Глава 4. Заведенный свет

 

1872 год.

 

Бывший губернатор Калифорнии, а ныне один из богатейших людей Америки, поспорил с друзьями на 25 000 долларов, по тем временам - огромнейшие деньги, «правда ли, что бегущая лошадь в какой-то момент открывает все четыре копыта и фактически летит доли секунды?». Смотрели на ипподроме и никак не могли прийти к общему мнению, каждому виделось свое. Нужна фотография!

 

Но как? Ведь необходим не один кадр, нужно много, чтобы запечатлеть лошадь в каждый момент движения. Да и снимок должен делаться мгновенно. Решить спор позвали Эдуарда Мейбриджа - исследователя и фотографа, чьи снимки уже известны всему просвещенному миру.

 

На деньги богача он построил фотодрон. С одной стороны стояла длинная белая стена, с другой кабины с фотокамерами, затворы которых были соединены с нитями, протянутыми поперёк трека.

Всадник на лошади

Черные лошади, хорошо видимые на белом фоне, бежали по треку, задевая нити, затворы камер поочередно срабатывали, фиксируя все фазы бега. Так и выяснилось наконец, что лошадь все-таки хоть и немного, но летает, а полученные кадры стали прототипом анимации.

 

Спустя всего пару десятилетий братья Люмьер изобретут живые картинки – кинематограф.

 

Глава 5. Первая фотография

 

1820-е годы.

 

Брат остается в Англии, чтобы попытаться добиться успеха с двигателем, а Ньепс возвращается домой, чтобы следить за имением. Вокруг сельская Франция, глушь даже по тем временам, из окна неизменно безмятежный вид, от которого клонит в сон. Слева голубятня, впереди грушевое дерево, справа крыша сарая и другое крыло дома, там Ньепс и придумал новый рецепт для фотографирования с помощью сирийского асфальта.

«Асфальтовое» море

С древности крупнейшим источником этой смолы было Мертвое море, его так и называли до конца 19-го века «асфальтовым» морем.

 

Иногда на поверхность всплывали целые куски, самые большие весили больше тонны. Смолу Ньепс тонким слоем наносил на оловянную пластину, а затем клал в камеру-обскура. На этот опыт ушла почти неделя, чтобы изображение въелось в пластину, но его все еще мучал старый вопрос «как долго продержится снимок».

 

Это были возможно самые долгие дни в жизни Ньепса.

Снимок полученный Ньепсом
Снимок полученный Ньепсом

Время вышло, он достал пластину и на ней тот самый вид из окна: голубятня, грушевое дерево, сарай. Проходит день, другой изображение не исчезает. Изображение не портится, неужели это победа, неужели это первая фотография в истории, неужели он наконец остановил время?

 

Глава 6. Затмение

 

Лирическое отступление в будущее, 1915 год.

 

Эйнштейн заявляет, что вот уже 200 лет, как мы все вслед за Ньютоном ошибаемся в понимании природной гравитации. Очень! Очень дерзко! Поэтому нужны очень веские аргументы. Публикации в научном журнале теоретической работы про некую «Общую теорию относительности» - мало. Одни жаждут «убрать» выскочку, другие - в предвкушении новой физики, они надеются найти подтверждение, ну а третьи даже не догадываются о том, что происходит, они не читают заумные газеты и журналы.

 

Зато все любят картинки, особенно фотографии. Безупречный Ньютоновский Закон всемирного тяготения: между всеми телами во Вселенной действует сила взаимного притяжения, прошел все проверки, кроме одной. Выбивается крошечная, но крайне досадная деталь - Меркурий двигается по орбите вокруг Солнца, нарушая законы Ньютона. Эйнштейн предлагает иную картину мира: не массы притягиваются друг другу, а материя и энергия искривляют само пространство, через которое движутся объекты. И тогда математическая аномалия с Меркурием легко объясняется, но для ниспровержения теории Ньютона этого все еще мало. Если, конечно, Эйнштейн прав.

 

А, что, если посмотреть, искривляется ли свет звезд под действием какой-то очень большой массы ближайшей к Земле? Солнце отлично подходит, но, чтобы рассмотреть звезды рядом со светилом, нужно полное солнечное затмение. Ближайшее должно состояться в 1916, но тут в разгаре Первая мировая война и всем не до науки. Следующее полное затмение в 1918. Но обычные облака не дали провести наблюдения. Наконец, 1919 ученые сделали историческую фотографию! И вот, что они на ней увидели.

Диаграмма смещения звезд

Звезды, на деле, разумеется, свет от них, изменили свое положение. Солнце словно раздвинуло их в разные стороны. Эта фотография показала миру, что Эйнштейн прав, а значит открывается новая эпоха в наших представлениях об устройстве Вселенной.

 

Глава 7. Признание

 

 1827 год.

 

Из Англии приходит известие, которое заставляет Ньепса забыть обо всех успехах с первыми снимками: брат тяжело болен и умирает. Клоду так и не удалось доработать двигатель, да и промышленники не хотели покупать агрегат. Ньепс остается один на один с мечтой, в который его всегда поддерживал брат. Сбережения почти иссякли. Уже не молодой человек он делает самую главную и возможно последнюю ставку в своей жизни - идет ва-банк и бросает все силы на доработку своей технологии фотографии. Вскоре изображения получаются с полутонами, невероятной чёткостью по сравнению с прошлыми кадрами, но экспозиция по-прежнему занимает несколько дней.

 

Силы на исходе. Ньепс борется, но едва ли кто-то понимает какой ценой.

 

Вскоре на пороге Ньепса появляется некто – Луи Дагер, театральный художник из Парижа и предлагает партнерство. Надоело ему рисовать с натуры и он хочет делать снимки, он слышал, что у немца кое-что получается. Так они начинают работать вместе. 5 июля 1833 года после серии провалов и удач, когда кажется, что осталось совсем чуть-чуть, что пройдено уже так много, сердце Ньепса не выдерживает. Он так и не узнает, куда же нас всех привели его поиски.

 

Что было дальше, описывает одна забавная легенда. Дагер растерялся после смерти Ньепса, но вернулся за опыты. Пару лет спустя, после очередной неудачной съемки, он убрал пластины в шкафчик с химикатами. Открыв его через несколько дней, он с удивлением обнаружил на полированном серебре яркое изображение. Дагер понял, что дело в парах каких-то веществ, которые находились в шкафчике и стал перебирать. Каждый день он клал по колбе или баночке, но ничего не работало и в конце концов остался только один разбитый термометр. Дагер положил его в шкафчик. Это и было ответом. Еще почти 2 года ушло на поиск фиксирующего состава - раствора поваренной соли.

 

1839 год.

 

Дагер долго отказывался раскрывать секрет своих удивительных картин, первых полноценных фотографий. Тогда правительство Франции гарантировало ему и сыну Ньепса пожизненную пенсию. Этого оказалось достаточно. 19 августа того же года две академии - наук и изящных искусств, опубликовали брошюру с описанием процесса «дагеротипии». Именно так мир узнал, как делать фотографии и это изменило всё

 

По материалам Артура Шарифова

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.