Информация об успешном применении вертолетов в Корее и росте объемов их выпуска изменила отношение к ним и в СССР. В 1951 году была принята программа развития национального вертолетостроения, и в 1952 году началось крупносерийное производство десантно-транспортного Ми-4.

 

В 1958 году ОКБ М. Л. Миля и Н. И. Камова создали первые опытные вооруженные модификации легких вертолетов Ми-1 и Ка-15. На них установили тяжелые реактивные снаряды ТРС-132. На Ми-1МУ — двенадцать в двух блоках, на Ка-15 — по одному с каждого борта. Осенью 1959 года Ми-1МУ прошел наземные и летные огневые испытания, а летом 1960 года оба типа участвовали в показе МО. Там же показали вариант Ми-1 с двумя 100-кг бомбами и вариант с крупнокалиберными авиационными пулеметами в подвесных контейнерах. Еще одна модификация предназначалась для борьбы с танками и впервые несла два ПТУРС новейшего противотанкового комплекса «Фаланга» с ручной системой наведения. В 1961–1962 годах этот вертолет прошел заводские и государственные испытания с положительной оценкой и был рекомендован для принятия на вооружение. В соответствии с Постановлением СМ СССР и ЦК КПСС, на базе Ми-1МУ должна была разрабатываться модификация с четырьмя ракетами ЗМ11 комплекса «Фаланга». Однако во время показа в Кубинке Н. С. Хрущеву, докладывая о положительных результатах испытаний, докладчик отметил как недостаток малую дальность УР (всего 4 км). Хрущев констатировал: «Не нужен такой вертолет». Попытки здравомыслящих сторонников винтокрылой техники убедить руководство МО в том, что дальность ракет и характеристики вертолетов постоянно будут улучшаться, но время освоения такого грозного оружия будет упущено, наталкивались на ответ: «Что вы хотите? Хрущев сказал! Куда вы лезете?» В результате противотанковый Ми-1МУ в серию не пошел.

Противотанковый вариант Ми-1МУ
Противотанковый вариант Ми-1МУ с четырьмя ПТУР комплекса «Фаланга»

На базе Ми-4 также проектировались варианты с легким, усиленным и тяжелым стрелково-пушечным, бомбардировочным и ракетным вооружением. В отличие от своего оппонента Н-34, решение по установке в его подфюзеляжной гондоле подвижной стрелковой установки НУВ-1 с 12,7-мм пулеметом ТКБ-481М (А-12,7) было революционным для того времени и принято еще на этапе проектирования. В 1960 году построили два демонстрационных образца: с шестью блоками УБ-16-57 по 16 неуправляемых ракет КАРС57 на боковых консолях и с двумя блоками по шесть НУР ТРС-132. Оба варианта показали правительству, после чего начались их летные и огневые испытания. При стрельбе ТРС-132 у вертолета Ми-4А оторвало дверь, что послужило причиной снижения интереса к дальнейшим работам. Тем не менее в 1961 году Ми4А с легкими НУРС участвовал в маневрах и получил высокую оценку.

 

По причине отсутствия должного интереса к вооруженным вертолетам их испытания были завершены только в 1965 году. В мае вооруженные Ми-4 были продемонстрированы руководителям вооруженных сил стран Варшавского договора, одновременно с экспериментальным Ми-1, вооруженным противотанковыми управляемыми ракетами 9М14 «Малютка» первого поколения. Ведущим пары Ми-4, оснащенных восемью блоками НУРС УБ-16 по 16 КАРС-57 и ПТУР «Фаланга-М», был полковник Ф. Ф. Прокопенко, ведомым — летчик-испытатель полковник Коротков. Вертолетчики поразили все цели, чем способствовали началу разработки серийного комплекса вооружения К-4В. В 1966 году вертолет с этим комплексом получил обозначение Ми-4АВ (В — вооруженный). Он оснащался четырьмя ПТУР 9М17М «Фаланга-М» и 96 — 57-мм НУР С-5М в шести блоках УБ-16-57У. Вместо блоков могли подвешиваться шесть 100-кг или четыре 250-кг АБ. В гондоле под фюзеляжем установили пулемет А-12,7 калибром 12,7 мм и с боезапасом 200 патронов. Предусматривался и вариант подвески пушечных и пулеметных контейнеров. Всего в модификацию АВ переоборудовали 185 вертолетов Ми-4А. Начиная с венгерских событий 1956 года, Ми-4 принимали участие во всех военных операциях советских войск и их союзников, в том числе в 1961 году на Плайя-Хирон (Куба) и в 1969 году на острове Даманском (события на границе с Китаем). Однако машина с полным комплектом вооружения была перетяжеленной, что требовало выполнения взлета с разбегом, а прицел от наземного комплекса в пилотской кабине ухудшал экипажу обзор, особенно ночью.

 

У тех военачальников, которые по-настоящему беспокоились о повышении мощи ВС, растет убежденность в необходимости иметь специализированный боевой вертолет.

 

Второе поколение

 

Во второй половине 50-х годов М. Л. Миль начал разработку качественно новых машин с ГТД для замены вертолетов первого поколения. В 1957 году были готовы прикидочные расчеты новых аппаратов. Первым заинтересованность в новом вертолете проявило руководство МГА СССР, и 20 февраля 1958 года СМ СССР принял постановление о разработке вертолета В-8 грузоподъемностью 1,5–2 т с вертолетным вариантом ГТД АИ-24. Через год проект В-8 поддержало и командование ВС. После утверждения эскизного проекта и макета, на котором отработали размещение комплекса вооружения К-4В, в 1959 году началось проектирование вооруженной и противолодочной модификаций. В 1965 году вертолет, получивший обозначение Ми-8Т, пошел в серию, а вооруженная модификация Ми-8ТВ с комплексом К-4В была принята на вооружение.

Вертолет огневой поддержки Ми-4АВ с четырьмя ПТУР 9М17М
Вертолет огневой поддержки Ми-4АВ с четырьмя ПТУР 9М17М «Фаланга» и 96 57-мм НУРС С-5М в шести блоках УБ-16-57У, 1967 год
Ми-8ТВ
Возле каждого борта Ми-8ТВ крепилось по три балочных держателя для подвески бомб или блоков НУР, а также по две направляющие для ПТУР комплекса «Фаланга»

Перетяжеленные Ми-8ТВ не получили большого распространения, но афганский опыт показал целесообразность вооружения многоцелевых вертолетов Ми-8Т и Ми-8МТ. Появились различные варианты бронирования и оснащения их как подвесным, так и стационарным пушечно-пулеметным, ракетным и различными другими видами вооружения. Все последующие модификации, включая Ми-8МТВ (Ми-17), могли применяться в варианте вертолета огневой поддержки. В настоящее время идея не умерла и реализована в видеМи-8АМТШ.

 

Для нас же важно провести аналогию между UH-1 и Ми-8, которые стали прародителями специализированных боевых вертолетов, каждый в своей стране.

 

Ми-24

 

В 1967 году Министр обороны СССР, на основе анализа применения вертолетов во Вьетнаме, добился разрешения на проектирование принципиально нового боевого вертолета, который по своим характеристикам и боевым свойствам соответствовал бы вооруженному варианту Белл UH-1С «Ирокез», но с усиленным акцентом на ударные функции.

 

Тактико-технические требования (ТТТ) к вертолету-штурмовику были утверждены в 1968 году главнокомандующими ВВС и Сухопутных войск (СВ), после чего был объявлен конкурс аванпроектов. В марте М. Л. Миль и Н. И. Камов получили распоряжение Военно-промышленной комиссии (ВПК) о подготовке техпредложений на боевой вертолет для борьбы с живой силой и техникой противника (в том числе и танками) на поле боя и в тактической глубине обороны. В первую очередь на него возлагались ударные функции, а также перевозка и десантирование солдат, высадка разведывательно-диверсионных групп, эвакуация раненых и т. д.

 

ОКБ Н. И. Камова предложило армейский транспортно-боевой вертолет на базе противолодочного вертолета Ка-25. Использование оправдавших себя элементов конструкции этой машины позволяло быстро спроектировать новый фюзеляж для размещения вооружения, оборудования и восьми десантников. Колесное шасси вертолета, получившего обозначение Ка-25Ф, предлагалось заменить легким полозковым. Новый Ка-25Ф должен был весить всего 7,5 т, иметь 23-мм пушку ГШ-23 с боекомплектом 400 снарядов, шесть блоков НАР УБ-16, шесть ПТУР «Фаланга» и бомбы калибра до 250 кг. Общая масса брони составляла 475 кг. Недостатком Ка-25Ф была узкая специализация в одном из вариантов:

  • транспортный без вооружения;
  • противотанковый с ПТУР «Фаланга»;
  • штурмовой с НУР, бомбами или РБК.

По мнению специалистов ОКБ, серийный выпуск можно было начать уже в 1969 году.

 

Милевцы представили два проекта под обозначением В-24: однодвигательный массой 7 т и двухмоторный массой 10,5 т. Последний, по мнению создателей, мог одновременно нести и десант, и вооружение для его поддержки, используя комплекс К-4В. Эта концепция напоминала БМП СВ. М. Л. Миль, мечтавший о создании такого вертолета, так и называл проект — ВБМП (воздушная БМП). Серийное производство было возможным уже в 1969 году.

Транспортно-боевой вертолет Ми-8АМТШ
Транспортно-боевой вертолет Ми-8АМТШ

Проект Ка-25Ф получил положительное заключение, однако в мае 1968 года вышло совместное Постановление ЦК КПСС и СМ СССР о проектировании и опытном строительстве универсального транспортно-боевого вертолета. В-24, вооруженный пушкой ГШ-23, блоками НУРС калибра 57 мм, а в перспективе — 80 и 122 мм, бомбами калибра до 500 кг и противотанковым комплексом «Фаланга», должен был иметь повышенную живучесть при воздействии средств армейской ПВО НАТО. Удовлетворить таким требованиям можно было только при наличии высоких летно-технических характеристик: скорости 320–350 км/ч на предельно малых высотах, возможности маневрирования с перегрузкой до 1,75 при выполнении виражей, боевых разворотов с креном свыше 45°, горок, пикирований под углом до 30°. Статический потолок должен был составлять 1500–2000 м при температуре наружного воздуха + 25°С и до 3000 м в стандартных условиях. Такие характеристики были недоступны не только Ми-4АВ, но и новому Ми-8.

Одна из последних модификаций вертолета Ми-24
Одна из последних модификаций вертолета Ми-24 — транспортно-боевой Ми-35М

Как мы уже знаем, в тот период американцы при разработке своих ударных машины, рассматривали оригинальные схемы (АН-56,S-66,67), Миль решил проектировать новый вертолет на базе Ми-8. Для СУ предполагалось использовать новые ГТД ТВЗ-117 с более высокими характеристиками мощности и высотности при высоких температурах по сравнению с ТВ2-117. В качестве противотанкового планировался новый ПТРК «Штурм», преимущество которого заключались в автоматизации наведения ракеты. ПТУР «Фаланга» имела ручное наведение и вдвое меньшую скорость полета. Применение ПТУР «Штурм» сокращало время наведения и нахождения вертолета в зоне огня и обеспечивало на четверть большую дальность применения. Установка новых ПТУР позволяла вместо 23-мм пушки ГШ-23, в соответствии с ТТТ, установить 4-ствольный пулемет ЯкБ-12,7 и разместить на борту больший боезапас.

 

В итоге был создан принципиально новый вертолет, в котором впервые применили много новшеств. Так, от американских проектов позаимствовали убирающееся шасси, как на АН-56, S-66 и S-67. Предлагавшиеся полозья для аналога «Ирокеза» — легкого вертолета В-22, существовавшего только в макете, были отвергнуты. Членов экипажа разместили друг за другом в более узком фюзеляже. Появилось крыло для размещения вооружения и разгрузки НВ на больших скоростях полета. СУ, новые редукторы, трансмиссию и НВ позаимствовали у противолодочного Ми-14. Кабину экипажа, двигатели и редуктор защитили броней. Однако концепция летающей БМП, как показало применение этой машины в Афганистане, оказалась не совсем удачной. Ударные вертолеты решали там свои задачи, а транспортно-десантные — свои.

 

По общему признанию специалистов, Ми-24 был выдающимся вертолетом, в свое время не имевшим себе равных среди боевых вертолетов мира. Однако и для Ми-24 наступил момент, когда дальнейшая его модернизация стала нецелесообразной. Вскоре выяснилось, что Ми-24 существенно уступает боевому вертолету США нового поколения АН-64А. СССР оказался в роли догоняющего. Для замены Ми-24 требовался вертолет, не уступающий американскому.

Модель армейского транспортно-боевого вертолета Ка-25Ф
Модель армейского транспортно-боевого вертолета Ка-25Ф

 

Продолжение

Ми-28 против AH-64 «Апач» Догоняющий всегда отстает? Часть 3. Американский «венец эволюции»

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.