Журнал 11

Журнал 11
ОТ ГЛАВРЕДА

Дорогие читатели!

 

Честно говоря, надеялась начать ноябрьскую редакционную статью поздравлением с успешной посадкой на Марс аппарата «Скиапарелли», но, увы, посадка оказалась вовсе не успешной. «Скиапарелли» не затормозил вовремя и рухнул на поверхность планеты в режиме свободного падения с громадной высоты, разбившись вдребезги. К счастью, это был небольшой пробный аппарат со сравнительно скромной научной программой. Главной задачей «Скиапарелли» как раз и было выяснить, работают ли все системы безупречно и можно ли будет в 2020 г. спускать на поверхность основной марсоход миссии «ЭкзоМарс». Выяснили: не работают, и спускать марсоход нельзя, пока не будет проведено тщательное расследование случившегося. Ну, на то космонавтика и передний край, чтобы там порой случались неприятные неожиданности. Мы со своей стороны обещаем держать вас в курсе будней миссии «ЭкзоМарс», как мы это и раньше делали на нашем сайте.

 

И хватит о грустном. В этом номере вас ожидает рассказ о САУ «Гвоздика», об испанских бронепоездах и окончание статьи Юрия Чернихова об электромагнитном баллистическом оружии. А рубрика «Виртуозы воздушных боев» посвящена не кому-нибудь, а русским летчикам. Продолжение большой статьи Павла Богодистого об истории советского троллейбуса мы пока перенесли в следующий номер. Троллейбусам пришлось потесниться, чтобы дать место другим интересным материалам: статье о военных биноклях конца XIX — начала XX вв. и мемуарам заслуженного ветерана авиастроения о Ташкентском КБ. Но к теме троллейбусов мы обязательно вернемся. А в исторической рубрике у нас сегодня Великое княжество Литовское и начало обстоятельного рассказа о знаменитой битве при Грюнвальде.

 

Встречайте, Ваш «НиТ»!

Анонсы к статьям
  • В июле 2010 г. состоялся юбилей, который проигнорировало наше, да и российское руководство, но который торжественно отмечали в Польше, Литве и Беларуси, — исполнилось 600 лет со дня знаменитой Грюнвальдской битвы, сыгравшей огромную роль в истории народов Восточной и Центральной Европы. 15 июля 1410 г. объединенные силы Польского королевства и Великого княжества Литовского и Русского при участии татарских, чешско-моравских и многих других отрядов одержали блистательную победу над крестоносцами Тевтонского ордена.

     

    Агрессия немецких рыцарей на восток была остановлена. В этот день, как образно сказал в романе «Крестоносцы» лауреат Нобелевской премии по литературе Генрик Сенкевич, «разбилось все немецкое могущество, доныне заливавшее, как волна, несчастные славянские земли». Но благодаря мужеству польских, литовских, украинских, белорусских, русских, татарских и чешских воинов эта «волна» была остановлена. Современные историки и публицисты подчеркивают: после Грюнвальдской битвы в течение пяти столетий, вплоть до августа 1914 г., на земли восточных славян не ступала нога немецкого завоевателя.

     

    Но похоже, что за эти несколько лет, прошедшие со дня юбилея, никто у нас так и не написал ничего об этом знаменательном событии нашей истории. Изучив исторические источники и публикации зарубежных авторов, попытаюсь рассказать о том, что собой представляла деятельность Ордена в Прибалтике, как его агрессивной политике противостояли витязи Великого княжества Литовского и Польши, и о том, как в наши дни находятся люди, пытающиеся полностью переписать историю шестисотлетней давности.

     

    ЧАСТЬ 1. ПРЕДЫСТОРИЯ

     

    Великая война с Тевтонским орденом 1409–1411 гг. и ее главное событие — Грюнвальдская битва являются одним из эпохальных событий европейской средневековой истории, которое привело к значительным изменениям на континенте и определило дальнейшее развитие многих государств. Сражение, подорвавшее военное могущество некогда грозного рыцарского ордена, оставило яркий след в истории Польши, Литвы, Украины, Белоруссии, Латвии, Чехии, Германии и ряда других стран. Его историческую важность осознавали уже современники. Фактически во всех европейских хрониках XV–XVI вв. содержатся сообщения о Грюнвальдской битве как одном из самых крупных сражений позднего средневековья.

     

    Сам термин «Великая война» укоренился в исторической литературе благодаря источникам. Так, в подавляющем большинстве европейских хроник конфликт Польши и Великого княжества Литовского с Тевтонским орденом называется не иначе как «magnum bellum» в латинском варианте или «dy grosse strytte» в старонемецком, что в обоих случаях переводится как «большая война». Уже с конца XIX ст. сначала немецкие, а затем и польские ученые в своих трудах по истории Пруссии начали называть данный конфликт «Великой войной». Во второй половине XX в. этот термин заимствовали и советские историки.

  • ИМПУЛЬСНЫЙ УНИПОЛЯРНЫЙ ГЕНЕРАТОР

     

    Источником питания для рельсотрона стал импульсный униполярный генератор — разновидность электрической машины постоянного тока, действие которой основано на явлении униполярной индукции. За небольшой интервал времени (от десятых долей секунды до нескольких секунд) внезапного короткого замыкания цепи якоря генератора часть кинетической энергии, запасенной в процессе разгона, преобразуется в энергию электрического импульса. Первый униполярный генератор изобрел в 1831 г. Майкл Фарадей. Его назвали «Диск Фарадея». Он содержит проводящий диск, источник постоянного магнитного поля, параллельного оси вращения, один токосъемник на оси диска, другой — у края диска.

     

    В рамках классической электродинамики униполярная индукция может быть объяснена следующим образом: под действием силы Лоренца каждый свободный электрон перемещается внутри тела перпендикулярно направлениям потока магнитной индукции и скорости его перемещения до тех пор, пока в теле не возникнет электрическое поле, препятствующее этому перемещению. В результате при вращении диска возникает э.д.с. между его краем и центром.

     

    В отличие от других электрических машин, такой генератор имеет низкую э.д.с. при низком внутреннем сопротивлении и большом токе. Его также характеризует равномерность получаемого тока и отсутствие необходимости коммутировать его коллектором ротора.

     

    В 1956–1962 гг. в физическом институте Австралийского национального университета был создан под руководством Маркуса Лоренса Элвина Олифанта гигантский импульсный четырехдисковый униполярный генератор с рамочной магнитной системой. Олифант — австралийский физик-экспериментатор, участник Манхэттенского проекта в США по созданию атомной бомбы во время Второй мировой войны. Униполярный генератор в импульсе развивал мощность 1,44 × 10^6 кВт и давал ток 1,8 × 10^6 A при напряжении 800 В. Два ротора с вертикальными осями вращались в противоположные стороны со скоростью 900 об/мин. Каждый ротор состоял из двух изолированных друг от друга стальных дисков диаметром 354 см, толщиной 25,4 см и весом 20 т. Общий вес конструкции составлял 1 500 т. Цепь возбуждения питалась от генератора мощностью 750 кВт. При индукции в межполюсном пространстве в 1,6 Вб/м в каждом диске наводилась э.д.с., равная 200 в. Источники соединялись последовательно. Тип токосъемника в генераторе — жидкометаллический на основе натрий-калия. Разгон роторов униполярной машины производился в двигательном режиме при питании ее силовой цепи от выпрямительной установки постоянного тока. Кинетическая энергия двух роторов при скорости их вращения 900 об/мин составляла 600 МДж.

  • В ходе Второй мировой войны танковые и механизированные части Красной армии (РККА) начали широко применять самоходные противотанковые и штурмовые орудия (САУ), которые, в отличие от буксируемой артиллерии, могли поддержать танки и мотопехоту при быстром продвижении вглубь вражеской обороны. Уже исходя из названий — «противотанковые» и «штурмовые», понятно, что они предназначались для ведения огня прямой наводкой либо по танкам противника, либо же по вражеским укрепленным пунктам на переднем крае. В то же время самоходных артиллерийских систем, пригодных для ведения огня с закрытых позиций, РККА практически не имела. Единственная более или менее подходящая для этого самоходная гаубица ИСУ-152 использовалась для стрельбы с закрытых позиций крайне редко, так как, в отличие от буксируемого варианта орудия МЛ-20, имевшего угол возвышения 65°, на ИСУ-152 он был ограничен 20°. Соответственно, самоходка не могла вести огонь по навесным траекториям с высокой крутизной, а это существенно сужало область ее применения в качестве самоходной гаубицы. Кроме того, возможности ИСУ-152 по стрельбе с закрытых позиций сильно ограничивались низкой скоростью загрузки снарядов.

     

    Что касается союзников и противников СССР во Второй мировой войне, то они располагали самоходными гаубицами, способными вести огонь с закрытых позиций, и активно их использовали. Здесь можно вспомнить американские 8-дюймовую самоходную гаубицу M43 и 105-мм «Прист» или 150-мм германскую самоходную гаубицу Hummel.

     

    Было очевидно, что послевоенной Советской армии также были необходимы самоходные гаубицы, способные, в отличие от буксируемых, не отставать от танков в ходе быстрых, сокрушительных ударов и стремительных рейдов по тылам противника. Соответственно, с конца 1940-х гг. в СССР велись исследовательские работы по определению возможного облика будущих самоходных гаубиц. Правда, шли они ни шатко, ни валко, а тем временем армия эксплуатировала парк САУ еще военного выпуска. Ситуация еще ухудшилась с приходом к власти Н. С. Хрущева, который бросил все ресурсы страны на создание ракетной техники. Казалось, что время артиллерии и танков безвозвратно прошло, а все задачи на поле боя можно решить с помощью ракетного оружия. Развитие ствольной артиллерии практически остановилось — в ГРАУ (Главное ракетно-артиллерийское управление Министерства обороны) даже отсутствовал специальный отдел, занимавшийся соответствующими вопросами.

     

    Тем временем на Западе самоходная артиллерия продолжала развиваться и совершенствоваться. Правильность такого подхода наглядно продемонстрировал боевой опыт армии Израиля. В многочисленных конфликтах 1950-х–1960-х гг. израильская армия для огневой поддержки своих механизированных частей применяла различные типы несамоходных артиллерийских орудий, однако вскоре стало очевидным, что такая артиллерия не успевает за высокомобильными силами, движущимися по пустыне. Поэтому в Израиле начался массовый переход на самоходную артиллерию — было приобретено большое количество старых американских 105-мм самоходных гаубиц «Прист», превращались в самоходки и танки-старички «Шерманы», с которых снимались башни, а вместо них в открытых рубках устанавливались гаубицы.

  • БИНОКЛИ СИСТЕМЫ ГАЛИЛЕЯ В РИА

     

    В военном деле оптические наблюдательные приборы используются с момента их появления в XVII ст. до середины XIX ст.; в основном это были подзорные трубы, позже широкое распространение приобретают бинокли системы Галилея.

     

    В конце XIX ст. в армиях мира в качестве наблюдательных приборов использовались бинокли системы Галилея и подзорные трубы, это также касается и Российской императорской армии и флота. В 1888 г. приказом по военному ведомству № 144 бинокль был введен в число предметов обязательного снаряжения офицеров в полевых и резервных войсках и определялся порядок его ношения при обыкновенной форме. В пехоте и пешей артиллерии предписывалось носить бинокль на ремне, надеваемом через плечо и пропускаемом под колодку с орденами, поясным ремнем револьвера таким образом, чтобы сам бинокль (чехол) приходился на одной высоте и впереди эфеса шашки.

     

    Вероятно, данный способ ношения был признан не слишком удачным, и уже в 1891 г. приказами № 37 и № 322 вводятся изменения в правила ношения бинокля. Приказ № 37 по военному ведомству вводил следующие правила ношения в частях кавалерии и конной артиллерии: «Бинокль носится одновременно на плечевом и поясном ремнях. Из них первый надевается через левое плечо и пропускается под колодку с орденами, перевязь лядунки и шашечной портупеи, а второй, равно как и шарф, продеваются в петлю, пришиваемую к задней стороне чехла бинокля. Сам бинокль должен находиться с правой стороны, немного впереди револьвера». Приказом № 322 данный способ ношения бинокля предписывалось также ввести в пешей и конной артиллерии взамен способа, установленного приказом № 144 1888 г.

     

    Количество биноклей в строевых частях устанавливал Циркуляр № 141 Главного Штаба 1888 г:


    а) на пехотный полк 20 экземпляров (по одному на роту и четыре для штаба полка);
    б) на отдельный батальон: 4-ротный 6 экз. и 5-ротный 7 экз. (по одному на роту и два для штаба батальона);
    в) на кавалерийский (драгунский и казачий) полк 16 экземпляров (по два на эскадрон полк сотню и четыре для штаба полка).

     

    На их приобретение из казны выделялось по 17 рублей. Выбор моделей биноклей оставлялся за командирами полков, в то же время существовал утвержденный перечень моделей «установленного образца». Офицерам рекомендовалось приобретать бинокли на свой счет. Большей популярностью пользовались бинокли иностранных производителей, среди отечественных фирм наибольший авторитет заслужила продукция Воткей и Урлауб.

  • К началу Первой мировой войны в российской военной авиации числилось 263 аэроплана, сведенных в шесть рот и 39 отрядов: 147 аппаратов находилось в составе одного гвардейского и двадцати семи корпусных авиаотрядов, еще 48 самолетов было в восьми крепостных авиаотрядах и 18 — в трех сибирских отрядах, дислоцированных в глубоком тылу. Кроме того, 15 самолетов насчитывалось в морской авиации и 35 — в военных летных школах. В целом же в Российской империи на июнь 1914 г. насчитывалось 875 лицензированных летчиков, что было довольно неплохо на фоне других европейских государств.

     

    С началом войны в российской авиации начались опыты с вооружением аппаратов и экипажей, однако они тормозились недостатком пулеметов как таковых. Поэтому довольно долго противостояние на российском фронте было невооруженным. Ввиду этого российским летчикам приходилось идти на откровенно вынужденные меры — например, использовать такой небезопасный тактический прием, как таран. Уже 26 августа 1914 г. штабс-капитан 11-го корпусного отряда Петр Нестеров на одноместном аэроплане Моран тип «Ж» сбил германский двухместный разведчик «Альбатрос» B.II. По всей видимости, это была первая победа, одержанная в ходе воздушных войн ХХ в., или как минимум первая в начавшейся мировой войне.

     

    Только в конце 1914 г. на русском фронте появились первые вооруженные пулеметами аппараты — французские «Вуазены». Однако их было очень мало, и лет- чикам приходилось вооружать свои аппараты самостоятельно. Так, будущий лучший российский ас Первой мировой войны поручик Александр Козаков из 4-го корпусного отряда 18 марта 1915 г. самодельной кошкой смог сбить вражеский аппарат.

     

    Его карьера была в чем-то типична для того времени. Родившийся в 1889 г. в Херсонской губернии, он закончил Воронежский кадетский корпус и Елисаветградское кавалерийское училище. Прослужив в кавалерии пару лет, в июне 1913 г. перевелся в авиацию. К весне следующего года после обучения в Офицерской воздухоплавательной школе он получает звание военного летчика и отправляется на фронт. Здесь летает на разнообразных невооруженных аппаратах.

     

    Только с конца 1915 г. Козаков начинает летать на истребителе «Ньюпор» 10 с пулеметом «Максим». Свою вторую победу в воздухе Козаков одержал 8 декабря 1916 г., когда во время боя с двумя противниками сбил австрийский «Бранденбург» C.I.

     

    Всего за время войны Александр Александрович Козаков одержал лично и в группе 20 побед, из которых 16 были записаны на его счет. Для российской авиации и русского фронта в целом это был рекорд. Стоит сказать и о дальнейшей непростой судьбе пилота. Октябрьский переворот 1917 г. он не принял и примкнул к формируемому на севере России антибольшевистскому Славяно- Британскому авиационному корпусу.

  • В Испании до начала гражданской войны 1936 г. бронепоезда использовались только эпизодически и в основном на территории ее колоний. Так, например, в ходе Испано-американской войны 1898 г. войска США захватили неповрежденными на Кубе, в Сантьяго, несколько блиндированных вагонов. Подробностей о их боевом применении не известно, — по всей вероятности, они служили для быстрой переброски войск по железной дороге на борьбу с повстанцами. После 1-й мировой войны в Испании было сформировано два железнодорожных полка, но их основной задачей являлись эксплуатация и поддержание в надлежащем состоянии железнодорожных линий, соответственно, это были скорее саперы, а не вооруженные боевые подразделения.

     

    Вероятно, первым реальным бронепоездом, использовавшимся непосредственно на территории метрополии, стал состав, построенный в октябре 1934 г. во время революции в Астурии. Этот бронепоезд включал паровоз и два спешно забронированных вагона-платформы. Бронировка производилась стальными листа- ми. У паровоза (это был локомотив № 4 астурийской железной дороги, построенный фабрикой Дубс в Глазго еще в 1903 г.) были частично забронированы котел и будка машиниста. В вертикальных бортах бронированных вагонов простой формы были сделаны бойницы для стрельбы из винтовок. Предполагалось, что стрелки будут вести огонь из позиции лежа, поэтому бойницы были сделаны довольно низко — чуть выше уровня пола вагона. Другого вооружения, кроме винтовок экипажа, в вагоне не предусматривалось. Утверждается, что, несмотря на импровизированный характер и общую грубость конструкции, этот состав имел систему внутренней связи. Бронепоезд поддерживал действия 20-тысячного рабочего ополчения «Астурийской коммуны», например, использовался во время штурма оружейного завода в городе Овьедо на севере Астурии. Однако прослужил он очень недолго, будучи уничтожен правительственными войсками, направленными на подавление восстания. За время непродолжительных октябрьских боев в Астурии было убито 1 084 человека, ранено — 2 091.

     

    Активное превращение железнодорожных поездов в орудия войны началось после военного восстания 18 июля 1936 г., разделившего Испанию на два лагеря — мятежников-националистов (под предводительством генерала Франсиско Франко) и лоялистов-республиканцев (поддерживающих правительство испанского Народного фронта), которые столкнулись в кровавой гражданской войне.

     

    Первоначально подавляющее большинство работников железнодорожного транспорта, входящих в крупные профсоюзы UGT (Всеобщий союз трудящихся) и CNT (Испанская конфедерация анархо-синдикалистских профсоюзов), особенно в центральном районе страны, активно поддержала правительство Народного фронта. Формирования первых железнодорожников-ополченцев сыграли важную роль в борьбе за контроль над столицей и другими крупными городами. В первые же дни противостояния начали стихийно оборудоваться «бронепоезда» — вооруженные ополченцы устанавливали пулеметы на имевшиеся в их распоряжении паровозы и отправлялись в Мадрид на поддержку правительства, а также по железнодорожным линиям на Сарагосу или Талавера де ла Рейна, до границ областей, контролируемых Республикой, где вступали в бой с мятежниками или поддерживали местные лоялистские силы.

  • Надеюсь, что своими воспоминаниями мне удастся восполнить тот пробел, который имеется в большинстве источников по истории Ташкентского авиационного производственного объединения им. Чкалова (ТАПОиЧ), а также опытных конструкторских бюро Ильюшина и Антонова, а именно по части сведений о создании, работе и достижениях филиала ОКБ им. О. К. Антонова в Ташкенте, а также о том времени, когда произошло объединение его с заводом. В данной статье приводится информация об Опытном конструкторском отделе (ОКО) и близком для меня КБ-100 (бюро планера самолета), которым автор руководил более 25 лет после объединения с ТАПОиЧ.

     

    Думаю, для большинства читателей будет неожиданностью узнать, что ряд известных модификаций специального назначения самолетов Ан-12 и Ил-76 принадлежит «перу» не конструкторов ОКБ Антонова и Ильюшина, соответственно, а именно их ташкентским коллегам, находившимся в подчинении «центральных» ОКБ. Ими также разработан и целый ряд интересных модификаций Ан-12 и Ил-76, которые так и не были реализованы…

     

     

    ФИЛИАЛ КБ АНТОНОВА В ТАШКЕНТЕ (1959–1974 ГГ.)

     

     

    Организация филиала Киевского ОКБ в Ташкенте началась в 1959 г. с приглашения конструкторов ОКБ в кабинет Генерального конструктора ОКБ О. К. Антонова. Им было предложено включиться в группу по организа- ции в Ташкенте первого в Средней Азии филиала Опытного конструкторского бюро по проектированию и модификациям самолетов «Ан».

     

    Было удивительно, что отсутствовали общие собрания с призывом желающих поехать в далекий и жаркий Ташкент, не было никаких сообщений и в местной печати организации.

     

    В отличие от других, я представлял причину моего приглашения: в течение года, с тех пор как начал работать конструктором в ОКБ О. К. Антонова, я успел съездить в командировку по всем областям Узбекистана с проверкой работы нашей сельхозаппаратуры, навешиваемой на самолет Ан-2.

     

    Работа была ответственной, ибо поступили жалобы из районов на случаи со смертельным исходом из-за неудачного опыления с самолета жидкими химикалиями «меркаптофос», обеспечивающими высыхание и сброс листьев хлопчатника, после которого начинался сбор урожая хлопкоуборочными машинами. Ветер из-за неправильного использования аппаратуры относил пылевое облако на жилые районы, приводя к отравлению скота и людей.

     

    Во время командировки я собрал данные о конструктивных недоработках аппаратуры, случаях отравления обслуживающего персонала и работающих на полях колхозников, сделал ряд предложений, которые были распространены в местных газетах, и заодно успел встретиться со своими родителями, которые ждали моего возвращения на родину. При отчете о служебной командировке я этого не скрывал, зная, что мне все равно необходимо было отработать определенное время по направлению из МАИ.

     

     

  • Работа Дарвина «Происхождение человека и половой подбор» увидела свет в 1871 г. Ученый основывал свои выводы главным образом на общей логике развития животного мира, показанной им в вышедшем двенадцатью годами раньше «Происхождении видов», на особенности развития человеческого эмбриона и на сходстве анатомии человека и современных высших приматов. Но на палеонтологический материал он ссылался мало. А в наиболее фундаментальной своей работе по теории эволюции и вовсе обошел проблему антропогенеза вниманием, ограничившись осторожным замечанием, что, возможно, этот труд прольет свет и на тайну происхождения человека.

     

    Осторожность Дарвина понятна. Останков предков человека на тот момент было найдено очень немного. Ну а определить место в эволюционной цепи тех, которые имелись в распоряжении ученых, было непросто. Поэтому столь популярна была тема «недостающего звена». Помните, в «Затерянном мире» Конан Дойля?

     

    «Это случилось на рассвете. Наши ученые друзья только продрали глаза и даже не успели сцепиться. И вдруг откуда ни возьмись — обезьяны. Просто посыпались на нас, как яблоки с яблони. Они, наверно, еще затемно облепили высокое дерево, на которое вы лазали. Одной я тут же всадил пулю в брюхо, однако тем дело и кончилось — нас мигом уложили на обе лопатки. Я называю этих дьяволов обезьянами, но они размахивали палками, швыряли в нас камнями, тараторили между собой на своем языке и в довершение всего связали нам руки лианами. Это человекообезьяны, и по развитию они стоят выше всех зверей, которых мне приходилось встречать во время своих странствований, а я, слава богу, много шатался по белу свету. Как говорится, «недостающее звено». Ну, недостает, и черт с ним, обошлись бы и без него!»

     

    Рассуждать о недостающем звене порой любят и сейчас, но за сотню с лишним лет, прошедших со времени написания романа Конан Дойля, актуальность проблемы сильно снизилась. С тех пор ученые нашли множество разнообразных недостающих звеньев и постоянно продолжают находить новые. Обилие материала приводит к тому, что сведения, получаемые, к примеру, в средней школе, очень быстро устаревают и, чтобы быть на высоте, приходится постоянно отслеживать новости.

     

    Кажется, совсем еще недавно в ходу была выстроенная учеными первой половины XX в. линейная цепочка непосредственных предков современного человека: австралопитек (3–4 млн лет назад) — homo habilis, или человек умелый (около 2 млн лет назад), — homo erectus, или человек прямоходящий, (около 1 млн лет назад), — неандертальцы, или homo sapiens neanderthalensis (около 100 тыс. лет ), — homo sapiens sapiens, он же кроманьонец, человек современного типа. Всего-то 30–40 тыс. лет назад. Какое-то время все выглядело прекрасно, но во второй половине XX в. вдруг выяснилось, что неандертальцы и кроманьонцы вовсе не преемственны. Неандертальцы — тупиковая ветвь эволюции гоминид, не оставившая потомков, и кроманьонцы произошли совсем не от них, а от какого-то другого недостающего звена. Дальше — больше. Новые находки показали, что вид homo sapiens намного старше, чем думалось вначале, и на протяжении десятков тысяч лет его представители сосуществовали на Земле с неандертальцами, а порой и жили бок обок.

  • ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ СОЗДАНИЯ РАКЕТНОГО ВООРУЖЕНИЯ

    После окончания Второй мировой войны бывшие союзники по антигитлеровской коалиции — СССР и США превратились в потенциальных противников. Противоречия между странами привели к резкому обострению отношений, к «холодной» войне. Вокруг СССР была создана сеть американских военно-воздушных и военно-морских баз. США на тот момент обладали самым крупным в мире парком тяжелых бомбардировщиков, а главное — монополией на атомное оружие, огромную разрушительную мощь которого продемонстрировали всему миру бомбардировкой двух японских городов в августе 1945 г.

     

    Главной стратегической целью руководства СССР в этот период было предотвращение реально нависшей над страной угрозы возникновения ядерной войны. Для ликвидации этой угрозы необходимо было в первую очередь устранить монополию США на владение ядерным оружием. Руководство страны предпринимает ре- шительные меры для скорейшего создания собственного атомного оружия.

     

    20 августа 1945 г. при Государственном комитете обороны создается специальный комитет по решению атомной проблемы в военных целях. Постановлением Совета Министров СССР от 9 апреля 1946 г. создается особо секретная организация КБ-11 по разработке ядерных боеприпасов, научным руководителем которой назначается Ю. Б. Харитон. В 1947–1949 гг. создается Семипалатинский полигон для испытаний ядерного оружия. Работам по созданию нового, самого современного оружия в стране уделялось первостепенное внимание. 29 августа 1949 г. на Семипалатинском полигоне был произведен взрыв первого ядерного заряда мощностью 22 кт тринитротолуола. Соединенные Штаты Америки были лишены своего главного преимущества — монополии на атомное оружие, и это случилось намного раньше, чем рассчитывали в США.

     

    Но этим решалась только часть проблемы. Предстояла не менее сложная задача — обеспечение гарантированной доставки ядерного заряда до целей вероятного противника, в том числе и находящихся на другом континенте. Традиционное средство доставки — авиация в условиях географического положения Советского Союза, не имеющего военно-воздушных баз вблизи Американского континента, было малоэффективным. Бомбардировщики как средство доставки ядерного оружия имели ряд существенных неустранимых недостатков, главные из которых — длительное время полета до цели и возможность перехвата средствами ПВО. Поэтому в СССР была сделана ставка на созда- ние баллистических ракет дальнего действия.

     

    Предпосылкой к принятию этого решения стало боевое применение Германией в конце Второй мировой войны баллистических ракет Фау-2 (А-4). Создание этой ракеты было, безусловно, выдающимся научным и техническим достижением. Разработка первой в мире баллистической ракеты дальнего (по тем временам) действия связана с именем Вернера фон Брауна. Сейчас это имя известно всему миру.

     

    После войны в США и в СССР были предприняты меры по сбору всех сведений о ракете Фау-2, позволявших изучить и использовать немецкий опыт в создании баллистических ракет.

     

    Основные немецкие ракетные заводы и полигоны оказались в зоне оккупации США, а сам главный конструктор ракеты Фау-2 фон Браун еще 2 мая 1945 г. вместе с группой основных разработчиков ракеты сдался в плен частям 7-й американской армии. За океан, в США, были переправлены ведущие немецкие специалисты-разработчики, около сотни собранных ракет Фау-2 и техническая документация на ракету.

     

    В Советском Союзе для изучения немецкой ракетной техники была создана бригада особого назначения (БОН) под командованием генерал-майора Александра Федоровича Тверецкого. В результате работы этой бригады была восстановлена основная техническая и технологическая документация на ракету, собрано 19 экземпляров ракет, воспроизведено наземное оборудование.

     

    Таким образом, работы над ракетами большой дальности в СССР и США начались в одно и то же время и с одного уровня — освоения немецкой ракеты Фау-2. Разница состояла в отношении к ним. Для американцев, имеющих сеть военных баз по всему периметру Советского Союза, эффективную и многочисленную бомбардировочную авиацию, крупнейший в мире океанский флот, в том числе подводный, баллистические ракеты в это время представлялись малоэффективным оружием, их развитию не уделялось должного внимания. Для Советского Союза ракетное оружие — в силу географических, экономических, политических и других факторов — было единственной альтернативой, и перед лицом смертельной угрозы, исходящей от вчерашнего союзника, никаких средств жалеть не приходилось.