крупного калибра, способных нанести противнику гибельный удар даже в самые защищенные части. При введении на кораблях дальномеров и управлении огнем по «всплескам» от падения снарядов применима только однокалиберная артиллерии.
  2. Число скорострельных пушек небольшого калибра для отражения так миноносцев должно быть увеличено. Так как атаки будут иметь место в конце боя, то для сохранения этих пушек их нельзя концентрировать в одном месте, а надо распределять по всему кораблю.
  3. Забронированная площадь надводного борта корабля должна быть максимально большой, так как небронированные части будут поражаться фугасными снарядами.
  4. Необходимо повышение скорости корабля, как одного из важнейших преимуществ, дающих возможность выбора наивыгоднейших условий боя – дистанции, места и времени, а также сосредоточение удара по выбранной цели.
  5. Должно быть введено конструктивное улучшение корпуса корабля. При этом главное внимание должно быть обращено на противоторпедную бортовую защиту. Необходимо предусмотреть возможность выравнивания крена.
  6. Наличие тарана бесцельно
  7. Дерево и другие горючие вещества должны быть исключены из оборудования корабля.
  8. Мачты являются одним из боевых факторов, и на них должны быть специально оборудованные и защищенные посты наблюдения.

Продолжение статьи читайте в июньском номере журнала "Наука и техника" за 2019 год.  Доступна как печатная, так и электронная версии журнала. Оформить подписку на журнал можно здесь.

 

На нашем сайте вы можете приобрести уникальные монографии-фотоальбомы Анатолия Верстюка, посвященные эскадренным миноносцам. В магазине на сайте также можно купить магнитыкалендарипостеры с авиацией, кораблями, сухопутной техникой.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.