То же самое, но на новом шасси

 

Из тройки советских самоходных установок, созданных в конце 1942 – начале 1943 года, КВ-14 (с апреля 1943 года СУ-152) оказалась наиболее удачной. Она не имела откровенных проблем с надёжностью, как у СУ-12, была более удобной для работы расчёта. Разумеется, имелись к СУ-152 и претензии. В ходе серийного производства машину дорабатывали, но радикальной модернизации не планировалось. Желание расширить боевое отделение в задней его части привело лишь к созданию эскизных наработок, дальше дело не продвинулось.

Тактико-технические требования на самый первый вариант ИСУ-152
Тактико-технические требования на самый первый вариант ИСУ-152, который предполагалось строить на базе ИС-1 (объект 233). Начало мая 1943 года

Отсутствие радикальных переделок было связано с тем, что машина в целом соответствовала заявленным требованиям. В отличие от танка КВ-1с, послужившего для неё базой, сама СУ-152 не выглядела устаревшей. Её вооружение было способно эффективно бороться против любого образца немецкой бронетехники. Именно благодаря вооружению СУ-152 пережила на конвейере не только КВ-1с, но и КВ-85, а последние такие машины сдавались уже в ходе производства ИС-85.

 

Тем не менее принятие ИС-85 на вооружение Красной армии указывало на то, что время тяжёлой САУ на базе КВ-1с уходит. В постановлении ГКО №4043 от 4 сентября 1943 года, которым ИС-85 принимался на вооружение, значилась и разработка САУ на его базе. Построить опытный образец намечалось к 15 октября, а к 1 ноября планировалось провести испытания. Первые пять машин, обозначенных как ИС-152, предполагалось сдать в ноябре, ещё 30 — в декабре. Такие сжатые сроки объясняются тем, что машина проектировалась на уже готовом шасси ИС-85, которое не планировалось существенно переделывать.

Установка вооружения ИС-152
Установка вооружения ИС-152. Конец августа 1943 года

Для работ по ИС-152 постановление ГКО №4043 являлось не более чем официальной отмашкой. Первые работы по этой теме начались на опытном заводе №100 ещё в августе 1943 года. Более того, впервые «самоходная установка СУ-152 на базе танка ИС» всплыла в переписке ещё в начале мая 1943 года. Тогда речь шла о машине на базе танка ИС-1, который также часто ошибочно называют Объектом 233. Машина должна была иметь боевую массу 44–45 тонн, толщину лобового листа башенной коробки 100 мм и двигатель В-2К. В связи с тем, что танк ИС после этого подвергся существенным метаморфозам, постановление ГКО «Об усилении средств борьбы с немецкими тяжёлыми танками» с такой САУ в 3-м пункте осталось на стадии проекта. Одновременно застопорилась и работа по самой САУ.

 

Только ближе к концу августа 1943 года, когда стало ясно, что Объект 237 получился, на заводе №100 начались работы по проектированию ИС-152. Работу по теме на заводе №100 возглавил А.С. Ермолаев, а ведущим инженером стал Г.Н. Москвин, обладавший большим опытом работ над тяжёлыми танками и САУ на их базе. В группу проектировщиков вошли конструкторы Е.П. Дедов и А.С. Шнейдман, которые, как и Москвин, работали на Кировском заводе ещё во времена проектирования танка КВ. Со стороны Уральского завода тяжёлого машиностроения (УЗТМ) проектирование установки вооружения велось под руководством К.Н. Ильина, также имевшего большой опыт разработки самоходных артиллерийских систем.

Боевое отделение ИС-152
По сравнению с СУ-152 боевое отделение ИС-152 стало более просторным

При разработке новой самоходной установки учитывался опыт проектирования и эксплуатации СУ-152. Боевое отделение ИС-152 удалось сделать чуть более просторным. Для этого пришлось отказаться от наклонного кормового листа рубки и изменить конфигурацию бортовых листов. Их угол наклона уменьшился с 25 до 15 градусов. Задние бортовые листы стали более длинными, что тоже позволило выкроить немного свободного места. Топливный бак перенесли с правого борта в переднюю левую часть боевого отделения, слева от механика-водителя. Решение довольно странное, но места бак стал занимать меньше. Перенос бака сделал удобнее работу командира и замкового.

Первый опытный образец ИС-152, ЧКЗ, октябрь 1943 года.
Первый опытный образец ИС-152, ЧКЗ, октябрь 1943 года. Машина ещё не получила поручней, в таком виде она проходила заводские испытания

Помимо индекса ИС-152, машине присвоили чертёжный индекс 241. В переписке она обозначалась и как Объект 241. К 11 сентября 1943 года были готовы чертежи 14 групп из 45, параллельно шёл отбор деталей, ранее изготовленных для танков ИС. Производство деталей для самоходной установки предполагалось закончить к 25 сентября.

 

Сборка опытного образца производилась на заводе №100, но это предприятие зависело от смежников. Корпус первой машины прибыл с завода №200 4 октября, причём он не соответствовал техническому заданию. Вместо 90 мм лобовой лист рубки имел толщину 75 мм. Вместо литой носовой части корпуса предлагалось сделать её из катаных листов толщиной 100–105 мм, но это отступление от проекта было отклонено. Появилось предложение сделать дополнительно две САУ с пушками БР-2 в качестве подарка для Красной армии. Оно было одобрено Котиным, но в реальности эти САУ не построили, хотя под них даже выделялись орудия.

 

Что же касается опытного образца ИС-152, то его решили догрузить до боевой массы 46 тонн. При сборке всплыли некоторые проблемы с орудием. Во-первых, вместо 14 градусов горизонтальной наводки система получила лишь 10. Во-вторых, толщина подвижной бронировки системы составляла 60 мм, как и на СУ-152. Эта довольно массивная деталь становилась весьма уязвимым местом. Бронировку планировалось усилить, но этого так и не было сделано.

Первый опытный образец ИС-152 на Гороховецком АНИОП
Эта же машина на Гороховецком АНИОП, на ней уже имеются поручни

Несмотря на все проблемы, темпы работ по ИС-152 даже немного опережали график. Сборку предполагалось завершить 12 октября, но на заводе №100 смогли сделать это на день раньше. С 11 по 14 октября машина прошла заводские испытания стрельбой и проехала 105 километров. Первые километры машина двигалась без поручней на рубке, их установили перед отправкой на полигонные испытания. По конструкции поручни были очень похожи на те, что ставились на СУ-152.

Орудие ИС-152 на максимальном угле возвышения
Орудие на максимальном угле возвышения. В таком положении образовывалась щель между подвижной и неподвижной бронировками системы, что могло привести к поражению экипажа пулями, снарядами и их осколками

15 числа машину погрузили на платформу и отправили на Гороховецкий АНИОП. Программу полигонных испытаний утвердили ещё 1 октября. Из орудия планировалось произвести 481 выстрел, в том числе 177 на усиленном заряде, 259 на полном заряде и 45 на спецзаряде. Из-за срочности время огневых испытаний было ограничено — с 21 по 23 октября. Число выстрелов пришлось сократить до 303: 1 на уменьшенном заряде, 187 на полном и 115 на усиленном. Стрельба показала, что кучность стрельбы орудия ИС-152 и буксируемой гаубицы-пушки МЛ-20 примерно равны. Стрельбу с хода признали малоэффективной, при стрельбе с коротких остановок результаты оказались удовлетворительными. Прицельная скорострельность составила 2–2,5 выстрела в минуту.

ИС-152 на ходовых испытаниях
ИС-152 на ходовых испытаниях, проходивших на НИБТ Полигоне в Кубинке

Отдельно оценивались условия работы расчёта. Укладку выстрелов внутри боевого отделения и обслуживание орудия испытатели признали удобными. Боекомплект загружался 12–15 минут днём и 17–18 минут ночью.

 

Имелись и нарекания. Одного вентилятора для вывода пороховых газов из боевого отделения оказалась недостаточно. Неудачным было ограждение орудия: командир при стрельбе рисковал получить увечья. Место наводчика признали неудобным, особенно его сиденье, которое предлагалось сделать откидным, а также уменьшить высоту его установки. Нужно было переделать и установку панорамного прицела.

 

У замкового была другая проблема: туго открывающийся затвор, который на некоторых углах наведения было невозможно открыть. В связи с этим предлагалось использовать клиновой затвор. Из-за коробов, прикрывающих тяги и проводку, высота боевого отделения варьировалась от 1760 до 1600 мм, что тоже не понравилось испытателям. Впрочем, большинство этих претензий было справедливо и в отношении СУ-152, а по сравнению с ней боевое отделение ИС-152 было спроектировано более удачно. Замечания не сильно повлияли на общую картину: комиссия Гороховецкого АНИОП признала ИС-152 выдержавшей испытания стрельбой.

САУ ИС-152
В серию ИС-152 пошёл почти в том же виде, что и опытная машина

Ходовые испытания проходили на НИБТ Полигоне в Кубинке с 28 по 31 октября 1943 года. К тому моменту машина уже прошла 175 километров. За время ходовых испытаний ИС-152 преодолела ещё 410 километров, из которых 232 по шоссе и 178 по просёлку. Средняя скорость чистого движения по шоссе составила 23,4 км/ч, а расход топлива — 225 литров на 100 километров. На просёлке средняя скорость составила 18,2 км/ч, расход топлива — 330 литров на 100 километров. Без учёта дополнительных топливных баков запас хода по шоссе и просёлку составил 220 и 150 километров соответственно. Ходовая часть и моторно-трансмиссионная группа показали удовлетворительную надёжность. Главной проблемой, как и у танков, оказался недостаточный ресурс траков.

Сзади видна укладка запасных траков. Здесь они крепились вплоть до лета 1944 года
Сзади видна укладка запасных траков. Здесь они крепились вплоть до лета 1944 года

Машина выдержала и ходовые испытания. При этом комиссия потребовала внести в конструкцию изменения, список которых был указан в отчёте. Это, впрочем, не стало серьёзным препятствием к запуску ИС-152 в серийное производство.

 

САУ, пережившая ИС-2

 

6 ноября 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №4504сс «О тяжёлой самоходной артиллерийской установке ИС-152 с гаубицей-пушкой МЛ-20с». Документ предусматривал начало серийного производства машины, сохраняя объёмы, заданные в постановлении ГКО №4043. Первые машины получились очень дорогими: каждая из них обходилась в 400 тысяч рублей, что было заметно выше СУ-152. Впрочем, уже в первом квартале 1944 года стоимость снизилась до 350 тысяч рублей, а с апреля — до 295 тысяч.

 

В октябре 1943 года подготовка к производству если и шла, то очень медленно. Особенно это касается корпусного производства. На тот момент единственным поставщиком корпусов был завод №200, который работал на пределе возможностей. В октябре 1943 года здесь планировалось сдать 70 корпусов и рубок СУ-152, 57 корпусов и башен КВ-85 и 15 комплектов для ИС-85. Завод сконцентрировался на выпуске комплектующих для СУ-152 и КВ-85, не сдав ни одного комплекта на ИС-152, хотя за октябрь планировалось получить пять корпусов и рубок для этих машин (интересно, что в переписке рубки традиционно называли башнями).

 

Серийное производство по программе ИС-152 началось в ноябре, причём при запланированных 26 комплектах завод сдал 30, а в декабре — ещё 46 комплектов. Декабрь стал переломным: закончился ералаш с одновременным выпуском 3–4 типов боевых машин. ИС-85 и ИС-2 отличались в основном башнями, так что эти машины с точки зрения производства корпусов можно считать однотипными.

>Типовая конфигурация ИСУ-152 выпуска конца 1943 – первого квартала 1944 года
Типовая конфигурация ИСУ-152 выпуска конца 1943 – первого квартала 1944 года. Характерные поручни говорят том, что машина имеет корпус выпуска завода №200

Согласно графику Народного комиссариата танковой промышленности (НКТП), первые ИС-152 Челябинский Кировский завод (ЧКЗ) должен был сдать 26 ноября 1943 года. Освоение производства новой машины шло параллельно со сдачей последних СУ-152. Сборка первых ИС-152 шла непросто: технологический процесс только налаживался. САУ собирали при участии работников конструкторского бюро и технологов. Привлечение сотрудников КБ было нужно и из-за того, что в линейных размерах многих чертежей имелись ошибки, изготовленные по ним детали не устанавливались в машины. Приходилось срочно вносить изменения в чертежи, всего подобных ошибок обнаружилось около 200 штук.

 

Также имелись проблемы с уже собранными машинами. Отмечалась теснота в отделении управления, большие усилия на рычагах и педалях, были случаи разрушения сепараторов подшипников планетарного механизма поворота. Имелись и другие проблемы, требовавшие исправления.

 

Угол возвышения орудия вместо 20 градусов составлял 18, при развороте вбок на 7 градусов панорамный прицел упирался в кромку люка. Системы были не уравновешены, что приводило к серьёзному увеличению усилий на маховиках механизмов. Всё это привело к тому, что машины принимались с большим трудом. Тем не менее за ноябрь ЧКЗ сдал первые пять машин.

 

В декабре ситуация чуть улучшилась. Из 30 сданных за последний месяц 1943 года машин 19 удалось сдать после первого контрольного пробега и 9 после второго. В этом же месяце завод отправил первые машины: 31 числа 15 ИС-152 ушло в артиллерийский центр, располагавшийся в Мытищах, ещё одна машина направилась на испытания в Кубинку.

Серийные машины мало чем отличались от опытного образца. Наиболее заметным отличием стало появление дополнительных топливных баков.

>Носовая часть корпуса ИСУ-152 выпуска УЗТМ
Носовая часть корпуса ИСУ-152 выпуска УЗТМ. Виден характерный след от прилива

Первый месяц 1944 года завод отметил перевыполнением плана: помимо 50 ИС-152, завод сдал ещё две СУ-152 сверх плана. При этом в январе отправили 65 машин, в том числе 15 из задела прошлого года. На заводе происходила серьёзная реорганизация производства. В Челябинске начали готовиться к переходу на конвейерное производство САУ. Это внесло свои коррективы в работу завода, но уже в январе отмечались и первые положительные результаты. Время на сборку машины у некоторых бригад сократилось с 3 суток до 24–30 часов. Улучшилось и качество выпускаемых машин. Семь САУ приняли вообще без дефектов, с одним дефектом было 9 машин, с двумя 18, с тремя 9.

 

Тем не менее с качеством не всё было гладко, что подтверждали отзывы из частей. На заводе об этом знали, работы по улучшению качества продолжались. Также вносились небольшие изменения в конструкцию, в частности, были улучшены соединения трубопроводов, а тросы приборов получили металлические кожухи.

 

Уже за первые 10 дней февраля сдали 23 машины, за 20 дней — 45 штук, а всего за данный месяц — 75 машин: влияние перестройки производства стало ещё более заметным.

 

С начала февраля новые САУ получили название ИСУ-152, что позволило не путать танки и САУ.

 

Рост темпов производства продолжился. Постановление ГКО №4850сс «Об увеличении производства тяжёлых танков, артиллерийских самоходных установок типа ИС и об обеспечении их артиллерийским вооружением» предписывало ЧКЗ сдать в марте 150 ИСУ-152. С 20 марта на заводе прекращался выпуск Т-34, что расширяло производственные возможности по выпуску самоходок.

 

Резкий рост объёмов выпуска усложнил работу, но сдавал машины завод вполне ритмично. Одновременно велась перестройка заводского производства: из-за прекращения выпуска Т-34 часть производственного цикла (в частности, рубочный и дефектный участки) была переведена в цех СБ-34. Одновременно в конструкцию САУ продолжали вноситься изменения. Например, правый топливный бак был изменён, что сделало возможной замену кривошипа ленивца.

Готовый корпус производства УЗТМ
Готовый корпус производства УЗТМ

Март стал пиковым месяцем для выпуска ИСУ-152. Дело в том, что с апреля 1944 года началось производство ИСУ-122 (Объект 242). Бытует мнение, что появление этих машин связано с нехваткой систем МЛ-20с для вооружения ИСУ-152, но это не так. САУ со 122-мм пушкой А-19 в качестве эффективного противотанкового средства Красная армия хотела получить ещё с весны 1943 года.

 

Запуск производства ИСУ-122 особых проблем не вызвал, поскольку отличалась эта машина от ИСУ-152 орудийной системой и укладками, причём по большинству деталей МЛ-20с и А-19 были унифицированы. ЧКЗ в соответствии с планами постепенно выходил на объём ежемесячного выпуска в 250 танков и 250 САУ. При этом темп производства ИСУ-152 пришлось снижать: в апреле их сдали 130 штук. Продолжалось внесение усовершенствований в конструкцию, например, были улучшены замки в снарядных укладках.

Отправка корпусов в Челябинск
Отправка корпусов в Челябинск

Как уже упоминалось, производством корпусов и рубок первоначально занимался завод №200, но уже с ноября 1943 года к работе подключился УЗТМ. Поначалу там делали носовые части корпуса и бронировки системы, но уже с января 1944 года началась работа по переделке цехов под выпуск бронекорпусов ИС-152. Ведь на фоне увеличения производства корпусов для ИС-2 завод №200 в январе 1944 года сдал 70 комплектов корпусов и рубок для ИСУ-152, в феврале их было 56 штук, в марте 35 штук, а в апреле и вовсе ни одного. В конце концов УЗТМ, выпускавший корпуса ИСУ-152 с февраля 1944 года, стал их единственным производителем.

 

С января по март 1944 года завод №178 выпускал подвижную часть бронировки системы. Завод №264 занимался изготовлением рубок.

 

Благодаря сборке корпусов на одном заводе самоходная установка на базе ИС-2, в отличие от самого танка, разнообразием внешнего вида не отличалась. Корпуса выпуска УЗТМ отличались характерным следом от «литника» на лобовой детали корпуса, а также конструкцией поручней. Как и на башнях ИС-2, вместо длинных планок использовались отдельные поручни (по два с левой и с правой сторон рубки). С июня 1944 года крепления траков перенесли с нижней кормовой детали корпуса на лобовую деталь.

Типичная ИСУ-152 выпуска весны-лета 1944 года. В июне запасные траки перенесли на лобовую часть корпуса, правда, не на всех машинах сразу
Типичная ИСУ-152 выпуска весны-лета 1944 года. В июне запасные траки перенесли на лобовую часть корпуса, правда, не на всех машинах сразу

Реорганизация производства на ЧКЗ продолжалась всю весну 1944 года, что отразилось на объёмах выпуска. В мае сдали 135 ИСУ-152, производство завода увеличивалось за счёт ИС-2 и ИСУ-122, при этом за первую декаду выпустили всего 12% машин. Для выполнения плана с 20 мая были задействованы рабочие из других цехов и даже с других заводов Челябинска. Эта мера отразилась на качестве, но других вариантов решения проблемы попросту не было.

 

При этом машины продолжали дорабатывать. Педаль главного фрикциона перенесли вперёд, усилили крепление дисков вентилятора и ввели новые стяжки для спинки сиденья механика-водителя. В июне было выпущено 130 ИСУ-152, хотя в целом завод наращивал производство машин. Из 450 танков и САУ, построенных за месяц, за первую декаду сдали уже 20% месячной нормы.

 

Ситуация осложнялась проблемами с оптикой, в частности, не хватало прицелов. Машины продолжали дорабатывать: помимо переноса запасных траков на лобовую часть корпуса, появились ящик для личных вещей экипажа, выхлопные жалюзи с увеличенным шагом, а также регулируемая поперечная фиксация КПП. В июле планировалось сдать 100 ИСУ-152 и 175 ИСУ-122, но из-за недостаточного количества систем А-19, которыми вооружались последние, план пришлось менять. Количество ИСУ-122 снизилось до 140 штук, а число ИСУ-152, наоборот, выросло до 135 штук.

Зенитный пулемёт ДШК. Он появился на ИСУ-152 в конце 1944 года
Зенитный пулемёт ДШК. Он появился на ИСУ-152 в конце 1944 года

Фактически июньскую программу завод закончил только 10 июля, не имея задела по запчастям. В результате июльская программа оказалась закончена 11 августа, при этом объёмы выпуска продолжали расти. Это, разумеется, сказалось не только на сроках, но и на качестве машин. За июль по цеху СБ-2 забраковали 8600 наименований деталей и узлов. Были претензии и к корпусам, имевшим массу отступлений от чертежей.

 

В июле продолжалось улучшение конструкции машины. В частности, с этого месяца САУ стали получать звёздочку ведущего колеса с изменённым профилем зуба.

 

До запланированного объёма выпуска (по 250 ИС и ИСУ) ЧКЗ дошёл в августе. Завод выпускал уже сразу три типа САУ: в августе сдали 100 ИСУ-152, 125 ИСУ-122 и 25 ИСУ-122с. Благодаря введению второй линии конвейера и другим мероприятиям сдачу танков и САУ из августовского плана завод закончил 31 августа. Одновременно выросло качество машин, снова появились танки и САУ, сдававшиеся без дефектов. Таковых набралось 16% от общего объёма. В августе были внесены небольшие улучшения в конструкцию люков, улучшившие их уплотнение.

Корпус со сварной лобовой частью введён в серию с февраля 1945 года
Корпус со сварной лобовой частью введён в серию с февраля 1945 года

Начиная с сентября 1944 года темп производства стабилизировался. Ежемесячно завод сдавал 250 ИС-2, 100 ИСУ-152, 100 ИСУ-122 и 50 ИСУ-122с. Месячные объёмы не менялись до самого конца 1944 года, а в декабре завод перевыполнил план, сдав 110 ИСУ-152. Машину дорабатывали, что отразилось на качестве изготовления. В сентябре количество болтов крепления поддерживающих катков увеличилось до 12 штук, появились замки на аварийном люке, защитный кожух электрощитка механика-водителя, изменилась установка тахометра. Наиболее заметным нововведением конца 1944 года стало появление зенитного пулемёта ДШКТ. Крепился он на вертлюге, установленном на люке командира. В первую очередь пулемёты ставили на СУ-122, а ИСУ-152 фактически стали получать их в декабре. С января 1945 года пулемётами оснащались все ИС-2 и ИСУ. Это было крайне полезное нововведение: для ДШКТ хватало не только воздушных, но и наземных целей, до его появления экипажам приходилось бороться с вражеской пехотой при помощи личного оружия.

>Корпус выпуска ИСУ-152 февраля 1945 года после обстрела
Корпус выпуска ИСУ-152февраля 1945 года после обстрела. Испытания показали, что стойкость сварного лба была выше стойкости литого

В январе 1945 года план производства ИСУ-152 снова был перевыполнен. Из-за нехватки систем А-19 было выпущено 90 ИСУ-122 и 110 ИСУ-152, в феврале и марте — по 100 ИСУ-152. Как и на ИС-2, с 1 февраля на самоходных установках стали монтировать дымовые шашки МДШ.

>Типичный ИСУ-152 выпуска ЧКЗ весны-лета 1945 года
Типичный ИСУ-152 выпуска ЧКЗ весны-лета 1945 года

Впрочем, наиболее заметные изменения претерпела носовая часть машины. Лобовой лист ИС-2 на УЗТМ в Свердловске делался штампованным, в то время как носовая часть ИСУ оставалась литой. В феврале 1945 года было принято разумное решение собирать лоб корпуса ИСУ также с помощью сварки. Испытания показали, что стойкость изменённой лобовой части увеличилась. Верхняя часть носовой детали пробивалась 88-мм пушкой Pak 43L/71 с дистанции не более 250 метров. Уже с конца февраля – начала марта 1945 года лобовая часть ИСУ-152 стала сварной. Это изменение оказалось последней крупной метаморфозой машины.

САУ ИСУ-152
Позже, летом 1945 года, появился волноотбойник, который улучшил работу механика-водителя на бездорожье

Весной 1945 года ИС-2 стал постепенно освобождать дорогу сменщику — тяжёлому танку ИС-3. Но самоходных установок на базе ИС-2 это не коснулось. В апреле ИСУ-152 сдали чуть меньше прежней нормы (95 штук), столько же было сдано в мае и июне. В июле их снова выпустили 100 штук, а за август, из-за недопоставок орудий, сдали 80 машин вместо предполагавшихся 50 (также было сдано 70 ИСУ-122с вместо 50).

 

Август 1945 года стал последним месяцем выпуска ИСУ-122, в сентябре завод сдал 75 ИСУ-152 и 30 ИСУ-122с. В октябре ИСУ-152 осталась единственной САУ в линейке ЧКЗ, было построено 85 машин. В ноябре 1945 года сдали 100 машин, но подходило к концу и время ИСУ-152.

 

В ноябре 1945 года УЗТМ сдал последние корпуса машины, а за декабрь ЧКЗ выпустил последние 65 машин. Всего за 1945 год ЧКЗ сдал 1100 ИСУ-152. Стоит упомянуть появившийся в июле 1945 года волноотражатель, благодаря которому улучшилась ситуация с прохождением грязных участков. Теперь смотровой лючок механика-водителя гораздо меньше забрасывался грязью.

>САУ ИСУ-152 на НИБТ Полигоне, лето 1945 года
Аналогичная машина на НИБТ Полигоне, лето 1945 года

Стоит упомянуть вторую производственную площадку, на которой развернулось производство ИСУ-152. Согласно постановлению ГКО №5959сс «Об организации производства танков ИС, бронекорпусов к ним и о восстановлении металлургии на Кировском и Ижорском заводах Наркомата танковой промышленности в г. Ленинграде», с осени 1944 года Кировский завод снова начинал выпускать танки. В ассортимент завода попали и самоходные установки ИСУ-152. С танками, правда, дело не сложилось: в 1944 году здесь собрали из машинокомплекта один ИС-2, который был принят только весной 1945 года, а всего в Ленинграде смогли изготовить и сдать 10 ИС-2.

 

Ситуация с ИСУ-152 тоже поначалу выглядела не очень хорошо. Программу 1944 года и Кировский завод, и поставлявший ему корпуса Ижорский завод не выполнили. Хоть какой-то прогресс появился ближе к весне 1945 года. В марте с огромным трудом на заводе сдали пять ИС-2, да и те с корпусами завода №200, причём произведёнными ещё в первой половине 1944 года.

Сборка первых ИСУ-152 на Кировском заводе, начало апреля 1945 года
Сборка первых ИСУ-152 на Кировском заводе, начало апреля 1945 года. Машины имеют сварные лобовые части корпуса

В случае с ИСУ-152 ни о каких корпусах из задела не было и речи, обеспечение ими полностью легло на Ижорский завод. Общая конструкция корпуса и рубки ИСУ-152 выпуска Ижорского завода повторяла конструкцию изделий головного производителя — УЗТМ. На Ижорском заводе обошлись без литой носовой детали корпуса, как и на УЗТМ, в Ленинграде стали строить корпуса с катаными носовыми деталями корпуса. Это существенно упростило задачу, поскольку с литьём на Ижорском заводе ситуация была далеко не идеальной.

Ленинградский ИСУ-152
На первых порах ленинградские машины имели существенные проблемы с качеством

Первые свои пять ИСУ-152 Кировский завод окончательно сдал лишь в апреле 1945 года. При этом 1 мая на заводе имелось ещё 16 машин, которые были собраны, но ещё не приняты заказчиком. Кроме того, в апреле завод выпустил по 15 КПП и планетарных механизмов поворота, 16 бортовых редукторов и прочие элементы. Правда, по некоторым группам узлов и агрегатов имелись существенные проблемы, что и стало причиной мизерных объёмов сданных машин. Качество ленинградских ИСУ-152 оставляло желать лучшего.

 

Из-за запаздывания документации самоходные установки Кировского завода не оснащались пулемётами ДШК и дымовыми шашками МДШ. Завод планировал, что пулемёты и дымовые шашки будут отсутствовать на первых 50 машинах, но Главное бронетанковое управление Красной армии готово было принять в таком состоянии лишь первые 15 машин (5 апрельских, 5 майских и 5 июньских), после чего требовало оснащать машины так же, как и челябинские ИСУ-152.

Ленинградский ИСУ-152 на испытаниях
Ленинградский ИСУ-152 на испытаниях. Такую конфигурацию машины имели с лета 1945 года и до конца производства

Обходились ленинградские машины дороже челябинских: 300 тысяч рублей против 230 (цена челябинской ИСУ-152 в 1945 году). Такой была плата за организацию дополнительного мелкосерийного производства. Тем не менее небольшой ручеёк ленинградских машин потихоньку рос. В апреле, мае и июне 1945 года завод сдал по пять машин, на такой же объём разгрузили производство ЧКЗ. В июле и августе в Ленинграде сдали по десять машин, в сентябре-ноябре по 15, а в декабре 20 машин. Всего за 1945 год на Кировском заводе выпустили 100 машин.

 

На Кировском заводе производство ИСУ-152 продолжилось и после того, как эти САУ перестал выпускать ЧКЗ. В 1946 году в Ленинграде построили ещё 200 ИСУ-152, а в 1947 — 50. Таким образом, всего Кировский завод сдал 350 ИСУ-152. Для сравнения, немецких самоходных установок Jagdpanther, наиболее близких к ИСУ среди немецких машин по ТТХ, было построено всего 413 штук, причём усилиями трёх заводов.

 

Всего же с ноября 1943 по 1947 год было сдано 2815 ИСУ-152. Эта машина стала самой массовой тяжёлой САУ в истории. При этом второе место занимает тоже советская машина — однотипная ИСУ-122.

 

Автор благодарит Игоря Желтова (г. Москва), Кирилла Кокшарова (г. Челябинск) и Алексея Хлопотова (г. Нижний Тагил) за помощь в подготовке материала.

 

Источник

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

 

В нашем интернет-магазине Вы найдете также книгипостерымагнитыкалендари с авиацией, кораблями, танками.