Свой человек в чужой команде. Броненосцы типов «Миссисипи» и «Конститусьон»


Свой человек в чужой команде. Броненосцы типов «Миссисипи» и «Конститусьон»

Рубрика: Корабельный каталог
1762

Аргентинский адмирал обыграл своего чилийского коллегу по всем параметрам. Подставив под удар два старых монитора — «Лос Андес» и «Эль Плата» — и пожертвовав ими, он добился классического разделения флота противника. В результате, пока главные силы чилийского флота во главе с броненосными крейсерами «Эсмеральда» и «О’Хиггинс» занимались игрой в кошки-мышки в заливе Ла Плата, аргентинский флот практически в полном составе смог войти в боевое соприкосновение с двумя самыми мощными кораблями чилийцев — броненосцами «Конститусьон» и «Либертад», которых сопровождал одинокий крейсер «Чакабуко». Им противостояла однородная эскадра, ядро которой составляли семь однотипных броненосных крейсеров типа «Гарибальди».

 

Кроме находившихся уже несколько лет в строю «Пирредона», «Сан Мартина», «Бельграно» и «Гарибальди», буквально перед самой войной удалось дождаться из Европы только что построенные «Рокку» и «Митре», а также купленный по случаю в Испании «Кристобаль Колон». Орудия последнего испанцы забраковали, поскольку итальянцы использовали лицензионную британскую технологию навивки вместо принятой в Испании французской с использованием скрепленных труб. После благополучного дипломатического разрешения конфликта с американцами из-за Кубы, которой была предоставлена широкая автономия, крейсер, совершенно не вписывающийся в испанские требования, продали по сходной цене Аргентине.

 

Очень скоро обе эскадры легли на параллельные курсы и, сблизившись на расстояние эффективного выстрела, открыли огонь. Но сразу все пошло наперекосяк. Ответный огонь чилийских броненосцев оказался сосредоточенным на двух головных аргентинских крейсерах. Уже после первых минут боя «Буэнос-Айрес» представлял собой горящую развалину. Многочисленные разрывы фугасных снарядов с «Конститусьона» оставляли огромные пробоины в незащищенных бортах. Носовое 203-мм орудие было просто снесено за борт удачным попаданием 190-мм снаряда. Хотя крейсер сохранил плавучесть, и его броневая палуба спасла все жизненно важные части, участи работавших там матросов оставалось лишь посочувствовать: они могли либо задохнуться, оставшись на своих местах, либо сгореть, попытавшись выбраться наверх. Идущему следом «Митре», по которому сосредоточил огонь «Либертад», повезло больше. Он, по крайней мере, не пылал так сильно. Но зато два бронебойных снаряда, взорвавшиеся в районе ватерлинии, придали ему настолько сильный крен, что орудия среднего калибра просто прекратили стрельбу. На все эти разрушения аргентинская сторона ответила лишь парой попаданий в чилийские броненосцы, не нанесшие им ощутимых потерь. В результате по согласованию сторон бой был прекращен… Пока не раздались возмущенные крики военно-морских историков, следует оговориться, что описанное сражение происходило в параллельной реальности и на соседней планете.

 

Нынешнее поколение мальчишек, рождающихся с компьютером в руках, вероятно, не в состоянии представить, как можно жить без него. А тем не менее у нас были свои «варгеймы», и, наверное, по некоторым аспектам намного «круче» компьютерных. В конце 70-х и начале 80-х гг. эпидемия игры «Захват земли» буквально поглотила тогдашних школьников. Играли везде: на переменах в школе, на подоконниках подъездов, просто в классе или во дворе. Чаще сам за себя, но иногда объединяясь и «двор на двор». В этой игре сильно варьировались правила, но всегда оставалась неизменной начинка: разыгрывались сценарии боев с реально существовавшей техникой. Автору этих строк повезло, что, начав с самых примитивных правил (когда кидают кубик: потонул или не потонул), он в итоге с группой единомышленников дошел до компьютерных программ (на чуде тогдашней техники — программируемых калькуляторах и примитивных компьютерах «Спектрум»), в итоге разработав программы и алгоритмы, нашедшие свое воплощение в докторской диссертации.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.