С незапамятных времен междуречье рек Волга и Дон являлось центром пересечения водных и сухопутных торговых путей. Со второй половины XIX столетия Царицын становится крупнейшим торговым и промышленным узлом Нижнего Поволжья, который все сильнее связывает экономически центральную и южную части России, что в свою очередь положительно сказывается на значимости торговых путей между Волгой и Доном. В 1862 году, по Высочайшему повелению, в крае строят третью в России Волго-Донскую железную дорогу. Спустя шесть лет завершают строительство Грязе-Царицынской железной дороги, а в 1897 году достраивают Царицын-Тихорецкую ж/д. В начале двадцатого века город становится мощнейшим узлом железнодорожных и судоходных путей, и за короткое время превращается в крупнейший торговый и перевалочный пункт Российской Империи. Наличие такой развитой сети железных дорог не могло не сказаться положительно на росте промышленности в Царицыне. В 1880 году шведская фирма «Нобель» строит здесь нефтепромышленный городок. В 1897 году с привлечением иностранного капитала был построен металлургический завод «Урал-Волга» ДЮМО (ныне завод носит название «Красный Октябрь»). Это событие, в свою очередь, повлекло за собой и возникновение 16 металлоперерабатывающих предприятий. В 1914 году Русским Акционерным обществом артиллерийских заводов, при техническом руководстве и содействии английской фирмы «Виккерс», было начато строительство крупнейшего в России орудийного завода (ныне завод «Баррикады»).

 

Царицын, на момент начала братоубийственного конфликта, имел важное значение в деле снабжения страны продовольствием и топливом. Владение этим городом давало огромное преимущество в ведении боевых действий на всем Южном фронте, так как большая промышленная и продовольственная база позволяла обеспечивать войска всем необходимым, проводить не только ремонт оружия и боевой техники, но и заниматься его производством. В первую очередь это касается ремонта и постройки бронепоездов. Не стоит забывать, что Царицын — это «…кузница кадров — точка стечения многочисленного контингента первопроходцев бронепоездного дела с богатым, разносторонним и чрезвычайно актуальным практическим опытом, систематизации и анализа этого опыта, выработки первых теоретических схем и установок. Отсюда превосходное понимание специфики бронепоездной войны на высшем уровне, творческий подход к делу, чрезвычайно эффективное использование БП, высокая согласованность действий всех звеньев, разумная инициатива командиров БП, исключительное понимание своих задач бронепоездными командами, их высокий уровень сколо- ченности, хорошая индивидуальная подготовка каждого бронепоездника в отдельности»[1]. Поэтому в годы Гражданской войны Царицын и его окрестности становятся ареной жесточайших сражений.

 

Летом 1918 года командование Донской армии предпринимает попытку очистить от красных северные районы Донской области и захватить Царицын, ликвидировав тем самым угрозу своему правому флангу и тылу. Для этого было сосредоточено 42 тыс. штыков и сабель, свыше 150 орудий. Также командующий Донского войска атаман Краснов возлагал большие надежды на помощь Добровольческой армии Деникина. Группировка РККА на этом фронте насчитывала до 40 тыс. штыков и сабель и около 100 полевых орудий. Обороняющиеся были ослаблены «разношерстностью» своих подразделений и отсутствием должного боевого опыта у большинства командного состава.

 

В конце июля войска Добровольческой армии Деникина овладевают станицами Торговая и Великокняжеская, отрезав тем самым Царицын от Северного Кавказа. Но в дальнейшем Деникин отказывается от участия в битве за Царицын и уводит свои части на Екатеринодар. Станицу Великокняжескую передают донцам Краснова.

 

В первых числах августа части оперативной группы Фицхелаурова, отбросив красных на 150 км, выходят на линию Царицын — Камышин, прервав этим маневром сообщение царицынской группировки РККА с Москвой.

 

18 августа частям Донской армии удается захватить пригороды Царицына — Сарепту и Ерзовку — и завязать бои непосредственно за сам город. Но группа Полякова, наступавшая на город с юга, увязла в локальных боях и не смогла пробиться Царицыну. А 23 августа красные, подтянув резервы, наносят удар во фланг и тыл группе атамана Мамонтова, наступавшей в центре, вынудив белоказаков к 6 сентября отступить за Дон.

 

Причиной первого поражения Донской армии под Царицыным было отсутствие тяжелого вооружения и строевых пехотных частей, так необходимых для закрепления достигнутых наступлением успехов.

К.Е. Ворошилов с Луганскими красногвардейцами на фронте под Царицыным у бронепоезда
К.Е. Ворошилов с Луганскими красногвардейцами на фронте под Царицыным у бронепоезда «Коммунист», осень 1918 г. Надпись на броневагоне бепо — «коммуна летит»

Второе наступление белых на Царицын началось в середине сентября 1918 года. В этот раз на штурм города было направлено около 40 тыс. штыков и сабель, больше сотни станковых пулеметов и 129 полевых орудий. Осуществлять поддержку наступающим должна была Донская железнодорожная бригада генерал-майора Н.И. Кондырина, насчитывавшая 14 бронепоездов. «Бронепоезда состояли нормально из двух бронеплощадок с двумя 3-дюймовыми орудиями и четырнадцатью тяжелыми пулеметами Максима. Экипаж броневого поезда насчитывал 9 офицеров и 100 нижних чинов, половина из которых были донские казаки. Командирами в большинстве случаев были офицеры Донской артиллерии, на правах командиров батарей. Бронепоезда носили названия:

 

1-й дивизион: «Атаман Каледин», «Гундоровец», по 2 орудия, «Князь Суворов» — 4 орудия;

 

2-й дивизион: «Раздорец», «Митякинец», по 2 орудия, «Илья Муромец» — 4 орудия;

 

3-й дивизион, командир дивизиона войсковой старшина И.И. Бабкин: «Партизан полковник Чернецов» — подъесаул Сергей Амплиевич Ретивов (убит), капитан Киянец, «Казак Землянухин» — штабс-капитан Попов, «Генерал Бакланов» — сотник К. Н. Фетисов;

 

4-й дивизион: «Донской баян», «Ермак», «Иван Кольцо». Два отдельных бронепоезда: «Атаман Орлов» — войсковой старшина Л.А. Стефанов (убит); «Атаман Назаров» — подъесаул Н.Д. Скандилов.»[2] Помимо этого соединения, на участке Бобров — Таловая — Поворино — Михайловка действовали самостоятельно три отдельных бронепоезда: «Бузулук», «Хопер» и трофейный бепо, отбитый у красных отрядом генерала Гусельщикова. Наличие радиальных железнодорожных веток западнее Царицына играло на руку белым, так как само наступление Донской армии должно было развиваться вдоль этих путей, дабы максимально использовать возможность маневра бепо.

Командир броневой колонны 10-й армии РККА Ф.Н. Алябьев
Командир броневой колонны 10-й армии РККА Ф.Н. Алябьев, 1918 год

Обороняющая Царицын 10-я армия красных, несмотря на большие потери, понесенные во время первой обороны города, была пополнена свежими частями и вновь насчитывала около 40 тыс. штыков и сабель, до 200 пулеметов и полторы сотни полевых орудий. Помимо этого, огневую поддержку войскам должны были оказывать 15 бронепоездов, сведенных в броневые колонны 10-й армии под руководством Ф.Н. Алябьева и Д. Рудя. Это были бепо: «Черноморец», «2-й Таганрогский», «Брянский», «2-й Сибирский», «1-й Донской», «Большевик», «Артем», «Молния», «Углекоп», «Гром», «Коммунист», «3-й Интернационал», «Воля», «Гроза», «Тов. Ленин». Техническое обслуживание их должно было осуществляться в мастерских «Цетроброни» Северо-Кавказского военного округа, расположенных на территории Орудийного завода. Корабли Волжской военной флотилии должны были обеспечивать прикрытие флангов 10-й армии РККА.

 

Второе наступление Донской армии, несмотря на ожесточенное сопротивление противника и большие потери, развивалось успешно. Части 10-й армии красных были вновь отброшены от Дона к пригородам Царицына.

 

В сентябре частям Донской армии удалось захватить: 43 орудия, 312 пулеметов, 10 тысяч винтовок, 5 бронепоездов, 4 бронеавтомобиля, 12 тысяч снарядов. Однако Краснов признавал, что потери личного состава в его войске составили 40% казаков и 80% офицеров.

 

В начале октября белоказакам удалось выбить красных из пригородов Царицына — Сарепты, Отрады, Бекетовки — и выйти к последнему рубежу обороны города.

 

Несмотря на отступление, экипажи красных бронепоездов продолжали проявлять себя достойно в боях с противником. Из донесения Ворошилова Сталину: «Противник рано утром повел сильное наступление на разъезд Басаргино, но нашей пехотой и бронепоездами был сбит. Нами были заняты господствующие высоты, но командный состав не распорядился задержаться на высотах и начал преследовать отступающего врага.

 

Противник, оправившись, пошел в контратаку, сбил нашу цепь, и все побежало. Я и Кулик с ног сбились, пытаясь остановить отходящих, но задержать не удалось. Цепи дошли до железнодорожного пути. Броневые поезда работают самоотверженно и исключительно стойко. Если положение восстановится, то исклю- чительно благодаря бронепоездам. Я напрягаю все силы и принимаю меры спасти положение. Еду опять на фронт в цепь».

 

2-го октября яростные бои разгорелись в районе Мариновского железнодорожного моста и станции Кривая Музгагде. Здесь казакам Краснова пришлось вести тяжелейшие бои с бронепоездами 10-й армии. Не помогло даже подкрепление: подошедший на помощь 98-й Ново-Николаевский казачий полк буквально был сметен мощнейшим артиллерийским и пулеметным огнем красных бепо. Командир 98-го полка записал в донесении: «Понеся огромные потери, я с полком отступил вне выстрелов. Сейчас отправляю раненых и привожу в порядок полк»[4]. Но, несмотря на местные успехи бронепоездов Алябьева, в целом наступление белоказаков продолжало развиваться, не сбавляя темпов.

 

Успешные действия красновцев пошатнули и моральное состояние воинов Красной Армии: 15 октября 1918 года в районе Бекетовки 1-й и 2-й крестьянские полки переходят на сторону белоказаков. В результате этой измены образовывается брешь в обороне красных, закрыть которую было нечем, так как подкрепление не поспевало из-за заторов на железных дорогах: «Пленные показывали, что подкрепления к красным идут походным порядком, так как железнодорожные составы все забиты боеприпасами, что ящики со снарядами стоят даже на крышах вагонов»[4].Казалось, исход битвы был решен: еще один бросок — и Царицын окажется в руках армии Краснова.

 

Решающий штурм командование белых запланировало на 17 октября.

 

Но порой фортуна бывает очень изменчивой, и ярким примером этому могут послужить следующие события.

Бронепоезд «2-й Таганрогский»
Бронепоезд «2-й Таганрогский», прошедший стандартизацию в мастерских Царицына. Броневая колонна 10-й армии, ноябрь, 1918 г

Командир так называемой «Стальной» дивизии РККА Дмитрий Петрович Жлоба, рассорившись с главнокомандующим Красной Армии на Северном Кавказе И.Л. Сорокиным, снимает свою дивизию с Кавказского фронта и уводит в сторону Царицына. Уже в пути Жлоба получает приказ от все того же Сорокина — выступать на Царицын. «Стальная» дивизия, насчитывавшая 8 пехотных и 2 кавалерийских полка, 10-15 тысяч бойцов, выдвинулась в поход еще в сентябре. Двигаясь ночами, дивизия тщательно маскировала свой путь, стараясь не приближаться к железной дороге ближе, чем на 100-120 верст. Благодаря этому боевое соединение Жлобы подошло к Царицынскому фронту, не обнаружив себя противнику. Разобравшись на месте, комдив «Стальной» принимает решение — нанести 15 октября мощный удар по штурмующим частям белоказаков с тыла. В это же время на красновцев обрушивают шквал артиллерийского и пулеметного огня со стороны Царицына. «…В это время с севера по кольцевой железнодорожной ветке подошел бронепоезд; на правом и левом флангах участка фронта вырвались вперед грузовики, переделанные в бронемашины и вооруженные пулеметами; батареи перенесли огонь в глубь расположения белогвардейцев, чтобы отрезать пути отхода их передовым частям. В контратаку пошла красная пехота. Она быстро продвигалась вперед. И по мере того, как артиллерия переносила огонь все дальше и дальше, перед глазами наблюдателей открывалось еще дымящееся поле боя, усеянное трупами белогвардейцев и перепаханное снарядами»[5]. После такого контрудара о наступлении на Царицын не могло идти и речи. Донская армия вынуждена была отступить — и 25 октября основные части белых отошли за Дон.

Команда бронепоезда «Тов. Ленин», на фоне своей стальной крепости
Команда бронепоезда «Тов. Ленин», на фоне своей стальной крепости. Царицын, ноябрь, 1918 год

Но, несмотря на это, местами продолжали происходить жестокие бои, в которых принимали участие бронепоезда. Из оперативной сводки 10-й армии: «На участке Лог — Липки 28 ноября, в 14 часов, противник значительными силами перешел в наступление. Наши части, не выдержав натиска, вынуждены были отступить, но наш бронепоезд «Молния», заехав в тыл противника, открыл артиллерийский, пулеметный и бомбометный огонь. Противник в панике бежал. Командир «Молнии» товарищ Белогрудов, прекратив огонь, скомандовал бегущим: «Сдавайтесь, иначе всех перестреляю». Часть команды бронепоезда бросилась догонять убегавших. Кадеты, поднимая руки вверх, кричали: «Товарищи, сдаемся», подходили к броневику».

 

Отследить путь развития Царицынских бронепоездов по отдельности крайне трудно. Это вызвано в первую очередь отсутствием должной документации, а также большой путаницей в их внешнем облике, который довольно часто менялся. Бронепоездам при прохождении ремонта могли по много раз заменять выбывшие из строя бронеплощадки либо довооружать и перебронировывать имеющиеся. В дополнение к этому бепо часто переходили из рук в руки, поэтому порой становится невозможным определить, кому изначально принадлежал данный бронированный состав.

 

Несмотря на то, что бепо, прошедшие ремонт в Царицыне, классифицируются историками как бронепоезда Царицынского типа, считать так буквально было бы ошибочно, поскольку многие бепо были построены в других мастерских. Так, например, бронепоезд «Воля» был построен в Изюме, а бепо «Брянский» был сооружен на Брянском заводе в Екатеринославе. Поэтому классифицировать бепо как Царицынские будет вернее не в проектном отношении, а в концептуальном. В документации же «Центроброни» они вообще все с декабря 1918 года имели маркировку «Д» — «донские». И это будет вернее, поскольку модернизацию они проходили не только в Царицыне, но и на всех остальных железнодорожных мастерских и ремонтных базах «Центроброни».

 

Осенью 1918 года, согласно директиве «Центроброни», на- чалась повсеместная унификация бронепоездного парка РККА.Большинство построенных бронепоездов теперь должны были компоновочно походить на бепо Русской армии образца 1915 года (см. НиТ 12(55) 2010г). На смену «разношерстной компании» паровозов Э, Щ и С должен был прийти только один надежный паровоз-компаунд серии О, максимально удовлетворяющий требованиям использования в интенсивных боевых действиях.

Бронепоезд «3-й Интернационал»
Бронепоезд «3-й Интернационал», на фронте под Царицыным, 1918 год. Обратите внимание на нестандартную бронировку локомотива
Бронепоезд «Борец» донского типа. Донбасс, 1919 год
Бронепоезд «Борец» донского типа. Донбасс, 1919 год

Сами бронепоезда «донского» типа должны были состоять из двух-трех четырехосных бронеплощадок, на которых устанавливалось одно 76,2-мм полевое орудие образца 1902 года. Иногда встречались и двухосные площадки царицынской переделки, но это явление было крайне редким. Также встречались четырехосные броневагоны, вооруженные двумя орудиями, но таковых тоже можно буквально пересчитать по пальцам.

 

Бронеплощадки имели упрощенный каземат, с полукруглой крышей, радиус скругления которой мог сильно разниться, занимавший 2/3 либо 3/4 длины вагона. Остальная часть отводилась под бруствер с «трехдюймовкой». На каждый борт полагалось 2-3 амбразуры для пулеметов «Максим».

 

Выбор орудия, для стандартизации донских бепо, был не слу- чаен. 76,2-мм пушка обр. 1902 г. обладала отличными баллисти- ческими характеристиками, чем и превосходила практически все дивизионные орудия зарубежных конструкций. «Трехдюймовка» была разработана конструкторами Л.А. Бишляком, К.И. Липницким и К.М. Соколовским на Путиловском заводе. Это было отлич- ное орудие, включающее много конструкционных новшеств для своего времени: механизмы наводки по горизонту и углу возвышения, прецизионные прицелы для стрельбы с закрытых позиций и прямой наводкой, противооткатные устройства и легко открываемый двухтактный поршневой затвор.

 

Первоначально для орудия выпускали только один тип боеприпаса — шрапнель, несмотря на то, что на тот момент для всех полевых орудий полагались также и осколочно-фугасные гранаты. Шрапнельный снаряд мог взрываться как при ударе, так и через заданное время (максимум через 22 секунды). Максимальная дальность стрельбы таким боеприпасом составляла 5,1 км. С 1912 г. на вооружение принимают снаряд с увеличенным заданным временем до 34 секунд, что позволило соответственно увеличить и дальность стрельбы до 8 км. В дальнейшем применяли оба типа шрапнельных снарядов. Шрапнель в действии была довольно жутким зрелищем. Один снаряд, начиненный 260 пулями, накрывал поражающими элементами площадь до 500 метров в длину и от 20 до 65 метров в ширину. «Шрапнельным огнем одна 8-орудийная русская батарея могла в считанные минуты полностью уничтожить не только пехотный батальон, но даже полк кавалерии. Именно за это в 1914 г. немцы прозвали ее «косою смерти».

76,2-мм полевое орудие обр. 1902г.
76,2-мм полевое орудие обр. 1902г., устанавливалось на большинстве бронепоездов Гражданской войны

Но шрапнель годилась лишь для стрельбы по живой силе противника, на открытой территории. Для более защищенных целей в 1908 году на вооружение принимают фугасную гранату массой 6,5 кг, снаряженную 0,82 кг тротила. Этот боеприпас оставался основным для 76-мм полевых орудий вплоть до конца 30-х годов.

 

Большая часть металлических деталей «трехдюймовки» была сделана из дешевых низколегированных и углеродистых сталей, что положительно сказалось на стоимости производства пушки. Благодаря этой дешевизне, можно было быстро наладить массовый выпуск 76-миллиметровок.

 

Всего до 1 января 1918 г. в России было произведено около 14 тыс. этих орудий. Их производство уже было прекратили, но вспыхнувшая Гражданская война изменила планы, и в 1919 году промышленность дала фронту еще 300 «трехдюймовок».

 

Для «донских» бепо бронировались стандартные «Овечки», приспособленные под работу как на сухом, так и на жидком топливе. Бронепаровозы имели округлую бронировку котла с установленной над ней тумбовой бронированной надстройкой, защищавшей сухопарник и прочие выводные устройства локомотива.

 

Часто встречались бронепоезда с небронированными локомотивами, это было вызвано как нехваткой самих забронированных паровозов, так и необходимостью иметь на фронте как можно большее количество мобильных носителей оружия. Для этого у уже существующих бепо забирали третий броневагон, и таким образом, подцепив его к обычному «черному» паровозу, получали еще одну бронеединицу на фронте.

 

Несмотря на директиву «Центроброни», приказывающую мастерским унифицировать существующие и вновь построенные бронепоезда, спонтанное сооружение бепо продолжалось. Построенные таким образом «разношерстные» броневые составы затрудняли определение их реального боевого потенциала, что в свою очередь негативно влияло на планирование их участия в боевых операциях. Порой в документации бронепоездами назывались и совсем не бронированный паровоз с открытыми площадками, на которых были установлены обычные полевые орудия, и полноценные бронепоезда с бронеказематами и орудиями в башенных установках. Высшие военачальники не владели конкретной информацией по отдельным бепо, могли ставить задачи одинаковой сложности и тем, и другим. Конечно же, и исход боя в таком случае мог быть абсолютно разным.

 

Чтобы исключить подобное в дальнейшем, Революционный военный совет республики (РВСР) издает директиву от 05.12.18 г., в которой категорически запрещалась какая-либо стихийная постройка бронепоездов. Но, несмотря ни на какие запреты, бронепоезда продолжали сооружать стихийно из подручных средств вплоть до окончания войны.

 

В это же время переделка бронепоездов в крупных мастерских шла уже полным ходом. Согласно директиве Главного военно-инженерного управления (ГВИУ), обязательной переделке не подлежали лишь бепо тип «С» (Сормовские) и тип «Д» (Донские), поскольку и так являли собой совершенные (для того времени!) конструкции. Львиную долю модернизации бронепоездного парка РККА — 70% — выполнил Брянский завод. После капитального ремонта на этом предприятии бронепоезда покидали его цеха уже с маркировкой в документации тип «Б» (Брянский). Но о них мы поговорим в следующем выпуске.

 

Третье наступление на Царицын началось 1-го января 1919 года. Развивалось оно вяло и вскоре прекратилось. 8-го января 1919 года на станции Торговая прошло совещание белых генералов Деникина и Краснова, на котором было принято решение о слиянии Всевеликого Войска Донского и Добровольческой Армии в Вооруженные силы Юга России (ВСЮР), под предводительством генерала А.И. Деникина.

 

Во второй половине мая 1919 года Вооруженные силы Юга России начали операцию, целью которой был разгром Южного фронта Красной Армии и выход на оперативный простор, чтобы начать наступление на Москву.

 

В это же время войска Южного фронта РККА под командованием В.М. Гиттиса начали наступление на Донбассе и реках Северский Донец и Маныч в направлении на Новочеркасск. Целью этого наступления было окружение и полный разгром ВСЮР.

 

Для достижения этой цели красные собирались задействовать 27 бронепоездов, которые распределялись следующим образом: 13-я армия — 13, 8-я армия — 6, 9-я армия — 3 и 10-я армия — 5. Кроме того, несколько бронепоездов было в 14-й и 12-й армиях, дислоцированных в то время на Украине.

 

В конце мая войска ВСЮР успешно нанесли контрудары по Южному фронту красных в полосе от Азовского до Каспийского морей. Красные под натиском отступили, и белогвардейцы перешли в наступление на Харьков и Царицын.

 

2-го июня, в пригороде Луганска, недалеко от станции Попасная произошел бой красного бронепоезда 16 «Углекоп» с тремя белогвардейскими танками MK-V и бепо «Единая Россия».

Бронепоезд №16 «Углекоп»
Бронепоезд №16 «Углекоп», трагически погибший на станции Попасная 2-го июня 1919 года

Бронепоезд «Углекоп» был типичным бепо «донского» типа, состоявшим из паровоза (предположительно не имевшего бронировки) и двух «царицынских» бронеплощадок. Вооружение боевого состава состояло из двух «трехдюймовок» и двенадцати пулеметов «Максим». Команда бепо была набрана из моряков Балтийского флота, закаленных в боях, — «Углекоп» принимал участие в боях на Донбассе и во время второй обороны Царицына.

Бронепоезд Царицынского (Донского) типа «Гром»
Бронепоезд Царицынского (Донского) типа «Гром», весна, 1919 г.
Британские танки MK-V
Британские танки MK-V из состава 1-го дивизиона танков Вооруженных сил Юга России, станция Лозовая, лето, 1919 г

Танки британского производства MK-V входили в состав 1-го отряда (командир капитан Веремеев) 1-го дивизиона танков Вооруженных сил Юга России. Танки прибыли из Великобритании в Новороссийск 22 марта 1919 года на пароходе «Святой Михаил». Всего 12 машин: шесть тяжелых MK-V и шесть легких MK-А. Изначально британские инструктора собирались обучать экипажи 6 месяцев, но уже через полтора месяца боевые машины отправили на фронт.

 

Бронепоезд «Единая Россия» был первым тяжелым бепо Добровольческой армии. Собрали его из трофейных бронеплощадок, захваченных на станции Тихорецкая. С 1 июля 1918 года боевой состав нес название «Батарея дальнего боя», с 7 сентября 1918 года назывался «5-й Бронированный поезд». 16 ноября 1918 г. ему было присвоено название «Единая Россия». Бепо состоял из бронепаровоза и четырех броневагонов с установленными на них двумя 105-мм, одним 120- мм и одним 47-мм морскими пушками. Один вагон был пехотным и вооружался восемью пулеметами, установленными в шести бортовых амбразурах и двух башенных установках, размещенных на крыше. Позднее две поврежденные бронеплощадки заменили на новые, со 152- мм морскими орудиями. «Единая Россия» принимал активное участие во втором штурме Царицына.

Бронепоезд «Молния»
Бронепоезд «Молния», участвовавший в обороне Царицына, на котором погиб по халатности его командир Белогрудов в июле 1919 г.

В конце мая 1919 года, ввиду угрозы нового наступления частей ВСЮР, со станции Попасная железнодорожники эвакуировали весь подвижной состав и цепное оборудование.

 

2 июня 1919 года части 42-й стрелковой дивизии РККА, оборонявшие фронт в районе Попасной, были атакованы пехотой и тремя танками Добровольческой армии. На помощь обороняющимся прибыл бронепоезд 16 «Углекоп», который сразу открыл шквальный огонь из орудий и пулеметов по наступавшим частям белых. Получив достойный отпор, деникинцы стали отступать в сторону станции Роты. В продолжавшейся артиллерийской дуэли с танками «Углекоп» уничтожил прямым попаданием MK-V, двигавшийся вдоль железнодорожной насыпи. Боевая машина полностью сгорела, погибло 7 из 10 членов экипажа. (По результатам этого бая командование бронечастей ВСЮР издало дерективу, запрещающую «использовать танки для действий вдоль железнодорожного полотна, по которому можно ожидать движение неприятельских бронепоездов»).

 

В разгар боя со стороны станции Роты подошел белогвардейский бронепоезд «Единая Россия». Скрытый лесной посадкой, что тянется вдоль железнодорожного полотна, он своевременно не был замечен членами команды и сумел первым открыть прицельный огонь. Первый же снаряд угодил в котел паровоза, а несколько следующих выстрелов попали в отсек, где хранились боеприпасы к орудиям. Прогремел взрыв, и «Углекоп» окутал огонь и большое черное облако дыма. Внутри продолжал рваться боекомплект бронепоезда, отчего прогремело еще несколько взрывов. Из тридцати человек в живых осталось пять бойцов и одна медсестра.

Тяжелый бронепоезд Добровольческой армии «Единая Россия»
Тяжелый бронепоезд Добровольческой армии «Единая Россия», уничтоживший бепо №16 «Углекоп»

В 1965 году на месте гибели бронепоезда «Углекоп» был воздвигнут памятник.

 

Помимо боевых, случались и небоевые потери людей и материальной части бепо. Так, ранее нам известный по захвату кадетов в плен бронепоезд царицынской постройки «Молния», берущий свое название от одноименного красногвардейского отряда, после боев на царицынском фронте был переброшен в Донбасс, где вел активную боевую деятельность. В начале июля 1919 года, после одного из боев, невдалеке от бронепоезда был обнаружен неразорвавшийся крупнокалиберный снаряд. Решив свинтить с него дистанционную трубку, чтобы определить установку, командир бепо Белогрудов приказывает перенести опасный боеприпас на контрольную платформу. Результат был вполне очевиден: снаряд сдетонировал и всех присутствующих при этом разнесло на куски, включая и командира бепо. Вскоре после этого бронепоезд попал в окружение и был подорван своей командой.

 

К концу июня в руках у Деникина оказываются Крым, Донбасс, 24 июня — Харьков, 27 июня — Екатеринослав. 30 июня, фактически без боя, был взят Царицын. Разгромив три армии большевиков, войска ВСЮР к началу июля выходят на оперативный простор.

 

3 июля 1919 г. начинается наступление ВСЮР на Москву.

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.