Минная война. Операция Люфтваффе на Волге

Рубрика: Военная история и наука
1722

Появление авиационного минного оружия позволило создавать минную угрозу в таких районах, которые ранее не могли быть доступны в принципе. Теперь любой водный путь, находящийся в радиусе действия авиации, мог быть в любой момент заблокирован. В годы Второй мировой войны мины широко использовались авиацией всех сторон, как странами Антигитлеровской коалиции, так и их противниками. Мы же расскажем о минно-заградительных операциях Люфтваффе на крупнейшей водной магистрали Европейской части России — Волге.

 

Мфинирование Волги производилось бомбар дировочными эскадрами 4-го Воздушного лота. Несколько слов о технике, использу-- емой нашим противником. В Люфтваффе применялись три типа мин: парашютные LMA и LMB, а также беспарашютная, так называемая мина-бомба ВМ- 1000. Первые два типа ставились иногда и с кораблей, а вторую немецкие летчики часто использовали в качестве обычной «фугаски». В каждой мине могли применяться различные модификации взрывателя, что создавало серьезные трудности при их тралении. Эти трудности увеличивались с применением приборов кратности, срочности, а также ловушек, предназначенных для подрыва мины при попытке разоружения. Вот один пример. 13 августа 1942 г. на Волге подорвался пароход «Тбилиси». До этого по фарватеру прошло семь судов и три каравана. На месте подрыва судна в течение двух суток тральщики с хвостовым тралом производили траление, а в день подрыва работала трал-баржа.

 

 

 

Авиационные мины обоих типов могли подвешиваться на стандартные замки как бомбардировщиков «Юнкерс-88», так и «Хейнкель-111». Грузоподъемность немецких машин обеспечивала полет с двумя минами. Это позволяло производить постановки любой эскадре, действовавшей на Восточном фронте. Определенная специализация существовала (так, в летнюю кампанию 1941 г. считалась «миноносной» вторая группа 4-й бомбардировочной эскадры «Генерал Вефер»), но не была слишком строгой.

 

Значение Волги-матушки реки для народно-хозяйственного комплекса Советского Союза трудно переоценить. При отсутствии до войны развитой сети меридиональных железнодорожных магистралей Волга была самой важной артерией, снабжавшей советскую промышленность кавказской нефтью. Не будем забывать, что Кавказ давал в 1940 г. 73 % всего объема союзной нефтедобычи. В качестве примера можно сослаться на тот факт, что только 29 июля 1942 г. на реке находилось в перевозке 220 тыс. тонн нефтепродуктов. На Волгу были «нанизаны» крупнейшие промышленные агломерации: Горький, Куйбышев, Саратов, Сталинград. С оккупацией западной части СССР значение Поволжья только возросло.

 

Естественно, что военно-экономическое значение Волги не являлось для командования Вермахта секретом. В директиве Главного командования Вермахта № 45 от 27 июля 1942 г. говорилось, что судоходство на Нижней Волге должно быть стеснено постановкой мин с воздуха.

 

 

 

Дважды, в 1942 и 1943 гг., Люфтваффе пытались прервать судоходство на реке. К сожалению, и в том и в другом случаях отсутствует достаточный объем документов со стороны противника. Трофейные фонды Люфтваффе сохранились плохо. Ситуацию частично исправляет привлечение данных Сухопутных войск и Кригсмарине. Но это происходит тогда, когда, например, флот выступает в качестве заинтересованной стороны, как в случае с Беломорско-Балтийским каналом. А Волга нужна была всем и… никому. Для 1943 г. неполные и несистематизированные данные содержатся в хронике 100-й бомбардировочной эскадры «Викинг» и «Дневнике Верховного командования Вермахта». А вот для предыдущей кампании ситуация еще хуже. «Дневник» ограничился коротким упоминанием о начале минирования Волги. А хроника 100-й эскадры почему-то не уделяет этому эпизоду внимания, хотя бы сопоставимого с разделом, посвященным следующему году. Фактически все знания о действиях немецкой стороны заключаются в банальной констатации: минные постановки начались 21 июля (вылеты были также 27 и 30 июля), продолжились в августе (28 августа) и длились как минимум до конца сентября (дата последнего упоминания в хронике 100-й эскадры — ночь на 26 сентября, отмечен также вылет 23 сентября)3. Даже неизвестно, сколько мин было выставлено всего. Поэтому в этом случае нами использовались данные советских постов противоминного наблюдения. По крайней мере, в 1943 г. они были достаточно точными. Неизвестно нам и то, какие эскадры участвовали в минировании. Определенно можно говорить только об эскадре KG100. 27-я и 55-я бомбардировочные эскадры принимали участие в противодействии судоходству на Волге, но ставили ли они мины, точно сказать нельзя.

 

О деятельности советской стороны известно намного больше. За оборону Волжского бассейна отвечала Волжская военная флотилия (ВВФ), сформированная 27 октября 1941 г. Она состояла из двух бригад речных кораблей (БРК) и Отдельной бригады траления (ОБТ). Всего к июлю 1942 г. в ОБТ насчитывалось пять дивизионов катеров-тральщиков. В боевых единицах это составляло 18 катеров с металлическим и 15 с деревянным корпусом. Правда, 10 катеров из числа последних еще проходили переоборудование. Учитывая опыт 1943 г. (когда в строю находилось чуть больше 200 единиц), тральщиков было мало. Но на первых порах можно было обеспечить хотя бы траление наиболее опасных участков. Если бы не одно маленькое «но». На флотилии не было неконтактных тралов.

 

Продолжение статьи читайте в декабрьском номере журнала "Наука и техника" за 2019 год.  Доступна как печатная, так и электронная версии журнала. Оформить подписку на журнал можно здесь.

 

В магазине на сайте также можно купить магнитыкалендарипостеры с авиацией, кораблями, сухопутной техникой.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.