Успешное создание твердотопливной ракеты «Сержант» подтолкнуло военных в 1956 г. к началу проектирования ракеты с дальностью пуска 400 миль (около 645 км). Работы начинались в весьма трудный момент: как раз в то время в США шел процесс выработки новых взглядов на будущую войну, сопровождавшийся спорами о компетенции между видами вооруженных сил. Спор был разрешен министром обороны изданием 26 ноября 1956 г. документа под названием «Роли и задачи», определявшего, что за поражение целей в глубине до 200 миль от линии соприкосновения отвечает армия, а более 200 миль — ВВС. Выполняя это указание, армии пришлось передать ВВС разработку «евростратегической » ракеты «Юпитер» (о ней пойдет речь в одной из последующих частей нашего цикла). Формально так же следовало поступить и с будущим «Першингом». Но ВВС США не проявили интереса к этой ракете, и создание ее осталось в ведении сухопутных войск. Тому имелось логичное объяснение: если «Юпитер » предназначался для поражения стратегических целей (прежде всего промышленных центров), то «Першинг» — группировок войск, огневых позиций, аэродромов, узлов коммуникаций, т.е. целей тактических (согласно американской терминологии), хотя и расположенных на значительной глубине от линии соприкосновения войск.

 

Разобравшись с вопросами компетенции, можно было, наконец, сосредоточиться на технических аспектах. К концу 1957 г. стало понятно, что создать твердотопливную ракету с искомыми параметрами можно, но ее придется делать двухступенчатой. В январе 1958 г. армейские специалисты приступили к детальной проработке проекта, а в марте был подписан контракт с фирмой «Мартин-Мариетта» на дальнейшее проектирование. Опыт, накопленный при создании «Сержанта», позволил разработать новую ракету в довольно сжатые сроки — первые пуски «Першинга» состоялись в январе 1960 г. Правда, проводились они в неполной комплектации — с работающей первой ступенью, а вместо второй ступени и боеголовки устанавливали массогабаритные макеты.

 

Стартовая масса новой ракеты была почти такой же, как у «Сержанта». Тяга двигателя первой ступени «Тиокол» ТХ-174 была даже наполовину меньше, чем у двигателя «Сержанта» (115,64 кН), но время работы — больше (38,3 с). Запуск двигателя осуществлялся посредством специального пиропатрона, помещенного в верхней части топливного заряда. Детонация пиропатрона обеспечивалась подачей на него электроимпульса постоянного тока напряжением 2500 В. Таким же образом осуществлялся и подрыв пироболта, разделяющего первую и вторую ступень. Источником тока служили конденсаторы, заряжаемые перед пуском ракеты.

 

В августе 1960 г. начались первые испытания ракеты в полной комплектации, с работающей системой наведения. Инерциальная система наведения, разработанная фирмой «Сперри», состояла из блока гироскопов и измерителей ускорения ST-120, аналогового компьютера, вычисляющего разницу между реальным положением ракеты и заданной траекторией полета (параметры траектории вводились в память компьютера перед пуском), компьютера, вырабатывающего команды управления, сервомеханизмов управления, блока суммирования трех каналов управления и блока питания. Источниками тока для системы наведения служили два аккумулятора напряжением 28 В и преобразователь, выдающий для некоторых устройств переменный ток (115 В/400 Гц). При штатной работе системы наведения величина КВО не превышала 300 м (отклонение по дальности было большим, чем по азимуту).

 

Блоки системы наведения размещались во второй ступени, над двигателем, а сервомеханизмы — в обеих ступенях, по бокам сопел. Сервомеханизмы воздействовали одновременно и на газовые рули, и на небольшие аэродинамические рулевые поверхности (треугольные на первой ступени и прямоугольные — на второй).

Пуск ракет MGM-31A «Першинг» 1
Пуск ракет MGM-31A «Першинг» 1

После старта ракета некоторое время поднималась вертикально, а затем отклонялась на заданный угол в соответствии с заложенной в компьютер траекторией. После завершения работы двигателя первой ступени ракета несколько секунд двигалась по инерции, постепенно теряя скорость и уменьшая угол подъема. Затем происходило разделение ступеней, и запускался двигатель второй ступени «Тиокол» ТХ-175. Он развивал тягу 85,3 кН, а максимальное время работы составляло 39 с. В определенный момент (исходя из рассчитанной траектории) срабатывали пиропатроны, отделяющие боеголовку и открывающие в корпусе второй ступени две группы дренажных отверстий. Отверстия одной группы позволяли быстро уравнять давление в камере сгорания с давлением снаружи ракеты, что было равнозначно остановке двигателя (ведь просто взять и выключить твердотопливный двигатель невозможно). Вторая группа отверстий, соответствующим образом спрофилированных, создавала незначительную отрицательную тягу, тормозя вторую ступень и облегчая быстрое отделение боеголовки. Дальше боеголовка, снабженная термоядерным зарядом W-50, продолжала полет по баллистической траектории. Мощность заряда можно было выбрать перед пуском — 60, 200 или 400 кт. Регулирование мощности осуществлялось путем смещения части расщепляющегося материала таким образом, чтобы он не брал участия в цепной реакции, сгорая при взрыве. Дальность стрельбы достигала 740 км.

 

В конце 1960 г. фирма «Мартин-Мариетта» получила контракт на изготовление партии ракет «Першинг» 1 для войсковых испытаний. Первый пуск серийной ракеты состоялся 24 января 1962 г. — еще со стационарного стартового стола. 15 марта ракета впервые стартовала со штатной пусковой установки на гусеничном шасси, разработанной на основе шасси самоходных артустановок М107 и М110. Ракета первоначально обозначалась ХМ14, а ее инертный вариант для тренировок — ХМ19. В июне 1963 г. обозначения поменяли на, соответственно, ХMGM-31A и ХMGM-31В.

 

В октябре 1963 г. систему «Першинг» 1 приняли на вооружение. При этом ракета получила индекс MGM-31A, а самоходная пусковая установка — М474. Кроме того, в состав комплекса входили станция топопривязки STS, станция программирования RPTS и станция предстартовой проверки ракеты SCTS. Электропитание обеспечивал комплекс AN/TJQ-2, а радиосвязь — комплекс AN/TRC-8. До момента принятия системы на вооружение было выполнено 69 пусков, из них 59 были успешными.

 

По устоявшейся традиции первым новые ракеты получил дивизион, дислоцированный в США, в учебном центре ФортСилл (шт. Оклахома). Им стал 2-й дивизион 44-го артполка. На территории ФРГ к 1966 г. «Першингами» вооружили еще четыре дивизиона, сменив в них ракеты «Редстоун»: 1-й и 4-й 41-го АП, а также 1-й 81-го и 3-й 84-го АП. Три из них вошли в состав 40-й группы полевой артиллерии (ГрПА), а четвертый — 56-й ГрПА. Сформировали еще одну часть «Першингов» — 2-й дивизион 79- го АП. Он предназначался для развертывания в Южной Корее, но решение о размещении там новых ракет отменили, и в 1965 г. этот дивизион расформировали.

 

Батарея ракет «Першинг» 1 включала три огневых взвода, каждый из которых был полностью автономной единицей: он включал одну ПУ и полный комплект средств обеспечения пуска, связи, электроснабжения. Четыре стартовые батареи, одна батарея управления и одна техническая образовывали дивизион. Цикл предстартовой подготовки занимал около двух часов, причем наиболее длительной его составляющей была топопривязка — ведь GPS тогда еще не существовало… Поскольку применение «Першингов» предполагалось со своей территории, в ходе оборонительного сражения, то для каждого дивизиона заблаговременно подготовили несколько стартовых позиций, оборудованных полевыми укрытиями для техники, но главное — с известными координатами. Это позволяло сократить цикл предстартовой подготовки примерно вдвое.

 

В 1967-1969 гг. 24 комплекса «Першинг» 1 (и столько же ракет) передали ФРГ. В отличие от американцев, немцы включили эти комплексы в состав люфтваффе, вооружив ими 1-ю и 2-ю ракетные эскадры, дислоцированные в Ландсберге и Гейленкирхене. Они вошли в состав 1-й и 3-й авиационных дивизий, предназначавшихся для поддержки, соответственно, Центральной группы армий (в ее полосе должны были действовать и американские дивизионы «Першингов») и Северной группы армий.

 

Уже в январе 1966 г., когда только-только завершились поставки «Першингов» для армии США, Пентагон подписал с фирмой «Мартин-Мариетта» контракт на модернизацию ракетного комплекса. Главной задачей, ставившейся заказчиком, было сокращение времени предстартовой подготовки и повышение мобильности комплекса. Достигнуть этого удалось переводом элементной базы аппаратуры с ламповой, аналоговой, на полупроводниковую, аналого-цифровую. Благодаря этому удалось существенно уменьшить габариты оборудования и разместить новую станцию программирования IPTS на одном шасси с источником электропитания. Станции предстартовой проверки и топопривязки размещались на одноосном полуприцепе, буксируемом седельным тягачом. Такой же тягач буксировал и новую пусковую установку М790. Таким образом, количество машин стартового комплекса сократилось с пяти до трех. В качестве шасси для всех их применялись новые четырехосные автомобили «Форд» М656, оборудованные многотопливными дизелями мощностью 210 л.с.

 

Новый комплекс, получивший обозначение «Першинг» 1А, был внедрен в войска в 1969-1970 гг. При этом 4-й дивизион 41- го АП был расформирован, а остальные подверглись радикальной реорганизации: теперь огневой взвод имел не одну ПУ, а три, батарея — соответственно 9. Все 9 ракет батарея могла запустить в течение 30-45 мин. Четырехбатарейный дивизион располагал теперь 36 пусковыми установками и таким же количеством ракет. Все три дислоцированных в ФРГ дивизиона «Першинг» 1А свели в 56-ю группу полевой артиллерии, в 1972 г. реорганизованную в бригаду с тем же номером. 1-й дивизион 41-го АП дислоцировался в Швабиш-Гмюнд, 1-й дивизион 81-го АП — в Ной-Ульм, а 3-й дивизион 84-го АП — в Неккарзульм. До 1971 г. завершили поставки «Першингов» 1А в люфтваффе. Теперь 1-я и 2-я ракетные эскадры имели, так же, как и американские дивизионы, по 36 ПУ.

Ракета и наземное оборудование системы «Першинг» 1А транспортируются на грузовом полуприцепе, который буксируется колесным
тягачом и на трех автомобилях SM-274 (XM-274) повышенной проходимости
Ракета и наземное оборудование системы «Першинг» 1А транспортируются на грузовом полуприцепе, который буксируется колесным тягачом и на трех автомобилях SM-274 (XM-274) повышенной проходимости

В 1976 г. комплекс «Першинг» 1А прошел очередную модернизацию — в его состав ввели коммутационное устройство SLA, обеспечивающее подключение к станции предстартовой проверки всех трех ракет огневого взвода. Это обеспечивало пуск ракет с пятиминутными интервалами. Кроме того, в составе комплекса появилась автоматическая инерциальная станция топопривязки ARS, обеспечивающая быстрое определение координат произвольной точки. Теперь батарея могла осуществить пуск первых трех ракет через 10-15 мин после прибытия на позицию, а в течение последующих 10 мин запустить еще шесть ракет.

 

В конце 70-х гг. предполагалось проведение второй стадии модернизации комплекса с полным переводом его на цифровую технику. Но в связи с созданием комплекса «Першинг» 2 от модернизации американских «Першингов» 1А отказались — доработки прошли лишь западногерманские комплексы.

 

В общей сложности было изготовлено 754 ракеты «Пер- шинг» 1, но развернуто в Европе лишь 180. С вооружения армии США они были сняты в 1985 г. в связи с заменой «Першингами» 2, а в люфтваффе прослужили несколько дольше. После подписания в 1987 г. Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности была сделана попытка вывести западногерманские ракеты из-под его действия, переделав их в одноступенчатые «Першинг» 1В. Но ввиду несогласия советской стороны от этого отказались, и все «Першинги» были уничтожены.

 

«Гибкое реагирование»

 

В1967 г. взамен доктрины «массированного возмездия» НАТО принимает новую — «гибкого реагирования». Она предполагала пропорциональную реакцию на действия противника: то есть, если противник начнет боевые действия без применения ядерного оружия, то и страны НАТО должны будут вести войну с применением только неядерных средств — или же с ограниченным применением тактического ядерного оружия, если противник таковое пустит в ход. Но поскольку при планировании даже обычной войны в Европе приходилось считаться с возможностью ядерных ударов противника, целый ряд положений традиционного военного искусства оказался неприменимым в новых условиях (например, максимальная концентрация сил на главных направлениях). Поэтому главным способом ведения боевых действий была принята подвижная оборона с максимальным использованием маневра войсками и сильного огневого воздействия на противника средствами ствольной артиллерии, ракет и авиации. Но когда в 1969 г. из военной организации НАТО вышла Франция, оказалось, что блок попросту не располагает необходимой оперативной глубиной для классических маневренных действий. Пришлось в срочном порядке разрабатывать концепцию обороны на «выдвинутых рубежах», предполагавшую огневое воздействие на всю оперативную глубину группировки войск противника. Благодаря этому вражеское наступление должно было захлебнуться на первом эшелоне войск НАТО, а второй эшелон армий Организации Варшавского договора был бы ослаблен и дезорганизован. В дальнейшем силы ОВД были бы отброшены на собственную территорию ударом войск НАТО, усиленных за счет переброски свежих соединений из США и Великобритании.

Пуск ракеты MGM-31A «Першинг» 1А
Пуск ракеты MGM-31A «Першинг» 1А

Для реализации новой концепции требовалось и новое оружие. Прежде всего, речь шла о высокоточных средствах поражения — управляемом авиационном оружии, крылатых и баллистических ракетах средней дальности, позволяющих наносить удары по войскам вторых эшелонов и резервов в районах их развертывания — в Прибалтике, Белоруссии, Западной Украине. Главную тяжесть ударов по объектам в глубине группировки противника, как и ранее, должна была нести на себе авиация. Но для достижения целей в Белоруссии и Западной Украине самолетам пришлось бы преодолеть сильнейшую в мире полосу ПВО. Поэтому по целям в глубине территории противника должны были работать, преимущественно, ракеты средней дальности. Авиация же поражала бы лишь подвижные цели — прежде всего, пусковые установки аналогичных советских ракет. Поражение целей на глубине 100-900 км, где ПВО была не столь сильна, оставалось исключительной прерогативой авиации. Но уничтожение некоторых целей на глубине 100-150 км вновь требовало применения ракет. На такой глубине располагались армии первого и второго эшелонов. В оперативно-тактическом и тактическом масштабе борьбу с армиями первого эшелона вели армейские корпуса стран НАТО, а армии второго эшелона могли в самом скором времени войти в боевое соприкосновение с армейскими корпусами. Поэтому командир такого корпуса должен был располагать эффективным огневым средством для немедленных ударов по целям, имеющим ключевое значение для обороны корпуса (командные пункты, скопления войск, огневые позиции артиллерии, склады снабжения и пр.). Подобное огневое средство, но с дальностью стрельбы не 100-150 км, а 30-40 км, было необходимо и для дивизии.

 

Таким образом, новая концепция требовала создания ракетного оружия трех классов: ракет с дальностью пуска не менее 1800-2000 км (баллистических и крылатых); тактических ракет для корпусного звена с дальностью до 150 км; ракет для дивизии с дальностью до 40 км. Ядерные боеголовки теперь считались не единственно возможным вариантом боевого снаряжения ракет: предполагалось комплектовать их также кассетными БЧ. В 70-е гг. прошлого века эта программа была выполнена: в первом классе создали баллистическую ракету «Першинг» 2 и крылатую GLCM, во втором — баллистическую «Ланс», а в третьем — реактивную систему залпового огня MLRS.

 

Ракета средней дальности «Першинг» 2

 

В январе 1972 г. Конгресс США санкционировал разработку новой ракеты средней дальности, предназначенной для замены «Першинга» 1А. Ракету предполагалось комплектовать относительно маломощной ядерной БЧ — всего 50 кт (в 8 раз меньше, чем у «Першинга» 1А). Естественно, это накладывало повышенные требования к точности стрельбы. Сильно защищенные объекты (типа заглубленных командных пунктов) предполагалось поражать с использованием эффекта подземного взрыва — главным поражающим фактором в этом случае были сейсмические сотрясения, вызванные взрывом. Наземная ударная волна и радиоактивное заражение местности сводились тем самым к минимуму.

 

Высокие требования к точности обусловили необходимость создания принципиально новой БЧ. Если боевая часть «Першинга» 1А после отделения от второй ступени ракеты падала на цель по баллистической траектории, то новую боеголовку предстояло сделать управляемой, наводящейся на запрограммированную перед пуском цель. Первая и вторая ступени ракеты предполагалось оставить прежними.

 

Задача создания системы наведения для БЧ была не из легких. Боеголовка не могла использовать сигналы внешней навигационной системы, поскольку они могли глушиться противником. Более того, такая система могла быть вообще выведена из строя электромагнитными импульсами других ядерных взрывов. Инерциальная система, хотя и независимая от внешних источников, не обеспечивала необходимой точности. В конечном итоге остановились на комбинированной, радиолокационно-инерциальной системе. Боеголовку снабдили малогабаритным радаром, включающимся на очень короткий промежуток времени и выполняющим картографирование местности. Полученное изображение сличалось с заложенным в память компьютера перед стартом эталоном, после чего проходила коррекция прецизионной инерциальной системы. Короткое время работы РЛС не позволяло противнику применить помехи, а от электромагнитного импульса радар защищали стальные экраны, отстреливаемые перед его включением. Падая, экраны выполняли еще одну функцию — они служили ложными целями, затрудняющими обнаружение боеголовки средствами противоракетной обороны. КВО, обеспечиваемое новой системой наведения, оценивалось в 30 м.

Пусковая установка ракеты MGM-31С «Першинг» 2 на стартовойпозиции
Пусковая установка ракеты MGM-31С «Першинг» 2 на стартовой позиции

Рабочее проектирование боеголовки типа MARV (Maneuvering Re-entry Vehicle — маневрирующая отделяющаяся боеголовка) для новой ракеты началось в апреле 1974 г. Радиолокатор RADAG создавался в фирме «Гудьир», отвечающей также за интеграцию всей системы наведения. Прецизионная инерциальная навигационная система разрабатывалась фирмой «Зингер-Кифорт». Ну, а военное картографическое агентство занималось созданием библиотеки цифровых карт местности в районах потенциальных целей. Такие карты записывались на магнитных дисках и вводились в память бортового компьютера системы наведения.

 

Наведение боеголовки обеспечивалось четырьмя аэродинамическими рулями треугольной формы. Она комплектовалась боевым зарядом W-85 с регулируемой мощностью подрыва (5, 10, 20 или 50 кт). Предусмотрели три режима подрыва: воздушный — для поражения площадных, слабо защищенных целей (аэродромы, склады и пр.); наземный — для поражения скоплений танковых и механизированных войск; подземный — для поражения точечных целей повышенной защищенности (прежде всего, подземных командных пунктов).

 

В 1976-1977 гг. изготовили семь прототипов новой боеголовки. До мая 1978 г. провели пять испытательных пусков с применением первой и второй ступеней ракеты «Першинг» 1А, завершившихся вполне успешно. Началась подготовка к модернизации «Першингов» 1А путем замены старых боеголовок новыми. Но в 1977 г. СССР начал развертывание новых ракет средней дальности РСД-10 «Пионер», радикально изменивших баланс сил в Европе. Новые ракеты обладали малым временем предстартовой подготовки, высокой точностью и комплектовались тремя боеголовками индивидуального наведения (мощностью по 150 кт) каждая. «Пионеры» могли эффективно вывести из строя расположенное в Западной Европе ядерное оружие, уничтожить аэродромы, военно-морские базы, сведя к минимуму возможность ответного удара. Теперь ключевое значение для НАТО имела нейтрализация ракет РСД-10 на начальной стадии войны.

Подготовка к пуску MGM-31С «Першинг» 2
Подготовка к пуску MGM-31С «Першинг» 2

В связи с изменением военно-политической обстановки в августе 1978 г. было принято решение о расширенной модернизации комплекса «Першинг» с радикальным увеличением дальности стрельбы. Благодаря этому, новая ракета брала на себя часть задач, ранее возлагавшихся на авиацию, а последняя высвобождалась для поиска и уничтожения пусковых установок «Пионеров».

 

Перед конструкторами стояла труднейшая задача — требовалось увеличить дальность стрельбы ракеты в 2,5 раза (до 1800 км), сохранив ее основные массогабаритные характеристики. Справиться с задачей удалось применив новое ракетное топливо НРТВ (на основе полибутадиена), разработанное для зенитной ракеты комплекса «Пэтриот». Корпуса двигателей обеих ступеней выполнили из кевлара. Теперь они образовывали единую несущую структуру с внешней обшивкой ступеней, что позволило при сохранении внешних габаритов увеличить объем, занимаемый топливом. Оба двигателя были разработаны фирмой «Геркулес».

 

Управление ракетой до отделения боеголовки осуществляла инерциальная система, сопряженная с цифровым компьютером фирмы «Бендикс», выдающим команды на рули. Схема управления первой ступенью была прежней — она включала газовые и аэродинамические рули. Поскольку вторая ступень теперь выходила за пределы атмосферы, на ней аэродинамические рули не применялись — сохранили только газовые. Боеголовка с радиолокационно-инерционной системой наведения осталась прежней — той, что разрабатывалась для модернизации «Першинга» 1А.

 

Изготовление опытных экземпляров новой ракеты, получившей обозначение MGM-31С «Першинг» 2, началось в 1981 г., а 22 июля 1982 г. со стартового комплекса на мысе Канаверал осуществили первый пуск ракеты, завершившийся провалом — вскоре после старта взорвался двигатель первой ступени. Это едва не поставило крест на всей программе. Дело в том, что пуск транслировался по телевидению. Провал всколыхнул общественное мнение — ведь рядовому обывателю трудно объяснить, что подобные неудачи почти всегда сопровождают развитие ракетной техники. Но президент Рональд Рейган не поддался давлению, и испытания продолжились. Второй пуск, состоявшийся 22 ноября 1982 г., был вполне успешным. Программу испытаний в ускоренном темпе завершили к середине 1983 г., и ракету MGM-31С приняли на вооружение.

 

Санкция НАТО на размещение ракет «Першинг» 2 в Западной Европе была получена еще в 1979 г. Но разрешение обуславливалось одним пунктом: развертывание новых ракет не должно сопровождаться увеличением количества ядерных боеголовок. Поэтому, как только очередная партия новых ракет прибывала в ФРГ, такая же по количеству партия «Першингов» 1А отправлялась на склады в США. Развертывание «Першингов» 2 началось в декабре 1983 г., а к середине 1985 г. были перевооружены все три дивизиона 56-й бригады. Пусковые установки и большинство обеспечивающего оборудования остались прежними. Заменили только оборудование для предстартовой проверки и установили новую систему программирования траектории полета — цифровой компьютер на твердотельных элементах AN/UYK-42(V) разработки фирмы «Норден». Автомобильные шасси были заменены новыми — производства западногерманской фирмы MAN (для дивизионов, развернутых в ФРГ) или американской «Ошкош» (для учебного дивизиона в США). В общей сложности изготовили 384 ракеты MGM-31С.

Ракеты MGM-31С «Першинг» 2 во время учебного развертывания
Ракеты MGM-31С «Першинг» 2 во время учебного развертывания

В январе 1986 г. 56-я БрПА была реорганизована в 56-е командование полевой артиллерии. Одновременно новые номера получили и дивизионы «Першингов» — теперь все они относились к 9-му артиллерийскому полку (1-й, 2-й и 4-й дивизионы были развернуты в ФРГ, а 3-й — в США, в Форт-Силл). Но под новыми номерами долго прослужить не пришлось: в декабре 1987 г. был подписан советско-американский Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, в соответствии с которым «Першинги» подлежали уничтожению. С октября 1988 г. по июль 1989 г. все ракеты этого типа были сняты с боевого дежурства, а до мая 1991 г. — уничтожены (за исключением нескольких экземпляров, сохраненных в качестве музейных экспонатов). Ликвидация «Першингов» 2 (равно как и остававшихся «Першингов» 1А) осуществлялась путем статического прожигания ракетных двигателей на стенде. Боевые части W-85 не уничтожались — их использовали для снаряжения ядерных авиабомб В61 мод. 10 (сама БЧ W-85 была разработана на основе боезаряда авиабомб В61 мод. 3 и мод. 4).

 

(Продолжение следует)