Важное место штабы Североатлантического Пакта уделяли уничтожению Бакинского нефтяного района, который продолжал оставаться важнейшим источником «черного золота» для СССР даже когда заработали на полную мощность месторождения в Сибири. Это было можно сделать тремя путями – с помощью межконтинентальных баллистических ракет, запускаемых из шахтных пусковых установок на территории США, баллистическими ракетами с подводных лодок, и бомбардировкой самолетами.

 

Первые два пути означали массированное использование термоядерных боеголовок и оставляли после себя абсолютно непроходимую из-за сплошного радиоактивного заражения пустыню. Отсюда следуют два их существенных недостатка. Во-первых, это крайне затрудняет наступление через Закавказье на Украину, в направлении юга РСФСР и дальше вплоть до Москвы. И во-вторых, ядерный сценарий лишает возможности захвата и дальнейшего использования в обозримом будущем материальных ресурсов этих территорий и, прежде всего, нефти.

 

Потому и была создана в США концепция «ограниченной ядерной войны», которая делала упор не на массированную атаку с применением МБР и авиационных термоядерных бомб мегатонного класса, а тактического ядерного оружия. Основная ударная роль в ней отводилась стратегической и тактической авиации, которые должны были уничтожать армейские группировки, военные и промышленные объекты, а также социальную инфраструктуру и население в основном с помощью обычных боеприпасов, применяя тактическое ядерное оружие «по необходимости».

 

Напомним, крылатых ракет большой дальности морского базирования тогда еще не было, а авиационные AGM-28 «Хаунд Дог» несли только ядерные заряды. Так что в случае с Закавказьем для этого планировалось использовать в основном тактическую авиацию, развернутую на авианосцах в Персидском заливе, а также на сухопутных базах на территории Ирана (до революции 1978 г. эта страна была важнейшим союзником США в регионе), Саудовской Аравии и возможно – Иордании. Также рассматривался вопрос налаживания контактов с Ираком, позиция лидера которого Саддама Хусейна была далеко не ясна.

 

Оттуда планировалось организовать мощное воздушное наступление с использованием обладающих значительным радиусом действия палубных штурмовиков А-6 «Интрудер», истребителей-бомбардировщиков F-4 «Фантом» ВМС и ВВС США, а также сухопутных тактических ударных самолетов F-111. Если этого окажется недостаточно, предполагалось привлечь стратегические межконтинентальные бомбардировщики В-52 «Суперфортресс», которые несли до 47720 кг обычных бомб и бомбовых кассет каждый.

Тяжелый палубный штурмовик Грумман А-6Е «Интрудер» из эскадрильи VA-42 авиации ВМС США VA-65 сбрасывает бомбы Mk.83 калибра 454 кг с пикирования с большой высоты – полигон «Шоколадные горы», 7 ноября 1987 г.
Тяжелый палубный штурмовик Грумман А-6Е «Интрудер» из эскадрильи VA-42 авиации ВМС США VA-65 сбрасывает бомбы Mk.83 калибра 454 кг с пикирования с большой высоты – полигон «Шоколадные горы», 7 ноября 1987 г.
Фото: collections.naval.aviation.museum
Американский палубный истребитель-бомбардировщик МакДоннелл F-4B «Фантом» атакует учебную цель. Хотя с середины 60-х гг. ударная авиация начала использовать тактику маловысотных бомбардировок, для полетов на большой радиус требовалось использовать переменный и даже чисто высотный профиль по соображениям расхода топлива
Американский палубный истребитель-бомбардировщик МакДоннелл F-4B «Фантом» атакует учебную цель. Хотя с середины 60-х гг. ударная авиация начала использовать тактику маловысотных бомбардировок, для полетов на большой радиус требовалось использовать переменный и даже чисто высотный профиль по соображениям расхода топлива
Фото: commons.wikimedia.org
Американский сверхзвуковой тактический ударный самолет с крылом изменяемой стреловидности Дженерал Дейнемикс F-111A с внешней подвеской из шестнадцати бомбовых кассет, каждая из которых весит 180 кг
Американский сверхзвуковой тактический ударный самолет с крылом изменяемой стреловидности Дженерал Дейнемикс F-111A с внешней подвеской из шестнадцати бомбовых кассет, каждая из которых весит 180 кг
Фото: www.nationalmuseum.af.mil

И концепция «ограниченной ядерной войны», и принятая ранее доктрина массированных ядерных ударов предполагали необходимость иметь точную предварительную информацию о целях на территории СССР, которые предполагалось атаковать. Хотя американцы уже в середине 70-х гг. имели значительную орбитальную группировку спутников-разведчиков с различной аппаратурой на борту, они по-прежнему уделяли первостепенное внимание воздушной разведке. Для этого ВВС, авиация ВМС и различных спецслужб США использовали все возможности.

 

С территории того же Ирана в нашу сторону запускались в стратосферу автоматические дрейфующие аэростаты (АДА), которые по программе делали фотоснимки определенных районов СССР, а затем потоком их несло в нейтральные воды Арктики или на территорию союзников США в Европе и там их старались «выловить», чтобы снять добытую информацию.

 

Частыми «непрошенными гостями» были легкомоторные самолеты и вертолеты, попавшие в наше воздушное пространство якобы из-за «навигационной ошибки». Но наибольшую опасность представляли собой специализированные самолеты стратегической воздушной разведки.

 

Основными такими самолетами в авиации потенциального противника в то время были Боинг RC-135, предназначенные в основном для дистанционной радиотехнической разведки.

Американский самолет стратегической дистанционной разведки Боинг RC-135E «Ривет Амбер». На борту у кабины 13 знаков о разведывательных полетах вблизи чужих границ
Американский самолет стратегической дистанционной разведки Боинг RC-135E «Ривет Амбер». На борту у кабины 13 знаков о разведывательных полетах вблизи чужих границ
Фото: i1.wp.com

Если RC-135 это были переоборудованные самолеты-заправщики со сравнительно невысокими летными данными и в случае нарушения границы их мог перехватить даже МиГ-17, то такие машины, как Мартин RB-57F, а также U-2/TR-1 и SR-71 фирмы «Локхид» обладали очень большой высотой полета, а SR-71A – еще и невиданной скоростью полета, достигавшей на маршруте 2500…3300 км/ч.

Самолет Локхид SR-71A «Блекберд» из 9-го стратегического разведывательного авиакрыла ВВС США подходит к танкеру для дозаправки
Самолет Локхид SR-71A «Блекберд» из 9-го стратегического разведывательного авиакрыла ВВС США подходит к танкеру для дозаправки
Фото: defenseimagery.mil

Для борьбы с такими воздушными целями в СССР 5 февраля 1962 г. было начато создание комплекса перехвата МиГ-25-40. Он включал самолет Е-155П (МиГ-25П), который мог производить пуск четырех ракет Р-40Р/Т класса «воздух-воздух» на скорости до 2800 км/ч по данным ботовой радиолокационной станции «Смерч» и системы обнаружения целей и автоматизированного наведения «Воздух-1», состоявшей из наземных средств и приемной аппаратуры на борту самолета-перехватчика.

 

Первый полет опытного перехватчика Е-155П выполнил 9 сентября 1964 г. П.М. Остапенко – летчик-испытатель ОКБ-155 (так тогда называлось конструкторское бюро, которое возглавлял Артем Иванович Микоян). От получения задания до выхода на летные испытания прошло чуть более двух с половиной лет.

 

Так быстро решить сложнейшую задачу удалось потому, что этот комплекс создавался не на «пустом месте». Ему предшествовали обширные работы по созданию нескольких семейств тяжелых перехватчиков – И-3, И-7, И-75, Е-150, Е-152А и Е-152М. Они заслуживают отдельного разговора, и к их истории, а также к ее неожиданному продолжению в Китае мы еще вернемся, пока же скажем, что хотя ни один из этих самолетов не поступил на вооружение Авиации ПВО СССР, но в результате был собран тот задел, который и позволил так быстро создать самолет, который до сих пор остается непревзойденным по целому ряду боевых качеств.

 

Перехватчик МиГ-25П, его оборудование и вооружение ознаменовали прорыв в новое качество для авиационных средств ПВО. Инженерные принципы и технологии, положенные в основу всех элементов комплекса МиГ-25-40 были настолько революционными, что потребовали длительных (продолжавшихся около восьми лет) всесторонних испытаний. Несмотря на столь большой срок, этот сохранил свой высочайший боевой потенциал не только на момент, когда в 1972 г. он был принят на вооружение и заступил на боевое дежурство в системе Войск ПВО СССР.

 

Именно появление самолета МиГ-25П заставило американцев полностью отказаться от практики вторжений военных самолетов-разведчиков на территорию СССР, что широко практиковалось почти до конца 60-х годов. Дальше для этого они использовали только гражданские самолеты, которые якобы «сбивались с курса». А иногда и использовать пассажиров в качестве «живого щита»!

Предсерийный перехватчик МиГ-25П выпуска ГАЗиСО – один из самолетов, принимавших участие в Государственных испытаниях
Предсерийный перехватчик МиГ-25П выпуска ГАЗиСО – один из самолетов, принимавших участие в Государственных испытаниях
Фото: www.migavia.ru

Серийный выпуск самолета МиГ-25П («изделие 84») шел с 1971 г. на Горьковском авиационном заводе имени Серго Орджоникидзе – ГАЗиСО. Предприятие имело секретный телексный адрес «Сокол», который стал его официальным названием, потому его сейчас уже можно упоминать.

 

Самолет МиГ-25П должен был летать на скоростях до 3000 км/ч, а с вооружением – 2800. При этом на самолет действует уже не только один лишь скоростной напор, но и фактор нагрева конструкции от трения о воздух – это так называемый «тепловой барьер».

 

Конструкторы фирмы «Локхид» для его прорыва применили в своем SR-71 «Черный дрозд» столько всяких технологических ухищрений и сверхдорогих материалов, что этот самолет так и не смог стать массовым (их было выпущено только 32 штуки), и даже просто его полет не был просто полетом – это была уникальная операция, непосредственная подготовка к которой начиналась не менее, чем за сутки до намеченного часа взлета. Это в значительной степени обесценивало его уникальные высотно-скоростные характеристики.

 

Советский же МиГ-25 (а кроме перехватчика он широко выпускался в вариантах разведчика, разведчика-бомбардировщика, самолета прорыва ПВО и учебных машин-спарок) был настоящим «самолетом-солдатом», способным в кратчайшее время подняться в воздух по тревоге где угодно – будь то ледяное Заполярье, или жаркий Кавказ. И при этом он мог перехватить SR-71 с такой вероятностью, что американцы не рисковали засылать на нашу территорию даже такие самолеты.

В Горьком с 1969-го, когда в серию пошел первый МиГ-25Р, и по 1985 г. было построено более 1200 серийных МиГ-25 всех модификаций. Наверное, более половины из них составили именно перехватчики.

 

Они служили по всему Союзу – МиГ-25П безо всякой натяжки можно назвать перехватчиком не только всепогодным, но и всеклиматическим. О них можно рассказывать бесконечно, но сегодня мы ограничимся фоторепортажем из жизни одного истребительного авиационного полка ПВО СССР – 50-го Краснознаменного ИАП Войск ПВО страны.

 

Наша справка:

боевой путь 50-го Краснознаменного ИАП ПВО

Полк сформирован в составе ВВС Закавказского Военного Округа в период с августа по декабрь 1938 г. Первым командиром полка был назначен м-р Александр Михайлович Макаров (оставался в этой должности по июнь 1943 г.).

На момент завершения формирования полк включал 4 эскадрильи: две на самолетах И-16 и две – на И-15бис.

В июле 1940 г. полк был передан в состав 27-й ИАД ВВС ЗКВО и перебазирован на аэродром Насосная (ныне – пос. Гаджи-Зейналабдин, пригород Сумгаита, Апшеронский п-ов, севернее Баку, Азербайджанская ССР, Закавказский ВО). В этот период две эскадрильи И-15бис были перевооружены самолетами И-153.

С началом войны полк остался на месте дислокации, имея задачей прикрытие г. Баку и Бакинского нефтяного района.

В августе 1941 г. полк был переформирован и перевооружен на истребители МиГ-3.

В начале 1942 г. полк передан в состав 135-й САД (с 24.01.42 г. – 135-й ИАД) ВВС Крымского фронта. В действующей армии с 10.01.42 г. В ходе боевых действий полк пополняется самолетами И-16.

В боевых действиях полк участвовал до 10.04.42 г.

С 25.01 по 15.04.42 г. полк участвовал в Керченско-Феодосийской десантной операции.

01.02.42 г. была зафиксирована первая победа в воздушном бою, одержанная летчиком полка: парой МиГ-3 (ведущий младший лейтенант Меняк) в воздушном бою в районе н.п. Кой-Асан сбит немецкий истребитель Мессершмитт Bf 109. Но в боях в Крыму полк и сам понес значительные потери.

25.05.42 г. полк сдал оставшиеся самолеты МиГ-3 и И-16 в 25-й ИАП и убыл на пополнение и переформирование.

01.06.42 г. полк прибыл на аэродром Сейма (МВО, Горьковская обл.), где проходил переформирование и пополнение, а также переучивание на истребители ЛаГГ-3 на базе 2-го ЗАП ВВС МВО.

06.08.1942 г. полк прибыл на Брянский фронт и вошел в состав 286-й ИАД 15-й ВА, имея вооружение – самолеты ЛаГГ-3.

С 09.08 по 19.08.42 г. полк участвовал в Воронежско-Ворошиловградской операции. В тяжелых боях полк понес тяжелые потери.

Выведен в резерв 286-й ИАД 19.08.42 г., далее боевой работы не вел, сдал свои оставшиеся 3 самолета ЛаГГ-3 в др. части дивизии и 19.11.42 г. убыл в тыл на переформирование, пополнение и переучивание на новую технику.

20.11.1942 г. полк прибыл на аэродром Моршанск (Приволжский военный округ, Тамбовская обл. РСФСР), где и прошел пополнение личным составом и на базе 4-го ЗАП приступил к переучиванию на самолет Ла-5.

18.04.43 г. полк прибыл на Брянский фронт в состав 284-й ИАД 15-й ВА.

05.05.43 г. полк передан в состав 315-й ИАД той же 15-й ВА.

05.07.43 г. новым командиром полка был назначен майор (далее – подполковник) Алексей Михайлович Винокуров, который оставался в этой должности по 18.05.45 г.

С 27.07 по 18.08.43 г. полк участвовал в Орловской наступательной операции «Кутузов», которая являлась частью Курской битвы.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 02.08.44 г. за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество полк награжден орденом Боевого Красного Знамени.

Полк участвовал в Брянской операции (проходила с 17.08 по 03.10.43 г.).

20.10.1943 г. полк вместе с 15-й ВА и своей 315-й ИАД переведен на 2-й Прибалтийский фронт.

Полк участвовал в Ленинградско-Новгородской операции (проходила с 14.01 по 01.03.44 г.).

Полк участвовал в Режицко-Двинской операции (проходила с июля по август 1944 г.).

15.10.44 г. полк в составе 315-й ИАД был передан в 14-й ИАК РВГК, который был придан в оперативное подчинение штабу 15-й ВА, оставаясь на 2-м Прибалтийском фронте.

Полк участвовал в Рижской операции (проходила с 15.10 по 22.10.44 г.).

Полк участвовал в Прибалтийской операции (проходила с 15.10 по 24.11.44 г.).

С 15.10.44 г. по апрель 1945 г. полк участвовал в блокаде и ликвидации Курляндской группировки противника.

01.11.44 г. полк начал получать на пополнение самолеты Ла-7.

За время нахождения на 2-м Прибалтийском фронте полк (в составе 315-й ИАД) получил благодарность Верховного Главнокомандующего за освобождение городов Идрица, Двинск (Даугавпилс), Режица (Резекне), Рига.

Полк участвовал в Восточно-Прусской операции (проходила с 13.01 по 25.04.45 г.).

01.04.45 г. полк в составе 315-й ИАД и всего 14-го ИАК РВГК был передан в Курляндскую группу войск Ленинградского фронта (14-й ИАК РВГК оставался придан 15-й ВА).

С 06.04 по 09.04.45 г. полк участвовал в Кенигсбергской операции.

Оставался в составе Курляндской группы войск до окончания Великой Отечественной войны 09.05.45 г.

За годы Великой Отечественной войны полк выполнил 7599 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 58 самолетов противника, еще 53 уничтожил на земле. Потери полка составили 96 самолетов и 62 летчика.

После окончания Великой Отечественной войны 10.05.45 г. полк в составе 315-й ИАД 14-го ИАК РВГК, приданного в оперативное управление штабу 15-й ВА вошел в состав ВВС Прибалтийского военного округа. На тот момент полк был вооружен самолетами Ла-5 и Ла-7.

В июне 1946 г. полк был перебазирован на аэродром Тукумс (Латвийская ССР).

01.01.46 г. полк в составе 315-й ИАД и 14-го ИАК был передан в оперативное подчинение штабу 1-й ВА (Белорусский ВО) и перебазирован на аэродром Лида (Гродненская обл. Белорусской ССР, перебазирование завершилось в ноябре 1946 г.).

В 1948-1949 гг. полк одним из последних сдал самолеты Ла-5 в утилизацию и остался вооружен только самолетами Ла-7.

20.02.49 г. в ходе реорганизации ВВС СССР 1-я ВА была преобразована в 26-ю ВА, а 14-й ИАК РВГК – в 58-й ИАК с сохранением дислокации в Белорусском ВО.

В сороковых годах полк одним из первых освоил реактивные истребители МиГ-9.

01.07.50 г. полк в составе 315-й ИАД передан в 88-й ИАК ПВО 64-й ВИА (Московский округ ПВО) и переименован в 50-й ИАП ПВО.

01.09.51 г. полк в составе 315-й ИАД выведен из Войск ПВО страны и передан в состав ВВС Северо-Кавказского ВО. Полк перебазирован на аэродром Насосная (гарнизон – пос. Гаджи-Зейналабдин, пригород Сумгаита, Апшеронский п-ов, севернее Баку, Азербайджанская ССР, Закавказский ВО, на этой точке полк базировался с июля 1940 г. и по начало 1942 г., когда полк убыл на Крымский фронт).

В 1951 г. полк был перевооружен истребителями МиГ-15.

01.07.54 г. полк в составе 315-й ИАД был передан в 36-й ИАК ПВО Северо-Кавказской армии ПВО.

01.03.60 г. управление 315-й ИАД ПВО было расформировано, а полк передан в непосредственное подчинение штабу 12-го Корпуса ПВО 19-й Армии ПВО.

В 1960 г. полк перевооружен самолетами МиГ-17.

В 60-х гг. полк был перевооружен всепогодными перехватчиками Як-28П (также получи спарки Як-28У). В связи с этим прошел переформирование (в состав экипажа Як-28П входил штурман, также была развернута новая система наведения самолетов на цель и службы вооружения и РЭО).

В 70-х гг. полк перевооружен на всепогодные перехватчики МиГ-25П (также получил спарки МиГ-25ПУ). При этом он снова прошел переформирование, т.к. штурмана в экипаже МиГ-25П не было.

Расформирован в 1984 г. Управление полка переформировано в управление 80-й зенитно-ракетной бригады ПВО 12-го корпуса ПВО (г. Новороссийск) с передачей этому соединению Боевого Знамени 50-го ИАП ПВО и почетного звания «Краснознаменный» (в середине 80-х гг. самолетами МиГ-25П/ПУ, изъятыми из этого полка, был перевооружен 82-й ИАП ПВО, ранее эксплуатировавший Су-15).

В 1992 г. бригада вошла в состав сил ПВО Российской Федерации. В 1994 г. в рамках реорганизации ВВС и ПВО РФ Боевое знамя полка и почетное наименование «Краснознаменный» Приказом МО РФ № 036 от 15.06.94 г. переданы 1537-му зенитному ракетному Кубанскому Казачьему полку.

 

Вот такая история одного полка. А теперь несколько снимков, которые оказались в моем старом альбоме благодаря моему старому другу Андрею Обламскому который в свое время познакомил меня с их автором – В. Самошкиным, который служил авиатехником в 34-м инструкторском авиационном полку истребителей-бомбардировщиков на том же аэродроме Насосная на рубеже 80-х годов. Хочу вспомнить их добрым словом и сказать спасибо за эти снимки.

Красавец МиГ-25П из 50-го Краснознаменного ИАП ПВО с подвешенными учебными ракетами Р-40 выполнил очередной полет по плану боевой подготовки и рулит на свою стоянку
Красавец МиГ-25П из 50-го Краснознаменного ИАП ПВО с подвешенными учебными ракетами Р-40 выполнил очередной полет по плану боевой подготовки и рулит на свою стоянку
Еще один похожий кадр того же дня – хорошо виден открытый контейнер тормозного парашюта, который уже сброшен
Еще один похожий кадр того же дня – хорошо виден открытый контейнер тормозного парашюта, который уже сброшен
«Стальная молния» МиГ-25П рулит по аэродрому Насосная
«Стальная молния» МиГ-25П рулит по аэродрому Насосная
«Борт 59» с двумя ракетами Р-40 (видна Р-40Р с полуактивной радиолокационной головкой самонаведения – тоже учебная)
«Борт 59» с двумя ракетами Р-40 (видна Р-40Р с полуактивной радиолокационной головкой самонаведения – тоже учебная)
«Борт 32» крупным планом «залит» южным солнцем, которое скрадывает его силуэт
«Борт 32» крупным планом «залит» южным солнцем, которое скрадывает его силуэт
«Трехмаховый» перехватчик МиГ-25П закончил свой полет и рулит на стоянку своей эскадрильи мимо Су-17 из 34-го инструкторского АПИБ
«Трехмаховый» перехватчик МиГ-25П закончил свой полет и рулит на стоянку своей эскадрильи мимо Су-17 из 34-го инструкторского АПИБ

В этот день, наверное, очень многие достанут свои старые альбомы, чтобы вспомнить армейскую молодость, а затем, насладившись воспоминаниями, пойдут за стол, чтобы поднять бокалы и поздравить с праздником тех, кто берег наш мир. И не их вина, что с распадом Советского Союза этот мир был нарушен. Они свой долг выполнили до конца.