Перспектива для фронтовой авиации. Часть 3

Рубрика: Военная авиация
263

Победа в воздухе куется на земле

Важнейшей особенностью программы ПАК ФА стало максимальное вовлечение в опытные работы серийного предприятия. Все опытные образцы Т-50 строились не собственным производством ОКБ им. П. О. Сухого в Москве, а на другом конце страны — на Авиационном производственном объединении им. Гагарина в городе Комсомольске-на-Амуре (КНААПО). Завод находился в нормальном работоспособном состоянии благодаря экспортным заказам на самолет Су-27 и его модификации. Можно сказать, что эта машина для КНААПО, ПАО «Сухой» и для России в целом стала буквально золотой — она стабильно наполняла их бюджеты, напрочь опровергая басни «свободной прессы» о том, как России невыгодно заниматься авиацией.

Но время идет и неминуемо приближается тот момент, когда и Су-27 сойдет со сцены. И тогда встанет вопрос: кто его заменит? Чтобы ответить на него надо затратить минимум двадцать лет труда и никак не меньше, чем 75 миллиардов «не рублей». Такое участие в процессе НИОКР серийного предприятия означает немалый финансовый риск для него и необходимость создания специальных подразделений и целых служб, но риск — дело в бизнесе неизбежное, а такие службы на заводе уже были — они появились в ходе работы над пассажирским лайнером «Суперджет-100», также изделием фирмы «Сухой».

Изготовление оснастки, а затем и первых деталей для опытной серии самолетов Т-50 началось в 2007 г. Первоначально планировалось носовую часть делать в Новосибирске, но из-за загруженности этого предприятия серийным выпуском Су-34 всю тяжесть нового задания пришлось взять на себя коллективу КНААПО.

Первым покинул цех окончательной сборки КНААПО так называемый комплексный натурный (или наземный) стенд — КНС. Внешне и внутри он ничем не отличался от настоящего самолета, разве что часть электроники занимали блоки контрольно-записывающей аппаратуры и макеты. Хотя проектирование ПАК ФА шло уже в трехмерных компьютерных программах, позволявших делать пространственную увязку самолета в целом и каждого узла отдельно, КНС должен был подтвердить виртуальный результат в металле.

Кроме того, на КНС можно было провести большой объем комплексных наземных испытаний, вплоть до проверки управления, шасси, силовой установки. Он даже выполнял пробежки по заводскому аэродрому Дзёмги — они начались в конце 2009 г., а 8 апреля 2010 г. стенд отправили в Жуковский, на базу Летно-испытательного института им. Громова.

Во второй половине 2009 г. в зале прочностных испытаний Центрального аэрогидродинамического института начали «ломать» статический экземпляр Т50-0. И хотя прочность горизонтального оперения оказалась ниже расчетной, разрешение на летные испытания было дано...

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.