Во-первых, указывалось, что его РЛС «умеет» работать как в режиме КНИ (квазинепрерывного излучения), так и в режиме ИИ (импульсного излучения), а С-800 работает только в режиме КНИ, причем для режима ИИ дальности обнаружения и сопровождения цели несколько превышали дальности КНИ. Все эти параметры были далеко за 200 км, при том, что РЛС 8Б самолета МиГ-31 обнаруживает цель типа Ту-16 на 180 и захватывает на 160 км. По оптическим системам F-14 было заявлено, что для нижней полусферы используется инфракрасный датчик, а для верхней — ультрафиолетовый, дальность обнаружения цели — 180 км, тогда как наш пеленгатор 8ТК обнаруживает летящий на форсаже истребитель за 50 км. Система AWG-9 сопровождает до 24 целей, по 6 одновременно способна наводить ракеты, а С-800, напомню, соответственно 10 и 4.

Тепловые ракеты Р-60М служат прекрасным дополнением к тяжелому вооружению МиГ-31
Тепловые ракеты Р-60М служат прекрасным дополнением к тяжелому вооружению МиГ-31, если надо поразить цель на малой дальности — будь то бомбардировщик, крылатая ракета или истребитель сопровождения.
Фото: М. Брянский // airliners.net

Еще хуже сравнение было по ракетам. Американская AIM-54 «Феникс» обладала дальностью пуска до 160-180 км, была легче, чем Р-33, и к тому же, главное, оснащалась полуактивно-активной головкой самонаведения, с дальностью захвата цели в активном режиме на конечном участке наведения 16…20 км. Краткая табличка сравнения по главным параметрам приведена.

Это настолько поразило меня, что я пошел с вопросом на эту тему к своему научному руководителю. Он ответил: «Если у них заявлена дальность захвата, например, 280 км, то это значит, что РЛС может захватить цель, сбросить — и так не один раз. А у нас — если заявлено 180, значит, РЛС прочно ухватит цель и уже не отпустит!». И рассказал случай, произошедший, когда он обучал офицеров из арабских стран эксплуатации наших истребителей ПВО на полигоне в Красноводске. В то время СССР продавал тем государствам МиГ-23 и МиГ-25. Новые перехватчики МиГ-31 и Су-27 только поступали на вооружение и не продавались никому. Но у офицеров из стран-покупателей были специальные книжечки-памятки, в которых было подробно расписаны характеристики, в том числе наших новых самолетов. Араб спросил: «Почему вы нам не продаете новые истребители?». Михаил Азарович политикой партии и правительства не руководил, но отвечать что-то надо было, и он, с присущей ему харизмой, сказал: «Не хотите наши покупать, покупайте у американцев!». На что услышал: «Нет, у американцев цифры характеристик завышенные. Если дан какой-либо параметр, то это либо просчитано математически, либо выполнить может летчик-ас. А то, что указано в вашей документации, способен выполнить пилот средней квалификации». Время показало правильность этой точки зрения. Характеристики, которые стали теперь рекламными данными экспортной продукции техники советской разработки, после снятия железного занавеса поползли вверх, а при изучении американских образцов во втором приближении оказывается, что есть очень много условий, в которых «выползают» ограничения на указанные параметры. Не стала исключением и СУВ самолета F-14.

Фазированная антенная решетка радиолокационной станции Н007 системы С-800 «Заслон», основного компонента оборудования комплекса перехватаМиГ-31-33. Фото: Flug Revue
Фазированная антенная решетка радиолокационной станции Н007 системы С-800 «Заслон», основного компонента оборудования комплекса перехвата МиГ-31-33.
Фото: Flug Revue

Да, действительно, радар AWG-9 опережает С-800 по энергетическим характеристикам, канальности и массе. Это, очевидно, в основном определяется элементной базой самой РЛС и используемого цифрового вычислителя. Да, дальности обнаружения и сопровождения цели несколько выше, чем у МиГа. Но механическая антенна позволяет сопровождать много целей в режиме «на проходе». Это означает, что пока происходит просмотр пространства и одной цели, другие цели «отдыхают» в течение времени, затрачиваемого на их последовательное облучение, а оно может измеряться секундами. Между сеансами замера параметров движения «жертва» сопровождается в прогнозном режиме, бортовая ЦВМ вычисляет ее прогнозируемое текущее положение. И если сопровождение целей «на проходе» может осуществляться даже в пределах всего поля обзора, то при наведении ракет с полуактивной головкой самонаведения — особенно на конечном участке, когда возрастают угловые скорости линии визирования на цель, — период облучения должен быть очень малым (у С-800 для Р-33 период составляет 20 миллисекунд). Тогда объем пространства, возможный для многоцелевого обстрела с участием РЛС с механической антенной, сокращается в несколько раз. Как указывается в некоторых источниках, у F-14 эта цифра с ±60 град опускается до ± 20 и менее, в зависимости от числа целей. Антенна на основе ФАР принципиально лишена такого недостатка. Один из высококлассных специалистов по системе С-800 доказывал в своей диссертации (по рассказам офицеров), что модернизационные возможности РЛС типа 8Б достигают следующих показателей: до 50 целей на сопровождение, свыше 20 на одновременную атаку. В современных данных по СУВ F-14 указано, что инфракрасный канал сопряжен с телевизионным (про ультрафиолетовый диапазон уже ничего не сказано), РЛС использует только режим КНИ. Некоторые источники указывают, что F-14Aтак же, как МиГ-31, мог сопровождать 10 целей и 4 атаковать одновременно, и лишь F-14D вышел на указанные показатели — соответственно 24 и 6.

Шестиствольная 23-мм пушка ГШ6-23 перехватчикаМиГ-31
Шестиствольная 23-мм пушка ГШ6-23 перехватчика МиГ-31 по характеристикам скорострельности не уступает аналогичной 20-мм пушке «Вулкан» самолета F-14 «Томкет», превосходя ее по баллистике снаряда.
Фото: paralay.com
Стволы пушки ГШ6-23М на истребителе МиГ-31 в походном положении
Стволы пушки ГШ6-23М на истребителе МиГ-31 в походном положении закрываются сдвижным обтекателем.
Фото: www.paralay.com

Однажды, на стоянке учебных экспонатов в училище, я увидел странный МиГ-31. Внимание привлекло полное отсутствие «оптического вооружения» — теплопеленгатора, пилонов для крыльевых ракет, не было пушки. Зная про традицию передавать в учебные заведения машины, которые исчерпали себя в испытаниях в качестве опытных образцов, я с предвкушением необычного забрался в заднюю кабину. Действительно, истребитель явно был испытательной станцией для отработки связи С-800 с Р-33. Отсутствовали органы тактического управления, а подготовка и применение ракет выполнялось в ручном варианте. Но тут я застыл в недоумении: на щитке управления РЛС был установлен кнопочный переключатель «КНИ-ИИ». То есть, как и в системе F-14-го, наши конструкторы также пытались реализовать режим импульсного излучения, но в обоих комплексах от него отказались, оставив только квазинепрерывное.

 

Кроме РЛС, еще одно важное отличие между этими «ребятами» состоит в том, что МиГ автономен и сам имеет на борту средства управления группой, а F-14 всегда вынужден был пользоваться услугами самолета радиолокационного дозора и наведения E-2C «Хокай».

Самолет МиГ-31 имеет пассивный канал обнаружения
воздушных целей теплопеленгатор 8ТК (на фото в убранном положении)
Самолет МиГ-31 имеет пассивный канал обнаружения воздушных целей теплопеленгатор 8ТК (на фото в убранном положении)
Фото: www.paralay.com

Что же касается цены характеристик AIM- 54 «Феникс», то, вероятно, она и предопределила дальнейшую судьбу F-14 как авиационного комплекса в целом — $980000 за штуку! Соотношение эффективность-стоимость, скорее всего, у «Феникса» стало неприемлемым. Поэтому одно время даже в качестве основного варианта вооружения «Коты» использовали AIM-7 средней дальности.

 

Итак, класс F-14 в целом понятен — перехватчик корабельной ПВО.

 

А МиГ? И все-таки однажды мне удалось услышать из первых уст действительное изначальное его предназначение. Во второй половине 90-х по телевизору шло интервью с одним их главных конструкторов машины, А.А. Белосветом. Рассказав об истребителе, он завершил ключевой фразой: «Вот что означает в нашем понимании «стратегический перехватчик». Такое определение как нельзя более четко расставляет точки над «i». Этот факт, с одной стороны, указывает на не совсем корректный подход к сравнению F-14 и МиГ-31, без учета различий в предназначении, а с другой стороны, объясняет изначальный облик, многие особенности конструкции и приемы использования, а также дальнейшую эволюцию истребителя.

 

И еще забавное совпадение. Американцы любят давать точные и емкие названия образцам оружия. МиГ-31 по их классификации — Foxhound, «английская гончая». А F-14 — «Кот». Комментарии излишни, так получилось.

 

Поскольку в советской военной науке всегда пристальное внимание уделялось вопросам уязвимости целей, то и качество боевого снаряжения ракет было очень высоким. Основное оружие МиГ-31 — Р-33 и Р-40ТД — имеет осколочно-фугасные боевые части, которые наилучшим образом воздействуют по маломаневренным ЛА с повышенной живучестью. Ракета Р-60М — скорее оружие самообороны на случай ближнего боя. Стрелять ими по стратегическому бомбардировщику — как из рогатки по орлу. Может, в глаз и попадешь. Стержневые БЧ предназначены в большей степени для уничтожения маневренных ЛА режущим воздействием на силовые элементы планера, которые разрушаются от воздушных и инерционных нагрузок в процессе интенсивного маневрирования. Для примера — ракеты Р-27 и Р-73, которыми вооружены МиГ-29 и Су-27, оснащаются именно СтБЧ (и AIM-54А, как ни странно, тоже). Ракета ближнего боя AIM-9 имеет осколочно-фугасную БЧ, поскольку когда она проектировалась, других еще не было.

 

Стратегический перехватчик МиГ-31 не имеет мощных бортовых средств радиоэлектронной борьбы. Станцией активных помех МиГи не комплектовались вплоть до модификации «М», а аппаратура постановки пассивных помех начала устанавливаться только с МиГ-31Б, и то не сразу. Станция предупреждения об облучении устанавливалась стандартная для самолетов IV поколения — «Береза-ЛМ». Она указывает тип облучающего в радиолокационном диапазоне средства, направление и дальность до предполагаемого атакующего средства. Фактически, эта система реально позволяет эффективно распознавать информацию в условиях дуэльного боя. А функция радиотехнической разведки в условиях групповых действий и сейчас остается проблемной для реализации на борту перехватчика. Она требует высокочувствительных и высокоточных датчиков измерения излучений, а также серьезных вычислительных ресурсов для обработки данных. Очевидно, по-настоящему она будет решена только на истребителях V поколения. О том, как это решалось на IV поколении, рассказал офицер, служивший в одном из полков на Дальнем Востоке. К началу учений, в которых были задействованы пара истребительных полков и полк дальней авиации, американцы подтянули в этот район два авианосца и другие силы ВМС. В результате в час «Ч» в воздухе закручивалась карусель, что называется, не для слабонервных. «Березу» в этих условиях пилоты просто отключали, потому что она мигала, как новогодняя гирлянда, и «кричала» звуковой сигнализацией без умолку. Достоверную информацию вытянуть из этого потока было уже невозможно, а отвлекала от других задач она сильно.

Прицельно-пилотажный индикатор в кабине МиГ-31
В кабине летчика МиГ-31 установлен прицельно-пилотажный индикатор, позволяющий применять пушку и ракеты малой дальности, а также приборы директорного наведения перехватчика на цель
Фото: www.paralay.com

С такого рода учениями была связана еще одна байка. Приехал для инспектирования работы авиаполка генерал, характерной чертой его была витиеватость выдаваемой матерщины при личном составе. На построении он устроил «разнос» «бездельникам» и «тунеядцам». На что один старший лейтенант из строя предложил ему присутствовать на командном пункте во время такой карусели. Генерал ответил офицеру, как принято было у него, четырехэтажной тирадой, в которую вкраплялись слова «арест», «гауптвахта» и т.п. Но в час «Ч» он все же приехал на КП. Через несколько часов окружающие увидели следующую картину. Выскакивает красный потный генерал, в одну «тягу» выкуривает сигарету, впрыгивает в «уазик» и сливается с горизонтом. После этого его никто в расположении части не видел.

 

Современный воздушный бой — это «игра» на пределе и за пределом человеческих возможностей, но автономный дальний перехват где-нибудь над Северным Ледовитым океаном — его предельный случай. Как и на многих тяжелых всепогодных перехватчиках до того, на МиГ-31 и F-14 экипаж состоит из летчика и штурмана-оператора. Конструкторы МиГа как нельзя лучше помогли ему решать штурманские задачи — например, планшетная прокручиваемая карта, на которой световым вектором отмечено пространственное положение самолета, оказалась очень информативна. Благодаря совершенному и удобному оборудованию, штурман всегда готов перейти ко второй части своих задач — применению оружия.

Главные элементы интерьера кабины штурмана МиГ-31Б — три индикатора СУВ «Заслон»
Главные элементы интерьера кабины штурмана МиГ-31Б — три индикатора СУВ «Заслон»
Фото: www.paralay.com

Многие считают, что в специальность «штурман-оператор оружия МиГ-31» закралось серьезное противоречие. Отношение к должности и зарплата у него штурманские, то есть ниже, чем у командира экипажа, а задачи реально не менее сложные, чем у пилота. Один летчик, командир звена, при переучивании с МиГ-25 на МиГ-31 сетовал: «Сделали из меня извозчика!». Действительно, управление боем в группе осуществляет оператор. У него на индикаторе тактической обстановки отображается вся доступная информация о целях и истребителях, полученная как от бортовых прицельных систем, так и от ведомых группы, средств наземного управления и самолетов ДРЛОиУ. Он выполняет целераспределение на атаку, может указать место в строю ведомым, выбирает тип ракетного оружия своего истребителя (крыльевые-фюзеляжные) для применения. Если порядок атаки самолетов противника не сделал штурман, то центральный вычислитель СУВ «Аргон-15» выполняет это сам. Фактически, командир экипажа отрабатывает тактические команды наведения и прицеливания с использованием ракетного оружия, формируемые наземными АСУ, операторами ДРЛОиУ, штурманом и С-800. При этом он пилотирует, принимает решение на открытие огня, полностью «распоряжается» артиллерийским вооружением и применением ракет с тепловыми ГСН в режиме «Фи-ноль» (управление самолетом на совмещение визуально видимой цели с продольной осью истребителя и, соответственно, ракет для захвата цели, если получить целеуказание от РЛС или теплопеленгатора 8ТК невозможно). Лишь на модификации МиГ- 31М (БМ) у летчика появился уменьшенный ИТО, но это решает, скорее, вопрос его информированности об обстановке, чем полномасштабного управления боем.

Отображение состояния вооружения (слева вверху), полетной информации (справа вверху) и тактической обстановки на индикаторах штурмана и летчика МиГ-31
Отображение состояния вооружения (слева вверху), полетной информации (справа вверху) и тактической обстановки на индикаторах штурмана и летчика МиГ-31
Фото: www.paralay.com

Исходя из возможностей оператора управления оружием следует, что именно командир (звена, эскадрильи) должен находиться на этом «рабочем месте» и разрабатывать и воплощать тактику боя в жизнь. Вероятно, это противоречие будет разрешено только на истребителях 5-6 поколений путем установки экспертной системы, и над этой проблемой работают все ведущие авиационные державы, так как вопрос считается одним из самых приоритетных.

 

 

МиГ-31 — первый истребитель 4 поколения, поступивший на вооружение авиации ПВО. А для новых машин заказчик (военное ведомство) выставил два дополнительных требования, до которых наш герой, пожалуй, не дотянул: минимальное время монтажа-демонтажа внутренних агрегатов и возможность использования с грунтовых аэродромов.

 

Унаследовав во многом компоновку от МиГ-25, он не в полной мере отвечал первому требованию. Та же АПП-46ТД, находясь в закабинном отсеке, по удобству доступа мало отличалась от таковой на прототипе. Или, например, для доступа специалистов по двигателю к некоторым узлам оружейники снимали заднее катапультное устройство ракеты, и за несколько месяцев казахстанской эксплуатации нашей группе пришлось попробовать это сделать при температуре и +40, и -30 градусов по Цельсию.

 

Для адаптации по второму требованию, да и вообще для уменьшения давления на ВПП, МиГ-31 получил новую конструкцию основной стойки шасси с двумя пневматиками. Более того, его испытывали на предмет эксплуатации с ледовых аэродромов. Испытательные взлеты и посадки показали, что такая возможность есть. Но он, в отличие от МиГ-29 и Су-27, не имеет створок для закрывания воздухозаборника при взлете и посадке. Несмотря на высокое расположение силовой установки, попадание посторонних предметов на грунтовых ВПП очень вероятно. Нередко при газовке на земле от компрессора двигателя до поверхности тянется белесый жгут конденсата, образующегося в потоке «проглатываемого» воздуха. Запрещенная зона для нахождения людей перед воздухозаборниками — 15 метров. К сожалению, несоблюдение этого правила привело к трагедии. В Семипалатинске перехватчик, состоящий на боевом дежурстве, находился на стоянке с запущенными двигателями. Техник самолета попытался переместиться под фюзеляжем, но не под подвешенными ракетами, и не рассчитал опасного положения. Человека засосало в воздухозаборник полностью…

 

Надо сказать, что Р-33 — это, наверное, единственная ракета класса «воздух-воздух», которую по тревоге на самолет не подвешивали вручную. Даже Р-40ТД, приблизительно той же массы — 467 кг, расчеты из 12…15 человек аккуратно могли установить на бугеля пусковых устройств. Про Р-60 и говорить нечего — два человека без проблем «цепляют» ее на АПУ. А вот Р-33, с ее большой массой, внушительным диаметром и относительно короткую (4,1 м), а главное, располагающуюся низко под фюзеляжем, где человек становится в полусогнутом положении, физически нельзя установить не место. Поэтому приходится, как указано в документации, подвешивать ее вместе с технологической тележкой, использованием лебедки и специальных ушек на фюзеляже. Но сложность процесса в условиях ограниченного времени иногда приводила к тому, что керамический обтекатель ГСН разбивали. Чтобы его поменять, начальнику группы обслуживания приходилось расплачиваться спиртом в количестве, равном объему обтекателя.

Перехватчик МиГ-31 возвращается с боевого дежурства
Перехватчик МиГ-31 возвращается с боевого дежурства.
Фото: Р. Габидуллин // airliners.net

 

В целом же МиГ-31 в процессе эксплуатации показал себя как сложный, но достаточно надежный самолет. Безусловно, аварии и происшествия были, но выносливость истребителя осталась высокой. По рассказам технарей, когда на Новую Землю приходили особо лютые морозы, бывали случаи передачи боевого дежурства от полка Су-27 на МиГ-31 (увеличивали состав дежурных сил), так как «мигари» несколько лучше переносили такие холода, чем «сухари».

 

Изначально появившись на свет в виде «стратегического перехватчика», МиГ-31, как любая удачная машина, стал эволюционировать. Во-первых, наращивалась его мощь как истребителя ПВО, во-вторых, уменьшение финансирования работ и закупок со стороны государства привело к появлению концепции превращения каждого самолета в многофункциональный. В проекте модификации «БФ» на борту появилось оружие класса «воздух-земля».

 

Первый скачок боевых возможностей МиГ-31 за счет модернизации произошел при появлении модификации «Б», о ней НиТ рассказал в первой статье, посвященной МиГ-31. Я же добавлю, что важная особенность появившейся на этом самолете ракеты Р-33С заключалась в повышенной помехозащищенности при атаке КР и способности выделения особым образом закодированного сигнала подсвета цели при работе истребителей в группе. Это последнее позволило передавать наведение другому истребителю. Результат — возможность переднему истребителю пустить ракету по противнику с последующим немедленным отворотом (выходом из атаки), а наведение выполнять заднему, находящемуся, благодаря большим дальностям работы РЛС, далеко за пределами зоны атак противника. Второе новшество позволило появиться третьему — комплектованию спецзарядом (ядерным), малой мощности, подобно зенитным ракетам. На пульте снятия блокировки на применение спецБЧ в кабине были цифровые кнопки, а арабских цифр, как известно, десять. Поэтому еще несуществующую группу обслуживания соответствующего оборудования, которая была бы отягощена ответственностью, но не объемом работы, в полках живо окрестили в «десятикнопочников».

 

Очевидно, возможности истребителя с таким боекомплектом качественно изменяют соотношение сил в бою, особенно при действии группы перехватчиков по группе стратегических бомбардировщиков, прикрываемых истребителями и постановщиками помех. Зная, в свою очередь, особенность контрактной армии, или проще — наемных военных вероятного противника, можно утверждать, что даже большие деньги вряд ли побороли бы страх испариться в эпицентре ядерного взрыва над Северным полюсом во встречном бою с МиГами. Но на тот момент политики рассуждали не так, как военные. Пока первые отступали (Э.Шеварднадзе, тогда — министр иностранных дел СССР, подписал договор об ограничении количества самолетов в Европе), вторые думали, как прикрыть север. В результате два полка, запорожский и петрозаводский, были выведены за Урал, соответственно в Сары-Шаган (полигон войск ПВО в Казахстане) и Норильск, и начали перевооружение на МиГ-31Б. В дальнейшем они должны были «сесть» на аэродромах Тикси и Диксон, на побережье Северного Ледовитого океана. Но история пошла по другому пути. Даже существующие там средства ПВО стали сниматься с дежурства, не говоря уже о поступлении новых.

 

(продолжение следует…)