Особенно перспективными для воздушного удара казались дамбы. Однако эти цели были слишком массивны, чтобы опасать­ся существующих бомб. С таким же успехом можно было кидать в них резиновые мячики. Следующий шаг был понятным — по крайней мере в теории. Большая бомба. Еще больше! Но это означало и более крупный самолет. Гораздо круп­нее существующих. А это огромные затраты на которые в мирное время никто не решился. Тем не менее, в 1943 году эту задачу удалось в какой-то степени решить.

Атака английскими самолетами германских дамб с использованием бомб-волчков
Атака английскими самолетами германских дамб с использованием бомб-волчков

В Германии стояли 3 особенно большие дамбы — Мён, Эдер и Зорпе. Все в Руре, они практически полностью обеспечивали во­дой этот чудовищный арсенал. Англичане знали, что германской промышленности требуется 8 т воды для произ­водства 1 т стали. Возможности были многообещающими. Дамба Мён запирает озеро Мён там, где река Хеве впадает в реку Рур, поддерживая уровень воды таким, что баржи с углем, сталью и танками могли свободно прохо­дить к заводам. Озеро Мён содержит 134 млн. т воды. При плотине водохранилища работает гидроэлектростанция мощностью 7,04 МВт. Дамба Эдер перегораживает одноименную реку, об­разуя озеро Эдер с 212 млн. т воды. Зорпе образует озеро на притоке Рура . Плотина Эдер является самой большой из трех. Она не только снабжает предприятия технической водой, но служит защитой от затоплений, обеспечивает навигацию на реке Везер в засушливые периоды за счет воды, поступающей из канала, поддерживает уровень воды в реках Эдер, Фульда и в верхнем течении реки Везер. Кроме того, она также обеспечивает работу целого ряда гидроэлектростанций. Прорыв этой дамбы посылал вниз по долинам огромные массы воды, которые сметут шоссе, мосты, железные дороги, разрушат заводы и дома. Поэто­му некоторые из заводов не только лишатся воды, с ними случится еще кое-что похуже.

 

Но есть один маленький нюанс. Дамбы настолько прочны и массивны, что и бомба в 20 раз крупнее самой тяжелой из существующих не сможет серьезно повредить их.

Дамба Мён
Дамба Мён, обратите  внимание на противоторпедные сети (фото 1940 г.)

Даже очень мощный взрыв на поверхности такого массивного сооружения конечно же сотрясет конструкцию, но недостаточно сильно для ее разрушения. Чтобы оказаться по-настоящему поражающим фактором, ударная волна должна идти через более плотную среду, чем воздух, поэтому надо закопать бомбу возможно глубже в сам массив плотины. И если нельзя воткнуть тяжелую бомбу в желе­зобетон, то ведь ее можно забить и в менее твердую почву перед целью. Там и родятся ударные волны. Эффект рас­ширения газов при взрыве будет более значительным. Им придется про­рываться сквозь окружающие камни. Если удастся запереть взрыв под землей, откуда он не сможет вырваться, то получится что-то вроде сей­смических волн... землетрясение! Бомба, вызывающая зем­летрясение! Ну, а на худой конец, нужно хотя бы плотно прижать заряд в воде к поверхности дамбы.

Барнс Уоллис
Конструктор бомб-монстров Барнс Уоллис

Известный конструктор-оружейник Барнс Уоллис (Sir Barnes Neville Wallis; 1887—1979) лично занялся вопросом доставки подрывного заряда непосредственно к стене дамбы и установки его там. Если это удастся сделать со стороны озера, то вес воды сильно поможет разрушить строение. В этом случае работу сможет проделать и более легкий заряд. Уоллес рассуждал так: «Конечно, лучше всего взрывчатку расположить внутри насыпи, но практически этого добиться невозможно, а вот если заряд прижать к стене дамбы с напорной стороны, да еще и на оптимальной глубине, то потребная мощность взрыва значительно уменьшится. Дело в том, что массы воды, запасенные в водохранилище, давят на дамбу и держат ее конструкцию в напряженном состоянии, а при взрыве вода ведет себя как несжимаемая среда, то есть ударная волна не будет впустую рассеиваться в пространстве, и значительная часть ее энергии уйдет в стену плотины и вызовет ее разрушение. Произойдет так называемый "взрыв заряда с заделкой", который намного эффективнее взрыва "заряда без заделки"».

 

Очень хорошим ре­шением такой задачи казалась авиационная торпеда, однако немцы тоже подумали об этом и установили со стороны озер для защиты дамб мощные противоторпедные сети. Чтобы преодолеть препятствие, Уоллис выдвинул по-детски простую идею. Возможно, она пришла ему в голову во время пускания на воде «блинчиков» — говорят, он не раз забавлялся этим со своими внуками. Специально сконструированную мину следует сбросить с низколетя­щего самолета, она будет прыгать по поверхности воды, пока не врежется в дамбу. После попадания в цель бомба должна отскочить и затонуть. Чтобы добиться максималь­ного эффекта, она должна погрузиться на 10 м. Это означало, что ее следует оснастить гидростатическим взрывателем, вроде тех, что стоят на глубинных бомбах.

 

Для успеха требовалось выполнить еще одно условие. Достигнув 10-метровой глубины, бомба должна быть плотно при­жата к стене дамбы. И снова Уоллис нашел блестящее и совершенно нестандартное ре­шение. Если бомбу заставить вращаться назад, когда она оторвется от самолета, она будет вести себя именно так, как требуется. После удара о стену дамбы, она снова пой­дет вперед, пока опять не упрется в дамбу. После этого бомба будет «тереться» о стену и тонуть вертикально, пока не достигнет глуби­ны взрыва. Уоллис провел ряд экспериментов на моделях, и на основании их результатов получил разрешение про­вести эксперимент с бомбой нормальных размеров.

Подвеска вращающейся бомбы под бомбардировщик «Ланкастер»
Подвеска вращающейся бомбы под бомбардировщик «Ланкастер»

Грозное оружие для уничтожения дамб получило назва­ние «Апкип» (Upkeep), а официальное обозначение тип 464 Vickers. Оно больше всего напоминало большую бочку из-под горючего. Бомба имела диаметр 50 дюймов (127 см) и длину 60 дюймов (152 см). Она весила 9250 фунтов (4,12 т), из которых 6600 фунтов (3 т) приходились на мощную взрывчатку RDX. Снаряд устанавливался поперек бомбового отсека значительно модернизированно­го «Ланкастера» В.МКIII («сухой» вес – 16,8 т, взлетный – 28 т, скорость – 432 км/ч, вооружение: 8 пулеметов калибром 7,7 мм, 6,5 т бомб, мощность 4-двигательной силовой установки – 6500 л.с., потолок – 6600 м, дальность полета – до 2800 км, длина – 21 м, размах крыла – 31,1 м, экипаж – 7 чел.). Бомбу держали две V-образных рамы, кото­рые позволяли ей свободно вращаться. Ибо она перед сбрасыванием раскручивалась до скорости 500 об/мин с помощью специального маленького электромото­ра, установленного в бомбовом отсеке, и соединенного с ней посредством обыч­ной ременной передачи. Конечно, для подвески нового оружия необходима была существенная доработка самолета: в первую очередь снимались створки и часть обшивки бомбового отсека. Когда бомбардир в носовой кабине нажимал гашетку, чтобы сбросить бомбу, V-образные рамы резко отгибались в стороны, позволяя ей свободно падать.

Схема закрепления бомбы-волчка
Схема закрепления бомбы-волчка
Траектория сброса бомбы-волчка
Траектория сброса бомбы-волчка

 «Работать» с «Апкипом» было нелегко. Бомбы следова­ло сбросить на скорости ровно 300 км/час с высоты точно 15 м. Если «Ланкастер» закладывал вираж на этой высоте, его крыло проходило на высоте всего 6 м от поверхности воды. Мало того, скачущую мину следовало сбро­сить на расстоянии 425 м от стены дамбы. Допустимая ошибка составляла всего 25 м в ту или иную сторону. При скорости 300 км/час самолет пролетал эти 50 м за полсекунды. Никогда раньше к летчикам не предъявляли таких жест­ких требований. Добавьте сюда необходимость провести атаку ночью, и вы получите представление о трудности задания. Установка оборудования для закрепления бомбы привела и к значительному усложнению пилотирования машины. Хотя с целью облегчения самолета с него снималась верхняя пулеметная установка, а также некоторое второстепенное оборудование, но, не смотря на это, летные данные «Ланкастера» заметно снизились: упала скорость и дальность полета, ухудшилась управляемость.

 

Задача была явно «не по зубам» обычному строевому летчику. Чтобы провести эту атаку, Командование британских ВВС пошли на беспрецеден­тный шаг, сформировав 617-ю специальную эскадрилью в марте 1943 года. Ее командир, 25-летний подполковник авиации Гай Петроуз Гибсон (G.P. Gibson; 1918–1944), получил право отбирать самых лучших летчиков Бомбардировоч­ного Командования.

Подполковник Г. Гибсон (первый слева) с летчиками 617-й эскадрильи
Подполковник Г. Гибсон (первый слева) с летчиками 617-й эскадрильи

Ночью 16 мая 1943 года началась операция «Даунвуд» (Downwood), с аэродрома Скэмптон в Линкольншире стартовали 19 «Лан­кастеров», чтобы атаковать дамбы. Данная дата была выбрана потому, что в это время водохранилища были полностью заполнены после весеннего таяния снегов, а ночью светила полная луна, что должно было облегчить действия атакующих экипажей. Эскадрилья была разде­лена на 3 группы: 9 самолетов первой должны были атаковать дамбу Мён, а дамба Эдер была запасной целью. Для 5 самолетов второй группы основной целью была дамба Зоппе. Пять самолетов третьей группы были выделены в подвижный резерв. Сам Гибсон взялся вести первую волну на южные объекты, его заместитель капитан Джо МакКарти (Joseph McCarthy; 1914–1943) должен был направить пять машин на северные, а выделенные в резерв машины, возглавляемые капитаном Элиасом Таунсендом (Townsend Elias Carter; 1912–1986) взлетали через 2 ч после основных сил.

 

Первая группа, задействовав 6 машин, при атаке потеряла 1 самолет, ибо дамбу Мён прикрывали 10 зениток, которые вели прицельный огонь. Пилот горящего самолета пытался набрать высоту, чтобы экипаж мог выброситься с парашютами, но не успел – баки взорвались, и машина рассыпалась в воздухе. Остальные пять машин, смогли прорваться сквозь огонь и в 1 ч. 15 мин. атаковали и разрушили дамбу Мён.

 

После этого Гибсон, приказав разгрузившимся машинам своей группы возвращаться на базу, повел 3 самолета с неиспользованными бомбами к дамбе Эдер. К счастью она не прикрывалась зенитками, и в 1 ч. 54 мин. с ней тоже было покончено. Мало того, одна бомба, перелетев через парапет плотины, упала на здание электростанции и уничтожила его. Увы, и здесь не обошлось без потерь – один самолет разбился, зацепив линию электропередач, а второй был сбит на обратном пути над Германией. Еще один из самолетов первой волны, получивший при атаке дамбы Мён повреждение (два зенитных снаряда попали в правое крыло), выполнил вынужденную посадку на воду в море между Англией и Голландией. После рассвета британскими кораблями были спасены только два из семи члена экипажа.

Атака 817-й эскадрильи на дамбу Эдер
Атака 817-й эскадрильи на дамбу Эдер

Хуже обстояли дела у второй группы, которая должна была атаковать дамбу Зорпе. Из пяти самолетов два были вынуждены повернуть назад: один был поврежден еще на побережье зенитками, а второй зацепил брюхом за волны и потерял бомбу. Еще два самолета были сбиты при подходе к цели. И только пятый бомбардировщик сумел атаковать – его бомба выбила примерно 15 м парапета, но дамба устояла – пробоины не было.

 

На помощь были вызваны три самолета резервной, третьей, волны (два из пяти уже были сбиты немецкой ПВО еще на пути к цели). Первый из них сбросил бомбу, но неудачно – она выскочила на парапет и взорвалась без какой либо задержки. Атакующий самолет не успел отойти на достаточное расстояние, и был поврежден взрывом. Он еще некоторое время держался в воздухе, но потом рухнул на землю, похоронив с собой экипаж. Второй самолет прибыл к дамбе, когда она закрывалась туманом. После десяти (!) заходов бомба была сброшена и попала в цель. Плотина треснула, но все-таки устояла. Третий резервный самолет прибыл позднее и не смог атаковать дамбу из-за сгустившегося тумана.

Летчики 617-й после выполнения боевого задания
Летчики 617-й после выполнения боевого задания на фоне самолета подполковника Гибсона

Таким образом, блестящая атака 617-й эскадрильи привела к разру­шению дамб Мён и Эдер и повреждению дамбы Зорпе. Но достигнуто это было высокой ценой: из 19 «Ланкастеров» и 133 человек экипажей были по­теряны 9 самолетов и 53 летчика, а еще трое (двое с тяжелыми ранениями) попали в плен. За эту операцию Гай Гибсон получил вполне заслуженный Крест Виктории. Незадолго до гибели он успел написать небольшую книжку мемуаров, «Впереди вражеский берег», в которой очень живо и ярко описал подробности операции «Даунвуд». Были на­граждены еще 33 человека.  27 мая король Георг VI (Georg VI; 1895–1952) посетил ставшее знаменитым подразделение и утвердил его эмблему. На ней были изображены разрушенная плотина с хлещущей из нее водой и девиз «После нас хоть потоп!» Новых атак с использованием скачущих бомб Уоллиса не проводилось, так как через несколько дней ошеломленные немцы спешно прикрыли мощными зенитными батарея­ми все уцелевшие дамбы, кроме того теперь артиллеристы знали откуда ждать опасности и могли заранее пристрелять пути подхода бомбардировщиков. Разрушение дамбы Мён привело к затоплению долины ниже по течению реки. Еще больший эффект произвело уничто­жение дамбы Эдер. Здесь даже пришлось эвакуировать при­город Касселя, Нехайм. Однако ни в том, ни в другом случае не удалось добиться долгосрочного результата. Немцы быстро починили плотины, бросив туда 20 000 человек (большей частью пленных), правда, рабочих пришлось снять со строительства Атлантического вала.  

 

Общие немецкие потери были таковы: в результате разрушений дамб Мён и Эдер ниже по течению рек были разрушительные наводнения, которые привели к гибели 1294 человека. К сожалению, большую часть из них (около 700 жертв) составили, угнанные в Германию на принудительные работы украинские женщины, которых немцы-охранники, сами сбежав от потопа, оставили на верную смерть за колючей проволокой концлагеря. Был нарушен транспорт и потеряна часть жилого фонда. Из некоторых мест проводилась эвакуация населения. После войны англичане заполучили немецкие документы, из коих следовало, что жертвами налета стало 125 разных предприятий, 25 мостов, залило 8 тыс. га сельхозугодий, погибло 6,5 тыс. голов скота. Пострадали аэродромы с находившимися на них самолетами и ангарами, несколько электростанций — жилые дома и заводы остались без энергии. Возникли проблемы в снабжении водой тяжелой промышленности Германии.

Дамба Мён после бомбардировки английскими самолетами
Дамба Мён после бомбардировки английскими самолетами

Однако полностью осуществить задуманное не удалось – ведь дамба Зорпе устояла, а именно там находилась львиная доля запасов воды для металлургической промышленности. Если бы удалось разрушить еще и Зорпе, германская индустрия получила бы сильнейший удар, но уцелевшее водохранилище сумело обеспечить питание заводов Рура водой до тех пор, пока шли ремонтно-восстановительные работы на плотине через Мёне. Тем не менее разрушение дамб с помощью прыгающих бомб вошло в историю как одна из наиболее оригинальных и остроумных операций, проведенных британскими ВВС в ходе Второй мировой войны.

 

Вот что пишет о результатах этой атаки Альберт Шпеер (Albert Speer; 1905–1981), рейхсминистр военной промышленности и вооружений, в своих мемуарах (опубликованы в русском переводе под названием «Третий Рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. 1930-1945»): «Среди ночи я получил очень тревожное сообщение: разрушена самая большая плотина — плотина на реке Мёне, и водохранилище опустело. О трех остальных плотинах никаких сведений не было. На рассвете при подлете к городу Верль мы увидели жуткую картину разрушений. Электростанцию у подножия разбомбленной плотины словно стерло с лица земли вместе с ее огромными турбинами. Вода, хлынувшая из водохранилища, затопила долину Рура. Электрооборудование насосных станций оказалось под слоем воды и ила; промышленные предприятия остановились, водоснабжение населения оказалось под угрозой. Если бы британцам удалось уничтожить три других водохранилища, долина Рура оказалась бы полностью лишенной воды на все летние месяцы, а из-за нехватки воды для охлаждения коксовых печей и домен заводы Рурского региона сократили бы производство на 65 процентов. Мой отчет, вскоре представленный в Ставку, произвел сильное впечатление на фюрера...». [9]

 

 

 

После успеха прыгающих бомб репутация Уоллеса в военных кругах укрепилась, поэтому он получил возможность воплотить в жизнь идею сейсмической бомбы. Вначале была разработана 6-тонная бомба «Tallboy», а потом и 10-тонная «Grand Slam». Больше бомбы «Upkeep» не применялись, а когда срок их хранения истек, все экземпляры прыгающих бомб, кроме музейного, были сброшены без запалов в Северное море.

 

Впрочем, американцы тоже собирались использовать прыгающую бомбу. Меньшего размера сферический «Хайболл» (Highboll – стакан виски с содовой), диаметр 35 дюймов (890 мм), вес 600 фунтов (272 кг), – тоже конструкции сэра Уоллиса – они планировали для уничтожения японских кораблей, но многое у них не срослось во время испытаний и эту идею оставили в покое.

 

Литература

  • Румпф Ганс. Огненный шторм. Стратегические бомбардировки Германии. 1941–1945. – М.: Центрполиграф, 2010.
  • Каторин Ю.Ф. Уникальная и парадоксальная военная техника. Том. Книга 1. СПб.: «Полигон», 2006.
  • Paul Brickhill. The Dam Busters. London: Evans Bros., 1951. «Novelised» style. Covers entire wartime story of 617 Squadron.
  • Брикхилл Пол. Затопить Германию! – М.: АСТ, 2001.
  • Churchill, Winston S. The Second World War, Volume IV: The Hinge of Fate. London: Cassell, 1951.
  • Cockell, Charles S. The science and scientific legacy of Operation Chastise. Interdisciplinary Science Reviews 27, 278—286, 2002.
  • Гибсон Гай Пенроуз. Впереди вражеский берег — М.: АСТ, «Ермак», 2003.
  • Sweetman, John. The Dambusters Raid. London: Cassell, 1999.
  • Шпеер Альберт. Третий рейх изнутри. Воспоминания рейхсминистра военной промышленности. 1930-1945. – М.: Центрполиграф, 2005.

 

Напоминаем Вам, что в нашем журнале "Наука и техника" Вы найдете много интересных оригинальных статей. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн. 

 


Понравилась статья? Не забудьте поделиться ею: