Учебные «Рукавицы» для боя. Часть 2

Рубрика: Военная авиация
1080

Лучше позже, чем никогда

 

В первой части статьи мы рассказали о подходах к обучению боевых летчиков для реактивных самолетов, об учебных самолетах различных поколений для этих целей и неудачной попытке в СССР заменить чешские L-39. Как мы помним, первый заместитель главкома ВВС СССР, отвечавший по своим служебным обязанностям за работу научнотехнического совета (НТС) ВВС, выступал за создание самолета для замены L-39, начиная с 1981 г. Однако принятие решения затянулось до момента вступления А. Н. Ефимова в должность главнокомандующего, самолет Су-28 себя не оправдал, а время было упущено. Перспективы оснащения ВВС новым учебным самолетом оставались туманными.

 

В отличие от СССР, в США уже подводились итоги нескольких конкурсов, и принимался на вооружение Т-45 Goshawk, а англичане успешно эксплуатировали свои Hawk. Мало того, полным ходом шло создание более современных их модификаций, в том числе легких боевых самолетов (ЛБС). С оглядкой на Запад и опозданием на несколько лет, видимо, вспомнив поговорку: «Лучше позже, чем никогда», наши чиновники благословили дальнейшие работы по новому, отечественному УТС для целевых истребителей МиГ-29 и Су-27. Задача была конкретная — сделать не хуже, чем английские УТС «Hawk-100» и УБС «Hawk-200», которые и стали конкурирующими машинами. Логика здесь простая — американцы же были не дураки, приняв за основу британский «Ястреб» для своего Т-45.

 

Концепция

 

Весной 1990 г. НТС ВВС инициировал совещание по обсуждению заказанной ранее главкомом «Концепции перспективного УТС для подготовки летчиков фронтовой авиации». Совещание было проведено 20 апреля у генерального конструктора Р. А. Белякова, на территории вверенного ему КБ, во время визита главкома. В «Концепции» приводились расчеты, показывающие, что для полной замены парка L-39 необходимо построить не менее 1 200 новых машин, которые должны были начать поступать в войска за год до того, как все «Альбатросы» выработают свой ресурс. Главкому ВВС маршалу авиации А. Ефимову в период руководства НТС ВВС приходилось глубоко вникать в проблемы создания перспективных самолетов, он хорошо знал уровень развития иностранных УТС и после обсуждения «Концепции» уточнил задачу, потребовав проектировать УТС в составе учебно-тренировочного комплекса (УТК), по аналогии с подобными программами на Западе. УТК должен был обеспечить комплексную подготовку летчиков, начинавшуюся в специализированных классах, с параллельно-последовательным обучением на наземных тренажерах и выходом на реальные полеты. Разрабатываемый УТК должен был обеспечить подготовку курсантов, как для современных, так и для перспективных самолетов. Кроме того, в перспективе, заказчику виделась возможность его использования для обучения полетам не только на целевых, но и на основных типах самолетов всех родов авиации. Обеспечение такой возможности достигалось изменением характеристик системы управления УТС и его силовой установкой (СУ). При этом оговаривалась возможность обучения либо по полной программе с первого вылета до конца курса повышенной подготовки, либо по курсам основной и повышенной подготовки (без первоначального обучения). Это был отход от требования создания «единого самолета», что «развязывало руки» подрядчикам, позволяя проектировать два разных самолета: простой в пилотировании, имеющий малые взлетно-посадочные скорости самолет — для курсанта-новичка, и имеющий относительно сложные системы связи, навигации и управления оружием — для курсанта-выпускника.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.