Зеркало стабилизировалось в вертикальной, а второе — в горизонтальной плоскости, чем и обеспечивалась стабилизация поля зрения в обеих плоскостях. Привод пушки по вертикали позаимствовали от танка «объект 267 сп.1». Но при выборе типа привода башни по горизонту возникли серьезные разногласия в группе проектировщиков. Существовавший электромеханический привод башни не удовлетворял новым требованиям. Поэтому требовалось или создать для него новый, достаточно громоздкий редуктор с высоким передаточным числом, или переходить на гидравлический привод с высокомоментным гидромотором. В последнем случае необходимо было создавать специальную гидросистему с гидронасосом, баком и трубопроводами. В связи с отсутствием у специалистов единого мнения по этому вопросу, Ж.Котин принял решение о разработке, изготовлении и испытании сразу двух экспериментальных образцов привода — электромеханического и гидравлического. По результатам этой работы, выполненной в исключительно короткие сроки — менее двух месяцев, предпочтение было отдано гидравлическому приводу.

 

Высокие темпы работ позволили уже в 1956 году, т. е. менее чем за два года, довести новый стабилизатор до передачи в серийное производство. А в 1957 году была принята на вооружение новая модификация танка — Т-10Б («объект 730Б) с двухплоскостным стабилизатором ПУОТ-2 «Гром» и стабилизированным прицелом Т2С-29-14, которая была запущена в серийное производство в Челябинске. Т-10Б производился недолго, всего один год, за это время было построено 130 машин, правда, 20 из них хотя и считались Т-10Б, но были укомплектованы одноплоскостным стабилизатором «Ураган». В 1957 году Т-10Б в производстве сменила комплексно модернизированная «десятка» — Т-10М.

 

В 1957 году на базе Т-10Б был разработан и командирский танк Т-10БК, который отличался от базовой машины наличием дополнительной радиостанции и зарядного агрегата.

 

Т-10М

 

Очередная модификация Т-10 начала разрабатываться в соответствии с решением пленума Научно-технического комитета Главного бронетанкового управления, состоявшегося 14 декабря 1954 года, на котором обсуждались вопросы комплексной модернизации танка Т-10 и которое было оформлено в феврале 1955 года соответствующим Постановлением Правительства. Новой машине был присвоен объектовый номер — «объект 272». Первоначально ее ведущим инженером был назначен А.Шнейдман, а затем руководство работами передали П.Михайлову.

 

Модернизация коснулась в первую очередь вооружения танка — 122-мм орудие Д-25Т, которое более десяти лет назад начали устанавливать на танках ИС-2, наконец было отправлено на покой. Вместо него на новую модификацию установили существенно более мощное орудие М-62Т2С (2А17) того же калибра.

 

Орудие М-62 разрабатывалось КБ завода №172 в Перми (в то время и город, и завод носили имя В.М.Молотова) под руководством главного конструктора М.Цирульникова. Первый опытный экземпляр М-62 прошел испытания в 1953 году. По сравнению с Д-25Т новое орудие имело существенно лучшие баллистические характеристики. Так, начальная скорость бронебойного снаряда составляла 950 м/с (у Д-25 она не превышала 795 м/с), соответственно лучше была и бронепробиваемость снаряда — 225 мм на расстоянии 1000 м (у Д-25 — 145 мм), кроме того, М-62 имело и ряд эксплуатационных преимуществ. Характерным внешним признаком М-62 был дульный тормоз щелевого типа (на Д-25 — двухкамерный), поглощавший до 70% силы отдачи при выстреле.

 

Вообще-то отработка установки орудияМ-62 в танк началась вОКТБ еще до выхода Постановления Правительства по комплексной модернизации Т-10 и велась на опытных машинах «объект 264» и «объект 265» (кстати, ведущим конструктором последней был П.Исаков, впоследствии ставший Главным конструктором Челябинского тракторного завода). Три образца «объекта 265», изготовленных к декабрю 1954 года, успешно прошли испытания на Ржевском полигоне под Ленинградом. По их результатам было принято решение о возможности установки орудия М-62 на танк Т-10 при его последующей модернизации.

Танк Т-10М в разрезе
Танк Т-10М в разрезе

Летом 1955 года заводские испытания прошел опытный образец орудия, стабилизированного в двух плоскостях, получивший индекс М-62Т2С. Первые три орудия М-62Т2С со стабилизаторами 2Э12 «Ливень» были отправлены на ЛКЗ 1 ноября 1955 года. Здесь они были установлены на «объект 272» вместе с прицелом наводчика Т2С-29-14 с независимой стабилизацией поля зрения и максимальной прицельной дальностью 4000 м. Боекомплект танка не изменился и составлял 30 выстрелов раздельного заряжания.

 

Наряду с основным вооружением на «объекте 272» было обновлено и вспомогательное — пулеметное — вооружение. Место пулеметов ДШК заняли более мощные пулеметы КПВТ (калибра 14,5 мм) — спаренный с орудием и зенитный. Спаренный пулемет мог использоваться и как пристрелочный, на дальностях до 2000 м. Его наведение осуществлялось с помощью прицела Т2С29, в котором для этого имелась специальная прицельная шкала. Зенитный пулемет размещался на башне, непосредственно на погоне люка заряжающего (с 1959 года только каждый пятый танк оснащался зенитным пулеметом), его наибольшая прицельная дальность составляла 1000 м. При необходимости огонь можно было вести и по наземным целям. Зенитный пулемет оснащался коллиматорным прицелом ВК-4, а для стрельбы по наземным целям использовался оптический прицел ПУ-1. Стрельбу вел заряжающий, из открытого люка, стоя на сиденье.

 

Все члены экипажа, кроме заряжающего, имели приборы ночного видения: командир — ТКН-1Т, наводчик — ТПН-1-29-14 «Луна» (инфракрасный прицел позволял вести прицельную стрельбу ночью с максимальной дальностью 1150 м), механик-водитель — ТВН-2Т.

 

Было усилено бронирование башни танка, изменены как форма бронировок прицелов и приборов наблюдения, так и места их размещения на башне. Также изменилась конструкция крышки люка механика-водителя и крыши силового отделения.

 

На «объекте 272» установили более мощный дизель В-12-6, мощностью 750 л.с. при 2100 об/мин, который отличался от В-12-5 конструкцией картера, коленчатого вала, поршней цилиндров и т.д.

 

Были введены ножная педаль тормоза и новые бортовые редукторы, у которых планетарный ряд размещался внутри ведущего колеса. Для улучшения плавности хода число гидроамортизаторов было увеличено до 6, а динамический ход опорного катка возрос с 144 мм до 172 мм.

 

Запас возимого топлива был увеличен на 400 л за счет установки двух топливных баков на кормовой части корпуса.

 

Танк получил систему противоатомной защиты (ПАЗ) и термодымовую аппаратуру (ТДА) для постановки дымовой завесы. В качестве средств связи использовалась радиостанция Р-133 и танковое переговорное устройство (ТПУ) Р-120.

 

В результате всех этих изменений масса танка возросла, достигнув 51,5 т.

Танк Т-10М
Танк Т-10М получил новое 122-мм орудие М-68Т2С с двухплоскостным стабилизатором «Ливень»

Государственные испытания «объекта 272» завершились вдекабре 1956 года, и по их результатам танк был рекомендован для серийного производства.

Танк Т-10М с установленным ОПВТ
Танк Т-10М с установленным ОПВТ, подготовленный для преодоления водной преграды по дну

Впервые с начала выпуска Т-10 к производству его новой модификации должен был подключиться и ЛКЗ. До этого танки Т-10, Т-10А и Т-10Б производились только на ЧКЗ. Однако, несмотря на все усилия, приложенные конструкторами и руководством отрасли (вспомним, например, командировку группы ленинградских конструкторов на ЧКЗ для совместного проектирования Т-10), добиться полной унификации машин, выпускавшихся на этих двух заводах, так и не удалось. 26 сентября 1957 года приказом Министра обороны СССР под обозначением Т-10М было принято на вооружение сразу два танка: «объект 272», выпускавшийся в Ленинграде, и «объект 734», выпускавшийся в Челябинске. Машины Челябинского завода отличались конструктивными изменениями в приводах управления трансмиссией, бортовых редукторах, системе питания топливом. Хотя такая ситуация и шла вразрез с требованиями по стандартизации и унификации вооружения и военной техники, тем не менее танки с этими конструктивными отличиями находились в серийном производстве вплоть до 1962 года. В этом году производство Т-10М в Челябинске завершилось, а в Ленинграде оно продолжалось до конца 1965 года.

 

С 1959 года в Ленинграде начался выпуск и командирской машины на базе Т-10М, предназначенной для обеспечения связи командира подразделения с вышестоящим командованием и штабами. Т-10МК («объект 272К») отличался наличием дополнительной коротковолновой радиостанции Р-112 и бензоэлектрического зарядного агрегата. Боекомплект к пушке был уменьшен на 8 выстрелов для размещения дополнительной радиостанции и составлял 22 выстрела. Дальность связи при работе с 10-метровой антенной на стоянке в телеграфном режиме составляла 100 км, в телефонном режиме — 40 км. Всего с 1959 по 1964 год было построено 100 Т-10МК (они выпускались только в Ленинграде).

 

В процессе производства в конструкцию Т-10М вносились различные изменения. Так, с декабря 1962 года на танке Т-10М устанавливалась более простая по конструкции и изготовлении механическая трансмиссия, первоначально разработанная в качестве резервного варианта. Она была на 507 кг легче прежней и имела значительно меньшие габариты, что позволило дополнительно разместить в забронированном объеме 100 л топлива. В состав трансмиссии входили: главный фрикцион, шестискоростная механическая коробка передач, механизм поворота типа «ЗК» и бортовые редукторы. Однако наличие в трансмиссии главного фрикциона сухого трения несколько снижало ее эксплуатационную надежность.

 

С 1963 года Т-10М стали выпускаться с системой ОПВТ (оборудование подводного вождения танка), что позволяло танку преодолевать по дну водные преграды глубиной до 5 м без ограничения их ширины по условиям работы двигателя.

 

С 1964 года ввели автоматическую систему ППО с более эффективным огнетушащим составом «3,5».

 

Очередная модернизация танка была связана с его вооружением. Прогресс в танкостроении не стоял на месте, и если в 50-е годы 122-мм советские танковые орудия без проблем пробивали своими бронебойными калиберными снарядами броню любых танков НАТО, то в 60-х годах ситуация изменилась. Орудия запущенных в этот период в производство американского М-60 (орудие калибра 105 мм) и британского «Чифтен» (орудие калибра 120 мм) на всех реальных дистанциях стрельбы пробивали броню Т-10М, в то же время штатные калиберные бронебойные снаряды орудия М-62 лобовую броню этих танков не брали.

Дульный тормоз орудия щелевой конструкции
Характерным внешним отличием Т-10М был дульный тормоз орудия щелевой конструкции

В сложившейся ситуации по заданию Министерства обороны и ГКОТ (Государственный комитет по оборонной технике) были начаты работы по созданию 122-мм подкалиберных и невращающихся кумулятивных снарядов для орудия М-62Т2С. Выстрел с кумулятивным снарядом, пробивавшим вертикально расположенную броневую плиту толщиной 450 мм, был принят на вооружение приказом МО от 30 ноября 1964 года. А с 1967 года в боекомплект Т-10М был включен и бронебойно-подкалиберный снаряд с начальной скоростью 1600 м/с, пробивавший 320-мм броню на дальности 2000 м.

 

В 1963 году небольшое количество танков Т-10М было дополнительно вооружено противотанковыми управляемыми ракетами (ПТУР) типа «Малютка» (такими же ПТУР в тот период пытались довооружить и средние танки Т-55). Пусковая установка для трех ракет «Малютка», представляющая собой трубчатую раму с тремя направляющими, размещалась снаружи на верхней задней части башни в специальном кожухе. Пусковая установка была оснащена механизмом подъема с электроприводом. Наведение ракет осуществлялось с помощью штатного танкового прицела. С помощью следящей системы электропривода осуществлялосьсогласование углов наведения пусковой установки и линии прицеливания штатного прицела наводчика. В состав боекомплекта входило 6 ПТУР. Однако, учитывая, что эффективно вести огонь ПТУР можно было только с остановок, это вооружение на танках не прижилось.

 

На базе Т-10 было разработано довольно много различных машин. Еще в 1956 году на базе Т-10 спроектировали САУ «объект 268», вооруженную 152-мм орудием М-64 с раздельным заряжанием. Чтобы разместить его, на корпусе Т-10 установили просторную броневую рубку, толщина брони которой в лобовой части составляла 187 мм. Начальная скорость снаряда орудия М-64 составляла 720 м/с. Для облегчения процесса заряжания 50-килограммовых снарядов на «объекте 268» была предусмотрена его механизация. Снаряды в вертикальном положении закреплялись в специальных каретках замкнутого цепного транспортера. Транспортер, расположенный на задней стенке рубки самоходного орудия, по выбору заряжающего подавал необходимый тип снаряда, доставляя его на высоту его локтя. После этого заряжающий должен был отстегнуть замки, крепящие снаряд, переложить его на лоток досылателя, который и подавал снаряд в камору орудия. Затем вручную из неподвижной боеукладки доставалась гильза, поднималась на высоту лотка и укладывалась на него. Досылатель досылал гильзу вслед за снарядом.

 

На крыше рубки устанавливался зенитный пулемет КПВТ (14,5 мм), здесь же на вращающейся командирской башенке располагался дальномер ТКД-09. В боекомплект самоходки входило 35 выстрелов для пушки и 500 патронов к пулемету.

 

Машина имела боевую массу 50 т и экипаж из 4 человек. «Объект 268» проходил испытания, но так и остался только в опытном экземпляре — на вооружение самоходка принята не была.

 

С использованием силовой установки и элементов ходовой части танка Т-10 были спроектированы и гораздо более мощные самоходные орудия, способные вести огонь атомными тактическими зарядами. Калибр такого орудия определялся атомщиками, которые на тот момент не могли разместить атомный заряд в корпусе снаряда диаметром менее 400 мм, а дальность их стрельбы должна была превышать 25 км.

 

Конструкторы вели разработку таких САУ на гусеничном шасси начиная с 1954 года. В результате было построено два опытных образца: «объект 273» с минометом калибра 420 мм и «объект 271» с артиллерийским орудием калибра 406 мм. Решение о принятии одного из них на вооружение предполагалось принять по результатам их сравнительных испытаний.

 

Для размещения таких мощных артиллерийских систем была спроектирована восьмикатковая ходовая часть с опускающимся ленивцем и гидроамортизаторами, которые должны были частично поглощать энергию отдачи. Моторно-силовую установку полностью заимствовали с Т-10. Первоначально огромная сила отдачи при выстрелах вызывала на испытаниях многочисленные поломки: разрушались ленивцы, срывало с креплений коробку передач, разваливалась аппаратура, но, в конце концов, испытателям и конструкторам удалось сделать машины вполне надежными.

 

В 1957 году обе машины прошли на военном параде по Красной площади, вызвав большой интерес у иностранных военных. Однако оба орудия были слишком тяжелыми, требовали длительной подготовки позиции и специального оборудования для заряжания спецбоеприпасов. Все это снижало их тактические свойства, особенно принимая во внимание скоротечность предполагаемых боевых операций, требовавших высокой мобильности. Поэтому данные системы рассматривались как временные, подлежащие замене по мере совершенствования атомных боеприпасов. В результате было построено всего по четыре установки 2А3 (установка с 406-мм орудием) и 2Б1 (420-мм миномет).

Маска орудия танка Т-10М
Маска орудия танка Т-10М. Хорошо виден ствол спаренного пулемета КПВТ, рядом с ним полка крепления инфракрасного прожектора Л-2 («Луна-2»), сам прожектор отсутствует
Маска орудия танка Т-10М
Передняя часть башни, справа от маски пушки видно окно перископического прицела Т2С-29

В нескольких опытных образцах остались и разработанные на базе Т-10 самоходные стартовые установки для тактических ракет.

 

В 1961 году конструкторы ОКБТ создали опытные образцы стартовых агрегатов («объект 815 сп.1» и «объект 815 сп.2») для комплекса с ракетой среднего радиуса действия РТ-15 (8К-96) разработки ОКБ-1 С.П.Королева. Масса «объекта 815» составляла 42 т.

 

В 1963-1965 годах в ОКБТ были разработаны проекты и созданы опытные образцы транспортно-установочного агрегата («объект 820») и пусковой установки («объект 821») для ракетного комплекса с межконтинентальной баллистической ракетой РТ-20 (8К99) разработки ОКБ-586 М.К.Янгеля. Эти машины базировались на узлах танка Т-10М и имели массу в снаряженном состоянии 78 и 79 т соответственно. Для обеспечения нормального функционирования ракет машины оборудовались системами термостатирования. Несмотря на то, что обе эти машины существовали лишь в опытных образцах, благодаря своему участию в нескольких военных парадах на Красной площади они приобрели поистине мировую известность.

 

Бурное развитие в послевоенные годы ПТУР способствовало тому, что в 1957 году в ОКБТ были начаты работы над проектомтяжелого танка с реактивным вооружением на базе Т-10 («объект 282»).

 

При разработке его компоновочной схемы конструкторы постарались в первую очередь обеспечить повышенную защищенность экипажа от артиллерийского обстрела и поражающих факторов ядерного оружия. Машина получила оригинальный вид — на укороченном до шести опорных катков гусеничном шасси Т-10 располагался высокий корпус, над совершенно плоской крышей которого выступала только небольшая командирская башенка. Лобовое бронирование представляло собой конструкцию из броневых листов толщиной 150 мм (угол наклона 640 ), подпертую сзади 30-мм броневой перегородкой. Образовавшийся между наружным бронированием и перегородкой отсек предназначался для топлива, которое должно было усиливать противокумулятивную защиту. Боевое отделение занимало среднюю часть корпуса. Экипаж размещался по центру машины, впереди сидел механик-водитель, а за ним в легкой вращающейся башенке — командир-оператор с прицелом и пультом управления вооружением. В двух бортовых отсеках было размещено ракетное вооружение. Турели двух независимых пусковых установок установили в кормовой части танка. Их заряжание производилось при помощи специального досылателя из укладки барабанного типа.

 

Хотя машина имела массу 45 т, но на ней установили новый 1000-сильный дизель А-7. По сравнению с Т-10 была усовершенствована система охлаждения и выхлопа двигателя — вместо двух бортовых эжекторов поставили единый кормовой. Благодаря увеличившейся высоте корпуса, в крыше моторного отделения впервые на танке разместили бескассетный циклонный воздухоочиститель с оригинальным уплотнением его соединения с воздухозаборником двигателя (подвижное самоподнимающееся устройство автоматически уплотняло соединение при закрытии крыши).

 

В середине 1958 года «объект 282» передали на испытания, но в серию он не запускался.

 

С 1961 года в ОКБТ разрабатывался и другой ракетный танк. Это был Т-10М, на котором вместо штатной башни устанавливалась башня с «объекта 775» (разработчик КБ ЧКЗ, главный конструктор П.Исаков). Башня «объекта 775» была оснащена 125-мм ствольной нарезной пусковой установкой Д-126 (разработанной в ОКБ-9), стрелявшей ПТУР «Рубин». Эта ПТУР, разработки КБМ, имела полуавтоматическую систему наведения с передачей команд по радиолучу. Из пусковой установки Д-126 можно было вести огонь также и 125-мм неуправляемыми активно-реактивными осколочно-фугасными снарядами «БУР». Машина была построена и проходила испытания до 1965 года, но после того как ПТУР «Рубин» сочли неперспективной, они были прекращены.

 

В 1957 году по заказу Министерства среднего машиностроения в ОКБТ было создано шасси для подвижной атомной электростанции, которое получило обозначение «объект 27». Старшим инженером проекта был назначен П.Тарапатин. Шасси создавалось на базе узлов тяжелого танка Т-10. Так как полная масса машины должна была составлять около 90 т, то ходовую часть Т-10 пришлось удлинить. Для обеспечения приемлемого удельного давления на грунт машина получила десять пар опорных катков и значительно уширенную гусеницу. На ходовой части разместили прямоугольный корпус-кузов, напоминающий размерами железнодорожный вагон, в котором устанавливалось оборудование станции. Подвижная атомная электростанция успешно прошла испытания и, по некоторым сведениям, эксплуатировалась на Колыме, Чукотке и других районах Крайнего Севера.

Тяжелый танк Т-10М
 
Тяжелый танк Т-10М
Тяжелый танк Т-10М, в экспозиции музея Великой отечественной войны, Киев

С 1959 года в челябинском СКБ-200 на базе танка Т-10М разрабатывался инженерный минный тральщик (ИМТ), предназначенный для прокладки широких проходов в минных полях. На ЧТЗ была создана конструкторская группа, которая в тесном контакте со специалистами СКБ-200 выполнила проект базовой машины для минного тральщика. С танка Т-10М убрали башню и пушку, внутри корпуса сняли боеукладку и все, что было связано с вооружением. Подбашенный проем закрыли листом тридцатимиллиметровой брони, в котором вырезали два отверстия для люков командира и оператора. Каждый член экипажа получил танковое переговорное устройство, в левой части корпуса установили радиостанцию, имелась система противоатомной защиты.

 

В общей сложности с танка сняли 13 тонн, тогда как вес устанавливаемого тралящего оборудования комбинированного типа (каткового и ножевого тралов) составил всего 9,5 тонн. В результате ИМТ получил хорошую подвижность и мог передвигаться по грунтовой укатанной дороге со скоростью до 40 км/час. В походном положении траловое оборудование перевозилось на крыше корпуса машины, а в рабочем — опускалось на грунт при помощи гидроцилиндров, размещенных в нишах у бортов. Обратно в походное положение трал поднимался лебедкой или же при помощи рычажного механизма подъема при движении машины задним ходом. Основным тралящим оборудованием являлся однорядный катковый трал из десяти индивидуально подвешенных катков, кинематически связанных между собой тросово-блочной системой. Перед гусеницами располагались секции ножевого трала с четырьмя ножами.

 

К концу 1961 года было изготовлено два базовых шасси, а весной 1962 года опытный образец минного тральщика с катковым и ножевым оборудованием был перевезен на полигон Уральского военного округа для заводских испытаний. В целом испытания машина прошла успешно, обеспечивая почти 100%-е качество траления. Однако устранение выявленных недостатков доводочные работы сильно затянулись, и ко времени их завершения выпуск танков Т-10М на ЧКЗ был уже прекращен.

 

Отдельные танки Т-10 использовались и в качестве экспериментальных машин. Так, в 1955 году во ВНИИ-100 исследовали целесообразность применения горизонтального наведения орудия на цель поворотом корпуса танка (неподвижная установка пушки в горизонтальной плоскости). Эти работы велись задолго до появления в Швеции знаменитого безбашенного танка Strv-103 (танк «S»). Для проведения испытаний были использованы база и вооружение танка Т-10. Поворот машины производился при помощи специального электродвигателя, который через дополнительный редуктор приводил в движение штатную трансмиссию танка. 122-мм нарезную пушку М-62Т2 разместили в неподвижной броневой рубке, в кормовой части которой один за другим размещались два транспортера механизма заряжания — для снарядов и для гильз.

Тяжелый танк Т-10М
Т-10М — хорошо видны инфракрасные прожекторы, установленные на маске орудия и командирском люке

Проведенные испытания показали высокую точность такого способа наводки орудия, облегчалась и автоматизация процесса заряжания. С другой стороны, усложнилась конструкция механизма поворота танка (необходим был вспомогательный двигатель), а маневр огнем определялся маневренностью машины. Очень существенным недостатком сочли и невозможность ведения огня с ходу. Поэтому применение такого способа наводки основного оружия было признано нецелесообразным и дальнейшие работы в этом направлении прекратили.

Т-10М заезжает в капонир
Т-10М заезжает в капонир, передние брызговики откинуты, чтобы избежать их повреждения о грунт. Зенитный пулемет установлен в походном положении и закрыт чехлом. На корме башни закреплена скатка чехла

В 1959 году на ЛКЗ был изготовлен и проходил испытания опытный Т-10М с радиолокационным дальномером, но в серию он также не пошел.

 

Давая общую оценку танка Т-10, можно утверждать, что он оказался вполне удачной машиной, в которой органично сочетались мощная броневая защита, высокоэффективное вооружение и хорошие маневренные качества. Простота устройства, удобное управление, высокая проходимость выгодно отличали его от других советских и зарубежных тяжелых танков. На момент разработки Т-10 (начало 50-х годов) тяжелые танки собственной конструкции, кроме СССР, имели на вооружении только США — М103 (1956 год) и Великобритания — «Конкэрор» (1954 год), однако оба они уступали Т-10 по своим боевым свойствам. И «англичанин», и «американец» были выше и тяжелее Т-10, имели небольшую максимальную скорость и из-за того, что оснащались карбюраторными двигателями — низкий запас хода по топливу. «Конкэрор» вооружался 120-мм нарезным орудием (которое оказалось чрезвычайно громоздким), но мог похвастаться только одноплоскостным (в вертикальной плоскости) стабилизатором, а М-103 вообще такового не имел. Напомним, что уже Т-10А (1956 год) оснащался одноплоскостным стабилизатором, а Т-10Б — двухплоскостным. На зарубежных танках отсутствовала система противоатомной защиты, также они не имели возможности преодолевать водные преграды по дну. И хотя советский танк несколько уступал иностранцам по броневой защите передней части корпуса, однако значительно превосходил их по подвижности и проходимости. В целом танк Т-10 удовлетворял основным тактико-техническим требованиям, предъявлявшимся к тяжелым танкам того периода.

 

Долгое время западные эксперты считали, что в СССР было построено более 8 тыс. танков Т-10 всех модификаций, и соответственно называли его самым массовым тяжелым танком в мировой истории. Действительность же оказалась намного скромнее. Согласно последним опубликованным данным, с 1953 по 1965 год было выпущено всего 1439 танков Т-10 всех модификаций. Эти машины в основном направлялись на вооружение тяжелых танковых дивизий, начавших формироваться с 1954 года.

 

В этот период, в рамках пересмотра способов ведения боевых действий в условиях применения ядерного оружия и поступления в войска новой техники, были начаты мероприятия по изменению штатной организации войск. С целью повышения живучести войск в их составе резко увеличивалось количество танков, бронетранспортеров, зенитных средств. Так, по новым штатам, принятым в 1954 году, в танковой дивизии количество танков в танковом полку составило 105 машин (ранее было 65). Кроме того, в состав дивизии был включен механизированный полк. В том же году было принято решение о формировании тяжелых танковых дивизий, предназначавшихся для прорыва укрепленной обороны противника, в состав которых входило по три тяжелых танковых полка, вооруженных 195 тяжелыми танками. Именно в них и начали передаваться поступающие ввойска танки Т-10. Первыми были развернуты две тяжелые танковые дивизии в составе Группы Советских Войск в Германии (ГСВГ). Это были 13-я Гвардейская Бобруйско-Берлинская Краснознаменная ордена Суворова и 25-я Гвардейская Краснознаменная дивизии. Позже к ним присоединились 5-я Корсуньская Краснознаменная и 34-я Днепровская ордена Суворова тяжелые танковые дивизии из состава Белорусского Военного округа, а также 14-я Гвардейская Бахмачская дважды Краснознаменная ордена Суворова тяжелая танковая дивизия из Киевского Военного округа. Для их формирования использовались личный состав и материальная часть расформированных в 1956 году двадцати трех отдельных тяжелых танкосамоходных полков. Тяжелые танковые дивизии просуществовали в составе Сухопутных войск до начала 70-х годов, когда они были перевооружены основными танками и переименованы в танковые.

 

В последующие годы по мере поступления в войска все большего количества основных танков Т-64, Т-72 и, наконец, Т-80, которые по своим боевым характеристикам превосходили тяжелые Т-10, последние постепенно передавались на долговременное хранение, перебрасывались в укрепрайоны на советско-китайской границе или же отправлялись на разборку-разделку. Официально, как и многая другая советская бронетанковая техника, тяжелые танки Т-10 были сняты с вооружения только в 1993 году, уже в Российской Армии (преемнице СА).

 

Т-10 не может похвастаться сколько-нибудь яркой боевой карьерой. На экспорт эти тяжелые танки никогда не поставлялись, поэтому им не представилась возможность отличиться, например, в боях на Ближнем Востоке, где прошло боевую обкатку большинство советской танковой техники (Т-54, Т-55, Т-62, Т-72, ПТ-76). Единственной крупной войсковой операцией, обошедшейся, слава Богу, без крови, в которой принимали участие Т-10, была операция «Дунай» — ввод войск стран Организации Варшавского Договора на территорию Чехословакии «в целях борьбы с контрреволюцией в Восточной Европе». В этой операции главная роль отводилась танковым соединениям и частям 1-й Гвардейской танковой армии из состава ГСВГ под командованием генерал-лейтенанта танковых войск К.Кожанова, в составе которой находилась 13-я ттд. (переименованная в 1965 году в 9-ю тд.), на вооружении которой имелись Т-10. Со стороны ГДР в Чехословакию были введены части 20-й Гвардейской Краснознаменной армии генерал-лейтенанта танковых войск И.Величко, в состав которой входила 25-я Краснознаменная дивизия, также имевшая танки Т-10. Всего через пять часов после перехода границы несколько тысяч танков появились на улицах Праги, знаменуя собой конец «Пражской весны»…

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.


Понравилась статья? Не забудьте поделиться ею: