Что-то с климатом не так. Как избежать Армагеддона?

Рубрика: Экология и климат
510

Идея искусственного изменения климата не раз встречалась на страницах фантастических рассказов. Однако человечество еще никогда не предпринимало для этого целенаправленных усилий — слишком уж сложным выглядит подобное мероприятие.

 

 

Тем не менее климат меняется, и не заметить этого невозможно. Аномально теплая зима 2019 - 2020 гг. в Европе. Регулярные наводнения и смерчи в местах, ранее почти не сталкивавшихся с такими явлениями природы. 50-градусная жара в Канаде, грандиозные лесные пожары в Якутии, Калифорнии, Турции, на Балканах. Небывалая засуха в Крыму, за которой последовал совсем уж беспрецедентный потоп… И вот уже мировые лидеры договариваются о координации усилий, чтобы хоть немного замедлить эти изменения.

 

В июле нынешнего года новозеландский писатель и публицист Ронан Крэй (Ronan Cray) опубликовал обзорную статью с анализом современной ситуации в мире. По его мнению, многие склонны думать, что описанная проблема возникла сравнительно недавно. На самом деле это не так. 165 лет назад, 23 августа 1856 г., американская ученая Юнис Фут (Eunice Foote) зачитала доклад перед Американской ассоциацией содействия развитию науки. «Самый сильный [нагревающий] эффект, — сказала она, — я обнаружила в [углекислом газе]». И далее добавила: «Присутствие этого газа в атмосфере придаст нашей Земле высокую температуру».

 

В 1896 г. Арвид Хегбом (Arvid Högbom) отмечал, что техногенные выбросы CO2 могут внести свой вклад в разогрев планеты. В 1908 г. Сванте Аррениус (Svante Arrhenius) отметил, что при тогдашних темпах роста промышленных выбросов глобальное потепление может произойти в течение нескольких столетий. К 1938 г. Гай Стюарт Каллендер (Guy Stewart Callendar) сравнил записи температуры прошлого века с данными о концентрации CO2. Он обнаружил поразительную параллель между повышенным нагревом и увеличением концентрации углекислоты. Впоследствии ученые продолжали информировать прессу и правительства о своих выводах.

 

Но никто ничего не предпринимал.

 

В 1979 г. газеты пестрели заголовками об антропогенном климатическом сдвиге. Состоялась Первая Всемирная климатическая конференция. Американская национальная академия наук опубликовала предупреждения, получившие широкую огласку. С тех пор изменение климата не сходит с публичной сцены. Но это не влечет за собой никаких действий. В период с 1859 г. по настоящее время, несмотря на тысячи научных статей, сотни конференций, публикаций в популярных журналах, никакие глобальные усилия по сокращению выбросов парниковых газов не увенчались успехом. На момент исследования Каллендера в 1938 г. выбросы углерода во всем мире составляли 4 млрд метрических тонн в год. Недавно Всемирный банк сообщил, что эта цифра почти достигла 40 млрд тонн. По другим данным, она уже превысила 60 млрд.

 

ЗНАЕМ, НО…

 

Благодаря технологическому прогрессу у правительств и бизнеса теперь есть выбор между ископаемым топливом и возобновляемыми источниками энергии. В большинстве случаев они выбирают ископаемое. Например, Соединенные Штаты потребляют порядка четырех петаватт-часов электроэнергии в год, которых хватило бы на 2,5 млрд домохозяйств. Спустя четыре десятилетия после того, как ученые забили тревогу, 82% этой электроэнергии вырабатывается за счет угля, нефти и газа.

 

По оценке Международного агентства по возобновляемым источникам энергии, в 2017 г. правительства стран мира предложили дотировать такие источники энергии в размере 167 млрд долларов. А согласно оценкам Института экологических и энергетических исследований, в том же году предприятия, добывающие ископаемое топливо, получили государственные субсидии на сумму 5,2 трлн долларов. Правительства не только не смогли создать сектор зеленой энергетики, но и вложили деньги в конкурирующие с ней отрасли.

 

Складывается впечатление, что чиновники рассматривают все возможные варианты, прислушиваются к мнению экспертов, а затем выбирают все те же «ископаемые» решения, которые они использовали в прошлом. В США каждый последующий президент с 1979 г. обещал принять меры по борьбе с изменением климата, но безрезультатно. Даже администрация Обамы, лучше других осознававшая эту проблему, посвятила возобновляемым ресурсам лишь 1% своего пакета мер по восстановлению экономики.

 

И ведь подход «подождем, а там увидим» уже не работает. Увидеть последствия климатических изменений могут все, кто согласен не закрывать на них глаза.

 

Углекислый газ, уже находящийся в атмосфере, естественным образом покинет ее через 120 лет. Если мы каким-то образом завтра утром полностью прекратим антропогенные выбросы парниковых газов, их воздействие все равно продолжится в следующем столетии, повышая температуру и нанося ущерб. Но выбросы продолжаются. Текущие усилия по их ограничению лишь немного смягчают климатические последствия. Пока мы их полностью не прекратим или чем-нибудь не уравновесим, активно удаляя углекислый газ из воздуха, изменение климата неизбежно. Чтобы его действительно остановить, человечество должно полностью убрать ископаемое топливо из энергетики, транспорта и других секторов, заменив любые источники энергии, которые выбрасывают CO2.

 

А потом — подождать 120 лет.

 

УРОКИ ПАНДЕМИИ

 

К сожалению, люди так и не научились взаимодействовать между собой в глобальном масштабе. Даже те, кто придерживается идентичных научных принципов, все равно с недоверием относятся к политике, причем сильнее всего — к международной. Практики, уже показавшие свою эффективность в других местах, в лучшем случае рассматриваются с подозрением, а в худшем — с пренебрежением. И ярче всего это проиллюстрировала реакция на пандемию COVID-19.

 

Обуздание болезни требует согласованных действий. Вместо этого каждая нация установила собственные стандарты, приняла свои меры реагирования… и позволила миллионам людей покинуть свои границы, чтобы заразить другие страны.

 

Единственное, что нужно было для победы над коронавирусом — это надеть маску и месяц оставаться дома. Но даже этого мы не сумели. Какие после этого у нас есть шансы противостоять изменениям климата?

 

Основным документом в этом направлении на данный момент остается Киотский протокол. Он требует сокращения эмиссии парниковых газов только на 7%. Из него исключены Китай и Индия, занимающие первое и третье места по объемам выбросов. Россия — «номер 4» — изначально не имела никаких обязательств. Австралия вытребовала прибавку. В итоге никакого «снижения на 7 %» мы не получили. Зато многие сумели на этом неплохо подзаработать.

 

Парижское соглашение даже не устанавливает целевых показателей выбросов — в нем просто указана цель ограничить повышение температуры в среднем до 2°C. Но если такое повышение произойдет, 30% мест обитания человека окажутся слишком жаркими для жизни, что затронет минимум 3 млрд человек. Это не только Афганистан, но и Сидней, Гонконг, Сингапур, Шанхай, Мумбаи, многие другие города и регионы. Еще миллиарды людей столкнутся с ежегодными волнами тепла. В Арктике станет жарче на несколько градусов, лед будет таять в 10 раз быстрее. Из-за подъема уровня Мирового океана окажутся затопленными огромные территории, множество островов просто исчезнет. Посевы продовольственных культур сократятся на 7%. Это означает, что численность 8 % всех видов наземных позвоночных сократится вдвое. Нас ожидает дефицит продуктов питания и миграционный кризис.

 

Sandia National Laboratories — компания, которой Америка доверяет свой ядерный арсенал, — включила в перечень катастрофических событий, заслуживающих постоянного мониторинга и принятия мер для их предотвращения, только три: ядерную войну, столкновение Земли с астероидом и глобальное изменение климата. О последнем нам стало известно раньше двух остальных, но решение по нему, похоже, только отдаляется.

 

В долгосрочной перспективе есть надежда, что человечество сможет справиться с проблемой климатического сдвига, когда его последствия станут более острыми и потребуют безотлагательного вмешательства. Технологические прорывы, программы экологически чистой энергии, вторичная переработка и другие меры, предпринимаемые на личном, общественном и коммерческом уровне, постепенно принесут свои плоды. Но нескоро. Даже если нам удастся сократить выбросы углерода, вероятно, пройдет еще лет тридцать, прежде чем мы достигнем равновесия, существовавшего десятилетие назад.

 

Продолжение статьи читайте в сентябрьском номере журнала "Наука и техника" за 2021 год.  Доступна как печатная, так и электронная версии журнала. Оформить подписку на журнал можно здесь.

 

В магазине на сайте также можно купить магнитыкалендарипостеры с авиацией, кораблями, сухопутной техникой.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.