Гидротермальные «оазисы» бентической пустыни


Гидротермальные «оазисы» бентической пустыни

Рубрика: Химия и биология
566

В любой естественной науке случаются такие открытия, которые вдруг совершенно переворачивают сложившиеся представления о том, что она изучает. Бывает это нечасто, но с биоокеанологией в течение XX в. такое произошло дважды. Первый раз — когда выяснилось, что на больших глубинах океана есть жизнь.

 

До середины XX в. абсолютно все были уверены, что глубины океана безжизненны. Это было так очевидно: кошмарное давление (вы представьте, каждые десять метров глубины давление возрастает на атмосферу, и какие давления! Скажем, на 6 км — 600 атмосфер), холодная (первые градусы выше нуля) вода, отсутствие света… Ну как там можно жить? Поэтому предполагали, что глубины океана безжизненны, что там существует так называемая азойная зона. И были все в этом уверены до конца 40-х гг., когда дважды, с разрывом в несколько месяцев жизнь на больших глубинах океана была открыта.

 

В конце 1949 г. наше научно-исследовательское судно «Витязь», работавшее в дальневосточных морях, ненадолго вышло на большие глубины океана, в район Курило-Камчатского желоба. Были проведены первые отечественные траления дна на глубине 8 км, и вдруг в трале оказались живые животные. Это было поразительнейшее открытие, но, к сожалению, когда экспедиция вернулась, ее участникам объяснили, что это страшный секрет. То, что наши новейшие научноисследовательские суда могут работать на таких глубинах, — это тайна, и результаты должны быть закрыты. А буквально через несколько месяцев, в начале 1950 г. датское судно «Галатея», работая в Атлантике, тоже протралило восьмикилометровые глубины. Датчане тоже подняли живых животных и, естественно, ничего «секретить» не стали. И с тех пор большинство океанологов было уверено, что жизнь на больших глубинах первыми нашли датчане. Впрочем, во всяких солидных сводках сказано, что, кроме «Галатеи», еще русские что-то находили…

 

Открытие было замечательное и, в частности, оказалось на редкость полезным, потому что в это же время шли разговоры, что появившиеся тогда же радиоактивные отходы надо где-то хоронить, а вот глубины океана, безжизненные и неподвижные, хорошо для этого подходят. Находки «Витязя» и «Галатеи» в значительной степени поспособствовали тому, что на подобных проектах был поставлен крест. А позже выяснилось, что и об особой неподвижности глубинных вод говорить тоже не приходится.

 

Но все же жизни там обнаружили очень немного. Единичные небольшие организмы на десятки квадратных метров дна. Тогда считалось, что вместо азойной зоны там находится так называемая глубоководная бентическая пустыня. Да оно и понятно.

Нашли опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.