Однако технические возможности немецких лодок явно уступали амбициям кайзеровских адмиралов. Судите сами, к началу войны Германия обладала только 24 лодками, из которых для военных действий более-менее годились 22, так как безнадежно устаревшие U-1 и U-2 находились в учебном отряде.

Вице-адмирал В. Сушон (1864—1946)
Вице-адмирал В. Сушон (1864—1946)

Первые 18 из этих лодок имели керосиновые двигатели и радиус действия от 1200 до 3200 миль. Подлодки следующей серии уже оснащались дизелями фирмы «Крупп» и могли пройти до 5000 миль, приняв на борт 87 т топлива. Таким образом, для данной операции годились только U-19, U-20, U-21 и U-22, механизмы у которых наиболее полно отвечали требованиям дальнего похода. Выбор пал на U-21. Это была по тем временам довольно крупная субмарина водоизмещением 650/837 т, вооруженная четырьмя торпедными аппаратами и 88-мм орудием. Скорость хода составляла 15,6/8,1 узлов, а экипаж насчитывал 35 человек. Спуск лодки на воду состоялся 8 февраля 1913 года. Новые лодки, известные в германском флоте как серия «тридцатых» (U-23,…,U-41), были оснащены более надежными дизелями фирмы «Манн», но в строй их ввели совсем недавно и экипажи еще не обладали должным боевым опытом.

Главным аргументом для этого выбора было то, что командир U-21, капитан-лейтенант Отто Херзинг (Otto Hersing; 1885–1960) первым в Кайзерлихмарине добился боевого успеха. 5 сентября 1914 года во второй половине дня возле мыса Сент-Эббз Хед U-21 встретила группу британских эсминцев во главе с легким крейсером «Патфайндер» (HMS «Pathfinder»; 2640 т, 115,5 x 11,9 x 4,3 м, скорость 25 уз, палуба 28 мм, пояс 50 мм, экипаж 268 человек, вооружение девять 102-мм и восемь 57-мм орудий, два 457-мм ТА).

Капитан-лейтенант О. Херзинг (1885–1960)
Капитан-лейтенант О. Херзинг (1885–1960)

Хотя волнение было довольно сильным, и лодку, державшуюся на перископной глубине, отчаянно болтало, выстрел Херзинга оказался удачным. В 16.45 торпеда попала под переднюю трубу маленького крейсера. Взрывом была уничтожена носовая часть корабля, и он затонул в течение 4 минут. Вместе с кораблем погибли 259 человек команды. Англичане не заметили след торпеды и сначала приписали гибель «Патфайндер» подрыву на мине. Выстрел Херзинга открыл новую страницу в истории морской войны. И U-21 посчастливилось первой перевернуть эту страницу. Теперь надводные корабли (как военные, так и торговые) даже на ходу перестали чувствовать свою неуязвимость от ударов из-под воды.

Ввиду необходимости некоторых переделок и приспособления лодки к переходу на такое расстояние, а также организации снабжения, которое было поручено германскому агенту в Испании, подготовка субмарины заняла свыше месяца. Пароход «Марсала», купленный агентом в Бильбао, взял груз горючего и ждал 40 дней в Рио-Коркубионе. Наконец, 25 апреля U-21 вышла из Эмдена и, обогнув Оркнейские острова, 2 мая встретила «Марсалу». Ночью, после обмена опознавательными, пароход снабдил субмарину 18 тоннами горючего. Однако днем механики лодки обнаружили, что топливо никуда не годно. Оставшихся 26 тонн старого горючего, при условии благоприятной погоды, как раз хватало до Каттаро, но инструкция разрешала не рисковать и вернуться в Германию через Английский канал. Командир лодки капитан-лейтенант Отто Херзинг решил идти дальше. 6 мая на рассвете, когда английские дозорные эсминцы отошли к северу для смены, он прошел Гибралтар в надводном положении. Несмотря на то, что 11 мая лодку обнаружили и долго преследовали два французских эсминца, 13 мая она благополучно добралась до австрийского порта Каттаро, при этом, в топливных цистернах осталось всего 0,5 тонны горючего.

Немецкая подводная лодка U-21 в походе
Немецкая подводная лодка U-21 в походе
Экипаж подводной лодки U-21
Экипаж подводной лодки U-21

Произведя в Каттаро необходимый ремонт, U-21 направилась 20 мая из Адриатики в Эгейское море. 24-го она прошла мимо русского крейсера «Аскольд», стоявшего на якоре у Дедеагача, но командир пренебрег верным успехом, не желая себя обнаруживать.

25 мая U-21 была у Дарданелл среди английских броненосцев. При попытке атаковать у мыса Хеллес «Суифшюр» (HMS «Swiftsure»), лодка была обнаружена и обстреляна. После чего отправилась вдоль берега к Габа-Тепе. Здесь находился систершип «Суифшюра» линкор «Триумф» (HMS «Triumph»), который держался на ходу с опущенными противоторпедными сетями и задраенными переборками, ведя обстрел турецких траншей. Вокруг него находились несколько десятков патрульных судов, миноносцев и эсминцев, которые ходили зигзагообразными курсами в поисках незваных пришельцев. Целых 4,5 часа после того, как был замечен линейный корабль, лодка маневрировала, выходя в точку торпедного выстрела и лишь на самые короткие мгновения показывая перископ на поверхности моря. Наконец, с 300 метров была выпущена торпеда, снабженная специальными ножницами для разрезания сетей. Через 10 минут после взрыва «Триумф» перевернулся, но полчаса еще держался в таком виде на плаву. Погибло 78 человек.

В тот момент, когда на поверхности воды был обнаружен белый след торпеды, эсминцы бросились на лодку со всех направлений.  U-21 спаслась только тем, что, свернув на подорванный корабль, нырнула под него, пока он медленно тонул. Это оказалось наилучшим способом избегнуть преследования, и Херзинг неоднократно применял этот прием в последующих боях. Держась на большой глубине и не показывая перископ, лодка ушла прочь. Когда U-21, наконец, отважилась всплыть под перископ, была уже далеко от того места, где погиб броненосец.

Как писал английский историк Юлиан Корбетт (Sir Julian Stafford Corbett; 1854–1922): «Потеря «Триумфа» была тяжелым ударом. Помимо морального впечатления, метод атаки подлодки весьма усложнил снабжение боевых участков и исключил возможность постоянной поддержки десантов артиллерийским огнем линкоров. Все корабли на ночь были отозваны в базы, и их места заняли миноносцы. В общем повторилась та же картина, что и на Северном море и в Балтике».

Английский броненосец «Триумф»
Английский броненосец «Триумф»

Конечно «Триумф» являлся уже устаревшим кораблем, который был построен еще в 1904 году по заказу Чили, но по политическим мотивам попал в английский флот. В начале XX века аргентинско-чилийское военно-морское соперничество обострилось до крайности. Аргентина решила проблемы усиления флота, купив в Италии 4 очень сильных броненосных крейсера типа «Гарибальди». Чилийский флот сразу оказался намного слабее. Но его командование придумало отличный ответный ход – построить всего 2 корабля с такой же скоростью как у «Гарибальди», но более хорошо защищенных и вооруженных 254-мм и 190-мм орудиями смертельными для 6-дюймовой брони аргентинских крейсеров.

За дело взялся знаменитый английский кораблестроитель Э. Рид (Edward James Reed; 1830—1906) и не менее знаменитая фирма «Армстронг». В результате мене чем в 12 000 т удалось вместить четыре 10-дюймовки и целых четырнадцать 7,5-дюймовок, и это при внушительном бронировании и скорости более 19,5 узлов. Корабли оказались несомненно удачными, а «Армстронг» в очередной раз доказал, что умеет строить не только хорошо, но и быстро. Через два года оба броненосца уже проходили ходовые испытания. К 1903 году аргентино-чилийская война всем казалась неизбежной: слишком остры были противоречия из-за Патагонской пампы. Однако обострение отношений существенно задевало интересы великих держав, которые вмешались в спор, усадив обе стороны за стол переговоров, – случай для того времени поистине уникальный. Мирное разрешение противостояния между Аргентиной и Чили предусматривало, в частности, отказ от уже готовых броненосцев. Шел 1904 год, и английское правительство опасаясь, что эти корабли могут быть перекуплены Россией и использованы против поддерживаемой ими Японии, само выкупило их у Армстронга.

Схема действия немецких подводных лодок в районе Дарданелл
Схема действия немецких подводных лодок в районе Дарданелл

По слухам, фирма вначале действительно предложила эти «истребители крейсеров» России, которая спешно усиливала свой флот, но русский военно-морской агент в Лондоне потребовал себе 10 % комиссионных со сделки, а пока шел торг, спохватился Уайт-Холл. В который раз мздоимство госчиновников губит нашу страну, если бы эти первоклассные корабли попали на Дальний Восток, то у Японии удалось бы нейтрализовать ее главное преимущество перед нашим флотом – эскадру быстроходных броненосных крейсеров типа «Асама». Тогда ход войны, наверняка, пошел бы совсем по другому сценарию. Еще один парадокс истории, но уже парадокс чисто русский.

На английской службе броненосцы получили названия «Триумф» (HMS «Triumph») и «Суифшюр» (HMS «Swiftsure»). Британия приобрела (и довольно дешево) два отличных корабля, но не знала, что делать с этими мощными, но не подходящими под общую концепцию броненосцами, поэтому перевела их на китайскую станцию. В Первую мировую войну корабли участвовали в осаде Циндао, а затем перешли на Средиземное море для атаки фортов Дарданелл. И надо сказать, что задачу артиллерийской поддержки наземных войск при почти полном отсутствии противодействия со стороны турок они решали довольно неплохо.

27 мая U-21 потопила линкор «Маджестик» (HMS «Majestic»). Считая (притом совершенно справедливо), что существовавшие меры защиты недостаточны и что главным объектом атак германских подлодок являются линкоры, командир броненосца поставил свой корабль ближе к берегу среди пароходов, выгружавших боевые запасы для южных участков, и прикрыл его противоторпедными сетями. За линией транспортов находился дозор миноносцев, а при входе в пролив – дозор тральщиков.

После восхода солнца в 2 кабельтовых от «Маджестик» миноносцем был замечен перископ, по которому немедленно открыли огонь, но было уже поздно. Одновременно с открытием огня в одном из узких промежутков между стоящими транспортами показался пенный след торпеды. По единодушному мнению специалистов-подводников более удачный выстрел из столь сложного положения просто трудно себе даже представить. Торпеда, благодаря резаку, прошла сети, как сквозь масло, и попала в середину цели. За первой торпедой последовала вторая, которая сработала столь же успешно, и уже через 7 минут смертельно раненый броненосец перевернулся. Погибло более 40 человек.

Английский броненосец «Маджестик»
Английский броненосец «Маджестик»

«Маджестики» были самыми большими британскими боевыми кораблями XIX века, а на момент ввода в строй (1895 г.) считались сильнейшими в мире. И хотя к 1915 году броненосцы проплавали уже 20 лет, но их проект был настолько хорошо сбалансирован, что все они интенсивно использовались «на равных правах» с кораблями последующих серий. Очевидно, что против турок «Мажестик» представлял собой достаточно грозную силу.

Водоизмещение корабля – 16 000 т, вооружение – четыре 305-мм и двенадцать 152-мм пушек, экипаж – 757 человек, скорость – 17 узлов. Правда, следует отметить, что в 1898 году на съезде общества кораблестроительных архитекторов главный строитель английского флота сэр Уильямс Уайт (Sir William Henry White; 1845—1913) сделал доклад о постройке самой крупной в то время серии эскадренных броненосцев типа «Маджестик». Во время этого доклада адмирал Чарльз Бересфорд (Charles William de la Poer Beresford, 1st Baron Beresford; 1846—1919), взглянув на расположение переборок на этих кораблях, проворчал: «Все ясно! Мы, моряки, будем тонуть, а сэр Уильямс будет объяснять, почему мы потонули». Тогда произошел публичный скандал, попавший в прессу (вспыльчивый характер Уайта даже вошел у англичан в поговорку), но оказалось, что адмирал как в воду глядел.)

Гибель «Мажестика&raquo
Гибель «Мажестика&raquo

Для союзников более весомым, чем потеря кораблей, был все-таки моральный ущерб. Тысячи турецких солдат видели панику, овладевшую теми самыми кораблями, которых они так боялись. Тысячи английских солдат были свидетелями этой паники и видели гибель своих кораблей. Они прекрасно понимали, что отныне для поддержки высаженного десанта остаются только крейсера и миноносцы. Пришлось срочно спрятать линейные корабли в базы, а перевозки производить только ночью. В результате артиллерийская поддержка высаженной на сушу армии была значительно ослаблена. Все выгоды, которые давала поддержка флотом продвижения войск по полуострову, ради чего и было выбрано это направление, были аннулированы. Возникла необходимость подумать о замене линкоров, поэтому Адмиралтейство было вынуждено перебазировать мониторы в Средиземное море.

Подводная опасность привела к коренному изменению практиковавшихся доселе «спокойных» методов ведения войны. Большие, но напрасные, усилия были направлены союзниками на отыскание предполагаемого центра снабжения германских подлодок. Указывались различные пункты, где якобы существовали тайные склады горючего (остров Корфу и др.). Англичане даже настаивали на учреждении специального наблюдения на Балеарских островах.

Командир прославленной U-21 капитан-лейтенант Отто Херзинг (помечен креcтиком) вместе с офицерами U-21, после награждения за потопления крейсера «Патфайндер»
Командир прославленной U-21 капитан-лейтенант Отто Херзинг (помечен креcтиком) вместе с офицерами U-21, после награждения за потопления крейсера «Патфайндер»

Цель посылки германской подводной лодки в Средиземное море была исключительно военная – оказать помощь Турции и Австро-Венгрии. Но первые успехи поразили немцев своей неожиданностью и вызвали настоящую панику у англичан. А виновница этой паники U-21 утром 5 июня благополучно вошла в бухту Золотой Рог. Отто Херзинг после этого похода получил прозвище «Убийца линкоров». Действительно, он мало заботился о потоплении коммерческих судов (36 судов водоизмещением 79 005 брт). Даже большие грузовые транспорты почти не привлекали к себе его внимание. Херзинг часто умышленно пропускал полдюжину купцов, если только подозревал, что где-нибудь в пределах его района находится военный корабль противника. Поэтому он потопил немного торговых судов, но зато лишил британские и французские ВМС четырех линкоров и крейсеров (в феврале 1916 г. потопил французский крейсер «Адмирал Шарне»). После окончания войны Херзинг ушел в отставку и стал заниматься сельским хозяйством. Он один из немногих подводных асов кайзера, кто, несмотря на все уговоры, не вернулся на службу в годы Второй мировой войны. «Убийца линкоров» предпочел войне выращивание картофеля. Он изображен в серии настольных медалей с немецкими подводниками Первой Мировой Войны.

Медаль Отто Херзинга
Медаль Отто Херзинга

Всего за время Первой мировой войны 600 подводных лодок воюющих государств потопили 55 крупных боевых кораблей (линкоры и крейсера), 105 эсминцев, 33 субмарины, а транспортов и торговых судов в 30 раз больше, чем надводные корабли.