Однако строить самостоятельно корабли этого класса могли только самые богатые и развитые страны, что они охотно и делали, но за «большие деньги». Второстепенные страны, как правило, не могли себе позволить покупку  «стандартных» эскадренных броненосцев, а строили броненосцы береговой обороны. На бумаге такие корабли выглядел очень и очень грозно, на деле же, мизерная высота борта и отвратительная мореходность сводили на нет все их «бумажные» преимущества. Поэтому корабли больше стояли у пирса, или делали несколько рейсов в год вдоль побережья, чем ходили в море. Мало того их «доставка» через океанские просторы часто превращалась в сложнейшую операцию. Если кто по-настоящему выигрывал от гонки вооружений, то это были судостроительные концерны, для которых большие амбиции малых стран обернулись колоссальными прибылями.

Монитор типа «Теппенканоэ» (компьютерная модель)
Монитор типа «Теппенканоэ» (компьютерная модель)

В 1867 году руководство Перу, находившееся под угрозой войны с Испанией, обратилось к американскому правительству с предложением купить два стоящих в резерве Эриксоновских монитора. Впрочем, первая попытка купить монитор в США у Эрикссона была предпринята еще в начале 1862 года, но сделку сорвал президент Авраам Линкольн (Abraham Lincoln; 1809–1865), решивший усилить мощь флота федералистов.    

 

После окончания гражданской войны (1861—1865) обстановка в Соединенных Штатах коренным образом изменилась – военно-морской секретарь США Гидеон Уэллс (Gideon Welles; 1802–1878), считая, что в условиях послевоенного сокращения бюджета флот все равно не сможет содержать такое количество кораблей, заявил, что если верфь-строитель возместит правительству деньги на постройку мониторов, то она вольна распоряжаться с ними по своему усмотрению. Однако, в конечном итоге потребовалось одобрение Конгресса чтобы сделка состоялась. В 1868 году перуанцы, по цене 375000 долларов за каждый корабль, купили у США мониторы «Ониота» (USS «Oneota») и «Катавба» (USS «Katawba») класса «Теппенканоэ» («Tippencanoe»), которые до конца гражданской войны не успели вступить в строй и застряли в резерве.

Схема внутреннего устройства монитора «Manco Cápac»
Схема внутреннего устройства монитора «Manco Cápac»

Окрещенные в память завоевания Южной Америки испанцами как «Манко Капак» («Manco Cápac») и «Атаульпа» («Atahualpa»), эти корабли стали завершающим штрихом к броненосному флоту Перу, уже включавшему броненосец с центральной батареей «Индепенденсия» («Independencia») и океанский монитор «Уаскар» («Huascar»). Для комплектования экипажей Перу также наняло на службу нескольких морских офицеров Конфедерации (правда, уже после того, как попытка привлечь в свои ряды офицеров-северян провалилась).

 

Манко Капак, согласно устной инкской легенде, первый инка, сын Солнца и Луны; был послан Солнцем на Землю, чтобы спасти людей от варварства и взаимоистребления, научить земледелию и ремеслам и утвердить культ «подлинных» богов: Солнца, Луны и «творца мира» — Пачакамака. Он был первым (мифическим) правителем обширного инкского государства. Атаульпа (ок. 1500–1533) – последний верховный правитель инков. Пленение Атауальпы произошло в результате сражения 16 ноября 1532 года близ города Кахамарка, в котором участвовали 160 испанцев под командованием Франциско Писарро (Francisco Pizarro y González; ок. 1475 —1541) и 30 000 перуанцев, составлявших свиту императора инков. Сражение представляло собой простую резню: Писарро, пригласивший Верховного Инку посетить его, напал на перуанцев, не ожидавших предательства, захватил Атаульпа и убил 4000 человек из числа сопровождавших, не потеряв ни одного испанца.

Мифический правитель инкского государства Атаульпа
Мифический правитель инкского государства Атаульпа

Мониторы имели следующие ТТХ: водоизмещение 2100 т, длина 68,8 м, ширина 13,6 м, среднее углубление 4,1 м. Бронирование: башня и боевая рубка 10 слоев железа толщиной по 25,4 мм, бортовой пояс 5 слоев железа толщиной по 25,4 мм, основание башни 8 слоев железа толщиной по 25,4 мм, палуба 37 мм. Также броневую защиту получило основание дымовой трубы (во избежание попадания воды в топки, в случае пробоин в трубе) и впускной патрубок вентилятора. Дополнительно, на крыше башни установили броневой парапет из тонкого 13-мм железного листа, предназначенный для защиты от пуль. Вооружение: первоначально два 381-мм гладкоствольных орудия Дальгрена, которые позже были заменены на 203-мм нарезные.

Монитор «Atahualpa», оборудованный мачтами и навесной палубой, на переходе в Перу
Монитор «Atahualpa», оборудованный мачтами и навесной палубой, на переходе в Перу

Корабли имели плоское дно, облегчавшее действие на мелководьях, невысокий надводный борт с гладкой палубой, поверх которой возвышалась единственная башня (увенчанная неподвижной боевой рубкой), дымовая труба и втяжной патрубок системы вентиляции. Силовая установка состояла из сравнительно мало распространенного типа компактного, но не очень эффективного парового двигателя с вибрирующими рычагами, разработанного Джоном Эрикссоном (John Ericsson, 1803–1889) специально для ограниченного объема мониторов, пар подавался из двух котлов Мартина. Работающий на единственный винт двигатель развивал мощность в 320 лошадиных сил: Д. Эрикссон считал, что вместе с более плавными обводами корпуса этого хватит для достижения скорости в 13 узлов, но на практике новые мониторы развивали всего восемь. Существенным новшеством этой серии мониторов перед предшественниками стало наличие невысокого (38 см) кольцевого броневого бруствера вокруг башни толщиной 5” (127 мм) – он должен был предохранять башню от заклинивания при попаданиях снарядов между нею и палубой, а для улучшения обитаемости они были оборудованы легкой навесной палубой между башней и трубой.  

 

Мониторы были оснащены для длительного океанского перехода; оборудованы фальшбортом и легкой парусной оснасткой. Несмотря на эти меры оба «американца» имели крайне низкую мореходность, поэтому Перу купил два парохода, «Рейес» («Reyes»; водоизмещение 636 т, основные размерения 52,12x8,53x3,2 м) и «Мараньон» («Marañon») для их буксировки, ибо из-за отсутствия еще не построенного Панамского канала путь пролегал вокруг всей Южной Америки. По политическим причинам, а также из-за механических неисправностей, поставка кораблей задержалась до 1869 года. Переход получился очень тяжелым, корабли только достигли порта Пенсакола (Pensacola), Флорида, как поломка машин вынудила ждать 30 дней, пока ремонт будет завершен.

Монитор «Manco Cápac» в шторм
Монитор «Manco Cápac» в шторм

Переход от Ки-Уэст (Key West) на Багамы, проходил в очень тяжелых погодных условиях и корабли разделились. «Atahualpa» благополучно достиг острова Большой Инагуа на Багамах и смог пополнить запасы, хотя экипажу пришлось самим заплатить за себя. Второму монитору выпали более серьезные испытания – когда «Reyes» попытался после шторма подать буксирный конец, он столкнулся с «Manco Cápac» и затонул в течение 15 минут. Монитор, оставшись без угля и продовольствие, был вынужден сделать заход в порт Наранхо (Naranjo; Куба), удерживаемый повстанцами, восставшими против испанского правительства. Они позволили кораблю, пополнить запасы продовольствия, но угля в порту была очень мало, поэтому экипаж, погрузив все, что удалось найти, с трудом смог достичь Багамских островов, где через местную шхуну «Нассау» («Nassau») информировал перуанские власти о своем бедственном положении.

 

Корабли, наконец, воссоединились в порту Сент-Томас (St. Thomas) на Виргинских островах, но опять пришлось ждать, пока пароход «Пачитеа» («Pachitea») придет из Перу для буксировке «Manco Cápac», поскольку монитор умудрился случайно протаранить и утопить во время шторма, свой прежний буксир, «Reyes». При заходе в Рио-де-Жанейро в ночь на 15 сентября 1869 года, «Manco Cápac» сел на мель. Правда, он был снят с мели уже на следующий день, но устранение повреждений потребовали три месяца для ремонта. В это время корабли были объединены в один отряд с паровым корветом «Унион» («Union»). Ведомые опытным «лидером», они без дальнейших приключений прошли Магелланов пролив 29 января 1870 года и прибыли в Кальяо 11 мая 1870 года. 

 

Перуанские корабли были единственными из «экспортных» эриксоновских мониторов, которым пришлось побывать в бою. В ходе неудачной для Перу войны с Чили 1879—1883 годов все мореходные корабли перуанского флота были потоплены или захвачены, «Manco Cápac» и «Atahualpa» остались самыми мощными единицами флота. Перуанское командование отлично понимало, что в открытое море отправлять эти старые немореходные корабли против современных броненосцев чилийцев бессмысленно, и применяло их для обороны стратегических портов. Во время войны они отражали атаки чилийцев на порты Кальяо и Арика.

 

Чилийская эскадра получила подкрепление в виде перевооруженного «Huascar», на котором теперь были установлены две новейшие 8-дюймовые пушки, и стала действовать активнее. 27 февраля 1880 года порт Арика был атакован «Huascar», которым теперь командовал капитан первого ранга Мануэль Томпсон, и паровым корветом «Магелланесом» («Magellanes»). Небронированный «Magellanes» вынужден был отойти, опасаясь огня с береговых батарей, «Huascar» же продолжил обстрел порта, хотя потерял несколько человек убитыми и ранеными. Тогда в бой рискнул вступить «Manco Cápac», сопровождаемый миноноской. Броненосцы безуспешно обстреливали друг друга с дистанции около 200 ярдов (180 м), но «Huascar» из-за присутствия миноноски не рискнул предпринять попытку тарана. После длительного обмена выстрелами «Huascar» отошел и больше порт обстреливать не пытался.

Бой «Huascar» и «Manco Cápac» у порта Арика
Бой «Huascar» и «Manco Cápac» у порта Арика

Вскоре после этого два чилийских военных корабля отправились на юг, чтобы эскортировать транспорты с чилийскими войсками, перевозимыми на север для штурма Кальяо и Лимы, а заодно обстрелять порт. До 11 декабря 1879 года подобная операция успешно проделывалась несколько раз, но теперь они получили отпор. Перуанский монитор «Atahualpa» в сопровождении буксира вышел на бой с чилийской эскадрой, нападавшим, не имеющим брони, пришлось спешно отойти. В ходе боя, чилийские корабли попаданий не получили, но при выстреле из 8-дюймовой пушки корвета «Ангамос» («Angamos»), ствол слетел с лафета и упал за борт, убив при этом командира орудия, лейтенанта-артиллериста и ранив несколько человек. Но, тем не менее, «Angamos» удалось наглядно продемонстрировать тактическое значение на море более дальнобойных пушек.

 

Монитор «Manco Cápac» (до 1868 г. USS «Oneota»), заложен 10.09.1862 на верфи «Alexander Swift & Company» Cincinnati, штат Ohio, спущен на воду 21.05.1864, окончание строительства 10.06.1865, продан Перу 13 апреля 1868 года. В 1879 году, когда Чили начала войну с Боливией и Перу, то монитор был направлен для защиты порта Арика (Arica). Захваченный чилийцами в битве при Angamos, бывший перуанский монитор «Huascar» 27 февраля 1880 года атаковал этот порт, «Manco Cápac» вступил с ним в поединок, который закончился с неопределенным результатом. Хотя капитан «Huascar» был убит в бою, но сам монитор почти не пострадал и чилийский флот по-прежнему держал блокаду Арика. Когда чилийская армия, вышла к городу по суше, то «Manco Cápac» сделал 6 июня 1880 года вылазку и таранил дозорную шхуну «Covadondga», но на следующий день монитор был затоплен своей командой для предотвращения его захвата, поскольку город был взят чилийцами.

 

Монитор «Atahualpa» (до 1868 г. USS «Katawba»), заложен 10.09.1862 на верфи «Alexander Swift & Company», спущен на воду 13.04.1863, закончен строительством 10.06.1865, продан Перу в 1868 году. Когда началась война в Тихом океане с Чили в 1879 году, «Atahualpa» был размещен в качестве стационера в порту Кальяо. 11 декабря 1880 года отряд чилийских кораблей начал обстреливать Кальяо с дистанции в 4 мили (6,4 км), находясь вне зоны действия береговых батарей. Перу многое сделало для усиления обороны Кальяо, но Чили, захватившая во время войны в Тихом Океане полный контроль над морем, имели возможность импортировать новейшие дальнобойные пушки. Установленные на кораблях, они давали чилийцам возможность расстреливать портовые сооружения и корабли в гавани, не рискуя попасть под ответный огонь перуанских береговых батарей. «Atahualpa», в сопровождении буксира, вышел из порта для боя с чилийской экадрой, но не смог нанести ущерб быстроходным судам противника, хотя и отогнал их от порта. 16 января 1881 года его экипаж был вынужден затопить корабль для предотвращения захвата сухопутными войсками Чили, так как они ворвались в город.  

Монитор «Atahualpa» перед затоплением
Монитор «Atahualpa» перед затоплением

Оба монитора были затоплены своими экипажами, когда удержание портов стало невозможным. Флот этой страны практически перестал существовать после войны 1879–1883 годов. Война и чилийская оккупация полностью разорили страну. Перу на долгое время становится больше не по карману приобретение сильных кораблей. Так что ее последними броненосными судами так и осталась пара приобретенных в Соединенных Штатах старых мониторов, которые нашли свою могилу в конце войны. Кстати, в 2007 году экспедиция Чилийского университета из Сантьяго смогла найти останки одного из мониторов, что стало событием года в мире дайвинга.