Трудовой подвиг забытого КБ. Часть 1

Рубрика: Авиационная техника
683

Надеюсь, что своими воспоминаниями мне удастся восполнить тот пробел, который имеется в большинстве источников по истории Ташкентского авиационного производственного объединения им. Чкалова (ТАПОиЧ), а также опытных конструкторских бюро Ильюшина и Антонова, а именно по части сведений о создании, работе и достижениях филиала ОКБ им. О. К. Антонова в Ташкенте, а также о том времени, когда произошло объединение его с заводом. В данной статье приводится информация об Опытном конструкторском отделе (ОКО) и близком для меня КБ-100 (бюро планера самолета), которым автор руководил более 25 лет после объединения с ТАПОиЧ.

 

Думаю, для большинства читателей будет неожиданностью узнать, что ряд известных модификаций специального назначения самолетов Ан-12 и Ил-76 принадлежит «перу» не конструкторов ОКБ Антонова и Ильюшина, соответственно, а именно их ташкентским коллегам, находившимся в подчинении «центральных» ОКБ. Ими также разработан и целый ряд интересных модификаций Ан-12 и Ил-76, которые так и не были реализованы…

 

 

ФИЛИАЛ КБ АНТОНОВА В ТАШКЕНТЕ (1959–1974 ГГ.)

 

 

Организация филиала Киевского ОКБ в Ташкенте началась в 1959 г. с приглашения конструкторов ОКБ в кабинет Генерального конструктора ОКБ О. К. Антонова. Им было предложено включиться в группу по организа- ции в Ташкенте первого в Средней Азии филиала Опытного конструкторского бюро по проектированию и модификациям самолетов «Ан».

 

Было удивительно, что отсутствовали общие собрания с призывом желающих поехать в далекий и жаркий Ташкент, не было никаких сообщений и в местной печати организации.

 

В отличие от других, я представлял причину моего приглашения: в течение года, с тех пор как начал работать конструктором в ОКБ О. К. Антонова, я успел съездить в командировку по всем областям Узбекистана с проверкой работы нашей сельхозаппаратуры, навешиваемой на самолет Ан-2.

 

Работа была ответственной, ибо поступили жалобы из районов на случаи со смертельным исходом из-за неудачного опыления с самолета жидкими химикалиями «меркаптофос», обеспечивающими высыхание и сброс листьев хлопчатника, после которого начинался сбор урожая хлопкоуборочными машинами. Ветер из-за неправильного использования аппаратуры относил пылевое облако на жилые районы, приводя к отравлению скота и людей.

 

Во время командировки я собрал данные о конструктивных недоработках аппаратуры, случаях отравления обслуживающего персонала и работающих на полях колхозников, сделал ряд предложений, которые были распространены в местных газетах, и заодно успел встретиться со своими родителями, которые ждали моего возвращения на родину. При отчете о служебной командировке я этого не скрывал, зная, что мне все равно необходимо было отработать определенное время по направлению из МАИ.

 

 

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.