Надо сказать, что танковые войска Израиля не всегда имели технику, стоявшую на переднем крае технического развития. На протяжении значительной части своей истории израильским силам обороны приходилось обходиться танковым «секонхендом» — обносками от армий других стран. Так, в 1950-х гг. основу танкового парка ЦАХАЛ составляли безнадежно устаревшие ветераны второй мировой — средние американские танки «Шерман», правда, имелось и некоторое количество более современных французских легких танков АМХ-13.

Второй прототип танка «Меркава» в музее в Латруне
Второй прототип танка «Меркава» в музее в Латруне

Надо сказать, что большинство израильских «Шерманов» покупались по цене металлолома (каковым, по сути, и являлись на тот момент), и после доставки в Израиль их приходилось буквально восстанавливать заново. В то же время на вооружение арабских противников Израиля поступала значительно более современная бронетехника, в основном советского производства. В этих условиях израильским военным вынужденно пришлось стать специалистами по модернизации своих боевых машин и их адаптации к местным условиям. Так, например, к середине 1960-х гг. силами артиллерийских складов ЦАХАЛ была проведена глубокая модернизация танков «Шерман». Эти старички получили новый двигатель (дизель Cummings 460 л. с.) и подвеску, но главное — модифицированную версию мощной французской 105-мм танковой пушки CN 105 Fl (разрабатывалась для французского танка АМХ-30). Это орудие давало израильским танкам реальный шанс успешно бороться даже с новыми советскими танками Т-55, поступившими на вооружение египетской и сирийской армий.

Эмблема бронетанковых войск Израиля
Эмблема бронетанковых войск Израиля

Однако были пределы, за которыми устаревшие танки уже не могли быть эффективно модернизированы. ЦАХАЛ отчаянно нуждался в более современной бронетехнике. В начале 1960-х гг. рассматривалась возможность наладить производство корпуса и башни танка собственной конструкции в самом Израиле, а остальные компоненты, необходимые для сборки, закупать за границей. Однако в тот момент данное предложение было сочтено слишком амбициозным и дорогостоящим. Тем более, что «снабженцам» удалось добыть для ЦАХАЛ несколько сотен относительно современных американских танков М48, а также более старых, но надежных британских «Центурионов».

Французский легкий танк АМХ-13
Французский легкий танк АМХ-13

С учетом этого Израиль, отказавшись пока от идеи производства собственного танка, начал поиски подходящей машины, которую можно было бы производить по лицензии. В некоторых источниках утверждается, что первым кандидатом на такое лицензионное производство был французский танк АМХ-30. Действительно, израильтяне имели обширные военные контракты с Францией, и генерал Исраэль Таль, в то время командующий танковых войск ЦАХАЛ, посещал Францию, чтобы ознакомиться с новым AMX-30. Тем не менее никаких предварительных переговоров с Францией о совместном производстве AMX-30 не велось, и ЦАХАЛ никогда не собирался его приобретать.

Модернизированный в Израиле британский «Центурион» — в данном случае это «Шот Каль Алеф»
Модернизированный в Израиле британский «Центурион» — в данном случае это «Шот Каль Алеф»

В действительности основные усилия были сфокусированы на переговорах с Великобританией о приобретении лицензии на производство новейшего британского танка «Чифтен». В начале 1966 г. было достигнуто предварительное согласие — англичане были готовы наладить совместное производство танка при условии, что ЦАХАЛ продолжит закупать из арсеналов британской армии устаревшие и уже не нужные ей «Центурионы». На это Израиль готов был пойти.

М51 — глубокая модернизация танка «Шерман», оснащенная французской 105-мм танковой пушкой CN 105 Fl
М51 — глубокая модернизация танка «Шерман», оснащенная французской 105-мм танковой пушкой CN 105 Fl

В ноябре 1966 г. в Великобритании работали уже две израильские делегации — танковых войск и вооружений, задачей которых было всестороннее изучение «Чифтена». В начале следующего 1967 г. два британских танка были доставлены в Израиль, где их подвергли всесторонним испытаниям. Загоняв эти «Чифтены» до полной выработки моторесурса, их отправили назад, получив взамен два новых танка. В общей сложности испытания продолжались два с половиной года, и по их результатам ЦАХАЛ выдвинул свои предложения по изменению конструкции танка, которые сделали бы его более соответствующим местным условиям.

М51 — глубокая модернизация танка «Шерман», оснащенная французской 105-мм танковой пушкой CN 105 Fl
Американский танк М48, прошедший модернизацию в Израиле («Магач 3») с 105-мм пушкой

В октябре 1968 г. правительство Израиля официально обратилось к Великобритании с предложением о закупке танка «Чифтен». Однако не все было так просто. После арабо-израильской войны 1967 г. Израиль попал под международные санкции, включавшие эмбарго на поставки вооружения. На этом фоне в английском правительстве развернулась борьба сторонников и противников продажи танков в Израиль. Военные в лице министерства обороны были естественно за, а дипломаты в лице МИД — против. В конце концов, в декабре 1969 г. политики победили, и Великобритания официально отказала Израилю — «англичанка подгадила». В том же месяце два танка «Чифтен», еще находившиеся в Израиле на испытаниях, были отправлены назад.

Танк «Чифтен»
Танк «Чифтен»
Группа разработчиков «Меркавы» (крайний справа генерал Таль) во время испытаний
Группа разработчиков «Меркавы» (крайний справа генерал Таль) во время испытаний
Генерал Таль (справа) с британским офицером стоят перед танком «Чифтен» во время испытаний в пустыне
Генерал Таль (справа) с британским офицером стоят перед танком «Чифтен» во время испытаний в пустыне
Схема устройства танка «Меркава» Мк 1. Для танка выбрана компоновка с передним расположением двигателя. В кормовом отсекехранилась основная часть боекомплекта
Схема устройства танка «Меркава» Мк 1. Для танка выбрана компоновка с передним расположением двигателя. В кормовом отсекехранилась основная часть боекомплекта

В сложившихся обстоятельствах Израилю не оставалось ничего другого, как вернуться к идее производства собственного танка. Это хотя и было связано с большими финансовыми затратами и техническим риском, но сулило независимость от внешних поставок вооружений. Уже 6 июня 1970 г. в министерства обороны и финансов Израиля были направлены результаты экономического исследования по вопросу целесообразности разработки и производства собственного танка. А спустя всего полтора месяца, без обычных проволочек, программе создания израильского танка было дано добро.

 

Программа получила название «Программа Меркава» («Тохнит Меркава»), а позднее «Меркавой» стал называться и сам танк. На русский язык слово «Меркава» переводили по-разному. Например, в некоторых источниках использовалось словосочетание «боевая колесница» или «божественная колесница». Однако на иврите «Меркава» означает просто «колесница», причем не «боевая колесница», а, скорее, «карета», которой пользовался египетский фараон, но никак не бог. Называли танк и «Чариот», что связано с эффектом двойного перевода — Chariot на английском языке значит «колесница». В дополнение можно упомянуть, что в 1970-е гг. бытовала версия, что разрабатываемый в Израиле новый танк будет называться «Сабра». Даже когда стало известно, что имя нового танка — «Меркава», в некоторых источниках утверждалось, что в Израиле параллельно разрабатывается два танка — 60-тонный «Меркава» и 40-тонный «Сабра».

 

Руководителем программы «Меркава» был назначен генерал Исраэль Таль, который и возглавлял проект вплоть до вступления в строй крайней на сегодняшний день (и по последним сообщениям, возможно, последней) модификации танка — «Меркава» Мк4. Именно Талю, выдающемуся танковому командиру и талантливому инженеру-самоучке, «Меркава» обязана своими наиболее инновационными чертами, в частности необычной конфигурацией.

 

Проектированием нового танка занялись специалисты научно-исследовательского центра при государственном объединении IMI (Israel Military Industry). Главным инженером проекта был назначен полковник Исраэль Тилан, занимавший этот пост до 1975 г. Несмотря на то, что первоначально в работах принимали участие всего 35 человек, проектирование велось очень высокими темпами. Все бюрократические проволочки удалось свести к минимуму во многом благодаря авторитету самого Таля и теснейшему сотрудничеству военных и проектировщиков.

 

При формировании облика будущего танка генерал Таль настоял на том, что в нем должен быть обеспечен беспрецедентный уровень защиты экипажа. Население Израиля не так велико, поэтому общество крайне чувствительно к потерям на поле боя. К тому же в ЦАХАЛ убедились, что если поврежденные танки могут быть восстановлены довольно быстро, то для обеспечения их новыми подготовленными экипажами требуется значительно больше времени. Вполне естественно, что защите экипажа был отдан высший приоритет.

 

В рамках программы было предпринято тщательное исследование поврежденной в ходе боев бронетехники (как собственной, так и противника). Определялись — тип снаряда, поразившего танк, место попадания и нанесенные повреждения. В результате было определено, что чаще всего танки поражались во фронтальную область, в пределах сектора в 60°. Из этих попаданий около 45 % приходилось в башню. В общем-то эта информация не была чем-то неожиданным, еще во время Второй мировой войны при изучении боевых повреждений, полученных советскими танками в ходе Курской битвы, было выяснено, что не все части башни и корпуса танков поражались с одинаковой степенью вероятности. В массовом порядке поражались именно лобовые элементы, при этом число попаданий в башню было наибольшим. Кстати, на основе этой статистики и было разработано дифференциальное бронирование советского тяжелого танка ИС-3.

Танковые снаряды. Слева направо — фугасный, кумулятивный, подкалиберный
Танковые снаряды. Слева направо — фугасный, кумулятивный, подкалиберный

Что касается самих снарядов, то арабской стороной широко применялись различные кумулятивные боеприпасы (снаряды танковых пушек, ПТУРС, гранаты РПГ). Их боевая часть представляла собой тонкостенную конусную воронку (обычно изготовленную из меди), запрессованную в массу взрывчатого вещества (ВВ) и обращенную тупым концом вперед. При детонации ВВ металл воронки схлопывался и вытягивался вдоль ее оси в виде кумулятивной струи. Такая струя металла диаметром 3–4 мм приобретала скорость до 10 км/с и оказывала давление на броню танка порядка 1 млн атмосфер. В результате в броне образовывалась пробоина с краями, имеющими оплавленный вид (в свое время именно это привело к неправильному определению кумулятивных снарядов как бронепрожигающих). Но и после преодоления броневой преграды у остаточных элементов кумулятивной струи сохранялось достаточно энергии, чтобы вызывать разрушение оборудования, детонацию боеприпасов или поражение людей в заброневом пространстве. Смертельную опасность представляли и недавно появившиеся бронебойные подкалиберные оперенные снаряды (БПС). Их длинный сердечник стреловидной формы, изготовленный из тяжелых металлов (вольфрам, обедненный уран), покидая ствол танковой пушки со скоростью до 1800 м/с, пробивал броню за счет громадной кинетической энергии.

Схема защиты передней части корпуса. В «Меркаве» дизельное топливо разместили между броневыми листами корпуса. Подобные интегрированные в броневую защиту баки, при толщине слоя топлива в 7 см, при попадании кумулятивного снаряда были эквивалентны 1 см катаной брони
Схема защиты передней части корпуса. В «Меркаве» дизельное топливо разместили между броневыми листами корпуса. Подобные интегрированные в броневую защиту баки, при толщине слоя топлива в 7 см, при попадании кумулятивного снаряда были эквивалентны 1 см катаной брони

Использование новых боеприпасов привело к положению, когда «снаряд победил броню». Бронепробиваемость кумулятивных и подкалиберных снарядов превысила толщину броневой защиты из однородной катаной брони большинства танков, причем дальнейшее наращивание толщины брони было невозможно по практическим соображениям, связанным с ее весом и объемом. Следовательно, необходимо было либо использовать для защиты танков новые материалы, которые были бы более эффективны, чем однородная катаная броня, или искать новые способы организации защиты. В ответ на этот вызов на Западе и в СССР была разработана «комбинированная броня», состоящая из чередующихся слоев различных материалов (сталь, керамика), неплохо защищавшая от кумулятивных боеприпасов, но не спасавшая полностью от БПС. К сожалению, на момент проектирования танка «Меркава» секрет такой брони израильским разработчикам был недоступен, и им пришлось искать другие способы обеспечения надежной защиты.

Специальные противопожарные укладки для выстрелов в кормовой части «Меркавы» (вид со стороны башни)
Специальные противопожарные укладки для выстрелов в кормовой части «Меркавы» (вид со стороны башни)
Схема расположения экипажа и десанта
Схема расположения экипажа и десанта
Башня «Меркавы» клиновидной формы в передней части, имела минимальную высоту и поперечное сечение
Башня «Меркавы» клиновидной формы в передней части, имела минимальную высоту и поперечное сечение
Деревянный макет «Меркавы», хранящийся в музее Батей А-Осеф (вид с кормы, башня развернута назад)
Деревянный макет «Меркавы», хранящийся в музее Батей А-Осеф (вид с кормы, башня развернута назад)

В конструкции «Меркавы» был сделан упор на экранирование обитаемого отсека, а не общий уровень защиты самого танка. В сущности, все основные узлы и агрегаты, такие как трансмиссия, подвеска, топливные баки, аккумуляторы, были спроектированы и расположены так, чтобы обеспечить дополнительную защиту боевого отделения. В комплексе все эти узлы образовывали интегрированный в конструкцию танка дополнительный защитный панцирь — они должны были «пожертвовать собой», не допуская проникновения снаряда в обитаемое отделение. Так, в «Меркаве» двигатель вместе с трансмиссией расположили спереди (в отличие от классической танковой компоновки — с двигателем сзади и боевым отделением спереди), чтобы он вносил дополнительный вклад в защиту, если толстая лобовая броня все же будет пробита снарядом. В результате попадания снаряда «Меркава», вероятнее всего, потеряет подвижность, однако экипаж танка избежит травм и увечий.

Вид на боевое отделение через открытый кормовой люк (по бокам видны рычаги открывания его створок)
Вид на боевое отделение через открытый кормовой люк (по бокам видны рычаги открывания его створок)

Благодаря тому, что двигатель расположили впереди, в задней части корпуса удалось организовать прямоугольный люк с двумя дверцами, откидывающимися вверх и вниз. Люк обеспечивает экипажу более удобное покидание машины, а также облегчает спасение раненых членов экипажа — их эвакуация через заднюю дверь гораздо более простая задача, чем вытаскивание вверх через узкие круглые люки, как на других танках.

Массивные блоки пружинной подвески «Меркавы» давали дополнительную защиту отделению экипажа
Массивные блоки пружинной подвески «Меркавы» давали дополнительную защиту отделению экипажа

Выбранная компоновка позволила существенно увеличить полезный объем в задней части корпуса, который использовали для хранения боекомплекта. Он у «Меркавы» существенно больше, чем это общепринято, а пополнять его проще (через большой задний люк). При необходимости снаряды и оборудование из кормовой части танка могут быть удалены. Освободившееся пространство используется для эвакуации пострадавших экипажей подбитых танков или даже для перевозки пехотной штурмовой группы из четырех или пяти человек в условиях интенсивного огневого воздействия противника. Таким образом, «Меркава» теоретически способна выполнять функции не только танка, но и высокозащищенных БТР/БМП.

Место наводчика «Меркавы», видны прицел и элементы системы управления огнем
Место наводчика «Меркавы», видны прицел и элементы системы управления огнем

Конечно, у нетрадиционной компоновки «Меркавы» имелись и свои недостатки. Распределение веса агрегатов при такой компоновке потребовало сделать корпус танка исключительно жестким, а это утяжелило машину. Кроме того, из-за переднего положения силовой установки орудие танка пришлось сместить к корме, в результате угол склонения орудия вперед у «Меркавы» составил только – 8,5° (у типичных западных танков около – 10°). С учетом того, что излюбленные позиции танкистов ЦАХАЛ — были на скатах возвышенностей, это ограничивало возможности ведения огня. Точное прицеливание осложняло и марево нагретого воздуха, поднимающееся над работающим двигателем. Тепловое излучение от него также облегчало обнаружение и захват танка инфракрасными головками самонаведения ПТУР.

 

Новинки в организации защиты «Меркавы» не ограничивались использованием различных агрегатов в Установленный на джип деревянный макет верхней лобовой детали «Меркавы» с приборами наблюдения Прототип с установленным деревянным макетом родной башни качестве дополнительного щита. Эксперименты, проведенные разработчиками, показали, что при соответствующей конструкции даже топливные баки перестают быть просто потенциальным источником пожарной опасности, нуждающимся в защите, а сами начинают вносить вклад в защищенность. В «Меркаве» дизельное топливо разместили между броневыми листами бортов и днища корпуса. Так, например, V-образное днище корпуса (такая форма выбрана для снижения эффективности воздействия противотанковых мин) выполнялось из внешней и внутренней броневых плит, в пространство между которыми было залито топливо. Подобные интегрированные в броневую защиту баки, при толщине слоя топлива в 7 см, при попадании кумулятивного снаряда были эквивалентны 1 см катаной брони, правда, против подкалиберных снарядов такие топливные элементы были менее эффективны.

 

Для уменьшения вероятности детонации боезапаса выстрелы к пушке размещались не в башне, а были спущены ниже ее погона, в корпус. Кроме того, выстрелы уложили в специальные закрывающиеся противопожарные укладки (в шести укладках хранилось по два выстрела и в одиннадцати — по четыре). Только шесть выстрелов первой очереди находились рядом с заряжающим. Таким образом, стандартный боекомплект «Меркавы» составлял 62 выстрела, но, как уже упоминалось, он мог быть увеличен до 85 выстрелов при использовании кормового отсека в районе эвакуационного люка.

 
Установленный на джип деревянный макет верхней лобовой детали «Меркавы» с приборами наблюдения
Установленный на джип деревянный макет верхней лобовой детали «Меркавы» с приборами наблюдения
Деревянный макет будущей «Меркавы», на котором конструкторы проверяли компоновку агрегатов и узлов
Деревянный макет будущей «Меркавы», на котором конструкторы проверяли компоновку агрегатов и узлов
Ходовой макет на расширенном корпусе «Центуриона», на котором проверялось размещение двигателя, интеграция основных систем и т. д.
Ходовой макет на расширенном корпусе «Центуриона», на котором проверялось размещение двигателя, интеграция основных систем и т. д.
Прототип с установленным деревянным макетом родной башни
Прототип с установленным деревянным макетом родной башни
Первый прототип «Меркавы» (Ц-820001, или просто «0001») покинул сборочный цех, не дожидаясь родной башни. Для весовой компенсации на него установили башню от танка М48
Первый прототип «Меркавы» (Ц-820001, или просто «0001») покинул сборочный цех, не дожидаясь родной башни. Для весовой компенсации на него установили башню от танка М48
Один из первых прототипов «Меркавы» на испытаниях. Хорошо видна пружинная подвеска с большим динамическим ходом катка
Один из первых прототипов «Меркавы» на испытаниях. Хорошо видна пружинная подвеска с большим динамическим ходом катка

Продолжение следует