Силы устрашения, 1950-е – 1980-е годы

 

Однако официальный Париж был гораздо более обеспокоен не этим, а падением собственного престижа на международной арене. Америка спешила воспользоваться неудачами своих союзников в колониальных войнах по всему миру, замещая их влияние своим и прибирая к рукам все потерянное вчерашними хозяевами мира.

 

Не имея возможности противопоставить хоть что-нибудь нахрапистому союзнику, бывший военный летчик, а в то время премьер и глава Французской Республики Пьер Мендес-Франс неожиданно объявил о том, что создаст собственные ядерные силы в противовес американским. Однако этот представитель Радикальной партии просидел в президентском кресле лишь 8 месяцев. Провал колониальной политики и отказ от требования демилитаризации Германии лишили его поддержки и левых, и правых, и он свое обещание выполнить не смог. Его Командование стратегических воздушных сил с четырьмя десятками «якобы атомных» бомбардировщиков SNCASO «Вотур» IIB было блефом не только потому, что у них не было атомной бомбы, но и в силу совершенно недостаточных для поставленных задач тактико-технических данных этих самолетов.

 

В 1956 году, когда потеря Вьетнама стала юридическим фактом, новый премьер Ги Молле все же вывел дело из стадии парламентских дебатов в плоскость принятия правительственных решений. В мае этого года Национальным объединениям авиапромышленности Севера Франции (SNCAN) и Юго-запада (SNCASO), а также частной фирме «Женераль д'Авионс Марсель Дассо» было дано задание создать бомбардировщик – носитель атомной бомбы, которой пока, правда, и самой не было.

 

Заявления Мендес-Франса и его преемников Молле, Фора и других (а в то время лица премьеров в Париже мелькали, как картинки в калейдоскопе) оставались пустым звуком. Все им было не до того – страна в жутком экономическом и политическом кризисе, в Алжире и других колониях поражение за поражением, на Корсике путч, а саму Францию будоражит слух о том, что полк десантников уже в Париже и вот-вот будет переворот. В этой кутерьме 15 мая 1958 года внезапно прозвучало заявление бывшего лидера «Свободной Франции» генерала Шарля де Голля, ушедшего в 1946-м из политики – он готов принять на себя всю полноту власти.

 

1 июня 1958 года де Голль был назначен премьером и начинает «все делать заново». С ним Франция становится другой, уходит в небытие Четвертая Республика и приходит Пятая, но наш рассказ не о том, а об «ударных силах», Force de Frappe – именно де Голль смог завершить задуманное и дать этой стране ядерное оружие.

 

Бывших генералов не бывает, и де Голль оставался им и цивильном костюме. Понимая, что в новом, стоящем на пороге глобализации мире для его страны уже невозможна независимость экономическая, он решает сохранить хотя бы военную самостоятельность. Он видел причины и поражений, и экономического кризиса в том, что для каждого своего военного шага его страна должна была испрашивать разрешения в Вашингтоне. «Последней каплей» стал отказ США поддержать предпринятую в 1956 году Израилем, Англией и Францией самостоятельную попытку восстановить контроль над Суэцким каналом – Египет потерпел военное поражение, но именно из-за позиции Вашингтона агрессоры не смогли воспользоваться плодами победы. Де Голль считал, что Штаты украли ее у Франции, а когда у нее будет своя атомная бомба, с ней больше нельзя будет так поступать!

 

И теперь он не считался с затратами. Его предшественники надеялись на то, что спасением страны станет пресловутый «план Маршала». Они все брали и брали в долг у Америки. При них на улицах не осталось французских автомобилей, а в армии – французского оружия. Взятые ими кредиты не решили ни одной проблемы простой французской семьи, а купленное у Америки оружие не обеспечило победы простому французскому солдату  ни в одной колониальной войне. Де Голль обещал это изменить.

 

Семнадцатого июня 1959 года совершил первый полет сверхзвуковой ядерный стратегический бомбардировщик средней дальности Дассо «Мираж» IV. В конце 1960 года на полигоне Реганн в Алжире началась операция «Голубой тушканчик», предусматривавшая серию из четырех наземных ядерных испытаний и 13 декабря состоялось первое из них. В том же месяце был сдан головной серийный самолет «Мираж» IVA – носитель атомной бомбы AN 11, и в следующем году он и бомба были приняты на вооружение. С этого момента громкие заявления из Парижа посыпались, как из рога изобилия. Сам де Голль сгоряча выразился так: «Не более чем через 10 лет мы получим средства, чтобы убить 80 миллионов русских. Я действительно верю, что никто не станет легкомысленно нападать на народ, который способен убить 80 миллионов русских, даже если они могут убить 800 миллионов французов, если бы французов было 800 миллионов».

 

Другими словами, он заявил, что создаваемые ядерные вооружения являются силами устрашения и направлены они против СССР.

 

Однако, французов столько не было даже со всеми бывшими колониями, а русские совершенно не собирались их убивать. Политика СССР в то время была направлена не на уничтожение Франции в случае войны, а наоборот – на недопущение вступления этой страны в большую войну на стороне НАТО. И она оказалась успешной. Тот же де Голль стал инициатором выхода Франции из военной структуры НАТО и разрядки в отношениях с СССР, но ни он, ни его последователи не собирались отказываться от ядерного оружия.

 

Но на деле возможности самолета «Мираж» IVA оказались более чем скромны. Чтобы достичь Москвы с самой восточной авиабазы на территории Франции он должен был дважды дозаправиться в полете и оба раза – над территорией, контролируемой советской противовоздушной обороной. «Евростратегический Мираж» мог рассчитывать прорвать ее последний рубеж на сверхзвуке, но чтобы дойти до него, весь остальной полет надо было идти на экономической дозвуковой скорости и тут шансов выжить у него не оставалось.

 

Рассекреченный уже в наше время доклад американской разведки «Разработка систем доставки ядерного оружия во Франции» в 1964 году характеризовал новейший бомбардировщик «Мираж» IVA как «…устаревший и не соответствующий многим требованиям, включая те, что французские официальные лица считают важнейшими. Только Минск и Киев из главных советских городов находятся в пределах его 1000-мильного радиуса действия». Москва же, Ленинград, Мурманск и другие объявленные цели оказались вне зоны поражения.

 

Всего было построено 62 самолета «Мираж» IV, не менее пяти из которых использовалось только для испытаний. Они так и не оправдали возложенных на них слишком уж непомерных надежд ни при де Голле, ни при «просоветском» Жорже Помпиду, ни потом, когда Франция вернулась в НАТО и предприняла модернизацию своих ядерных сил, в том числе и самолетов «Мираж» IV, создав разведывательный вариант, обозначенный литерой R, и ракетоносец «Мираж» IVР. Последние оставались на вооружении до 1996 года, а когда их ресурс был исчерпан, оказалось, что заменить их нечем функции самолета – носителя атомного оружия пришлось отдать тактическим «Миражам» 2000. Ну а «четверка» стала экспонатом Музея авиации и космонавтики в Ле-Бурже, причем одним из самых эффектных. Я мог бы сказать, что «на него» можно ходить как на «Джоконду» великого Леонардо в Лувр, если бы не одно обстоятельство – в Лувре все же посетителей куда больше.

 

Да, нынешним французам авиация становится все более безразличной и в этом они так непохожи на своих предков, живших век назад. Но все же залы Ле-Бурже тоже не пустуют и те, кто потрудился прийти в этот не самый респектабельный и удобно расположенный парижский музей, не могут не остановиться и перед этим самолетом – памятником последней попытке сделать Францию великой мировой державой, самостоятельной в принятии всех решений. Посмотрим и мы на этот самолет.

 

Для сокращения цикла проектирования и гарантии положительного результата двухдвигательный стратегический бомбардировщик средней дальности Дассо «Мираж» IV был сделан как «увеличенная копия» легкого однодвигательного перехватчика «Мираж» IIIC. По сравнению с «прототипом» габаритные размеры были увеличены в 1,4 раза, площадь крыла в 2,2 раза, объем баков в 4,3 раза, максимальный взлетный вес в 2,8 раза, а суммарная тяга силовой установки – в 2,5 раза.В необычно широком для семейства «Миражей» фюзеляже стояли два турбореактивных двигателя с форсажной камерой SNECMA «Атар» 09K13, представлявших собой специальную модификацию ТРДФ Atar 09C самолета Mirage IIIC. Взлетная тяга одного такого двигателя была увеличена по сравнению с прототипом с 6400 до 6700 кгс
Для сокращения цикла проектирования и гарантии положительного результата двухдвигательный стратегический бомбардировщик средней дальности Дассо «Мираж» IV был сделан как «увеличенная копия» легкого однодвигательного перехватчика «Мираж» IIIC. По сравнению с «прототипом» габаритные размеры были увеличены в 1,4 раза, площадь крыла в 2,2 раза, объем баков в 4,3 раза, максимальный взлетный вес в 2,8 раза, а суммарная тяга силовой установки – в 2,5 раза.
В необычно широком для семейства «Миражей» фюзеляже стояли два турбореактивных двигателя с форсажной камерой SNECMA «Атар» 09K13, представлявших собой специальную модификацию ТРДФ Atar 09C самолета Mirage IIIC. Взлетная тяга одного такого двигателя была увеличена по сравнению с прототипом с 6400 до 6700 кгс
Хотя размеры самолета и его внутренние объемы «Миража» IV стали значительно больше, чем у «тройки», все равно их не хватало для размещения нужного запаса топлива. Потому для бомбардировщика были сделаны новые большие подвесные баки емкостью по 2500 л, которые сбрасывались после выработки. Разница по запасу топлива в ПТБ между этим самолетом и истребителем – «прототипом» была самой большой – почти в шесть раз.
Кроме того, самолет «Мираж» IV получил систему дозаправки топливом в полете. К сожалению, самолет стоит в ангаре (в «Зале Конкордов») так, что отойти и снять такой ракурс, чтобы он был виден весь со своей довольно длинной штангой дозаправки в носовой части, не получилось
Хотя размеры самолета и его внутренние объемы «Миража» IV стали значительно больше, чем у «тройки», все равно их не хватало для размещения нужного запаса топлива. Потому для бомбардировщика были сделаны новые большие подвесные баки емкостью по 2500 л, которые сбрасывались после выработки. Разница по запасу топлива в ПТБ между этим самолетом и истребителем – «прототипом» была самой большой – почти в шесть раз.
Кроме того, самолет «Мираж» IV получил систему дозаправки топливом в полете. К сожалению, самолет стоит в ангаре (в «Зале Конкордов») так, что отойти и снять такой ракурс, чтобы он был виден весь со своей довольно длинной штангой дозаправки в носовой части, не получилось
Вид крупным планом на подвесной бак и пилон для него. Проект предусматривал также подвеску под крыло до восьми фугасных бомб калибра 400 кг, но на практике она очевидно никогда не использовалась. По крайней мере, мне удалось найти фото самолета с обычными бомбами только в процессе испытаний, а на снимках в строевой эксплуатации он «светился» только со спецподвеской (атомными бомбами), а потом – с разведывательным контейнером, ракетой ASMP или подвесным агрегатом заправки
Вид крупным планом на подвесной бак и пилон для него. Проект предусматривал также подвеску под крыло до восьми фугасных бомб калибра 400 кг, но на практике она очевидно никогда не использовалась. По крайней мере, мне удалось найти фото самолета с обычными бомбами только в процессе испытаний, а на снимках в строевой эксплуатации он «светился» только со спецподвеской (атомными бомбами), а потом – с разведывательным контейнером, ракетой ASMP или подвесным агрегатом заправки
Левый ПТБ-2500 на подвеске под крылом бомбардировщика
Левый ПТБ-2500 на подвеске под крылом бомбардировщика
С учетом возросшего взлетного и посадочного веса для самолета «Мираж» IV было спроектировано полностью новое шасси. Основная опора имела тележку с четырьмя колесами высокого давления
С учетом возросшего взлетного и посадочного веса для самолета «Мираж» IV было спроектировано полностью новое шасси. Основная опора имела тележку с четырьмя колесами высокого давления
Носовая опора шасси бомбардировщика «Мираж» IVA. Она имела два колеса, тогда как «прототипу», истребителю «Мираж» IIIC, достаточно было одного.
Тем не менее, самолет даже с таким усиленным шасси не только не мог базироваться на грунтовых аэродромах. Он не был приспособлен даже к эксплуатации с обычных бетонированных авиабаз НАТО. К размерам и качеству взлетно-посадочных площадок для этой машины были выдвинуты особые требования и под них ряд аэродромов во Франции пришлось модернизировать, «зарыв в землю» очень немалые деньги
Носовая опора шасси бомбардировщика «Мираж» IVA. Она имела два колеса, тогда как «прототипу», истребителю «Мираж» IIIC, достаточно было одного.
Тем не менее, самолет даже с таким усиленным шасси не только не мог базироваться на грунтовых аэродромах. Он не был приспособлен даже к эксплуатации с обычных бетонированных авиабаз НАТО. К размерам и качеству взлетно-посадочных площадок для этой машины были выдвинуты особые требования и под них ряд аэродромов во Франции пришлось модернизировать, «зарыв в землю» очень немалые деньги
Дассо «Мираж» IVA был одним из немногих самолетов в истории авиации, для которых взлет со сбрасываемыми ракетными ускорителями был главным режимом боевого применения. Он мог бы оторваться бы от земли с максимальной загрузкой и без них, но при этом двигатели больше бы работали на форсаже и сожгли бы слишком много керосина.
На раме под каждой консолью крыла висела такая вот «гроздь» из шести твердотопливных ракетных двигателей SERP 841, которые в течение порядка минуты выдавали по 420 кгс дополнительной тяги каждый
Дассо «Мираж» IVA был одним из немногих самолетов в истории авиации, для которых взлет со сбрасываемыми ракетными ускорителями был главным режимом боевого применения. Он мог бы оторваться бы от земли с максимальной загрузкой и без них, но при этом двигатели больше бы работали на форсаже и сожгли бы слишком много керосина.
На раме под каждой консолью крыла висела такая вот «гроздь» из шести твердотопливных ракетных двигателей SERP 841, которые в течение порядка минуты выдавали по 420 кгс дополнительной тяги каждый
Основной прицельной системой среднего стратегического бомбардировщика Дассо «Мираж» IVA считалась панорамная радиолокационная станция DRAA 8A, стеклотекстолитовый обтекатель антенны которой смонтирован под средней частью фюзеляжа. Однако на деле точность бомбометания по РЛС оказалась низковатой даже для атомной бомбы, и радар чаще применялся не для прицеливания, а для навигации. При решении этой задачи штурман также пользовался инерциальной гироплатформой и допплеровским измерителем скорости и сноса, который корректировал показания ее датчиков линейных ускорений, по данным которых бортовой компьютер прокладывал действительный маршрут самолета. Точность этих приборов также была пока невысока, и бомбить по заданным координатам самолет мог лишь теоретически
Основной прицельной системой среднего стратегического бомбардировщика Дассо «Мираж» IVA считалась панорамная радиолокационная станция DRAA 8A, стеклотекстолитовый обтекатель антенны которой смонтирован под средней частью фюзеляжа. Однако на деле точность бомбометания по РЛС оказалась низковатой даже для атомной бомбы, и радар чаще применялся не для прицеливания, а для навигации. При решении этой задачи штурман также пользовался инерциальной гироплатформой и допплеровским измерителем скорости и сноса, который корректировал показания ее датчиков линейных ускорений, по данным которых бортовой компьютер прокладывал действительный маршрут самолета. Точность этих приборов также была пока невысока, и бомбить по заданным координатам самолет мог лишь теоретически
Окно объектива оптического бомбардировочного прицела самолета «Мираж» IVA. Только с его помощью можно было добиться приемлемой точности бомбометания. Самолеты этого типа могли достаточно эффективно применяться только днем в хорошую погоду.
За стеклянным колпаком прицела белая радиопрозрачная панель, под которой находятся излучающая и приемная антенны ДИСС
Окно объектива оптического бомбардировочного прицела самолета «Мираж» IVA. Только с его помощью можно было добиться приемлемой точности бомбометания. Самолеты этого типа могли достаточно эффективно применяться только днем в хорошую погоду.
За стеклянным колпаком прицела белая радиопрозрачная панель, под которой находятся излучающая и приемная антенны ДИСС
Атомная бомба AN 22 подвешена под фюзеляжем самолета Дассо «Мираж» IVA так, что почти наполовину скрывается в специально сделанной нише. Бомба имеет трехперьевое оперение, под верхнюю вертикальную плоскость которой есть дополнительный проем в конструкции фюзеляжа между отсеками двигателей.
Бомба «висит» открыло, а не в каком-то бронеконтейнере, как написано в целом ряде статей по самолету в популярных изданиях. А чтобы автоматика ее взведения и взрыва надежно сработала после длительного полета, в котором ее корпус сначала остывает до -40 °С на дозвуке, а затем резко нагревается во время «сверхзвукового рывка», она имеет внешнюю, подсоединенную к СКВ самолета-носителя, и встроенную системы кондиционирования, поддерживающие внутри стабильную температуру
Атомная бомба AN 22 подвешена под фюзеляжем самолета Дассо «Мираж» IVA так, что почти наполовину скрывается в специально сделанной нише. Бомба имеет трехперьевое оперение, под верхнюю вертикальную плоскость которой есть дополнительный проем в конструкции фюзеляжа между отсеками двигателей.
Бомба «висит» открыло, а не в каком-то бронеконтейнере, как написано в целом ряде статей по самолету в популярных изданиях. А чтобы автоматика ее взведения и взрыва надежно сработала после длительного полета, в котором ее корпус сначала остывает до -40 °С на дозвуке, а затем резко нагревается во время «сверхзвукового рывка», она имеет внешнюю, подсоединенную к СКВ самолета-носителя, и встроенную системы кондиционирования, поддерживающие внутри стабильную температуру
Атомная бомба AN 22 крупным планом. Черный пластиковый нос – радиопрозрачный обтекатель основного радиолокационного взрывателя, который срабатывает на заданной высоте над целью. 
Бомба AN 22 внешне отличается от первой, типа AN 11, только в мелких деталях, но внутри совсем другая. Ее мощность увеличена с 60 до 70 килотонн в тротиловом эквиваленте, при этом масса уменьшилась с 1500 до 700 кг как за счет более совершенного плутониевого заряда имплозивного типа, так и путем облегчения аппаратуры автоматики и кондиционирования. Она имеет тормозной парашют, позволяющий сброс с высот до 500 м, тогда как AN 11 можно было применять только с больших высот.
С 1963 по 1968 гг. было изготовлено около 40 бомб AN 11, но уже в 1967-м началась их замена на такие спецбоеприпасы II поколения AN 22. Их сделали по разным данным от 40 до 60 – включая учебные, один из которых сегодня мы и видим в Музее. Внешне учебная бомба отличалась от боевой только маркировкой. 
Атомная бомба AN 22 оставалась на вооружении ВВС Франции до 1988 г., когда была заменена ракетой ASMP с ядерной боевой частью
Атомная бомба AN 22 крупным планом. Черный пластиковый нос – радиопрозрачный обтекатель основного радиолокационного взрывателя, который срабатывает на заданной высоте над целью.
Бомба AN 22 внешне отличается от первой, типа AN 11, только в мелких деталях, но внутри совсем другая. Ее мощность увеличена с 60 до 70 килотонн в тротиловом эквиваленте, при этом масса уменьшилась с 1500 до 700 кг как за счет более совершенного плутониевого заряда имплозивного типа, так и путем облегчения аппаратуры автоматики и кондиционирования. Она имеет тормозной парашют, позволяющий сброс с высот до 500 м, тогда как AN 11 можно было применять только с больших высот.
С 1963 по 1968 гг. было изготовлено около 40 бомб AN 11, но уже в 1967-м началась их замена на такие спецбоеприпасы II поколения AN 22. Их сделали по разным данным от 40 до 60 – включая учебные, один из которых сегодня мы и видим в Музее. Внешне учебная бомба отличалась от боевой только маркировкой.
Атомная бомба AN 22 оставалась на вооружении ВВС Франции до 1988 г., когда была заменена ракетой ASMP с ядерной боевой частью
Бросим еще один взгляд на стратегический бомбардировщик Дассо «Мираж» IVA – судя по бортовому коду с литерами АН, это 9-й построенный самолет такого типа. А сейчас вернемся в зал космонавтики, где по соседству с мирными научными и коммерческими изделиями хранятся и средства ядерного устрашения – баллистические ракеты
Бросим еще один взгляд на стратегический бомбардировщик Дассо «Мираж» IVA – судя по бортовому коду с литерами АН, это 9-й построенный самолет такого типа. А сейчас вернемся в зал космонавтики, где по соседству с мирными научными и коммерческими изделиями хранятся и средства ядерного устрашения – баллистические ракеты

Когда президент Франции Шарль де Голль говорил в начале 60-х, что через десять лет никто не решится нападать на его страну и грозил «убить 80 миллионов русских», он имел ввиду не cтолько самолеты, но баллистические ракеты. Когда они появились, термин «Ударные силы» (Force de Frappe) был заменен более внушительным, как казалось политикам в Париже – теперь это называлось «Силы устрашения», Force de dissuasion.

 

В 1971 году, примерно как и обещал де Голль, который к тому времени был вынужден покинуть пост президента по банальной причине очередного политического кризиса, на боевое дежурство заступили 18 баллистических ракет S2 с ядерными боевыми частями. Они были развернуты в шахтах на юге страны.

 

Для Франции, как и для более развитых стран, США и СССР, создание такого оружия оказалось непростой задачей, и эти первые ракеты оказались весьма несовершенными. Их недостатки должны были быть исправлены на следующем изделии, названном S3. Эта ракета была создана национальным объединением авиапромышленности «Аэроспасьяль», которое мы неоднократно вспоминали, рассказывая о французских вертолетах и сверхзвуковых пассажирских самолетах «Конкорд».

 

Она имела длину 13,8 и диаметр полтора метра, при весе 25,8 тонны ракета S3 забрасывала термоядерную боеголовку TN 61 мощностью 1,2 мегатонны на дальность до 3500 км. Как и предшественница, S3 оставалась оружием средней дальности и предназначалась, прежде всего, для поражения целей на территории СССР, хотя в порядке теоретических выкладок рассматривалось ее использование и в случае особо опасных кризисов в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

Баллистическая ракета средней дальности S3 – вид со стороны первой ступени. Небольшая по нашим меркам, но все же достаточно внушительная «убийца городов»
Баллистическая ракета средней дальности S3 – вид со стороны первой ступени. Небольшая по нашим меркам, но все же достаточно внушительная «убийца городов»
Первая ступень ракеты S3 (на фото она слева)  имела двигатель Р16, который работал 72 секунды. Этот двигатель имел четыре сопла. В процессе управления ракетой он весь отклонялся на карданном подвесе, аэродинамические поверхности на корпусе были неподвижными и служили лишь для стабилизации колебаний ракеты.
После выгорания 16940 кг твердого («смесевого») топлива эта ступень отделялась и включался двигатель второй ступени. Он работал 58 секунд, но боевая часть отходила от второй ступени раньше, поскольку цель чаще всего находилась от точки запуска на расстоянии, меньшем чем максимальная дальность пуска.
Отсек, который стоит отдельно, это и есть сопловая часть двигателя второй ступени
Первая ступень ракеты S3 (на фото она слева)  имела двигатель Р16, который работал 72 секунды. Этот двигатель имел четыре сопла. В процессе управления ракетой он весь отклонялся на карданном подвесе, аэродинамические поверхности на корпусе были неподвижными и служили лишь для стабилизации колебаний ракеты.
После выгорания 16940 кг твердого («смесевого») топлива эта ступень отделялась и включался двигатель второй ступени. Он работал 58 секунд, но боевая часть отходила от второй ступени раньше, поскольку цель чаще всего находилась от точки запуска на расстоянии, меньшем чем максимальная дальность пуска.
Отсек, который стоит отдельно, это и есть сопловая часть двигателя второй ступени
Головная часть ракеты S3 с термоядерной боеголовкой TN 61 и блоками инерциальной системы наведения. Мы видим ее на монтажном кольце (оно покрашено зеленым), которое используется и для сборки ракеты, а после завершения этого процесса снимается
Головная часть ракеты S3 с термоядерной боеголовкой TN 61 и блоками инерциальной системы наведения. Мы видим ее на монтажном кольце (оно покрашено зеленым), которое используется и для сборки ракеты, а после завершения этого процесса снимается
Обтекатель головной части БРСД S3, как и корпус самой боеголовки, изготовлены из теплостойкого композитного материала и имеет значительную толщину. Но в остальных частях корпуса используются традиционные материалы – сталь, алюминиевые сплавы
Обтекатель головной части БРСД S3, как и корпус самой боеголовки, изготовлены из теплостойкого композитного материала и имеет значительную толщину. Но в остальных частях корпуса используются традиционные материалы – сталь, алюминиевые сплавы
Посмотррим сверху на головную часть ракеты S3 с термоядерной боеголовкой TN 61
Посмотррим сверху на головную часть ракеты S3 с термоядерной боеголовкой TN 61
Общий вид на стенд с ракетой S3 со стороны ее головной части
Общий вид на стенд с ракетой S3 со стороны ее головной части
Ракеты S3 были развернуты на базе Ап-Сан-Кристоль на плато Альбион в департаменте Воклюз – ныне это регион Прованс – Альпы – Лазурный Берег. Их боевое дежурство началось в 1982 г. Для этого были использованы те же 18 шахтных пусковых установок, в которых ранее находились БРСД I поколения S2.
Загрузка ракеты в шахтную пусковую установку производится так
Ракеты S3 были развернуты на базе Ап-Сан-Кристоль на плато Альбион в департаменте Воклюз – ныне это регион Прованс – Альпы – Лазурный Берег. Их боевое дежурство началось в 1982 г. Для этого были использованы те же 18 шахтных пусковых установок, в которых ранее находились БРСД I поколения S2.
Загрузка ракеты в шахтную пусковую установку производится так
Концерн «Аэроспасьяль» выпустил сорок комплектных боевых ракет S3 и несколько учебных, две из которых сейчас находятся в Музее авиации и космонавтики в Ле-Бурже. Большинство французских баллистических ракет обычно находилось не на позициях, а на базах хранения и показатели боеготовности национальных «Сил устрашения» были невысоки
Концерн «Аэроспасьяль» выпустил сорок комплектных боевых ракет S3 и несколько учебных, две из которых сейчас находятся в Музее авиации и космонавтики в Ле-Бурже. Большинство французских баллистических ракет обычно находилось не на позициях, а на базах хранения и показатели боеготовности национальных «Сил устрашения» были невысоки
В ходе службы было выполнено 13 практических пусков ракет S3. Их результаты до сих пор не оглашены официально – во Франции вообще к понятию военной тайны относятся весьма серьезно и гласность на нее не распространяется. Потому оценить, насколько же ракета S3 была совершенной, пока трудно.
Так выглядел подземный пункт управления шахтной пусковой установкой баллистической ракеты средней дальности S3. Он, как и вся позиция, теоретически должен был выдерживать близкое, но не прямое попадание ядерной боеголовки мощностью до мегатонны. Но это, ясное дело, не проверялось, так как геофизические условия на французских островных полигонах не позволяли провести такой эксперимент
В ходе службы было выполнено 13 практических пусков ракет S3. Их результаты до сих пор не оглашены официально – во Франции вообще к понятию военной тайны относятся весьма серьезно и гласность на нее не распространяется. Потому оценить, насколько же ракета S3 была совершенной, пока трудно.
Так выглядел подземный пункт управления шахтной пусковой установкой баллистической ракеты средней дальности S3. Он, как и вся позиция, теоретически должен был выдерживать близкое, но не прямое попадание ядерной боеголовки мощностью до мегатонны. Но это, ясное дело, не проверялось, так как геофизические условия на французских островных полигонах не позволяли провести такой эксперимент
Французские ракеты S3 стали настоящим камнем преткновения на переговорах по запрещению ракет средней дальности, которые шли в начале 80-х гг. Только после того, как уже при Горбачеве советская делегация согласилась не учитывать их, был достигнут крайне невыгодный для СССР «компромисс». По сути, Горбачев и тогдашний министр иностранных дел Шеварднадзе, просто пошли на ничем не обоснованные уступки.<br/>С другой стороны, французские ракетные войска сухопутного базирования оказались крайне уязвимы. Сосредоточенные слишком компактно на плато Альбион, они в случае глобального конфликта могли быть полностью уничтожены развернутыми в Восточной Германии и Венгрии советскими бомбардировщиками Су-24, так что СССР мог обойтись и без своих БРСД, которые со своим крайне малым подлетным временем действительно превращались в слишком большую угрозу для дальнейшего существования мира как такового.<br/>Оставшиеся после заключения договора по ядерному оружию средней дальности ракеты S3 состояли на боевом дежурстве до 1996 г. Их планировалось сменить новыми ракетами, которые должны были быть созданы на базе БР морского базирования, но на их выпуск у Франции не хватило денег. Потому Пятая Республика была вынуждена отказаться и от этого компонента стратегической ядерной триады, чего так добивался Советский Союз. Впрочем, партнеры Франции по НАТО тоже были этому только рады – особенно, Америка
Французские ракеты S3 стали настоящим камнем преткновения на переговорах по запрещению ракет средней дальности, которые шли в начале 80-х гг. Только после того, как уже при Горбачеве советская делегация согласилась не учитывать их, был достигнут крайне невыгодный для СССР «компромисс». По сути, Горбачев и тогдашний министр иностранных дел Шеварднадзе, просто пошли на ничем не обоснованные уступки.
С другой стороны, французские ракетные войска сухопутного базирования оказались крайне уязвимы. Сосредоточенные слишком компактно на плато Альбион, они в случае глобального конфликта могли быть полностью уничтожены развернутыми в Восточной Германии и Венгрии советскими бомбардировщиками Су-24, так что СССР мог обойтись и без своих БРСД, которые со своим крайне малым подлетным временем действительно превращались в слишком большую угрозу для дальнейшего существования мира как такового.
Оставшиеся после заключения договора по ядерному оружию средней дальности ракеты S3 состояли на боевом дежурстве до 1996 г. Их планировалось сменить новыми ракетами, которые должны были быть созданы на базе БР морского базирования, но на их выпуск у Франции не хватило денег. Потому Пятая Республика была вынуждена отказаться и от этого компонента стратегической ядерной триады, чего так добивался Советский Союз. Впрочем, партнеры Франции по НАТО тоже были этому только рады – особенно, Америка
Так что теперь ракеты S3 остались только в музее и такая картина, как эта падающая из черной мглы ночи мегатонная термоядерная боеголовка TN 61 – лишь страшный сон, не более.
Но у Франции все же осталось стратегическое ядерное оружие и оно развернуто на подводных лодках
Так что теперь ракеты S3 остались только в музее и такая картина, как эта падающая из черной мглы ночи мегатонная термоядерная боеголовка TN 61 – лишь страшный сон, не более.
Но у Франции все же осталось стратегическое ядерное оружие и оно развернуто на подводных лодках

В 1971 году французский флот принял атомную подводную лодку «Редутабль», вооруженную шестнадцатью баллистическими ракетами подводного старта М1. Было сдано еще четыре таких субмарины, а шестая, «Л’Инфлексибль», была достроена по сильно измененному проекту и «со второй закладки»: ту, что была заложена первой, вообще разобрали и то, что успели сделать пустили на строительство многоцелевой торпедной АПЛ «Рюби». В результате последний шестой корабль серии вошел в строй только в 1985 году.

 

Одной из причин постоянных задержек со строительством французских ПЛАРБ (сокращенно – подводная лодка атомная с ракетами баллистическими) были проблемы с этими самыми ракетами. Первую ракету М1 приняли на вооружение одновременно с головной субмариной «Редутабль», но уже в 1974-м, через три неполных года после начала службы, решили заменить ввиду низкой точности, недостаточной дальности и полной непригодности к повседневной эксплуатации. Ненамного дольше прослужила следующая ракета М2, и только появившаяся во флоте в 1976-м ракета М20 оказалась более-менее удачной. 

 

Эта двухступенчатая твёрдотопливная ракета при длине 10,4 и диаметре 1,5 метра весила 20 тонн. Она имела сходную с сухопутной S3 систему управления, и на начальном этапе полета управлялась отклонением сопел РДТТ, которые имели общий карданный подвес. 10 тонн топлива первой ступени выгорало за 55 секунд, она отделалась и включалась вторая ступень. Она имела 6015 кг топлива и работала 58 секунд. На этом участке полета управление было газодинамическим, а контролировала все бортовая инерциальная система.

 

Ракета М20 доставляла боевую часть типа TN 60 или TN 61 той же мощности 1,2 мегатонны на дальность 3200 км с точностью 1000 м. Она служила до 1991 года, когда была заменена системой следующего поколения М4. Французы, говоря о ракете М20 и ее носителях, подложках типа «Редутабль», отмечают их высокую надежность и хорошие эксплуатационные качества. Однако сравнение показателей среднегодового числа пусков, скажем, с советской ракетой Р-27, заставляет в этом сомневаться, причем конкретных показателей о числе пусков ракеты М20, достигнутой в них точности и безотказности мне найти не удалось, тем более, нет конкретных сведений об авариях, связанных с эксплуатацией французских атомных субмарин и их оружия. Впрочем, оставим этот спор специалистам в области, а сами просто посмотрим на ракету М20, которая также является экспонатом Музея авиации и космонавтики Ле-Бурже.

Вот она – первая успешная французская баллистическая ракета для подводных лодок М20, изделие концерна «Аэроспасьяль». Она могла запускаться как с подводного положения (глубина 15-20 м) методом «сухого старта», так и с поверхности моря. Из пускового контейнера ракету М20 выталкивал сжатый воздух, хранившийся в баллонах в трюме под ракетным отсеком
Вот она – первая успешная французская баллистическая ракета для подводных лодок М20, изделие концерна «Аэроспасьяль». Она могла запускаться как с подводного положения (глубина 15-20 м) методом «сухого старта», так и с поверхности моря. Из пускового контейнера ракету М20 выталкивал сжатый воздух, хранившийся в баллонах в трюме под ракетным отсеком
В конструкции ракет S3 шахтного сухопутного и М20 морского базирования было много общего (например, в системе управления), однако это были два совершенно самостоятельных изделия
В конструкции ракет S3 шахтного сухопутного и М20 морского базирования было много общего (например, в системе управления), однако это были два совершенно самостоятельных изделия
Прощальный взгляд на ракету М20. Сейчас не только такие ракеты, но и их носители, субмарины типа «Редутабль» (напомним, что последнюю лодку серии «Л’Инфлексибль» иногда выделяют в отдельный тип) сняты с вооружения. Их заменили четыре новых ПЛАРБ типа «Триумфан» с шестнадцатью баллистическими ракетами М45 или М51, а также восемью крылатыми противокорабельными ракетами малой дальности SM39 «Экзосет». Сегодня «Триумфаны» – единственный компонент французских ядерных сил, обладающий полноценными стратегическими возможностями
Прощальный взгляд на ракету М20. Сейчас не только такие ракеты, но и их носители, субмарины типа «Редутабль» (напомним, что последнюю лодку серии «Л’Инфлексибль» иногда выделяют в отдельный тип) сняты с вооружения. Их заменили четыре новых ПЛАРБ типа «Триумфан» с шестнадцатью баллистическими ракетами М45 или М51, а также восемью крылатыми противокорабельными ракетами малой дальности SM39 «Экзосет». Сегодня «Триумфаны» – единственный компонент французских ядерных сил, обладающий полноценными стратегическими возможностями

Так уж повелось, что ракетно-космическая техника гражданского (научного, коммерческого) назначения повсеместно вырастала из военной. И Франция здесь не стала исключением. Ее космонавтика стала продолжением работ по созданию собственного ядерного потенциала, и сейчас она занимает ведущее место в Западной Европе.

 

Ей и космонавтике многих других стран посвящен большой и очень интересный зал Музея, который мы посетим в следующий раз. Там, кстати, я был приятно удивлен, увидев едва не половину экспонатов со знакомой надписью «СССР».