Концепт мягкой силы был сформулирован Д. Наем и выражается, по мнению ученого, в способности государства добиваться желаемых результатов невоенными методами, посредством развития духовной и материальной культуры, следованием общественным и политическим принципам, личностного фактора в политике и т. д., повышающих привлекательность государства. На сегодняшний день наблюдается активное использование социальных сетей. Активная работа с общественным мнением и публичные заявления в поддержку тех или иных меньшинств прочно закрепились в инструментарии внешнеполитических ведомств ведущих государств мира, что также является одним из компонентов мягкой силы — так называемой «цифровой дипломатией».

Тем не менее необходимо отметить, что медиасфера — не единственное поле человеческой деятельности, через которое получает распространение мягкая сила. Одним из наиболее объективных показателей развитости государства является в том числе и научная составляющая, как к примеру, рейтинг стран, представители которых завоевали наибольшее количество Нобелевских премий, или список наиболее эффективных образовательных систем, список государств, вкладывающих в НИОКР наибольший процент ВВП, и т. д.

 

Научные достижения — вполне самостоятельный и объективный фактор мягкой силы, напрямую влияющий на престиж государства на международной арене посредством инструментов международной академической мобильности, коммерциализации результатов научно-исследовательской деятельности их популяризации.

Джозеф С. Най (род. 1937 г.)
Джозеф С. Най (род. 1937 г.)

В этом ключе сложно не отметить важность исследований и программ в области освоения космоса — сферы, находящейся на стыке самых передовых технологий физики, химии, биологии, электроники и прочих прикладных и теоретических наук. Можно ли назвать влияние космических программ значительным в роли укрепления имиджа и статуса государства?

 

Несмотря на факт, что изначально ракетостроение и космические программы в целом рассматривались сквозь призму потенциального применения в военно-разведывательной деятельности, даже на этих ранних этапах освоения космоса, успехи того или иного государства оказывали значительный эффект на умы людей по всему миру. Так, слово «спутник» стало интернациональным после 4 октября 1957 г., а Ю. Гагарин, по оценкам ряда исследователей, является «лучшим инструментом мягкой силы СССР». Имя Юрий стало нарицательным в уличном варианте английского языка и обозначает «быть первым в чем-либо», а сам Ю. Гагарин фигурирует в песнях западных коллективов и опросе американских астронавтов «Кто ваш Герой космоса?» наравне с капитаном Кирком из куда более популярной в сравнении с реальной истории, выдуманной вселенной StarTrek.

Ю. Гагарин перед стартом корабля «Восток-1». 12 апреля 1961 г.
Ю. Гагарин перед стартом корабля «Восток-1». 12 апреля 1961 г.

В наши дни количество объектов по всему миру и за его пределами, названных в честь первого человека в космосе, исчисляется десятками, а 12 апреля провозглашено Генеральной Ассамблеей ООН Международным днем полета человека в космос.

 

Говоря о важности вопроса освоения космоса в контексте мягкой силы государства, необходимо отметить ключевой аспект космической деятельности, связанный с ее международным характером. В так называемом Договоре о космосе 1967 г. подчеркивается, что каждая из заинтересованных наций вправе развивать мирные космические программы, в том числе и при поддержке мирового сообщества, наиболее ярким примером чего является стыковка советского модуля «Союз» и американского корабля «Аполлон», являющаяся в том числе и политическим жестом.

Индийская ракета-носитель PSLV-C37 успешно вывела на орбиту104 спутника. 15 февраля 2017 г.
Индийская ракета-носитель PSLV-C37 успешно вывела на орбиту 104 спутника. 15 февраля 2017 г.

В наши дни США как мировая сверхдержава использует космические проекты в качестве демонстрации собственного технологического превосходства, привлекая к себе союзников для мирного исследования космоса: внутри страны — с помощью лоббистов и медиасферы, оказывающей влияние через сериалы, ТВ-шоу и видеоигры; на международной арене — через масштабные проекты и привлечение к ним третьих стран. Мягкая сила США применительно к сфере космоса, отмечают эксперты, выражается именно в тесном сотрудничестве с другими нациями в работе над глобальными проектами типа МКС посредством привлечения партнеров со всего мира, которые в перспективе могут стать элементом и военных наднациональных структур. Ярчайшим примером привлечения другой стороны к сотрудничеству является соглашение о сотрудничестве в исследовании космоса, заключенное между РФ и США в 1992 г. и положившее начало программе «Мир» — «Шаттл», в рамках которой американские корабли многоцелевого использования обеспечивали транспортировку космонавтов на российскую станцию, а американские астронавты получали доступ на орбитальную станцию. Впоследствии эта кооперация вылилось в полноформатное сотрудничество по вопросу создания МКС, а Звездный городок стал международной площадкой для подготовки космонавтов к полетам на орбиту.

 

Японская ракета-носитель H-IIB
Японская ракета-носитель H-IIB

Параллельно развивая частный космический сектор, США также решают задачи военного характера, удешевляя доставку военных спутников на орбиту и привлекая в свое правовое поле специалистов из-за рубежа, поддерживая явление «утечки мозгов» — отток из третьих стран высококвалифицированных научных кадров и обслуживающего персонала, реализуя тем самым мягкую и готовя почву для традиционной жесткой силы.

 

Российская сторона также придерживается духа интернационального освоения космоса, в полной мере осуществляя свои обязанности по поддержанию функционирования МКС, реализуя совместные с НАСА и Европейским космическим агентством программы и укрепляя научное сотрудничество с развивающимися странами. Несмотря на напряженную международную ситуацию, вызывающую негативные последствия для сотрудничества, в том числе и в сфере космических исследований, а также сомнения относительно будущего мягкой силы, выраженной через космическую деятельность в целом, мы не можем заявить об исключительной роли космоса как пространства, находящегося на передовой научной мысли, изучение которого требует максимально тесной совместной работы на межгосударственном уровне. Дополнительным консолидирующим фактором в этой связи могут стать внешние угрозы, такие как проблема космического мусора; необходимость отслеживания траекторий астероидов, приближающихся на опасное расстояние к Земле; возможность бактериологического заражения из космоса и т. д.

 

Тем не менее примечательна в контексте мягкой силы космическая программа другой активно развивающейся страны — Китайской Народной Республики. КНР, не являясь пионером космической отрасли, проявляет живой и непрерывно возрастающий интерес, подкрепленный как растущими амбициями страны, так и весьма благоприятными экономическими показателями. Особенность китайской космической программы состоит в значительно большей степени автономности и меньшем уровне вовлеченности в международное сотрудничество. Если РФ, Объединенная Европа и США сотрудничают над глобальными проектами типа «ЭкзоМарс», осуществляют развитие МКС и подчеркивают интернациональный характер космической деятельности человечества, то руководство КНР, хотя и не сторонясь работы на международном уровне, уделяет особое внимание полностью китайским программам. Так, например, китайские орбитальные станции «Тяньгун» (ныне сведена с орбиты) и «Тяньгун-2» позиционируются не иначе, как «политический символ» нового Китая и научно-экономического потенциала страны, намеревающейся стать важнейшим игроком в сфере космоса. Кроме непосредственно орбитальной станции, КНР также ведет активную работу над лунной и марсианской программами. Растущий интерес к сфере освоения космического пространства проявляют также правительства Индии, Бразилии, Пакистана, Японии и прочих развивающихся или технологически развитых государств.

 

Мягкая сила — непростой компонент в арсенале средств влияния, которым обладает государство. Ее эффективность, как указывал сам Д. Най, куда сложнее изменить, сопоставить или спрогнозировать, как это привыкли делать в случае с традиционной, жесткой силой. Тем не менее очевидно, что конфликты, споры и даже просто ведение политики сейчас и в будущем неразрывно связаны с имиджевыми технологиями и понятиями привлекательности государства как партнера, получателя инвестиций, союзника или врага. Развитие одной из самых наукоемких отраслей, включающей в себя как абстрактные теоретические исследования, так и максимально прагматичные проекты, представляется все большему количеству акторов МО способом обеспечения не только своего суверенитета, но и привлекательности и поддержания должного имиджа на куда более тонком, духовно-идеологическом уровне. Будущее есть у того, кто способен идти вперед или вверх, и вряд ли есть лучший способ показать человечеству направление движения, чем вымостить путь туда, где мы еще никогда не были, сохраняя уверенность лишь в одном — что именно за тем, кто станет первым, пойдут все остальные.