Красоту изумруда люди оценили в незапамятные времена. Древние египтяне добывали этот камень ещё в третьем тысячелетии до н. э. Народы, близко знакомые с пустыней, как правило, питают особую слабость к зелёному цвету. Другие декоративные камни, любимые в Египте (нефрит, хризолит, лазурит), тоже зелёные или синие. Античный мир наряду с египетскими знал скифские и бактрийские изумруды, но где именно добывали эти последние, точно неизвестно.

Изумруд из Урала
Изумруд, Урал
Фото: Mineral Catalog

В старину с изумрудом было связано множество поверий. Считалось, что к его обладателю не приближаются змеи и скорпионы, а также злые духи. Бытовало мнение, что благородного и искреннего человека изумруд хранит от предательства, лживому же и двуличному — приносит несчастье и болезни.  Поэты объявили зелёный кристалл символом надежды. Современные эзотерики почитают его средством для исцеления тонкого тела и профессиональным талисманом мореплавателей.

Колумбийский изумруд Unguentarium весом в 2860 карат
Колумбийский изумруд Unguentarium весом в 2860 карат.
Представлен в Венской сокровищнице
Фото: Wikipedia

 

Изумруд — одна из разновидностей берилла, который по химическому составу представляет собой алюмоселикат лёгкого металла бериллия (Be3Al2(SiO3)6). Другие виды берилла также используются в ювелирном деле. Это минерал красивый, но не столь уж редкий. Его кристаллы бывают бесцветными, зеленовато-голубыми, золотисто-жёлтыми, розоватыми, бывают и золотисто-зелёные, менее интенсивного «неизумрудного» оттенка. Изумруд отличается от своих ближайших сородичей тем, что в его составе присутствует небольшая примесь хрома. Она-то и окрашивает камень в исключительный по яркости и красоте зелёный цвет. 

 

 

Уральский изумрудный бум

В 1831 г.  на Урале были открыты богатейшие изумрудные месторождения. Честь открытия принадлежит не учёным-геологам, и даже не старателям, а смолокуру. Тот просто выкорчевал в лесу пень, и среди его корней увидел гнездо изумрудов. Не слишком разбираясь в минералах, но будучи в общих чертах знакомым с уральскими самоцветами, он поначалу решил, что нашёл аквамарин, камень значительно менее дорогой, и уже известный в этих местах. После, когда находку смолокура окончательно определили, на Урале начался изумрудный бум, а Екатеринбургская гранильная фабрика чуть ли не полностью перешла на огранку этих камней, отодвинув на второй план изготовление малахитовых и яшмовых ваз.    Сохранился рассказ уральского старожила об открытии изумруда:

Был у нас тут наш белоярский крестьянин Максимко Кожевников. Парень дошлый, смотрел всё, где как порубка откроется, да пни появятся, он их выкорчёвывал, да смолу гнал. Как-то зашёл Максимко за пнями на правый берег Токовой, что падает в Рефть, да меж корней сушины, вывороченной бурей, напал на струганцы (уральское название кристаллов), да самоцветные, как есть тумпасы. Огаркнул он сотоварищей, показал им самоцветы. Подивились они, порылись тут ещё, да порешили, что как поедут в город показать их там, а если гожи, то и продать. Так и сделали. Да проведал об этих камнях управитель гранильной фабрики, что в городе жил; доставили их к нему, а он-то вертел и смотрел их, точить давал, да и признал, что этот камень дорого стоит. А земля эта казённая, да в ту пору по закону никто в ней не мог добывать самоцветный камень, окромя что казна. Управитель послал за Максимкой, да вместе с ним и рабочими поехали на Токовую смотреть место, где найдены камни. Вырыли тут ямины, шурфы на пробу, встретился им сланец со слюдой; стали его пробивать, а в нём струганцы и сидят. Камни нашли знатные. Управитель их забрал да в Питер и отправился. Стой поры работы и начались.

Услышав о находке на Урале, многие знатоки истории решили, что именно здесь добывали скифские и бактрийские изумруды, упомянутые Плинием. Но месторождение оказалось совершенно девственным. Никаких следов древних разработок на Урале обнаружить не удалось. Да и по химическому составу здешние камни отличаются от известных археологам бактрийских.

Изумруд играет довольно видную роль в записанных и обработанных Павлом Бажовым уральских сказах. В одном из сказов говорится, что изумруды -  это застывшие слёзы Хозяйки Медной Горы, в другом рассказывается о живущих в горе бурых кошках с глазами-изумрудами.

 

По следам конкистадоров

Окрашенный хромом берилл высоко ценили и издавна добывали в доколумбовой Америке. Впервые покоряющие Новый Свет испанцы столкнулись с изумрудами во время завоевательной экспедиции Франсиско Писсаро в Перу. Тогда один предприимчивый конкистадор сумел убедить своих товарищей, что захваченные ими зелёные камушки — просто стекляшки, и потихоньку забрал себе всю добычу.

В российском учебнике минералогии XVIII в. приводится рассказ о поклонении индейцев огромному драгоценному камню:

Народы в долине Манте в Перу, обожали большой изумруд в виде страусова яйца под именем Богини Изумрудной и показывали оной только в торжественные дни. Индейцы со всех сторон собирались видеть сей обожаемый ими камень и приносили оному в дар мелкие изумруды, яко дщерей сей мнимой их богини. Испанцы по завладении Перу нашли всех дщерей, кроме большого помянутого изумруда.

Как выяснилось, изумрудные месторождения, разрабатываемые индейцами находились в Центральной Колумбии. Завоеватель этой области Хименес Кесада увидел  камень у захваченного в плен индейца в марте 1537 г. Он направил на поиски изумрудов отряд конкистадоров. Они смогли привезти своему предводителю некоторое количество драгоценных камней, но само месторождение было обнаружено почти тридцать лет спустя. В 1564 г. королевский наместник сообщил в Испанию из Санта-Фе-де-Богота, что в 30 лигах (примерно 165 км) от этого города в провинции Музо открыты изумрудные копи.

Золотая подвеска с изумрудами
Золотая подвеска с изумрудами, хранится в музее Виктории и Альберта
Фото: Wikipedia

Хотя испанцы и почитали эти земли своими, утвердиться по-настоящему там было непросто. Продираться туда пришлось сквозь джунгли, преодолевая крутые горные склоны. Индейцы оказывали конкистадорам отчаянное сопротивления, а после того, как последние всё же захватили копи, неоднократно нападали на горняков. Испанцы эксплуатировали месторождение в Музо чуть больше ста лет. В 1675 г. из-за невыносимых условий работы они были вынуждены покинуть копи, и место, где те находились, было надолго забыто. Ещё одно известное конкистадорам колумбийское месторождение Чивор, также было со временем утеряно.

 

Находки месторождений изумруда в Новое время в ряде случаев были заслугой не геологов, а знатоков истории. В 80-е гг. XIX в. горный инженер Франсиско Рестрепо взялся отыскать колумбийские изумрудные копи, заброшенные и утерянные в конце XVII ст. Изучая записки, оставленные конкистадорами, он установил, что драгоценные камни добывали в таком месте внешнего хребта Восточных Кордильер, из которого можно ясно видеть заросшие лесом равнины бассейна Ориноко. Определив таким образом зону поиска, в 1886 г. Рестрепо отправился в экспедицию. Его отряду удалось наткнутся на остатки старинного акведука, который привёл инженера к самым копям, расположенным на вершине хребта.

Судьба колумбийских месторождений в XX в. была весьма печальна.  Ещё в 60-е гг. они полностью контролировались гангстерскими группировками из-за чего там практически не могли проводить исследования учёные-геологи. Советский минералог В. П. Петров рассказывал по этому поводу:

В 1965 г. на заседании Международной ассоциации по изучению глин, которое происходило в городе Иерусалиме, мне пришлось встретиться с молодым голландским геологом, который сообщил, что прибыл из Колумбии, где вёл широкие геологические исследования. Меня заинтересовало, не был ли он на изумрудных копях Музо... Мой вопрос испугал собеседника: «Что вы, что вы, туда же нельзя и пытаться попасть. Копи захвачены полугангстерской компанией, которая ведёт добычу достаточно скрыто, не показывая ни точных её объёмов, ни масштабов месторождения. Компания очень боится геологов, которые могли бы оценить размеры разработок и запасы месторождения. Несколько геологов, желавших проникнуть на месторождение, были убиты на дороге».

 

В 1973 г. район добычи изумруда в Колумбии был взят под контроль армии.

 

Копи Птолемеев

В 1816 г. ювелир из Нанта по имени Кайио, нашёл в пустыне, лежащей между Нилом и Красным морем древние изумрудные копи. Гора Джебел Забара, что выситься в 200 км восточнее Нила, и в 35 км от морского побережья, оказалась вся изрыта шахтами. Всего здесь было обнаружено 40 шахт глубиной до 240 м.

Изумруд Трапиче из шахты Мусо, Колумбия
Изумруд Трапиче из шахты Мусо, Колумбия
Фото: Wikipedia

Кайио осмотрел старые разработки и сумел собрать некоторое количество изумрудов. Он сдал их властям в Каире и получил право организовать систематическую добычу камня на обнаруженном им древнем руднике. Правительство выделило для этого рабочих, но эффективно наладить работу не удалось. Климат в районе Джебел Забара оказался  слишком жарким, а снабдить копи водой оказалось невозможно. Вероятно, в древности, условия здесь были несколько иными. Не исключено, что существовала система водоснабжения, позже поглощённая пустыней. Возможно также, что египтянам удалось наладить добычу изумрудов в пустыне потому, что они проще, чем люди XIX в. смотрели на смертность среди рабочих.

Через некоторое время Каийо обнаружил второе месторождение на горе Джебед Сикет.  Оно было гораздо крупнее первого, и наверняка снабжалось водой в древности гораздо лучше, чем теперь. Здесь нашли следы более чем 1000 шахт и руины довольно крупного поселения, вполне заслуживающего названия города.

Возможно, город при изумрудных копях был основан ещё классическими древними египтянами, но те археологические памятники, которые удалось исследовать принадлежат грекам. Кое-где на стенах домов сохранились греческие надписи. Следовательно, с уверенностью можно сказать, что интенсивная добыча изумрудов в пустыне велась уже после захвата Египта Александром Македонским в IV в. до н. э. и воцарения греческой династии Птолемеев.

 

Изумрудная теория

Геохимическая теория происхождения изумруда была разработана в 20-е годы XX в. известнейшим русским минерологом академиком А. Е. Ферсманом при изучении уральских копей. Причина того, что изумруд встречается в природе очень редко, кроется в его необычном химическом составе. Дело в том, что определённым видам горных пород соответствуют определённые примеси менее распространённых элементов. Бериллий является постоянным спутником гранитных массивов. Хром — характерная примесь так называемых ультрабазитовых пород, бедных кремниевой кислотой. Эти два вида горных пород нечасто можно увидеть рядом, так как они образуются в совершенно разных условиях. Но иногда может произойти так, что молодая гранитная магма внедряется в ранее существовавший ультрабазитовый массив. В таких своеобразных геологических районах и следует искать изумруды.  После опубликования работы Ферсмана геологи начали целенаправленно искать изумруды в местах внедрения гранитных жил в ультрабазитовые массивы. Благодаря такому подходу изумрудные месторождения были обнаружены в Южной Африке, Зимбабве, Индии и Бразилии.

Изумруд Могол
Изумруд «Могол», вес 217,8 карат, найден в 1695 году.
На одной его стороне выгравированы тексты молитв, на другой — орнаменты цветов
Фото: Katerina Perez

Впервые в лабораторных условиях изумруд получили в 1888 г. Отфель и Перре. Растворив в платинном тигле менее ценный берилл с окисью хрома и молибдатом лития, они сумели получить кристаллы изумруда диаметром 1 мм. В 1911 г. немецкая компания «ИГ Фарбениндустри» начала работу с целью синтезировать кристаллы достаточных для огранки размеров, и добилась успеха. Камни появились на ювелирном рынке под названием «игмеральд», однако фирма не раскрывала своих научных секретов вплоть 1960-х годов.

Во второй трети  XX в. калифорнийскому исследователю Кэроллу Ф. Чэтему удалось вырастить очень крупные кристаллы. Он подарил Смитсоновскому институту в Вашингтоне искусственный изумруд весом 1014 карат, а Гарвардскому университету – 1275 карат.