Полеты выполнялись в составе пар и звеньев – как полных, так и неполных, по три самолета, поскольку такая тактическая ситуация может возникнуть в ходе боя, отрабатывались и операции больших групп самолетов. Посадка выполнялась на условно поврежденную авиацией условного противника полосу.

Сухой Су-30

Фото: irkut.com/gallery

Наиболее интересным моментом проведенных учений было то, что воздушные бои с условным противником велись, в том числе, и в стратосфере. Это соответствует новым тенденциям в развитии тактики воздушного противоборства – если еще на рубеже XXI века основной зоной ведения боевых действий тактической ударной, истребительной и разведывательной авиации были малые высоты, то теперь она вновь возвращается и на высоты большие. Это определяется все более широким применением технологий снижения радиолокационной заметности и повышения дальности пуска ракет – как класса воздух-поверхность, так и воздух-воздух.

 

Использование больших высот, где плотность, температура и сопротивление воздуха ниже, позволяет увеличить дальность и скорость полета сверхзвуковых самолетов, а также уменьшить подлетное время. Однако не все находящиеся ныне на вооружении летательные аппараты могут вести маневренный бой в стратосфере. Начиная с 1960-х годов конструкторы стремились наоборот как можно лучше приспособить боевые самолеты к действиям у земли, что заставляло жертвовать казавшимися более не нужными высотными качествами.

 

Это было обусловлено стремлением укрыться от обнаружения вражескими локаторами – как истребителей, так и зенитных ракетных комплексов. Хотя уже к началу 1970-х гг. началось внедрение моноимпульсных доплеровских РЛС для истребителей, которые «видели» малоразмерные скоростные цели на фоне земли, а ЗРК получили возможность загоризонтного наведения ракет, эта тенденция оставалась. В результате скорость и высотность тактических самолетов III и особенно IV поколения за очень редким исключением оказалась заметно ниже, чем у замененного ими поколения II.

 

Исключением среди фронтовых истребителей IV поколения стали американский самолет МакДоннелл – Дуглас F-15 «Игл» и советский Сухой Су-27. Не уступая другим самолетам этого класса в маневренности, а то и превосходя их, они сохранили очень хорошие показатели разгона, скороподъемности, скорости и высотности.

 

На высоте 1000 м Су-27 разгоняется с 600 до 1100 км/ч всего за 15 секунд. Торможение от 1300 до 1100 км/ч он выполняет за 5-10 с, а с 1100 до 600 км/ч – за 10-25 с в зависимости от полетной массы. У земли Су-27 проигрывает по скороподъемности только более легкому МиГ-29 первой модификации 9-12, превосходя все зарубежные истребители. С подъемом на высоту он и вовсе становится вне конкуренции. На высоте 13 км его форсажная скороподъемность самолета достигает 60 м/с, а без форсажа с начального эшелона 13 км «двадцать седьмой» набирает высоту с вертикальной скоростью 10,2 м/с. Рассказывая летчикам, проходящим переучивание на Су-27 о самолете, инструкторы приводили красивый пример – истребитель до высоты 13 км в наборе обгоняет ракету-носитель «Союз». Хотя практический потолок Су-27 по документам составляет 18500 м, но без ракет он может подняться на 22 км. По высотности «двадцать седьмой» уступал лишь МиГ-25 и МиГ-31. Последний и сейчас на вооружении, но выполняет лишь задачи противовоздушной обороны, а также в самое последнее и некоторые ударные.

 

Хотя в процессе модернизации вес самолета Су-27 постепенно рос, установка более мощных двигателей это уравновешивала и хорошая высотность остается достоинством современных модификаций Су-27СМ и Су-30. В ходе учений в высотных воздушных боях российские истребители Су-27СМ3 и Су-30М2 выполняли различные маневры с большими перегрузками, в т.ч. «форсированные развороты», «бочки» и «горки» с углом тангажа до 60 градусов.

 

Отдельный вопрос – возможность выхода в стратосфере на большие, в т.ч. закритические углы атаки. В свое время были проведены испытания, подтвердившие возможность выполнения на Су-27 на высотах свыше 10000 м даже «кобры Пугачева» – это позволяет применять ракеты «воздух-воздух» Р-27Э и Р-77 по целям, летящим на 25 км и даже выше. Такие режимы могут быть необходимы, например, для перехвата современных высотных беспилотных летательных аппаратов различного назначения.