Вильгельм Завоеватель. Часть 1

Рубрика: Военная история и наука
497

«Змию предуказан срок, превысить каковой он бессилен. В течение ста пятидесяти лет он будет пребывать в тревоге и унижении, в течение следующих трехсот — в покое. Вслед за тем на него обрушится северный ветер и вырвет с корнем цветы, взлелеянные дуновением весны, произойдет осквернение храмов, не затупятся острия мечей, с трудом будет удерживать пещеры свои германский дракон, ибо грядет отмщение за его предательство», — так пророчил великий маг Мерлин перед бриттским королем Вортергирном. Текст пророчества приводится в книге Гальфрида Монмутского «История бриттов». «Змий», он же германский дракон, здесь символизирует захвативших Британию саксов, а «северный ветер» — норманнов.

 

Правда, если, как думает большинство ученых, автором пророчества был не Мерлин, а сам Гальфрид, предсказать будущее ему было не так уж сложно. Для него оно было прошлым. Писатель жил уже после норманнского завоевания, смирившего гордыню белого дракона саксов.

 

Нормандское завоевание представляется, наверное, самым значимым событием английской истории, своего рода центром исторических координат. Очевидно, англичане могли бы легко и органично заменить отсчет времени до и после Рождества Христова отсчетом до и после битвы при Гастингсе. Впрочем, так далеко они не зашли, будучи известными консерваторами. Любопытно, что полководец упомянутой битвы — нормандский герцог Вильгельм II Незаконнорожденный, ставший английским королем Вильгельмом I Завоевателем, при всей громадной значимости этой фигуры в английской истории, оказался сравнительно мало востребован художественной литературой. Даже Шекспир, подаривший миру целую галерею литературных портретов английских королей, обошел его своим вниманием. Впрочем, в ряде произведений, вошедших во всемирно известный «золотой фонд», Завоеватель присутствует незримо. Думаю, многие из наших читателей впервые узнали о существовании этого монарха из романа Вальтера Скотта «Айвенго». Хотя действие происходит спустя столетие после смерти Вильгельма, дух его там витает. Можно также вспомнить небольшую, но очень емкую новеллу Киплинга «Молодежь в поместье» из очаровательного цикла «Пак с Волшебных холмов». Нормандский герцог там остается «за кадром», но есть стойкое ощущение его присутствия. Скромное внимание литераторов тем более странно, что биография Вильгельма Завоевателя изучена не так уж плохо и полна драматических перипетий как в той ее части, где он был лишь нормандским герцогом, так и тогда, когда уже стал английским королем. Возможно, это объясняется тем, что потомки не могли уяснить, как к нему относиться: то ли он супостат-инозе- мец, то ли отец-основатель современного английского государства.

 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.