По аналогии с американцами, был объявлен конкурс с привлечением МВЗ им. М. Л. Миля и в ОКБ Н. И. Камова. Несмотря на то, что ТТЗ на выполнение ОКР было утверждено главнокомандующими ВВС и СВ только в 1980 году, предварительные требования стали известны раньше. Новый ЛА круглосуточного и всепогодного применения должен был иметь высокий показатель критерия «эффективность-стоимость», позаимствованный на Западе и ставший «модным» в СССР. Кроме того, требовалось обеспечить выживаемость экипажа в критических ситуациях, автономную эксплуатацию с минимальным использованием наземного оборудования, высокую эксплуатационную технологичность и дешевизну в серийном производстве, высокоавтоматизированный бортовой комплекс, мощное высокоточное оружие. Справляться с таким многофункциональным творением должны были один или два члена экипажа.

 

Выбор Схемы

 

Особенностью конкурса было участие в нем КБ — приверженцев различных вертолетных схем. Тем самым изначально была заложена проблема определения методик их сравнения. Наивно было бы предполагать, что имевшиеся наработки не будут использованы в новых проектах. Для обоснования принимаемых конструктивных решений специалистами обоих КБ были проанализированы поперечная, одновинтовая и соосная схемы, оценено их влияние на выполнение основных боевых задач, одна из которых — воздушный бой. Для решения этой задачи требовалось повышение маневренности, достижение которой было невозможно без учета последних достижений в области аэродинамики и прочности. Повышение боевой живучести требовало мероприятий по бронированию и дублированию некоторых агрегатов и систем. Определялись оптимальный состав экипажа, схема его размещения и спасения. При этом анализировались зарубежные аналоги, учитывались последние достижения науки и техники, новейшие образцы вооружения. Винтокрылый ЛА, предназначенный для поддержки сухопутных войск, сопровождения транспортных вертолетов, уничтожения бронетехники, а также ведения ближнего воздушного боя, должен был эксплуатироваться преимущественно на предельно-малых высотах (ПМВ), полеты на которых, имеют особенности, влияющие на конструктивные решения.

Рисунок винтокрыла поперечной схемы
Рисунок винтокрыла поперечной схемы, выполненный С. Н. Фоминым

Опыт боевого применения вертолетов показал, что для минимизации воздействия ПВО они должны летать в так называемом «коридоре безопасности» на ПМВ 5–15 м. При этом уменьшение вероятности поражения достигалось повышением маневренности, за счет увеличения допустимых перегрузок, углов крена и тангажа, скоростей полета и углов скольжения.

 

Решалась комплексная задача — пилотирование с одновременным поиском и уничтожением целей. Работа в таких условиях характеризуется высоким уровнем линейных, угловых ускорений и психофизиологических нагрузок на летчика при дефиците времени. Эти факторы свидетельствовали в пользу экипажа из двух человек. Для их спасения заказчик требовал установку катапультируемых кресел, основываясь на информации о наличии таковых на вертолете S-72, созданного в США по программе RSRA (Rotor Systems Research Aircraft — ЛА для исследования систем ротора). Применение катапульт предполагало обязательный отстрел лопастей НВ, однако испытания, проведенные на Ми-4, показали сложность реализации безопасного отстрела, поэтому разработчики МВЗ рассматривали в качестве приоритетного вариант двухвинтового винтокрыла поперечной схемы, в том числе с толкающим винтом. Такое решение не только гарантировало безопасное катапультирование вне зоны НВ, но и позволяло включить крыло, ставшее чуть ли не культовым элементом, в конструкцию. Его имели все разрабатывавшиеся ранее ударные аппараты в США, в том числе и пресловутый АН-56, что не могло не повлиять на советскую конструкторскую мысль. Имелись и свои наработки по крылу на Ми-6, Ми-24 и В-12. Мало того, что под крылом облегчалось размещение всей номенклатуры вооружения, так оно еще и облегчало взлет перегруженной машины с разбегом, обеспечивая преимущества перед вертолетом классической схемы, а также разгружало НВ в полете, сохраняя его ресурс.

 

В ОКБ им. Н. И. Камова имелся хороший задел по винтокрылу поперечной схемы Ка-22. Проектирование боевых вертолетов поперечной схемы в этом КБ велось под руководством начальника отдела технических проектов С. Н. Фомина. Он лично занимался прорисовками внешних видов.

 

До стадии демонстрационной модели был доведен проект боевого винтокрыла В-100 с поперечным расположением несущих винтов и дополнительным толкающим винтом. Не обошлось без влияния «Шайена» — В-100 отличался высокой степенью новизны предлагаемых научно-технических решений. Первоначальные проекты этого коллектива были двухместными.

 

Конструкторы ОКБ Н. И. Камова в своих изысканиях по винтокрылу поперечной схемы, имевшему достаточно совершенные аэродинамические формы, дошли только до компоновочных чертежей и моделей. Специалисты МВЗ пошли дальше.

 

В 1972 году под руководством главного конструктора М. Н. Тищенко началось проектирование «изделия 280». В 1973 году спроектировали двухдвигательную машину взлетной массой 11,5 т, с двумя НВ диаметром 10,3 м и с толкающим винтом. Опытное производство МВЗ построило его полноразмерный макет с относительно консервативными формами.

Демонстрационная модель двухместного боевого винтокрыла
Демонстрационная модель двухместного боевого винтокрыла поперечной схемы В-100 с двумя трехлопастными, складывающимися НВ, одним толкающим винтом и ракетой класса «воздух-земля»

Однако проведенные обеими фирмами расчеты показали, что при выполнении координированных горизонтальных маневров, даже не с предельными значениями кренов, вертолет поперечной схемы всегда будет выходить на высоты выше 15 метров из-за больших по сравнению с вертолетами других схем поперечных размеров. При этом вероятность его поражения возрастает до 85–90 %. Кроме того, ухудшалась боковая устойчивость и управляемость при некоординированных маневрах в силу аэродинамических особенностей и перекрестных связей на вертолетах поперечной схемы, что недопустимо на ПМВ. Также существенно осложнялось удовлетворение требований по авиатранспортабельности. Для В-100 прорабатывался достаточно сложный вариант складывания ЛНВ с поворотом крыла и его фиксации вдоль фюзеляжа.

Макет двухвинтового вертолета МВЗ
Макет двухвинтового вертолета МВЗ поперечной схемы с толкающим винтом

Камовцы анализировали и схему боевого вертолета продольной схемы, о чем свидетельствует наличие в КБ демонстрационной модели, дальше которой работы не продвинулись. Поперечная схема, несмотря на ее перспективность с точки зрения достижения максимальной скорости 450–550 км/ч, была отвергнута обеими фирмами. Таким образом, конструкторы обратились к традиционной, одновинтовой и соосной схемам.

Модель В-100 со сложенными лопастями НВ
Модель В-100 со сложенными лопастями НВ и повернутым крылом
Демонстрационная модель вертолета ОКБ Н. И. Камова
Демонстрационная модель вертолета ОКБ Н. И. Камова, свидетельствующая о проработках на фирме проектов продольной схемы

Интерес к соосной схеме подогревался тем, что с 1973 года на фирме «Сикорский» велись исследования по программе ABC (Advance Blade Concept — концепция усовершенствованной лопасти). Были построены два экспериментальных вертолета S-69 (ХН-59А) с жесткими соосными НВ, благодаря чему решалась проблема их «схлестывания».

 

На этом вертолете была достигнута максимальная скорость 296 км/ч, в пологом пикировании — 358 км/ч, а с применением дополнительных ТРД — 485 км/ч. Соосная схема являлась приоритетом ОКБ Н. И. Камова, спроектировавшего изначально двухместный боевой вертолет. Позднее разработали одноместную машину на основе наработок С. Н. Фомина.

 

Проектирование одноместной машины считалось в ОКБ прогрессивным шагом, качественно новой технической ступенью в вертолетостроении и должно было благоприятно сказаться на повышении боевых и эксплуатационных характеристик. Ставка делалась на развитие информационных технологий для обеспечения интеллектуальной поддержки летчика. При этом и планировалось сохранение возможности катапультирования летчика. Экспериментальную машину соосной схемы с полужестким креплением лопастей к втулке НВ посредством пластинчатого металлического торсиона обозначили В-80.

Экспериментальный вертолет S-69
Экспериментальный вертолет S-69 (ХН-59А) с жесткими соосными несущими винтами
Модель первого варианта двухместного боевого вертолета ОКБ Н. И. Камова
Модель первого варианта двухместного боевого вертолета ОКБ Н. И. Камова соосной схемы с неподвижной пушкой

Конструкторы МВЗ к соосной и продольным схемам отнеслись, как минимум, по остаточному принципу и обратились к своей любимой классической одновинтовой схеме. При этом требования по возможности выполнения полета в режиме следования рельефу местности и нанесению ударов с малых и сверхмалых высот привели к отказу от катапульт. Летчики просто не успевали ими воспользоваться на ПМВ, приходилось рассчитывать только на прочность машины и средства выживания. Последние предполагали применение безопасно деформируемых элементов конструкции, энергоемкого шасси и энергопоглощающих кресел.

Первый вариант компоновки одноместного боевого вертолета
Первый вариант компоновки одноместного боевого вертолета, предложенный С. Н. Фоминым

Отказ от схемы винтокрыла позволял увеличить весовую отдачу, боевую нагрузку и упростить конструкцию.

 

Было построено множество моделей и несколько макетов, в том числе шесть полноразмерных, позволивших отработать оптимальную компоновку. Среди них имелся вариант поперечной схемы с НВ диаметром 8,25 м и двумя двигателями ГТД-10ФП мощностью 1 950 л. с. каждый и два макета одновинтовой схемы: с НВ диаметром 14,25 м и двумя двигателями ГТД-10ФП, а также диаметром 16 м и двумя двигателями ТВЗ-117Ф. Последний вариант был признан более перспективным, немалую роль сыграло то, что надежные ТВ3-117 уже были освоены промышленностью.

Модель первого варианта одноместного боевого вертолета ОКБ Н. И. Камова
Модель первого варианта одноместного боевого вертолета ОКБ Н. И. Камова с самоустанавливающимся крылом и неподвижной пушкой
Стенд для отработки системы пассивной защиты вертолета Ми-28
Стенд для отработки системы пассивной защиты вертолета Ми-28

К 1976 году внешний облик и компоновка «изд. 280» определились. Основным оружием должны были стать ПТУР «Штурм» и подвижная 30-мм пушка. Кабина экипажа и основные агрегаты должны были иметь защиту от пуль калибра 7,62 и 12,7 мм, пилотажнонавигационный комплекс — обеспечивать эксплуатацию при минимуме погоды, днем и ночью. Задавалась максимальная скорость в пределах 380–420 км/ч. Работы возглавил заместитель главного конструктора А. Н. Иванов, ответственным ведущим конструктором был М. В. Вайнберг.

 

До утверждения в 1980 году ТТЗ на ОКР обе фирмы вели эскизное проектирование, исходя из собственного понимании концепции и основываясь на известных требованиях. КБ имели относительную свободу действий, что привело к беспрецедентному в истории авиации соревнованию. Проектировались боевые вертолеты, отличающиеся не только аэродинамической схемой, но и массой, вооружением, составом оборудования и экипажа.

 

Вертолет, обозначенный Ми-28, проектировался двухместным. Это позволяло разделить между членами экипажа функции пилотирования, наблюдения, распознавания целей, прицеливания, связи. От размещения летчиков рядом отказались после анализа диаграмм обзора из кабины вбок. Качественная оценка обзора из взятого за основу Ми-24 была «удовлетворительной» и становилась «недостаточной» при оценке обзора левого летчика вправо, при схеме размещения «бок о бок». Асимметрия обзора затрудняла летчику выполнение фигур вправо из-за сложности оценки расстояния до земли на ПМВ. А это, в свою очередь, сказывалось на выживаемости и боевой эффективности.

Модель одного из вариантов боевого вертолета В-80 с подвижной пушкой
 
Модель одного из вариантов боевого вертолета В-80 с подвижной пушкой
Модель одного из вариантов боевого вертолета В-80 с подвижной пушкой

 Выбор схемы «тандем», при достаточно узком фюзеляже и высокой посадке летчика относительно борта, обеспечивал «отличный» обзор, как у АН-64 «Апач», который предстояло превзойти по основным показателям.

Модельный ряд демонстрационных моделей «изделий 280»
Модельный ряд демонстрационных моделей «изделий 280»

Весовое совершенство при заданной прочности, надежность и боевая живучесть достигались благодаря методу оптимального проектирования, доказавшем свою эффективность при создании Ми-26 (см. «Наука и Техника» № 3/2013). При этом была рассмотрена компоновка с так называемым «центральным сердечником», когда жизненно важные агрегаты и системы находились внутри продольного силового каркаса, а второстепенное оборудование и агрегаты — вне его. Отказаться от этой привлекательной схемы и вернуться к традиционной компоновке заставили трудности достижения соответствия вибрационным и прочностным характеристикам, а также уязвимость вспомогательного оборудования.

Один из шести полноразмерных макетов «изделия 280»
Один из шести полноразмерных макетов «изделия 280», в котором явно просматривается сходство с носовой частью Ми-24, а вот артиллерийская установка, как в проектах ААН США
В воздухе первый опытный Ми-28 борт 012
В воздухе первый опытный Ми-28 борт 012, 10 ноября 1982 года

Заданный уровень боевой живучести обеспечивался дублированием основных агрегатов с максимальным их разнесением и экранированием менее ценными. Подбор материалов, размеров конструкции и бронирование обеспечивали запас времени, достаточный для возвращения на базу при повреждениях и исключали катастрофическое разрушение машины.

 

Эскизное проектирование завершилось к концу 1977 года. Еще полтора года шло согласование требований к системе вооружения, прицельно-пилотажно-навигационному комплексу. Согласование ТТЗ завершилось только в 1979 году, после чего началось рабочее проектирование и работа в специализированных НИИ и летно-испытательных организациях, таких как ЦАГИ, ЛИИ, ВИАМ, НИИАС, ГНИИ ВВС и др. Такое количество участников свидетельствует о том, что проектирование «изделия 280» приняло характер национальной комплексной программы, сопоставимой по сложности с созданием перспективного боевого самолета. Для отработки агрегатов было создано 54 наземных стенда и несколько ЛЛ на базе Ми-8, -24.

Ствол пушки Ми-28 борт 012
Ствол пушки Ми-28 борт 012 использовался в роли инструментальной штанги, на которой разместили ПВД и ДУА
Второй опытный образец Ми-28 борт 022
Второй опытный образец Ми-28 борт 022, предназначенный для испытания вооружения

В августе 1980 года Военно-промышленная комиссия одобрила строительство двух опытных образцов, до официального заключения макетной комиссии, положительное заключение которой было получено только в конце следующего года. В 1981 году был готов образец для статических испытаний, а в июле 1982 года — первый летный образец — борт № 012, на котором 10 ноября 1982 года летчики-испытатели (Г. Р. Карапетян и В. В. Цыганков) выполнили висение, а 19 декабря 1982 года — первый полет по кругу.

 

В сентябре 1983 года был готов второй летный прототип — борт 022, на котором в основном испытывалось вооружение. Оба опытных экземпляра, предназначенных для применения в дневных, ограниченно сложных метеоусловиях, испытывались до 1987 года.

 

Особенности национальной конкуренции

 

В 1983 году завершились заводские испытания вертолетов Ка-50 и Ми-28, а в декабре начался первый этап государственных испытаний, завершившихся 20 сентября 1984 года и 19 апреля 1985 года для Ка-50 и Ми-28, соответственно. Было выполнено по 27 полетов на каждом типе вертолета, после чего их передали в ГНИИ ВВС им. Чкалова на второй этап испытаний.

 

В 1986 году Ми-28 успешно прошел основную часть программы госиспытаний, получил высокую оценку, полностью соответствовал своему назначению и превосходил по многим показателям вертолеты аналогичного класса. МАП приняло решение о серийном производстве Ми-28 на заводе «Прогресс» в Арсеньеве. К этому времени на МВЗ был готов предсерийный прототип «Изделие 286», обозначенный Ми-28А. Это была третья опытная машина 00-03, постройка которой началась в 1985 году и в которой были учтены все пожелания военных. Однако заказчик сделал выбор в пользу Ка-50, посчитав, что при существующих темпах развития электроники возможно создание автоматизированного комплекса, позволяющего одноместному боевому вертолету эффективнее справляться с возложенными на него задачами.

Опытный В-80
Опытный В-80, первый полет, которого состоялся в июне 1982 года

Кроме того, в ходе испытаний выяснилось, что Ка-50 имел превосходство по статическому потолку, скороподъемности, простоте пилотирования, критерию «эффективность-стоимость» и эффективности сверхзвуковых ПТУР. По оценке комиссии, единственным преимуществом Ми-28 было наличие подвижной пушечной установки. Спор перешел в русло тактики и безопасности применения. Сторонники Ми-28 выдвинули аргумент, что один пилот не может обнаружить, распознать цели и атаковать их на высотах, заданных ТТЗ, по условиям безопасности. В противовес С. В. Михеев озвучил сущность концепции одноместного ударного боевого вертолета: «Не стоит доказывать, что один летчик работает лучше двух, не требуется доказывать недоказуемое. Но если один летчик на нашем вертолете справится с тем, что должны будут сделать два на вертолете-конкуренте, это будет победа». Ка50 явно импонировал летчику-истребителю, участнику Великой Отечественной войны главкому ВВС П. С. Кутахову и был выбран для серийного производства. Реализованные при создании Ми-28 достижения предлагалось использовать для новой модификации Ми-24, что соответствовало заложенному в ТТЗ принципу обратной унификации, т. е. возможности использования узлов и агрегатов разрабатываемого вертолета для модернизации имевшихся.

Третий опытный предсерийный Ми-28А № 032
Третий опытный предсерийный Ми-28А № 032. Фото сделано в ЛИИ г. Жуковский А. Обламским, предоставлено С. Морозом
Опытный вертолет Ми-28Н
Опытный вертолет Ми-28Н (ОП-1) борт 014 переделали из первого опытного Ми-28 № 00-01, борт 012
Третий опытный образец Ми-28 № 032
 
Третий опытный образец Ми-28 № 032
Третий опытный образец Ми-28 № 032 стал первым, на котором установили Х-образный рулевой винт и ЭВУ новой конструкции. Для экспонирования в Ле-Бурже, ему был присвоен выставочный номер «Н-390»

Авторитет главкома ВВС, члена ЦК КПСС, депутата Верховного Совета СССР не позволил обсуждать это решение при жизни П. С. Кутахова. Однако его смерть позволила руководству МВЗ обратиться к новому главкому ВВС маршалу авиации А. Н. Ефимову и в МАП с просьбой о продолжении сравнительных испытаний Ми-28 и Ка-50 в полигонных условиях, максимально приближенных к боевым.

 

Испытания решили проводить по единой для обоих вертолетов программе в сжатые сроки с минимальным выделением ресурса. На первом этапе оценивались ЛТХ, характеристики устойчивости, управляемости, маневренности, прочности. Параллельно формировалась мишенная обстановка полигона и разрабатывалась методика сравнительной оценки возможностей вертолетов по поиску наземных целей. На втором этапе предстояло изучить основные характеристики УР, НАР, пушечного вооружения и оценить безопасность их применения. Для этого на полигонах разместили одиночные и групповые цели из танков, БМП, БТР и автомашин, которые по команде руководителя эксперимента могли появляться неожиданно для пилотов, на периодически изменяемых маршрутах. Для регистрации точности попадания ПТУР имелись щиты с лобовой и боковой проекциями танков, которые могли перемещаться с переменной скоростью. В районе цели ставились световые, дымовые и пылевые помехи системам наведения ПТУР. Пробиваемость оценивалась по воздействию на бронеплиту толщиной 1 000 мм и по реальным танкам. Отдельные мишенные поля предназначались для определения точностных характеристик НАР и пушки. С вертолета сопровождения велась киносъемка пусков и стрельб, а также отмечались результаты попаданий.

 

Параметры движения вертолета и ПТУР, систем, управляющие воздействия летчиков и их психофизиологическое состояние (частота пульса и дыхания, резерв внимания) регистрировались. Видеокамеры фиксировали направление взгляда пилота и длительность его задержки на приборах и внекабинном пространстве.

Опытный Ми-28 борт 012
На опытный Ми-28 борт 012 был установлен трехлопастный рулевой винт от Ми-24. Фото сделано в ЛИИ г. Жуковский А. Обламским, предоставлено С. Морозом

При испытаниях Ми-28 был выявлен запас управляемости, и к 1986 году заказчик пожелал расширить диапазон допустимых перегрузок для более энергичного маневрирования. Доработка ЛНВ и гидросистемы позволила довести вертикальную перегрузку при выполнении «горки» до 2,65 ед. на высоте 500 м и 1,8 ед. на высоте 4 000 м. При этом возросли скорости полета «вбок» и «хвостом вперед». Успешная доводка систем вертолета и их совместимость с вооружением позволили выполнить первый экспериментальный ночной пуск УР по наземной цели.

 

В 1987 году на Ми-28А № 032 установили Х-образный рулевой винт и ЭВУ новой конструкции, после чего окончательно определился внешний облик и комплектация для серийных машин. В январе 1988 года начались испытания вертолета, с 1989 года он участвовал в авиасалонах Ле-Бурже и МАКС. С 2010 года находится в музее МВЗ.

 

С января 1991 года к испытаниям подключился Ми-28А № 042. Во время участия в «ЛеБурже-93» ему был присвоен выставочный номер «Н-315».

 

В 1993 году было получено предварительное заключение по итогам первого этапа государственных испытаний ударного вертолета Ми-28А и готовилось решение о выпуске их установочной партии. К тому времени генеральным конструктором МВЗ им. М. Л. Миля стал М. В. Вайнберг, который, учитывая мировой опыт и достижения в области авиационного радиоэлектронного оборудования и систем ночного видения, предложил прекратить разработку Ми-28А и начать разработку круглосуточной, всепогодной модификации с принципиально новым комплексом бортового оборудования Ми-28Н («Н» — ночной) ОКР «Авангард-2». Программу возглавил главный конструктор В. Г. Щербина.

 

По замыслу, Ми-28Н должен был выполнять боевые задачи в любое время суток, при любой погоде, оставаясь малозаметным для средств ПВО за счет полета на предельно малой высоте 10–20 метров с огибанием рельефа местности и облетом препятствий в автоматическом режиме. Кроме того, вертолет должен обмениваться данными о целях противника как с наземными пунктами управления, так и с другими ЛА по каналам закрытой связи. За способность поражать всевозможные объекты противника ночью вертолет получил наименование «Ночной охотник».

 

Опытный вертолет Ми-28Н (ОП-1) борт 014 переделали из первого опытного Ми-28 № 00-01, борт 012 в августе 1996 года. Экипаж летчика-испытателя В. Юдина и штурмана С. Никулина впервые поднял его в воздух 14 ноября 1996 года на базе МВЗ им. М. Л. Миля. С 30 апреля 1997 г.ода начались заводские летные испытания. Параллельно в Ростовском вертолетном производственном объединении (РВПО) шла подготовка к серийному производству при остром дефиците финансовых средств, что задерживало создание некоторых комплексов и систем для Ми-28Н.

 

В 2000 году гендиректор ОАО «Роствертол» Б. Н. Слюсарь (умер в 2015 году) инициировал программу постройки опытных образцов вертолетов за счет средств завода. «Роствертол» вместе с МВЗ им. М. Л. Миля создали к началу 2004 года в Ростове опытный образец — «ОП-2», который 25 марта выполнил первое висение, а уже 31 марта совершил первый полет.

 

В феврале 2005 года создается государственная комиссия по проведению государственных совместных испытаний (ГСИ) опытных образцов — ОП-1 и ОП-2, последний из которых приступил к испытаниям июне 2005 года.

 

После успешного окончания первого этапа ГСИ в марте 2006 года государственная комиссия под председательством главкома ВВС РФ генерала армии В. С. Михайлова выдала заключение о выпуске установочной партии Ми-28Н, и уже в мае на испытания поступил первый серийный Ми-28Н борт № 32 (01-01). Всего в ГСИ участвовало две опытные и семь серийных машин, которые выполнили более 800 полетов, после чего 26 декабря 2008 года главнокомандующий ВВС А. Н. Зелин утвердил Акт ГСИ вертолета Ми-28Н.

 

Современный боевой вертолет для Вооруженных сил России был создан! 15 октября 2009 года Президент РФ подписал распоряжение о принятии вертолета Ми-28Н на вооружение ВВС России в качестве основного ударного вертолета.

 

Модификации с двойным управлением и другие

 

Как только «Ночные охотники» поступили в войска, появилась необходимость в версии с двойным управлением. В апреле 2009 года между «Роствертолом» и МВЗ был заключен договор о ее создании непосредственно на серийном заводе. При этом Ми-28УБ должен был стать первой машиной «Роствертола», при производстве которой использовали цифровые модели. Опытный образец прототипа Ми-28УБ (ОП-1) решили строить на базе Ми-28Н № 02-01, бортовой № 37, выпущенного в 2007 году.

 

В 2012 году вертолет возвратили на завод для замены носовой части на новую, созданную с помощью тех самых цифровых моделей. Помимо организации в передней кабине полного комплекта дублирующих органов управления, внесли и другие изменения: кабина стала шире, немного другим стал фонарь и входная дверь, для улучшения обзора увеличили площадь бокового остекления, изменилась конфигурация энергопоглощающего кресла. Теперь в передней кабине вместо штурмана-оператора размещался летчик-инструктор или оператор при необходимости.

 

Это позволяет использовать Ми-28УБ для эффективного обучения пилотированию вертолетов типа Ми-28Н (НЭ) при полном сохранении всех боевых возможностей базовой машины.

 

31 июля 2013 года экипаж в составе заслуженных летчиков-испытателей России — командира С. С. Баркова и оператора Г. А. Ананьева — впервые оторвал машину от земли, а 9 августа выполнил первый полнопрофильный полет.

 

В 2013 году стало известно о начале создания опытного образца глубоко модернизированной версии Ми28НМ, разработка которой ведется с 2008 года. Новая модификация должна существенно отличаться от своего прототипа, быть полностью адаптированной для работы в условиях сетецентрических войн, что предполагает полную интеграцию в глобальную систему передачи видеоизображения, координат цели и другой информации по имеющимся каналам. Вертолет, как и его конкурент, последняя модификация АН-64Е, будет способен работать с БПЛА. По заявлению замглавы холдинга «Вертолеты России» А. Шибитова, испытания Ми-28НМ должны скоро начаться.

 

Сравнительная оценка вертолета МИ-28НЭ с его конкурентом АН-64D

 

Корректное сравнение невозможно без проведения достаточно глубоких научных исследований. В СССР такие исследования проводились в военно-воздушных академиях — инженерной им. Н. Е. Жуковского, которой 23 ноября 2015 года исполняется 95 лет, и командной им. Ю. А. Гагарина. На основе анализа доступной информации издавались методические пособия, которые рассылались в строевые части для изучения ЛА вероятного противника и успешной борьбы с ними. В 1986 году такое пособие было издано и по АН-64А. Проводилась подобная работа и в ЦАГИ, в этом случае результаты использовались ОКБ и другими организациями промышленности для создания перспективной авиатехники.

 

В 1995 году МО Швеции решило обновить парк своих боевых вертолетов и выбрало из различных типов российский Ми-28А и американский АН-64А «Апач» для проведения сравнительных испытаний. Наш Ми-28А борт 042 доставили на транспортном самолете Ил-76 в Швецию, где он прошел испытания, включая боевые стрельбы.

Ми-28 борт 042 с выставочным номером Н-315
Ми-28 борт 042 с выставочным номером Н-315 и инструментальной штангой для ПВД и ДУАС, установленной на левом борту носовой части фюзеляжа. Фото: С. Г. Мороз
Ми-28Н
Выкатка первого Ми-28Н, выпущенного на «Роствертоле» в 2005 году, который стал вторым прототипом «Ночного охотника» (ОП-2)

 На территории Северного военного округа Ми-28А выполнил учебно-боевые задачи: бой с наступающей группировкой и удар по объектам в глубокой обороне противника. Имитировалось нанесение ударов с разных направлений по целям на реальном тактическом фоне. Вертолету Ми-28А противодействовали ЗРК ближнего действия RBS-90 и ЗСК LVKV 90, а также истребители JA-37 2Виген». Реальных боевых стрельб Ми-28А не выполнял, но применение всех видов вооружения имитировалось. Обзорно-прицельная система функционировала безукоризненно, и даже не имеющим соответствующего уровня подготовки шведским операторам работать с ней было легко. Испытания продемонстрировали высокую вероятность обнаружения целей, быстроту приведения вооружения в боеготовность и возможность применения оружия с максимального удаления от цели. На полигоне в Видзеле «двадцать восьмая» отработала однодневную программу боевых стрельб всеми видами оружия. Вертолет пилотировался шведским экипажем. Пуск ПТУР 9М114 «Штурм» выполнялся с висения по цели, удаленной на 900 м, а пуск 9М120 «Атака» — с горизонтального полета на скорости 200 км/ч и удаленности цели на 4 700 м. Обе ракеты прошли на расстоянии около 1 м от танка-мишени. Шведы сочли такой результат хорошим, а сохранение точности попадания при увеличении дальности и скорости полета носителя — поразительной.

 

Пуск НАР С-8 производился с горизонтального полета при скорости 160 км/ч на дальность 2 000 м и с кабрирования на скорости 220 км/ч на дальность 4 000 м.

Опытный образец Ми-28 борт 042
В полете четвертый опытный образец Ми-28 борт 042

Основная часть ракет накрыла площадь размерами 400–600 м на 100–200 м. Результаты пуска с 2 000 м были признаны приемлемыми, а с дальности 4000 м — удивительно хорошими. Во время одного из пусков изза нерасчетного режима применения НАР произошел помпаж одного из двигателей вертолета. Электронный регулятор вывел второй двигатель на максимальную мощность, и экипажу удалось благополучно посадить машину. Российским специалистам шведский летчик объяснил, что на любом другом знакомом ему типе вертолета подобный инцидент мог закончиться весьма печально.

 

После стрельб на полигоне Ми-28А совершил перелет почти в 1 000 км в Центральный военный округ. Здесь, на реальном тактическом фоне, были выполнены еще две учебно-боевые задачи: сдерживание механизированных сил и поддержка наступления танковых частей, а затем состоялся второй показательный полет. Всего «Техническая демонстрационная программа» Ми-28 заняла три недели и около 30 летных часов.

 

В конечном итоге шведы оценили Ми-28 как очень прочный и надежный вертолет, хорошо пригодный к эксплуатации в полевых условиях, с высокой живучестью. Ни один полет не был сорван из-за неисправностей механических систем. Техническое обслуживание мог выполнять личный состав срочной службы под руководством офицера-техника. Особенно подчеркивалось, что Ми-28 оказался способным эффективно выполнять боевые задачи в соответствии с западной концепцией использования противотанковых вертолетов. Ми-28 ориентирован на российскую тактику нанесения удара с ходу, когда внешнее управление действиями экипажа сведено к минимуму. Шведы «исповедуют» западную тактику — пуск ПТУР на максимальную дальность практически со стационарной позиции в складках местности (перед пуском ракеты вертолет «подпрыгивает») с предварительной разведкой цели и выдачей целеуказания экипажу боевого вертолета.

 

По оценкам шведов, вертолет показал себя «очень надежным и хорошо приспособленным к полевым условиям». Шведы потребовали оснастить вертолет оборудованием, позволяющим вести боевые действия ночью. Второй этап тендера перенесли на 2001 год и позже его отменили.

 

Как только «Ночной охотник» поступил на вооружение ВС своей страны, он стал востребованным и на мировом рынке, для которого была создана модификация Ми-28НЭ.

 

Один из Ми-28Н в июле 2007 года успешно прошел серию демонстрационных полетов в Северной Африке. По данным СМИ, заинтересованность в их приобретении проявляют Венесуэла и Алжир. В 2009 году Ми-28НЭ участвовал в объявленном МО Индии тендере на приобретение 22 современных боевых вертолетов. Финалистами тендера стали российский Ми-28НЭ и американский AH-64D. В 2010 году оба вертолета выполнили серию демонстрационных и испытательных полетов в непростых климатических и горных условиях Индии, а перед этим один Ми-28Н (№ 38) прошел специальные испытания в окрестностях Эльбруса, подтвердив высокие ЛТХ в условиях высокогорья. Однако повторилась старая история — при окончательном выборе предпочтение было отдано «Апачу».

 

Согласно публикациям в СМИ, первым же зарубежным эксплуатантом Ми-28НЭ должен стать Ирак. Потенциальными заказчиками могут быть такие страны, как Алжир, Венесуэла, Перу и др.

 

Некоторые источники по вертолетной тематике говорят о том, что с расстояния 3 000 м при определенных углах наблюдения АН-64 и Ми-28 трудно различить, объясняя это внешней схожестью и обвиняя в очередной раз русских в плагиате. Да, оба вертолета имеют почти одинаковую аэродинамическую компоновку для модификаций Ми-28 иYАН-64А, но различные внешние контуры и обводы. Кроме того, фюзеляж Ми-28 длиннее и шире, что привело к большей площади проекции вертолета снизу. Площади поперечного сечения вертолетов примерно одинаковы. Еще одно существенное отличие — пятилопастный НВ с большим, чем четырехлопастный винт «Апача», диаметром. Исходя из этого, российский вертолет тяжелее американского и имеет отличия в ЛТХ. Сравнительные характеристики вертолетов Ми-28НЭ и его конкурента АН-64D приведены в таблице.

 

Несмотря на то, что российский вертолет на три тонны тяжелее американского, отношение нормального взлетного веса к мощности двигателей у Ми-28 лучше. По массе и по удельному весу боевой нагрузки Ми-28НЭ превосходит конкурента, она составляет почти 21 %, в то время как у АН-64D этот показатель около 19 %. По остальным ЛТХ Ми-28НЭ сопернику уступает. Тем не менее у него имеются и существенные плюсы. Нельзя согласиться с мнением некоторых представителей ВВС Индии о том, что AH-64D более маневренный и его броневая защита превосходит Ми-28Н.

 

Так, при скорости более120–150 км/ч скольжение для АН-64 ограничено или не допускается вообще по прочности РВ и хвостовой балки, что значительно ограничивает возможности по выполнению боевых маневров, в то время как Ми-28 выполняет основные фигуры высшего пилотажа, несмотря на тяжелую броню.

 

Кроме того, пятилопастный НВ Ми-28 эффективнее четырехлопастного винта, установленного на АН-64, особенно на малых скоростях, и имеет меньший уровень вибраций, что очень важно при прицеливании. Обзор из кабин летчика и стрелка «Апача» ограничен: вперед-вниз — боковыми спонсонами, назад — двигателями. У Ми-28 плавность боковых обводов передней части фюзеляжа обеспечивает хороший обзор. В то же время площадь остекления кабины американской машины больше, и панели имеют незначительную выпуклость, а плоские панели на Ми-28 способны создавать в кабине однонаправленные блики, мешающие считыванию показаний приборов.

Предсерийный Ми-28Н борт 38
Предсерийный Ми-28Н борт 38 во время испытаний в условиях высокогорья. Эта машина стала образцом экспортной версии Ми-28НЭ и участвовала в испытательных полетах за рубежом

Конструкция обоих вертолетов по прочности рассчитана таким образом, чтобы выдержать попадание снарядов калибра 23 мм. В то же время у Ми-28 шансов выжить в бою больше за счет лучшего бронирования, так как у «Апача» броней прикрыта лишь кабина экипажа.

 

Конструкция Ми-28 позволяет выдержать столкновение с землей без серьезных последствий для экипажа с вертикальной скоростью снижения 15,4 м/с, в то время как у «Апача» эта скорость ограничена 11,69 м/с.

 

В состав комплекса бортового оборудования машины входит РЛС кругового обзора. В отличие от РЛС американского вертолета «Апач», она способна обеспечивать решение пилотажно-навигационных задач.

 

Сравнительная оценка вертолета Ми-28НЭ в части применения пушечного вооружения свидетельствует о том, что пушка 2А42 по дальности применения и массе секундного залпа превосходит M230 ChainGun. Применение пушки 2А42 позволило повысить огневую мощь, но, в то же время, обострило серьезные проблемы. При массе пушечной установки порядка 200 кг отдача при стрельбе гораздо выше, чем у авиационных пушек. Размещение пушки на турели повлекло за собой местное усиление конструкции и рост веса пустого вертолета. Из-за большой отдачи и наличия плеча до центра массы вертолет раскачивается, что приводит к ухудшению точности стрельбы. Тем не менее представители МВЗ гарантируют лучшую точность при стрельбе, чем у АН-64. Боезапас у «Апача» 1 200 снарядов, у Ми-28 их всего 250, но для уничтожения цели ему требуется меньше снарядов, учитывая гораздо более высокую эффективность его орудийной установки (по различным оценкам в 3-4 раза).

 

Кроме того, возможна установка двух универсальных пушечных контейнеров УПК-23-250, с 23-мм пушкой ГШ-23Л и боекомплектом 250 снарядов.

 

Главным калибром «охотников на танки» являются ПТУР. Их количество и у того, и у другого вертолетов одинаково. Однако «Хеллфайр» имеет лазерное наведение, и его применение ночью проблематично, а «Атака» имеет радиокомандное наведение, подверженное влиянию радиопомех, но не имеющее ограничений по прозрачности атмосферы.

 

Самонаводящаяся сверхзвуковая ракета класса «воздух — воздух» типа «Игла-В» обеспечивает поражение всех типов самолетов тактической авиации, вертолетов, крылатых ракет и БПЛА в условиях фоновых и искусственных помех, работает по принципу «выстрелил и забыл» на высотах от 10 до 3 500 м и не уступает американской AIM-92 Stinger.

 

Применяемые на вертолете НАР С-8 калибра 80 мм, С-13 калибра 122 мм и С-24 калибра 240 мм имеют большую дальность поражения и бронепробиваемость, чем 70-мм ракеты М260 и Hydra 70.

 

Вертолеты-конкуренты имеют примерно одинаковый по составу и возможностям бортовой комплекс обороны, включающий разбрасыватели ИК ловушек и дипольных отражателей и приемники, предупреждающие о лазерном и радиолокационном облучении. Однако потенциальные заказчики заявили о том, что американский вертолет превосходит экспортный вариант своего российского конкурента по возможностям систем РЭБ, живучести, уровню ситуационной осведомленности экипажа, возможности ведения боевых операций в ночное время, эффективности бортовой электроники, а также по своему оружию. В то же время, как мы помним, в качестве самого крупного недостатка Ми-28А шведы отметили невозможность его применения в ночном бою, выразив уверенность в том, что Ми-28Н будет способен справиться с такой задачей.

 

В отношении «Апача» отмечалась чрезмерно высокая сложность бортового оборудования и систем. Для его обслуживания требуется длительная подготовка инженерно-технического состава.

 

Учитывая то, что в настоящее время продолжается модернизация вертолетов AH-64D, -Е и создается новая модификация Ми-28НМ, они еще долго будут оставаться конкурентами и самыми совершенными боевыми вертолетами в мире. А вот какой из них лучше и по каким критериям — решать вам, исходя из приведенного анализа и истории развития боевых вертолетов. При этом не стоит забывать, что «при прочих равных условиях, в реальном бою многое решает случай и не столько заложенные в военную технику характеристики, сколько умелое ее применение».

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.