Это третий запуск «Фалкона-9» с военного космодрома на Тихоокеанском побережье США и первый полностью успешный. 29 сентября 2013 г. оттуда были нормально запущены ИСЗ  CASSIOPE, POPACS-1, 2 и 3, DANDE, а также CUSat, но посадочная ступень носителя потерпела аварию. Год назад, 17 января 2016 г., спутник Jason-3 также на орбиту вышел, однако посадка I ступени снова оказалась неудачной.

Ракета-носитель «Фалкон-9» со спутниками «Иридиум-Некст» на стартовой площадке авиабазы Ванденберг
Ракета-носитель «Фалкон-9» со спутниками «Иридиум-Некст» на стартовой площадке авиабазы Ванденберг
Фото: www.universetoday.com
Запуск ракеты-носителя «Фалкон-9» 14 января 2017 г.
Запуск ракеты-носителя «Фалкон-9» 14 января 2017 г.
Фото: www.ainonline.com

Полезной нагрузкой ракеты-носитель «Фалкон-9» на этот раз были десять спутников связи  Iridium NEXT. Все они вышли на расчетные низкие околоземные орбиты, а многоразовая I ступень совершила штатную посадку на плавучую платформу в Тихом океане. Так что компанию Илона Маска можно поздравить с успехом.

 

Сообщается, что расследование причин аварии 1 сентября 2016 г. позволило с большой долей вероятности установить истинные причины произошедшего.

 

Дефект носит конструктивно-производственный характер. Углепластиковая облицовка, придающая прочность баллонам с жидким гелием, служащим для создания избыточного давления в баке с окислителем (жидкий кислород) прилегала к обеспечивающему герметичность корпуса баллона из алюминиевого сплава неплотно. Жидкий кислород при заправке попадал в образующиеся полости. Когда начинается заправка, давление и температура в баке быстро повышаются и из-за этого возможно возгорание алюминиевого корпуса баллона, который находится в среде чистого кислорода и пожар носит взрывной характер. Это хорошо согласуется с ходом событий 1 сентября 2016 г. и подтверждается обследованием двух таких баллонов, найденных после взрыва целыми. Оба баллона содержали такой дефект, а третий – полностью сгорел.

 

Попытки решить вопрос простым изменением процедуры заправки не удались, и пришлось вернуться к старой конструкции системы поддержания давления в баке с окислителем. Она проверена и во всех запусках работала хорошо, но предполагает несколько более высокую температуру криогенного окислителя, что понизит энергетические характеристики ракеты и соответственно ее коммерческие возможности.

Посадка многоразовой I ступени ракеты-носителя «Фалкон-9» на морскую платформу после запуска спутников «Иридиум» 14 января 2017 г.
Посадка многоразовой I ступени ракеты-носителя «Фалкон-9» на морскую платформу после запуска спутников «Иридиум»
14 января 2017 г.
Фото: cdn5.24live.co

Между тем, запуск 14 января для компании «Спейс-Х» все же большой успех и дает надежду на реализацию далеко идущих планов Илона Маска. Однако их придется корректировать в очень важных частях. Это касается вывода спутников на высокие орбиты, а также запуска тяжелых космических аппаратов и пилотируемых кораблей. Пока менеджеры NASA не готовы отказаться от своего мнения о том, что ракеты-носители компании «Спейс-Х» не готовы к использованию для полета в космос людей.

Так выглядит морская платформа после посадки возвращаемой ступени ракеты «Фалкон 9»
Так выглядит морская платформа после посадки возвращаемой ступени ракеты «Фалкон 9». Снимок сделан 2 июня 2016 г. после вывода на орбиту спутника связи «Тайком-8» с космодрома на мысе Канаверал
SpaceX Falcon 9 booster from Thaicom-8 launch on May 27, 2016 arrives at mouth of Port Canaveral, FL on June 2, 2016
Фото: www.universetoday.com

Главным преимуществом схемы с вертикальной посадкой многоразовых ступеней, используемой в ракете «Фалкон-9», Маск считал низкую стоимость единичного запуска в пересчете на килограммы платной нагрузки. Однако вынужденный отказ от повторного использования II ступени существенно подпортил его расчеты. Многолетняя эксплуатация воздушного челнока «Спейс-Шаттл» и единственный, к сожалению, но полностью успешный полет советского многоразового космического корабля «Буран», выведенного на орбиту тяжелым многоцелевым носителем «Энергия», показали преимущества аэродинамического способа посадки, но и проблемы с возвращением I ступени на парашютах. Так может быть стоит соединить преимущества обоих систем и создать их «гибрид» с многоразовой I ступенью с вертикальной посадкой и крылатым орбитальным кораблем?

 

Это вполне возможно, однако очевидно потребует не только очень больших финансовых затрат, но и наличия у разработчика материальной базы, которой нет ни у Маска, ни у Рутана, ни у других малых фирм, привлекающих клиентов низкой стоимостью космических или суборбитальных полетов. А ведь в космосе плата за малые затраты – большой риск.