Внутри корпус танка был разделен металлической перегородкой на боевое отделение с постом управления и силовое отделение. Пост управления представлял собой место механика-водителя, которое располагалось по продольной оси машины. Над ним имелся треугольный люк со сдвигающейся в сторону крышкой, расположенный на крыше корпуса перед башней. В крышку люка устанавливался смотровой прибор, обеспечивающий механику-водителю внешний обзор. Перед открыванием люка его необходимо было снимать. Возле сиденья механика-водителя находились органы управления танком и контрольноизмерительные приборы. А позади него в днище танка располагался аварийный люк, здесь же хранились магазины с патронами к пулемету.

 

В средней части корпуса танка (за отделением управления и в башне) находилось боевое отделение. В боевом отделении размещались: сиденья заряжающего, командира орудия и командира танка, основная часть боекомплекта и часть ЗИП. В металлической перегородке между боевым и силовым отделением имелось несколько лючков и отверстий, облегчающих доступ к узлам двигателя.

танк, вид, сухопутная техника
Танк ИС-3: общий вид с разных сторон

Литая башня имела приплюснутую сферическую форму. В крыше башни находился большой овальный люк, закрываемый двумя крышками. В правой крышке устанавливался смотровой прибор заряжающего (МК-4), а в левой — располагался командирский люк наблюдения, закрытый круглой вращающейся крышкой, в которой был смонтирован смотровой прибор командира (МК-4 с кнопкой управления вращением башни). Этот прибор предназначался для наблюдения за местностью, определения дальности до цели, для целеуказания и корректировки артиллерийского огня. Развитой командирской башенки ИС-3 не имел. Это конструкторское решение труднообъяснимо, так как ко времени проектирования ИС-3 все советские танки уже имели командирскую башенку, необходимость которой для осуществления командиром полноценного наблюдения за полем боя стала общепризнанной. Практика показывала, что ее отсутствие не могут компенсировать даже самые удачные по конструкции перископы кругового обзора.

 

В литой маске башни была установлена танковая 122-мм пушка и спаренный с ней 7,62-мм пулемет ДТ. Кроме пушки, в башне хранился боезапас (снаряды) и находилась радиостанция, которую обслуживал командир танка. Снаряды размещались в башне в специальных лотках (25 снарядов). С правой стороны от пушки также находилась укладка на пять гильз. Максимальная скорость поворота башни составляла 12°/с. Электропривод поворота был оборудован системой командирского управления: командир мог, удерживая цель в поле зрения своего смотрового прибора, нажать на кнопку и повернуть башню в заданном направлении по кратчайшему пути. При совпадении линии визирования с осью канала ствола башня останавливалась. Вертикальную наводку пушки на цель осуществлял наводчик при помощи ручного механизма.

 

Вооружение

 

Основное вооружение танка составляла 122-мм пушка Д-25Т образца 1943 года, с длиной ствола 48 калибров. Пушка снабжалась двухкамерным дульным тормозом и горизонтальным клиновым затвором с полуавтоматикой механического типа. Практическая скорострельность составляла 2-3 выстрела в минуту, а дальность выстрела прямой наводкой — 1100 метров. Боекомплект пушки состоял из 28 выстрелов раздельного заряжания: 18 осколочно-фугасных и 10 бронебойных. Для облегчения работы заряжающего укладки, предназначенные для размещения бронебойных снарядов, окрашивались в черный цвет, а остальные — в серо-стальной. Для пушки использовали боеприпасы раздельного заряжания (осколочно-фугасные ОФ471 и ОФ-471Н, бронебойные Б-471, БР-471 и БР-471Б). Масса снаряда — 25 кг, начальная скорость — 781 м/с. С дистанции 1000 метров бронебойный снаряд пробивал броню толщиной 150 мм.

 

Для борьбы с воздушными целями на крыше башни устанавливался крупнокалиберный 12,7-мм пулемет ДШК образца 1938 года или пулемет ДШКМ образца 1938/1944 года (конструкция Дегтярева и Шпагина). Огонь из пулемета велся при помощи коллиматорного прицела К8-Т, обеспечивающего ведение прицельного огня по целям, движущимся со скоростью 400 км/ч на высоте до 400 м. Боезапас к пулемету составлял 250 патронов.

 

Ходовая часть

 

В силовом отделении был установлен дизель В-11-ИС-3 вместе со вспомогательными приспособлениями (системы смазки, питания и охлаждения). Двигатель В-11-ИС-3 представлял собой двенадцатицилиндровый четырехтактный дизель жидкостного охлаждения максимальной мощностью 520 л.с. и являлся, в сущности, усовершенствованным двигателем В-2К.

 

В моторном отделении устанавливались четыре основных топливных бака коробчатой формы: два бака слева от двигателя и два — справа (как левая и правая группы), общая емкость которых составляла 450 л.

 

На корме крепилось четыре дополнительных топливных бака цилиндрической формы, включенных в систему питания. Емкость каждого бака составляла 90 л. Дополнительные топливные баки затрудняли поворот башни, поэтому при необходимости экипаж мог сбросить их, не выходя из машины.

танк, ис-3, будапешт, техника
Подбитый на улицах Будапешта ИС-3: в результате взрыва боезапаса с танка сорвало башню

Однако, несмотря на свой грозный вид, уже в самом начале эксплуатации в войсках у ИС-3 проявился целый ряд недостатков, явившихся следствием конструктивных просчетов и ошибок, допущенных в ходе его проектирования. Как говорится, «у семи нянек дитя без глаза» — и плод совместного творчества конструкторов ЧКЗ и Опытного завода №100 подтвердил эту пословицу. Например, поспешное проектирование основной детали танка — бронекорпуса ИС-3 — привело к тому, что его конструкция, обеспечивая очень высокий уровень снарядостойкости, не обладала необходимой эксплуатационной жесткостью.

 

В результате уже в 1946 году пришлось создавать комиссию по анализу дефектов ИС-3. К ним относились повреждения корпуса в районе моторно-трансмиссионного отделения, поломки коробки передач, выходы из строя двигателя и прочее. Работа по организации ремонта многочисленного парка танков ИС-3 оказалась сложной и кропотливой. Пришлось заново разработать документацию на разборку танков, на обмер и осмотр основных узлов и деталей, снимаемых с машин, отбраковку вышедших из строя или оказавшихся негодными из-за конструкторских просчетов, а затем отрабатывать документацию на их восстановление или ремонт. Одновременно необходимо было разработать документацию и мероприятия, обеспечивающие устранение выявленных за годы эксплуатации недостатков, учесть замечания заказчика, обеспечив при этом минимальную трудоемкость работ. Комплекс этих специальных работ по устранению технических недочетов, допущенных конструкторами, официально получил название УКН-703 (устранение технических недостатков на объекте 703). Данная задача была поручена ленинградцам — конструкторам Кировского завода. В работе были задействованы практически все отделы ОКТБ Кировского завода. Координировал их опытный инженерконструктор В.А. Козловский. К концу 1951 года удалось подготовить большой объем конструкторской документации и выпустить более 120 многостраничных инструкций по восстановлению основных узлов танка ИС-3.

 

В результате УКН на ИС-3 был усилен подбашенный лист и кронштейны крепления двигателя, что позволило повысить жесткость корпуса. Значительным усовершенствованиям подверглась трансмиссия — была усовершенствована конструкция главного фрикциона, улучшены уплотнения бортовых передач, изменено крепление коробки передач. Это помогло устранить возникающие расцентровки двигателя и элементов трансмиссии. Вместо ручного маслоподкачивающего насоса установили электрический. Были также улучшены уплотнения подшипников опорных катков. Для обеспечения более устойчивой радиосвязи радиостанцию 10-РК заменили на 10-РТ. В результате всех этих нововведений масса танка возросла и достигла 48,8 т (против 45,8 т у ИС-3 образца 1945 года).

 

В период с 1948 по 1952 годы все танки ИС-3 были подвергнуты модернизации, для чего было задействовано танковое производство Кировского завода.

 

Несмотря на обширный список переделок и большие затраченные средства — стоимость модернизации одного танка по программе УКН-703 обходилась в 260 000 рублей (напомним, что первоначальная стоимость ИС-3 равнялась 350 000 рублей) — эксплуатационные характеристики танков так и не удалось довести до необходимых кондиций.

Израиль, парад, техника, танк
ИС-3М на параде Армии обороны Израиля, 1967 г. Израильтяне любили демонстрировать эти тяжелые танки на своих военных парадах

Поэтому на исходе 50-х годов была проведена вторая модернизация ИС-3, после которой танк получил обозначение ИС-3М. Задачей этой модернизации стало подтягивание танка на уровень боевых машин того периода и максимально возможная унификация его узлов и агрегатов с более современными танками (в том числе и с находившемся уже в массовом производстве Т-54).

ис-3м, модернизированный танк ис-3, история бронетехники
ИС-3М 
Художник: Аарон Шепс

Боевое применение

 

Хотя оригинальные формы корпуса и башни ИС-3 надолго завладели умами танкостроителей всего мира (на западе определенное влияние ИС-3 ощущалось в форме корпуса и башни американского танка М-48, немецкого «Leopard 1» и французского АМХ-30), его военную карьеру нельзя назвать весьма успешной.

египет, ис-3, бронетехника, лейтенант эйн-гиль
Египетский ИС-3, после боя с ротой лейтенанта Эйн-Гиля на южном участке укрепрайона Рафахского перекрестка

Несмотря на воспоминания некоторых ветеранов (так, генерал-лейтенант И.С. Лыков в своей книге «В грозный час» рассказывает о конкретных примерах применения ИС-3 в 49-м гвардейском танковом полку прорыва в Германии, а А.А. Вишняков в книге «Танк на пьедестале» — об их участии в битве за Берлин), в боях на завершающем этапе боевых действий в Европе, а тем более в битве за Берлин ИС-3 участия не принимали (на 24 мая 29 построенных танков ИС-3 все еще находились на ЧКЗ).

 

Не соответствует действительности и информация о том, что ИС-3 проходили испытания в составе Дальневосточной группы войск во время боев с Квантунской армией в августе-сентябре 1945 года, в составе танкового полка 1-го Дальневосточного фронта. Хотя в некоторых источниках упоминалось, что на Дальний Восток был направлен целый полк (21 машина), вооруженный танками ИС-3, а для их технического обслуживания Кировский завод направил с этим полком специальную бригаду во главе с инженером Е.И. Рощиным (он участвовал еще в первых испытаниях тяжелых танков КВ и Т-100 на Карельском перешейке во время Финской войны). В мемуарах Рощина можно прочитать: « … к району боевых действий танки ИС-3 доставлялись по железной дороге до порта Посьет, а затем транспортным судном перевезены в Дальний, дальше танки пошли своим ходом». Однако архивные данные этого не подтверждают, согласно документам ни ИС-2, ни тем более ИС-3 не участвовали в боевых действиях на Дальнем Востоке. Там воевал только один 48-й отдельный тяжелый танковый полк, на вооружении которого имелся 21 тяжелый танк КВ.

 

Но хотя повоевать во время Второй мировой войны ИС-3 не пришлось, однако его первый выход на «сцену» оказался очень эффектным. В пятницу 7 сентября 1945 года в Берлине состоялся большой военный парад в честь окончания Второй мировой войны. В параде участвовали отряды оккупационных войск СССР, США, Англии и Франции. На почетной трибуне разместились: главнокомандующий советскими оккупационными войсками маршал Г.К. Жуков, командующий американской 3-й Армией генерал Джордж С. Паттон, английский генерал Робертсон и французский генерал Мари П. Кениг. По расчищенному от завалов и приведенному в относительный порядок Шарлоттенбургскому шоссе перед высшими чинами сначала промаршировали пехотные отряды, а после короткого перерыва на шоссе вышла колонна бронетехники. Первыми шли тридцать два легких американских танка М24 и шестнадцать бронеавтомобилей М8. Затем шли французские танки, бронетранспортеры и бронеавтомобили. Английские бронетанковые войска представляли двадцать четыре танка «Комета» и тридцать бронеавтомобилей.

 

Опять наступила небольшая пауза, которую вскоре нарушил надвигающийся рев мощных двигателей. Завершали парад тяжелые советские танки совершенно неизвестного союзникам типа, вооруженные пушками большого калибра. Двигаясь по три в ряд, танки приблизились к трибуне. Колонна состояла из пятидесяти двух машин — сводный отряд, созданный на базе 71-го гвардейского полка тяжелых танков, 2-й гвардейской танковой армии.

линия бар-лева, израиль, сухопутная техника
ИС-3, превращенный в огневую точку на линии израильских укреплений вдоль Суэцкого канала («Линия Бар-Лева»). На этой машине снят двигатель, а на его месте размещен дополнительный боекомплект

Свидетель парада английский бригадный генерал Фрэнк Хаули позднее написал в своих мемуарах: «Что касается бронетехники, то союзники ограничились демонстрацией легких танков и бронеавтомобилей. А русские превзошли всех — оглушительно скрежеща гусеницами, по бетону шоссе мимо трибуны проследовала сотня (для пущего эффекта генерал удвоил число танков) гигантских новейших танков типа «Иосиф Сталин». По сравнению с русскими танками все на Унтер-ден-Линден как бы уменьшилось в размерах. Держа строй, танки проехали мимо, жерла их мощных пушек дырявили небо».

 

После парада Жуков отправил Сталину рапорт, в котором, в частности, было сказано следующее:

 

«... Наши танки ИС-3 произвели неизгладимое впечатление на иностранцев. Танки прошли ровными рядами и хорошо показали себя».

 

В СССР, на своей родине, ИС-3 были впервые продемонстрированы только через год — на параде в Москве, проведенном 7 ноября 1946 года.

 

В отличие от своего предшественника ИС-2, который использовался в армиях многих стран мира, танк ИС-3 поставлялся за границу в очень ограниченных количествах.

Кривой Рог, танк, музей, техника
ИС-3, установленный в г. Кривой Рог. Фото прислал участник форума журнала «Марк-Антоний»

Вскоре после окончания Второй мировой войны несколько танков получили Чехословакия и Польша. Польше передали две машины (серийные номера 703.604А81 и 703.605А58) для ознакомления с конструкцией и подготовки инструкторов. Вероятно, предполагалось, что Войско Польское примет его на свое вооружение. Первый из этих двух танков попал в Офицерскую школу танковых войск в Познани. В течение многих лет машина использовалась для подготовки курсантов, а затем заняла место в экспозиции музея Высшей школы офицеров танковых войск.

 

Второй экземпляр направили в Войсковую техническую академию в Варшаве, где его использовали в качестве учебного пособия при подготовке военных инженеров. В пятидесятых годах, когда министром обороны ПНР был маршал К. Рокоссовский, этот ИС-3 участвовал в военных парадах; машина обычно шла во главе танковых колонн. В начале 70-х годов танк отвезли на полигон в Ожише. Там, частично разукомплектованный, он почти двадцать лет использовался в качестве наблюдательного пункта. В начале 90-х годов машину доставили обратно в Варшаву. Теперь этот танк находится в коллекции музея тяжелого вооружения Войска Польского в Чернякувском форте.

музей, Бельгия, ис-3, техника
ИС-3М в экспозиции музея в Бельгии

Судьба танка, отправленного в Чехословакию, известна не столь подробно. Первое время танк участвовал в военных парадах, а теперь это экспонат Музея Армии в Праге.

 

Значительно большее количество танков ИС-3 было отправлено в КНДР (по-видимому, уже после окончания корейской войны). В 60-е годы в двух северокорейских танковых дивизиях имелось по одному полку тяжелых танков.

 

Принять участие в боевых действиях ИС-3 впервые пришлось в Венгрии в 1956 году. После вывода советских войск из Австрии, в 1955 году, на территории Венгрии был организован Особый корпус советских войск, в состав которого входили 2-я и 17-я гвардейские механизированные дивизии. Среди танков, находящихся на вооружении частей Особого корпуса, имелись и тяжелые ИС-3. Особый корпус предназначался для прикрытия совместно с частями Венгерской народной армии границы с Австрией и обеспечения важнейших коммуникаций на случай выдвижения советских войск с территории СССР. Наиболее трагичной страницей боевого применения ИС-3 стали венгерские события 1956 года. В распоряжении повстанцев находилось около 100 танков.

Главную роль в уличных боях в Будапеште сыграла 33-я Херсонская Краснознаменная дважды ордена Суворова гвардейская механизированная дивизия, для усиления которой был придан 100-й танковый полк (31-я танковая дивизия), вооруженный танками ИС-3. Ранним утром 4 ноября главные силы 2-й и 33-й гвардейских механизированных дивизий с ходу ворвались в Будапешт и за день овладели мостами через Дунай, аэродромом Будаеш, захватив при этом почти все танки мятежников, 15 орудий и 22 самолета.

 

Танки пушечным огнем и тараном проделывали проходы в баррикадах, построенных на улицах Будапешта, пробивая дорогу пехоте и десантникам. О масштабе боев свидетельствует тот факт, что штурм узла сопротивления в кинотеатре «Корвин», в котором участвовали части 33-й гвардейской механизированной дивизии 5 ноября, начался после артиллерийского налета, в котором принимали участие 170 орудий и минометов. С трех сторон несколько десятков танков расстреливали уцелевшие огневые точки. Только к вечеру советские войска овладели этим кварталом.

 

О тяжести боев свидетельствует то, что только 33-я гвардейская механизированная дивизия потеряла 14 танков и САУ, 9 бронетранспортеров, 13 орудий, 4 установки БМ-13, 31 автомобиль и 5 мотоциклов. Какую часть из потерянных танков составляли ИС-3 — неясно, но судя по известным кинокадрам и фотоснимкам, по крайней мере несколько этих машин было подбито или сожжено на улицах столицы Венгрии. За несколько месяцев до событий в Венгрии, в июне 1956 года иностранная пресса и наблюдатели сообщали о большом военном параде в Каире, проведенном в честь «Дня Независимости» — 23 июня. Среди прочей бронетехники, полученной от Советского Союза, египтяне продемонстрировали и танки ИС-3. Тогдашний премьер-министр Египта полковник Гамаль Абдель Насер, пытаясь укрепить египетскую армию, обратился сначала за помощью к Соединенным Штатам. Однако за океаном к просьбам главы Египта отнеслись с полным равнодушием, поэтому Насер решил заключить договор с СССР. 27 сентября 1955 года было подписано соглашение между СССР и Египтом о поставках советского оружия для оснащения египетской армии. К июлю 1956 года Советский Союз уже практически выполнил взятые на себя обязательства. Кроме танков Т-34-85, самоходных установок СУ-100 и бронетранспортеров БТР-152, египтяне получили и партию танков ИС-3 (обычно сообщается о 25 танках этого типа).

соединенные штаты, сухопутная техника, ис-3, история ис-3, техника
ИС-3 в Абердине, США

После того, как Насер объявил 26 июля 1956 года о национализации Суэцкого канала и ввел в зону канала египетские войска — на Ближнем Востоке запахло порохом, а 29 октября израильская армия приступила к выполнению плана «Кадет» целью которого был захват Синайского полуострова и выход к Суэцкому каналу. 5 ноября объединенные англо-французские войска провели воздушно-морскую десантную операцию «Мушкетер», в результате которой был захвачен Порт-Саид и совершен марш в глубь территории Египта вдоль Суэцкого канала. Планируя эту операцию, западное командование считалось с наличием у египтян танков ИС-3. Поэтому в состав ударной группировки входил 6-й танковый полк, оснащенный танками «Centurion», поскольку мощность пехотной противотанковой 17-фунтовой пушки была признана недостаточной. Но и эта мера не позволяла быть спокойным за исход операции, поскольку 20-фунтовая пушка Центуриона также была малоэффективна против ИС-3.

 

В этой ситуации экипажи английских танков прошли дополнительную подготовку, которой руководил полковник Э.Ф. Оффорд из Экспериментального отдела в Бовингтоне. Во время дополнительного курса английские артиллеристы отрабатывали новые способы управления огнем и изучали наиболее уязвимые точки египетских танков.

 

Но, к счастью для англичан и французов, их опасения не оправдались — в зоне боевых действий танков ИС-3 не оказалось. Вероятно, египтяне держали ИСы в резерве, кроме того, возможно, экипажи танков еще были недостаточно обучены.

 

Поставки танков ИС-3 продолжались и в 1962-1967 годах. Всего Египет получил более 100 машин этого типа. Вместе с танками в Египет прибыли и советские инструкторы, а египетские офицеры проходили подготовку на специальных курсах, организованных в Академии танковых войск в Москве.

 

В египетской армии танки ИС-3 считались мощными машинами поддержки войск и составляли парк нескольких танковых батальонов (по 20-30 машин). Батальоны придавались пехотным и моторизованным дивизиям, а также некоторым танковым бригадам, входящим в состав танковых дивизий. Так, батальон ИС-3 имелся в составе 7-й пехотной дивизии, занимавшей оборону на рубеже Хан Юнис — Рафах. Еще 60 ИС-3 имела в своем составе 125-я танковая бригада, позиции которой находились близ Эль-Кунтиллы.

 

5 июня 1967 года израильтяне начали боевые действия на Синайском полуострове, вошедшие в историю как «Шестидневная война». Главную роль в наземных сражениях сыграли танковые и механизированные войска Израиля, основу которых составляли американские танки М48 «Паттон III». Изначально эти танки были вооружены орудием калибра 90-мм, но часть машин израильтяне успели переоснастить 105-мм орудиями. Кроме того, израильтяне располагали модернизированными английскими танками «Центурион» (так называемые танки «Бен Гурион», также с орудиями калибра 105 мм) и уже довольно устаревшими американскими танками М4 «Шерман» (местная модификация М51 «Ишерман» была перевооружена французским 105-мм орудием). Армия Израиля была хорошо подготовлена к ведению маневренной войны, в то время как египтяне отдавали предпочтение статичной обороне.

 

Израильские танкисты считались с угрозой, исходящей от тяжелых египетских танков, вооруженных мощными пушками и защищенных толстой броней. Им было известно, что только в 1965-67 годах в Египет было поставлено 25 тяжелых танков ИС-3М. Однако в условиях маневренного боя ИС-3 проигрывали более современным танкам израильтян. Сказывались низкий темп ведения огня и устаревшая прицельная система сороковых годов, которая позволяла вести прицельный огонь только во время остановок, в то время как на израильских М48А2 стоял оптический прицел-дальномер и двухплоскостной стабилизатор. Плохо приспособленными для работы в жарком климате были и двигатели ИС-3. Но самое главное — выучка и боевая подготовка израильских танкистов была несравненно выше, чем египетских. Сказывался низкий общеобразовательный уровень основной массы личного состава, затруднявший освоение боевой техники. Невысоким был и морально-боевой дух солдат, не проявлявших достаточной стойкости и упорства.

 

После окончания «Шестидневной войны» израильтяне объявили, что им удалось подбить и захватить 820 танков противника, в том числе 73 тяжелых ИС-3М. Потери Израиля составили 120 танков. Большинство из захваченных ИС-3М было доставлено в ремонтные мастерские и приведено в рабочее состояние. Израильские источники сообщали, что ИСам также заменяли двигатели, устанавливая на машины вместо штатных движков аналогичные дизели В-54, снятые с разбитых танков Т-54/Т-55. При этом менялась и крыша моторно-трансмиссионного отделения.

 

Трофейные танки часто участвовали в военных парадах по случаю государственных праздников Израиля. В конце 60-х годов, по предложению тогдашнего начальника штаба израильской армии генерала Хаима Бар-Лева, трофейные машины закопали вдоль Суэцкого канала, создав здесь укрепленную линию обороны. Всего было окопано 33 танка, но к 1973 году в боевой готовности находилось только 16 машин. Эти укрепления получили название «Линия Бар-Лева». Во время «Войны Судного дня» в 1973 году окопанные танки не оказали существенного влияния на ход событий, а вскоре были вовсе потеряны, поскольку территория перешла обратно в руки египтян. Во время «Войны Судного дня» египтяне располагали по крайней мере одним полком тяжелых танков ИС3М, но данных о его участии в боевых действиях нет.

 

В 80-х годах египетская армия официально сняла с вооружения танки типа ИС-3, а уцелевшие машины были списаны и сданы на слом. Несколько машин купили танковые музеи в разных странах мира. Так, ИС-3М имеются в экспозиции музея на Абердинском полигоне в США, в музее в Бельгии. Что касается танка ИС-3 в чистом виде, то по всей вероятности он сохранился только в польском городе Познань, в музее Высшей офицерской школы танковых войск.

праздники, сухопутная техника, танк
ИС-3М, поддерживаемый в ходовом состоянии на одном из праздников в подмосковной Кубинке

В период обострения советскокитайских отношений в конце 60-х годов и особенно после инцидента на острове Таманский в 1969 году устаревшие к тому времени танки ИС-3М вместе другими «старичками» — Т-44, ИС-4 и т.п. были отправлены на Дальний Восток «для усиления охраны советско-китайской границы». Часть ИС-3М были оставлены на ходу и использовались для охраны границы в режиме боевого дежурства. Эти машины находились в боксах танковых парков с полным боекомплектом и заправленными топливными баками и по боевой тревоге имели задачу занять заранее подготовленные позиции. Другие танки использовались для сооружения укрепленных пунктов на советско-китайской границе от Дальнего Востока и Забайкалья до Средней Азии — они зарывались по башню в землю, превращаясь в своеобразные ДОТы. При этом обычно с них демонтировались все механизмы не нужные для ведения боя — двигатель, коробка передач и т.д.

Чехия, музей, ходовое состояние, танк
Восстановленный до ходового состояния ИС-3, из военного музея в Лисани, Чехия

В СНГ в настоящее время сохранилось немало танков ИС3М, установленных как памятники или хранящихся как музейные экспонаты. Их можно увидеть в Киеве, Минске, Челябинске, Новороссийске, Павлодаре, Белгороде и многих других местах. Имеется и несколько находящихся «на ходу» ИС-3, один из которых принадлежит коллекции музея в подмосковной Кубинке, другой в военном музее в Лисани в Чехии.

танк, Екатеринбург, сухопутная техника, ис-3
ИС-3М в музее Екатеринбурга, 2007 г.

В заключение можно сказать, что ИС-3 по своим тактикотехническим характеристикам, несомненно, превосходил своего предшественника и прародителя — советский тяжелый танк ИС-2. Как уже упоминалось выше, весьма лестную оценку ИС-3 заслужил и за рубежом. Приведем еще одну цитату — западногерманского эксперта доктора Фон Зенгера унд Эттерлина, которого вряд ли можно заподозрить в необъективности: «рациональная конструкция носовой части корпуса и башни заслуживает самой высокой оценки. Кроме того, этот танк отличается весьма малой высотой. На 1956 год танк ИС-3 сохраняет за собой наилучшее для тяжелой машины сочетание боевых качеств». Несмотря на это, существенные конструктивные недостатки значительно снижали боевые возможности этой машины. Образно говоря, при рождении ИС-3 получил такую «родовую травму», от последствий которой его так и не смогли полностью излечить, несмотря на проведение двух масштабных программ модернизации.

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.